PDA

Просмотр полной версии : [Dollhouse] "Дом Предателей"



Страницы : [1] 2

Looney Molly
06.06.2015, 16:25
Знаменитая «тюрьма» лично для врагов королевской крови - Дом Предаталей. Пыточный дворик. Пристанище магов-экспериментаторов и тех, у кого слишком чешутся руки. Представляет собой всего один порушенный этаж - в нём ждут своей очереди рабы и в целом совершается ритуал приветствий-прощаний. Главное в Доме - подвалы. Множественные помещения, когда-то бывшие камерами, а ныне переработанные в лаборатории руками чернорабочих и рабов. Для каждого мага - своё рабочее место, соблюдается личное пространство и висящие в пространстве заглушающие чары позволяют творцам сосредоточиться... И не слышать душераздирающие крики рабов, доносящиеся из-за стенок.

http://s010.radikal.ru/i311/1506/8e/0bd44504b173.jpg


http://s43.radikal.ru/i101/1507/dd/7e401c9bd6c9.jpg
Прелестное дитя с пронзительным взглядом. Хранительница ключей. Надежда для каждого, попавшего сюда. Надежда может подарить ключи к мечте. Надежда может отобрать самое дорогое. Надежда решает, кто войдёт, а кто выйдет. У Надежды есть списки. И всё строго по пропускам. Надежда следит за тишиной и чистотой. Надежда знает каждого в лицо и готова указать им на своё место. Надежда ваша единственная надежда выжить в этих лабиринтах. Не свернуть ни туда. Не заблудиться в чужих кошмарах и идеях. Надежда единственная готова оказать вам помощь, если вы того заслуживаете. Надежда живёт на самом верхнем, единственном этаже. Надежда знает все спуски. Все входы и выходы. Надежда единственная, способная проникнуть в каждую лабораторию. Каждый закоулок. Но будет ли вам улыбаться надежда?

Александр Викс
06.10.2015, 09:41
/начало игры/

«Дрянь. Тупая дрянь. Кто её просил?»
На какие-то доли секунды эта мысль так сильно застряла в голове, вплелась в каждую извилину, в каждый нерв, в каждый слой миелина, что Александу показалось – он останется с ней вечно. С этой досадливой ненавистью, бесконечным раздражением. Не то, что хотелось бы. Но и не так плохо, если учесть, что вместе с этим он ощущал, что падал, куда-то глубоко или далеко падал – портал? Откуда чёртов портал в его доме? Ловушка? Дряная девка была приманкой? Да нет, моральные ценности не позволили бы использовать целую девушку для приманивания его. А зря. Впрочем, даже если ловушка – он сможет выбраться. И не из такого выбирался. Главное – вовремя спихнуть тело или притворится скорбящим. Одно из двух. И один из двух кинжалов, который будет ближе.
Он упал на пол. Вместе с девкой. Как ее зовут-то? Корделия. Отвратительное имя. Отвратительно лежать с ее сочащимся кровью телом. Если бы хотя бы при других обстоятельствах, все было бы лучше. Но все это – доли секунды, и Александр успел увидеть, что он в совершенно другом месте. Тюрьма? Сразу? Какая-то женщина. Шесть рук. Боги. Внушает что-то. Не глупа, не наивна, необычна. В Лиме нет шестируких людей и другого магического сброда. Где он? Что происходит?
Не важно. В его руках – мертвая девка. С этим нужно разобраться с самого начала.
- Нет, Корделия! – вскрикнул он, будто бы «очнувшись» от шока и зажал ладонью рваную рану на пухлой шее. Крови, конечно, было все равно. Да и девка была уже мертва. Какая ирония. – Нет, нет… Чертовы ублюдки.
Он играл на пробу. Легенда уже выстроена – на руках молодая невеста, он – спал, бандиты – ворвались, случайно открылся портал и он не успел, просто не успел спасти любовь всей своей жизни. Вот только шестирукая выглядит слишком, слишком… проницательной. Поэтому играл он на пробу, а смотрел – так, как посмотрел бы на свое отражение в зеркале. Вполне можно списать на глухую ярость зверя. Или на оцепенение. Поймёт? Один к одному. Рука, закрытая телом Корделии, нашаривала кинжал.
Вспышка. А как лучше ударить? Какое должно быть движение? Как лучше вскочить и почему, почему, почему его тело ничего не помнит, словно… Словно он потерял. Все. Кроме голода, конечно, голод всегда с ним. Плохо дело, очень плохо. Вцепиться зубами в глотку – почти не вариант, шесть рук тут обгонят его две. Ладно, кинжал все еще с ним и можно что-то придумать, всегда можно что-то придумать, даже если кажется, что выхода нет. Он ведь еще жив. И его голод жив. Значит, выход есть всегда.
Только бы поверила. Или поняла. Своя или не своя? Кинжал или можно будет спокойно избавиться от девки и узнать, где он?

Looney Molly
06.10.2015, 15:29
/Александр Викс/

-Пропуск предъявляем, не задерживаем живую очередь. Кто вы, сколько вас, - не отвлекая своего внимания от полировки ногтей и перелистывания какого-то видавшего виды журнальчика, отозвалась Надежда, стоило ей лишь услышать посторонние звуки в своей «приёмной».
Конечно, никакой очереди тут не было. Очереди, особенно живые, случались в основном в том случае, если великая и ужасная хранительница ключей уходила в лабиринты с какой-нибудь целью. Или просто уходила, оставив свой пост на кого-нибудь. А то и вовсе без присмотра. Это было достаточно весело. Люди вверху не могли войти. И не все люди внизу могли выйти. По возвращению оставалось приятное чувство, словно тут ты важнее самой Королевы. Хотя, пожалуй, так оно и было. Ведь только Надежде были ведомы все коридоры, и только она знала как открыть каждую дверь.
Вот только этот юноша в компании прелестного трупа пришел сюда явно не за тем, зачем приходят остальные. Попаданец. Очаровательно. Нет, в Доллхаусе уже случались гости из иных миров. Вот только конкретно к ней ещё никто из портала не выпадал. И уж тем более никто и никогда не пытался строить такую дешевую комедию. Что, к слову, даже забавно, всё-таки она была частью самой артистичной банды.
-Ох, юноша, перестаньте изображать из себя актёра погорелого театра. Он в другом здании, - всё-таки оставив и журнал и ногти, Надежда решила одарить гостя своим дорогим и ценным вниманием. – Оставьте вы в покое этот труп, - она махнула сразу двумя левыми руками, - Рассказывайте, кто, откуда, чем занимались. А потом, так и быть, можете и вопросы поспрашивать.
В общем-то, она уже предвидела этот рутинный диалог. Я мол такой-то таких-то с такой-то матери свалился. Что ита, кто ита, гиде я. Ну, по крайней мере, так она себе это представляла. Что ещё может быть интересно попаданцу? Хотя, этот попаданец сам по себе был неплох. Что-то в нём такое было. Что-то типичное и родное этому месту. Может быть это был нож, который прятался за трупом, может быть сам труп, который, к слову, можно будет потом стащить и разобрать на запчасти, нефиг добру пропадать, а может что-то в глазах. В любом случае сразу гнать его взашей или уводить в лабиринты не хотелось. Пока что.

Александр Викс
06.10.2015, 17:01
- Пропуск предъявляем, не задерживаем живую очередь. Кто вы, сколько вас?
Ага. Значит так. Это не похоже на тюрьму – в тюрьме надсмотрщик всегда сначала смотрит, а потом говорит. Потому что на заключённых можно вякать, а на элиту вякнешь – получишь по шее. Статус. Значит, что-то другое, какое-то место, где нужен пропуск. И где его проверяют. Живой очереди (Корделия не считалась живой) Александр не обнаружил, но ладно, может, шестирукая замечталась.
- Ох, юноша, перестаньте изображать из себя актёра погорелого театра. Он в другом здании. Оставьте вы в покое этот труп. Рассказывайте, кто, откуда, чем занимались. А потом, так и быть, можете и вопросы поспрашивать.
Александр тихо выдохнул. Это все было достаточно странно, но шестирукой было плевать, что у него под ногами валяется мертвая девица. И это – хорошо. Полезно. Значит, можно быстрее добиться информации и прочих нужных вещей. Вот только он уже медленно соображал, что портал перенёс его далеко, очень далеко от родного королевства. Но куда? Нигде он не видел подобного… отношения.
- Александр Викс, из королевства Нортенгейт, - подумав, он решил, что нужно бы обозначить общее слово, вдруг все-таки его закинуло в какую-нибудь странную параллельную реальность, - что находится в Лиме. Один из капитанов оборонительного войска. Около пятисот рыцарей под началом.
В общем-то, это была вся официальная информация, которая была известна каждому, кому, собственно, был известен Александр. Про свое происхождение из средней прослойки населения он обычно не упоминал, заслуги оправдывали отсутствие аристократической крови – хотя, в целом, его мать все же была в одной из ветвей местной нортенгейтской аристократии, но об этом упоминалось крайне редко, потому что почти бестолку. А про то, что на своем веку он убил больше людей, чем маршалы при короле – это лирика. Хвастаться трупами он не видел целесообразным. Это ведь не достижения. Всего лишь физиологическая потребность, как в еде и в воде. И поскольку все нужное он рассказал, нужно было приступать к расспросам – условие шестирукой он выполнил, время спрашивать.
- Можете ли вы сказать мне, куда я попал? – спрашивать про странную потерю базовых навыков владения оружием он спрашивать не стал – не нужно шестирукой это знать. – И можете ли подсказать, куда девать мою спутницу? Я провалился в портал вместе с ней и не планировал у вас здесь... мусорить.
Он кивнул на лежащую у ног Корделию. Бледную и тихую, залитую кровью. Зачем ты пришла на ночь глядя, что тебе дома не сиделось? Почему он провалился сюда именно с ней? С очередной девкой, которая… По позвоночнику прошла дрожь. Он не зря ее убил. Такие как она не должны жить. Не должны тянуться к нему. Это мерзко, неправильно, неправильно… Александр глубоко вдохнул и выдохнул, борясь с приступом страха и ярости. Не здесь. Не сейчас. Возможно, когда он разберётся с тем, где он, можно будет выйти на охоту – да хоть куда-то, чтобы успокоиться.

Looney Molly
07.10.2015, 00:40
/Александр Викс/

-Служивый, стало быть. Ну, что, интересное дело у нас получается, кэп… - Надежда с любопытством, граничащим с диким скепсисом, оглядела стоящего перед ней персонажа. Заляпанный кровью, с кинжалом в руках. Ещё и рухнувшим вслед за ним мёртвым телом. Корделия, или как там он обозвал эти бренные останки, явно не была похожа ни на вражеского шпиёна, ни на солдата… Так что убийство дамочки явно было не по уставу. Что ж, ещё один любитель развлечений в этих уютных стенах. Жаль только, что капитан, а не какой-нибудь придворный маг. С мага толку было бы больше. А вот военных дом обычно не держал. Точнее, держал-то так ещё, только вот за идиотов. Только вот у этого Саши глаза-то умные. И заливает хорошо, складно. К тому же, Надежда оценила его первый перформанс на тему «я не я, мёртвая баба не моя». Из такого может выйти дурь, оставив толк. Хотя, конечно, всегда можно послать его в лабиринты. Кажется один из графьёв, или ещё какого-то там титулованного быдла, просил подкинуть ему что-нибудь свежее и неиспорченное. Но отчего-то Надежда решила, что тратить Викса как расходный материал было слишком расточительно. В этих глазах был потенциал. Потенциал сойти за своего. А магия дело наживное. Батя рассказывал, что он пришел сюда с двумя руками и чуть ли не голым задом. Может и этот окажется достаточно умным. – Не просто могу, ещё и скажу. Вы находитесь в мире под названием Эмпия. В городе Сотолес, если конкретнее. Ну, а ежели совсем детали нужны, то в одном из частных и закрытых владений банды, - это слово Надежда сказала с особым смаком. Королева ненавидела называть свой двор бандой. Наденька же считала это слово как нельзя подходящим для этой оравы разномастного сброда волшебных отморозков. Как бы им не хотелось считать себя людьми науки и искусства, они всё-таки были бандой организованных маньяков. Уж на эту их грань она насмотрелась как никто другой. – Dollhouse. И, раз уж на то пошло, представлюсь - Надежда. Хранительница ключей, смотрительница лабиринта, вершительница судеб и справедливости, - тут она чуть рассмеялась. Все эти напыщенные статусы были лишь частью её роли. И сейчас ей не хотелось отступать от сценария.
Закончив представление и вводную речь, Надежда с интересом осмотрела тело. Новое ещё. Девчуля даже не начала портиться. Такая точно не пропадёт и пригодится в хозяйстве. Только вот нужно было перенести её в место получше. Нечего в приёмной телам валяться, порастащат ещё. Ходют же тут всякие, больно ушлые порой. Надежда вальяжно встала со своего насиженного кресла и подошла к трупу, пару раз потыкав его мыском туфли.
-Чего спишь, девица, работать пора. Встала и ушла в подвалы. До комнатушки дойдёшь – выключайся и жди дальнейших указаний.
Удобство некромантии заключается в том, что развив её как нужно трупы можно уже не носить. Мертвецы сами встают, слушаются тебя. Ещё и дорогу знают. Так и тут, мертвячка встала и побрела по заданному маршруту, скрываясь в темноте спуска.

Александр Викс
07.10.2015, 17:13
– Не просто могу, ещё и скажу. Вы находитесь в мире под названием Эмпия. В городе Сотолес, если конкретнее. Ну, а ежели совсем детали нужны, то в одном из частных и закрытых владений банды.
Александр вслушивался в каждое слово, но больше всего сосредоточился именно на этой информации. Эмпия. Сотолес. Банда. Что ж, это не Лима – он был все же прав в своём осторожном предположении. Сложно решить, хорошо это или плохо. С одной стороны – его все же спасла эта случайность, ведь после убийства Корделии он бы первым попал под подозрение. Но новый мир – Александр слишком долго работал на свой образ, строил свою легенду – и в один миг все кончилось. Начинать заново – или уйти в отшельники, как он и хотел? Все же, Александр был слишком привязан к цивилизации. К книгам и хорошей музыке. К тренировкам с оружием. К жизни, а не к выживанию среди лесов и полей. Но у него может просто не быть выбора. Голод – это ведь его основа, его первичная потребность, часть тела и часть души. Ему нужно утолять его, и если для этого придётся жить отшельником – что ж, не важно. Агрессивная и жестокая натура Александра требовала определённого алгоритма жизни, а бороться с ней – зачем? Она приносит ему удовлетворение. Она возвышает и она – как высшее, божественное благо.
Пока он размышлял, мертвая Корделия встала и пошла по команде шестирукой Надежды. Просто встала и пошла. Некромантия. В Лиме за это казнили без всяких разговоров. Но тут… Александр напряженным и внимательным взглядом проводил труп. Он хотел бы обладать подобной силой, но природного дара у него не было – исключая голод, конечно. Но любой дар, помимо него помог бы. Хотя, зачем мечтать – он отлично обходился и оружием. Но демонстрация, такая эффектная, тёмной магии его впечатлила. Он бы продал символическую душу за шанс расширить свои возможности.
Если бы все это не было выдумкой. Да и черт с ней.
- Надежда, - обратился он к шестирукой. – Вам не составит труда немного подробнее рассказать мне про этот город и банду? Мне нужно сориентироваться. Судя по всему, отсюда просто так не уйти, верно?
Александр был готов ко всему. Как к игре в потерявшегося рыцаря, так и к прорубанию дороги ножами и зубами. А если все здесь такие же смышленые как Надежда – то это даже не плохо. Хотя бы не будешь сходить с ума от окружающей тупости. И нет назойливых девок. И молокососов назойливых тоже нет. Тишь да блажь, чтоб ее.

Looney Molly
09.10.2015, 21:58
/Александр Викс/

Дальше, видимо, предстоял долгий разговор. Надежда вальяжно вернулась на своё любимое кресло, устроившись поудобнее и закинув ногу на ногу. В общем-то, она бы предложила сесть и Александру, раз уж он решил выйти из своей мыслительной прострации и разразиться уточняющими вопросами. Но глядя на эту разруху, садиться ему было бы особо некуда. Конечно, всегда был пол и прочие неожиданные места. Однако, Надежда никогда не гонялась за порядком в приёмной. Она, как и положено всем порядочным гениям, властвовала над хаосом. Пусть и её хаос больше напоминал помойку. В прочем, это был Доллхаус и подобное положение вещей в маленьком пыточном дворике никого не удивляло. В конце концов, коридоры были чисты. А уж во всех лабораториях и прочем стерильность была почище операционной. Ну, по крайней мере, пока там никого не было. За чистоту и порядок этих помещений во время нахождения в них «арендаторов» она не ручалась.
-О, уйти проще, чем вы думаете. Но, я боюсь, только в том же качестве, в коем прибывает ваша спутница. Ну, если вам повезёт, конечно, - она чуть усмехнулась. Нет, это была вовсе не угроза. Скорее ирония над общим положением вещей. Всё-таки Доллхаус был местом, в котором даже смерть не была путёвкой на выход. Ведь даже если ты нечаянно, или очень даже специально, умер, не факт, что ты не воскреснешь в виде скелета, зомбайна или ещё какой нежити. Или не продолжишь существовать чьей-нибудь безделушкой. Или тебя просто порастащат на составляющие. Одна надежда на удачу, диффективность, ну, или Надежду, коя сейчас безмятежно улыбалась Александру. – А вам, капитан, повезло дважды. Во-первых, из всех городов Эмпии вы попали в самый необычный. Сотолес всё ещё жив и трепыхается только лишь за счет какой-то матери. И мать эта - высокоорганизованная анархия. У нас тут воруют, убивают, живут в аварийных зданиях и условиях… В общем, веселятся как хотят. А в качестве «правящих сил», если можно так это назвать, выступают крупные банды. К коим мы и относимся. Во-вторых, из всех крупных банд вы, милый друг, попали в самую… - тут Надежда выдержала паузу. Сложно было подобрать подходящее слово. Их приходило на ум слишком много. И почти все они рушили маскировку. Лупили по сценарию кувалдой, в черепки разбивали фарфоровое личико, обнажая суровую действительность. Слышал бы её кто из вышестоящего руководства, простым выговором дело бы не ограничилось. Но Надежда никогда не причисляла себя к робкому десятку. - …пафосную, - вот оно подходящее слово. – Тут у нас де королевский двор. Богема со всеми вытекающими последствиями. Театры, маски, культура, искусство, прелестное такое гниение. А если по существу, магия. Любая, - на это слово был сделан особый акцент, - магия. Вам понравится, если решите задержаться. И не понравится, если вас решат задержать, - Надежда лениво потянулась в кресле. Казалось бы, из этих двух вариантов выбор был очевиден и она уже видела в Александре какого-нибудь будущего виконта. Или кем бы там его не обозвали. В этих хитрозадых титулах она не разбиралась. Все они были единой массой для хранительницы подвальных ключей. – Теперь вы достаточно сориентированы?

Александр Викс
10.10.2015, 19:48
Александр стоял, заведя руки за спину и выпрямившись, как на плацу. Это могло выглядеть неудобной позой, но именно так, выпрямившись по струне, он лучшего всего соображал. Словно кровь на максимальной скорости приливала к мозгу. И мозг работал на максимальных оборотах. Нужен был план. Укрытие. На первое время – протекция. Достаточная, чтобы обеспечить ему время на восстановление навыков. Что-то подсказывало ему, что Надежда прекрасно знает о том, что он потерял все свои боевые преимущества – он явно не первый здесь, и явно не последний.
- А в качестве «правящих сил», если можно так это назвать, выступают крупные банды. К коим мы и относимся.
- Ясно, - Александр нахмурил брови. В Лиме ютились здесь и там бедняги-анархисты, но в основном из магического народа. Или наоборот, богатые аристократы во второстепенных ветках наследования, с достаточным количеством денег для безбедного философствования, и с недостаточным – для того, чтобы получить нужный титул. – И так по всей Эмпии? Или в одном только Сотолесе?
Единственный плюс монархии в том, что тебе нужно завоёвывать доверие определённой кучки человек. И все – дальше она будет проталкивать тебя по карьерной лестнице и по возможности защищать. Анархия означала, что теперь играть в дружбу нужно с каждым встречным и поперечным. Дело дрянь. Но, с другой стороны, кто в городе анархии будет расследовать случайные убийства? Нужно будет разузнать насчёт этого.
– ... А если по существу, магия. Любая магия. Вам понравится, если решите задержаться. И не понравится, если вас решат задержать.
- К сожалению, у меня нет никаких способностей к магии, - это был даже не секрет, в общем-то. Надежда наверняка уже это поняла, но этот акцент в ее словах… Намекал? Стоило расспросить. – Как и мои родители. В моем мире магия есть, но я не уверен, что она во всем похожа на вашу. И многое из темной магии у нас запрещено. А многое – просто бредни, вроде заключения сделок с демонами. Не могли бы вы рассказать мне подробнее, чем тут занимаются ваши маги? Думаю, после этого я буду достаточно сориентирован.
На самом деле нужно было спросить еще много, но настойчивость в голосе Надежды заставила его поумерить пыл. Если будет возможность спросить еще – он спросит. Пока – рано. Кто знает, что у нее на уме и что она задумала относительно своего гостя, который и кинжалом-то орудовать пока не может.

Looney Molly
11.10.2015, 12:24
/Александр Викс/

Александр стоял вытянувшись по струнке, всем своим видом изображая собранность, сосредоточенность и серьёзность. Надежда даже чуть усмехнулась всей комичности данной ситуации. Ну, настоящий солдат. Стоит по стойке смирно, даже перед развалившейся на кресле девчонкой. Со стороны тут точно было над чем посмеяться. Но только со стороны. Так-то было понятно, что этот весь из себя сурьёзный мужчинарь просто пытается понять и осмыслить весь поток информации, который лился на него из хорошенького ротика Надежды. Вот только то ли объясняла она не достаточно доходчиво, то ли парень был просто дотошен до деталей. В прочем, ей было совершенно не жалко. Хочет деталей – пусть получает. Да и вообще, Надежда, будучи дочерью как раз таки попаданца, питала к этим иномирцам какую-то особую симпатию. Очень странную и специфичную, но симпатию.
-И так по всей Эмпии? Или в одном только Сотолесе?
-Нет, только Сотолес так отличился, - что ещё ожидать от города, стоящего на спине огромного живого существа. Однако, пока что Надежда решила не шокировать Александра подобной информацией. Поживёт – узнает. Должны же его подстерегать хоть какие-то интересные сюрпризы. – Так-то каждый эмпийский город уникален своей системой. Везде своё устройство. Где какое не скажу, чтобы не соврать. – Надежда была рождена на Хреше, и ей как-то не случалось глобально его покидать. Так что, о других городах она знала исключительно понаслышке. Да и не было особой потребности их изучать. Она была достаточно занята здесь. А дезинформировать пришельца ей совершенно не хотелось.
-К сожалению, у меня нет никаких способностей к магии, - и снова Надежда не удержалась от усмешки. Какое же это распространённое заблуждение. Не умеешь – научим. Не хочешь – заставим. По крайней мере, сама она привыкла жить в подобной атмосфере и совершенно не удивлялась, когда проявлять способности к магиям начинали даже чайники и полные нули. Так что, подобное заявление Саши показалось ей очень и очень наивным.
-Почти вся тёмная магия запрещена и в Эмпии. Оно и не удивительно, это же так аморально, угрожающе и противоестественно, - тут она не смогла удержаться от смеха. Игры в мораль и нравственность всегда казались ей разве что не более нелепыми, чем вся эта игра в аристократию, царившая в стенах Замка и Театра. Здесь люди хотя бы не отрицали, что они на самом деле монстры. Остальной мир при всей своей псевдо-моральности казался Надежде разве что не большим лицемерным балаганом. – У нас же как раз аморальностью и занимаются. Здесь можно всё, что больше нигде и нельзя, - здесь она перешла на шутливый заговорческий шепот. Официальная политика требовала по необходимости всё отрицать, ведь «они ничего не докажут». Но сейчас такой необходимости не было. Александр уже был записан в потенциальные свои. Окончательно и без права на выход. – До тех пор, пока ты играешь по правилам. Кровь. Некромантия. Тьма. Прочая мракожуть. Всё, что душе угодно, - здесь она уже вернулась к обычному тону голоса, говоря об этом как и положено – как о будничных вещах. – И, как вишенка на торте, сделки с демонами. Это вполне реально, практикуется и пока ещё никто не жаловался, - она было хотела добавить столь избитое «но я не на что не намекаю», однако не стала. Саша создавал впечатление большого мальчика, способного делать выводы самостоятельно. Вот пусть берёт и делает. Надежда не сомневалась, что они будут верными.

Александр Викс
11.10.2015, 16:23
– Так-то каждый эмпийский город уникален своей системой. Везде своё устройство. Где какое не скажу, чтобы не соврать.
Хорошо. Есть шанс. Шансы – городов, по-видимому, несколько. Сбежать отсюда будет непросто, но любой монархии, да пусть даже диктаторской стране, нужны преданные и не задающие вопросов вояки, способные выполнить любой приказ. Это – закон выживания подобных форм правления. Вокруг диктатора всегда должны быть каменные глыбы, либо искренне верящие в идею, либо искренне верящие в лидера. И то, и другое Александр легко мог изобразить с почти стопроцентной достоверностью. Не то, чтобы Александру хотелось заново влезать в это болото – но болото, по крайней мере, было им исследовано, в отличие от темного и непролазного леса анархии. Люди – слишком бессмысленные существа, и лучше, когда их объединяет какой-нибудь властолюбивый кретин. С одним кретином справится всегда проще, и проще, когда против этого кретина выступает толпа, а не куча хитрослепленных индивидуальностей.
– И, как вишенка на торте, сделки с демонами. Это вполне реально, практикуется и пока ещё никто не жаловался.
А вот это было интересно. Александр умел читать по лицу – жизнь и не такому учила, учитывая то, что он, по большей части, не понимал реального смысла эмоций. Просто распознавал их. Классифицировал. Извлекал информацию, как охотник узнает животное по его повадкам и толщине, глубине его следов на снегу. И Надежда не шутила. Говорила как о варианте. Могла бы сказать больше, но, по-видимому, следила за его реакцией. Александр анализировал – варианты, планы, будущие события, выгоду. Если он вдруг получит возможность пользоваться магией, заключив сделку с демонов – у него будет огромное преимущество, его шансы на выживание возрастут, а голод утолять станет проще и слаще. Но – какой ценой? Церковь и так говорила, что такие как он сгниют в аду. В наличие у себя души Александр не верил, как в ее наличие вообще. Силы? Что ж, игра в нормального человека тоже отнимает силы, но проще отдать их демону в обмен на возможности, намного превышающие возможности от большого количества социальных контактов. А учитывая то, что в этом мире много магии – так будет даже проще, он сможет совместить.
Но, проблема. Он ничего не знает о демонах. Демонология – миф и пустышка под запретом в его мире. А Надежда – он бы не рискнул просить ее о помощи открыто. Логика подсказывала, что для такого нужно сначала сделать для нее что-то весомое, а это исполнить было нельзя. Во всяком случае – сейчас. Выход? Попробовать не напрямую, очень ненавязчиво. В случае негативной реакции – быстро сворачивать эту тему и расспросить хотя бы об этом Доллхаусе поподробнее. Должно сработать.
- Если подобные сделки реальны в вашем мире, это хорошая новость. Я бы с удовольствием воспользовался бы этой возможностью, если бы у меня было достаточно знаний для этого, - почти мягко, очень спокойно сказал он, внимательно смотря на Надежду. Он тоже вроде бы ни на что не намекал, но если бы она захотела – она бы поняла.
Теперь все зависело от того, насколько Надежда пожелает стать надеждой.

Looney Molly
11.10.2015, 17:42
/Александр Викс/

Подумать только, он её прощупывал. Стоял по своей ровной стоечки и пытался искать в её словах подтекст, считывать её эмоции, искать подвохи и подводные камни. Осторожный парень, смекает. Возможно, у него есть все шансы прожить долго и она ничуть не ошиблась в своём решении. Хотя обычно она предпочитала использовать свой особый взгляд на таких вот любителей моральных шахмат. Любители после этого если и выживали, то быстренько сливались. Александра же сливать не хотелось. Его осторожность и внимательность была чуть более чем полностью оправдана, и такое хорошее поведение заслуживало лишь поощрения и похвалы. К тому же, кое-кто давно ей намекал, что ему не хватает свежей крови в ученичестве. Почему бы не помочь сразу двоим. Надежда сегодня была в добром расположении духа и чувствовала себя разве что не доброй феей. Разве что дубины или здорового тесака не хватало для полноты образа. Хотя, если порыскать по этой помойке, и не такое можно было отыскать. Но сейчас было совсем не до того.
-Знания, капитан, дело наживное, - улыбнулась Надежда, резко, разве что не в прыжке, встав с кресла. – И, коли желаете, нет лучшего момента, чтобы их нажить, - она одновременно хлопнула всеми тремя парами ладоней.
Тянуть дальше кота за яйца она не видела смысла. Александр отреагировал как надо. Не навязчиво, но заинтриговано. Намёками, но предельно ясно. В общем-то, то что нужно. Значит, надо брать. Брать и вести. Всё дальше и дальше, ниже и ниже, до необходимого помещения. А там уж два варианта – либо выживет и приживётся, либо нет. Надежда была твёрдо уверена в первом. Она живенько прогулялась до некого шкафчика и достала из него нужный ключ. Совершенно не подписанный, без каких-либо опознавательных знаков. Кто угодно другой увидев владения хранительницы ни за что бы не разобрался, что тут к чему. Она же знала наизусть каждый замок, как, в общем-то, и обязывал её статус.
-Прошу за мной, если возможность вам интересна, а голова не так уж и дорога, - с иронией обратилась она к Александру, поманив его одной из рук. И даже не дожидаясь ответа, она направилась к лестнице, ведущей далеко вниз, в бесконечные лабиринты подвалов и дверей. – И не в коем случае не отставайте, если не хотите потеряться, - в том, что Александр пошел следом она уже не сомневалась.

Александр Викс
14.10.2015, 21:54
-Прошу за мной, если возможность вам интересна, а голова не так уж и дорога.
Есть! Джек-пот. Он выиграл. Александр не выдал это ни единой мышцей, ни единым нервом и четким, военным шагом пошёл вслед за Надеждой – потеряться ему точно не грозило, его взгляд сосредоточился на точке между лопаток шестирукой, а разум одновременно прорабатывал ситуацию и отдавал команды телу.
Он действительно выиграл. Судя по тому, где он находился, и какие здесь были нравы, эта помощь – максимум, на что можно рассчитывать, и не каждый ее сможет добиться. Не каждый может даже надеяться. Но если Надежда решила оправдать своё имя, то это разом снимает как минимум половину его проблем. Если ему удастся окунуться в демонологию, даже кинжалы могут не понадобиться – об этом он думал на случай того, если сейчас будет сложно заново восстановить навыки. Он был достаточно легко обучаем, но кто знает, не потерял ли он и эту способность, перейдя в мир Эмпии.
Вокруг были лабиринты и тысячи комнат, дверей, ходов, но Александра это не напрягало. Если бы его мозг имел метафорическое воплощение, то так бы он и выглядел – сотни комнат с определённым содержимым, которые открываются тогда, когда надо, а в хитросплетениях расположения может разобраться один он. И никто никогда не сможет подобрать ключ ни к одной комнате. Эта мысль почему-то навела на другую – Надежда ведь хранительница здешних ключей. Она тоже знает каждую комнату и никто, кроме нее, не сможет так. Она похожа на него, одной деталью, но даже деталь иногда дает возможность для выгодного взаимодействия. Ему будет проще понять ее. Это плюс.
И он ни капли не следил за дорогой – как никто другой не смог бы разобраться в нем, так он и понимал, что даже с его памятью и тренированностью, он все равно не найдёт потом выхода без Надежды. Как иронично.

Looney Molly
15.10.2015, 00:16
/Александр Викс/

Надежда вела Александра переплетеньем запутанных коридоров, медленно но верно спускаясь всё ниже и ниже. Коридоры эти, в отличие от приёмной, выглядели куда новее, как бы это ни было странно, светлее и чище. А ещё поражали своей невероятной тишиной. Каждый шаг и Александра и хранительницы ключей раздавался эхом и уносился далеко вниз, словно иных звуков здесь просто не было. Как долго и как путано они шли, понять было сложно. Но в итоге их остановкой послужила алая железная дверь, кроме своего цвета лишенная опознавательных знаков. Надежда вставила ключ в замок, повернула ручку и…
Перед ними предстал островок настоящего хаоса. Однако не было и сомнений в том, что где-то здесь, среди всего беспорядка, разбросанных записок, бутылок, чего-то, что возможно когда-то было живым, обитал демонолог. Разнообразная атрибутика его сразу же выдавала с головой. Вот только голову эту, как, собственно, и самого демонолога, видно не было.
-Сергей, у вас посетитель, - строго произнесла Надежда, уперев руки в бока. – Извольте вытащить своё лучезарное седалище на свет божий.
Стоило девушке лишь завершить фразу, как в одном из углов комнаты из-под стола, заваленного книгами, показалась рука. Потом ещё одна. И ещё. Затем нога. Спустя ещё какое-то время, фигура черноволосого, бледного и очень высокого мужчины появилась целиком. Глядя на соотношения его роста и стола, оставалось загадкой как ему вообще удалось поместиться в столь ограниченном пространстве. Да и выглядел он несколько помято, словно спал там, или просто находился достаточно долгое время.
-Пошто ругаешься? Просил же, без предупреждения не шастать. Табличку не беспокоить не видела? – разминая шею и пальцы заговорил он.
-Табличек не положено по регламенту. Не ты ль недавно ныл, что, дескать, не хватает свежей крови и неплохо было бы завести… Как ты там сказал?
-Юного падавана, - моментально дополнил он замешкавшуюся немного Надежду.
-Вот, именно эти слова, - хранительница ключей хмыкнула. – И, благодаря мне, теперь он у тебя есть. Это Александр Викс. Бывший капитан. В общем, парень толковый, можешь учить на здоровье. Развлекайтесь, - с этими словами она вложила ключ от комнаты в руку Алесандра и уже было собралась уходить, но её так не кстати прервали на пол оборота.
-Стой, Надь, ты чего? Ты оставляешь МНЕ ключ?!
-Я оставляю ключ Ему, - голос Надежды был полон ехидства. – Будешь выходить закроешь дверь, ключ мне Лично В Руки, - эти слова в адрес непосредственно Александра были произнесены с особой интонацией, она не терпела возражений и подразумевала под собой строжайшее выполнения этой простой инструкции. Более того, сия установка становилась просто обязательной к выполнению, впечатываясь в разум, не оставляя ни одной задней мысли или вариации на свой счет.
Закончив сей простейший инструктаж Надежда вышла из комнаты, захлопнув дверь, которая, судя по звуку, моментально заперлась. Сергей, в свою очередь, подошел к Александру, внимательно его рассматривая как нечто диковенное и необычное. Словно впервые за долгое время он вообще видел у себя в помещении кого-то кроме Надежды. Или же привычных ему лиц.
-Ну что, здравствуй, Саша, - почесав в затылке проговорил он, протягивая Виксу одну из рук, для рукопожатия.

http://s005.radikal.ru/i212/1510/b3/3e3da5eff290.jpg

Александр Викс
16.10.2015, 13:28
Место, куда Надежда привела его, слегка раздражало своим хаосом достаточно педантичного Александра. Он сам порой разводил бардак, когда голод перекрывал разум, но только с жертвами – дома у него был идеальный порядок. Так было проще думать. Проще продумывать стратегии, когда все стоит на своих местах, или когда ты наводишь порядок и придаёшь каждой веще ее собственное место. Но ладно, выбирать не приходилось. Пусть бардак. Зато демоническая символика откровенно говорила, что они пришли по адресу.
- Сергей, у вас посетитель. Извольте вытащить своё лучезарное седалище на свет божий.
Сергей определённо был родственником Надежды. Хотя бы относительным. То же невообразимое количество рук и россыпь глаз выше основной их пары. Неожиданно. Но тоже в своем роде играет на руку. Протекция с одной стороны, протекция с другой, главное – не оплошать.
-Я оставляю ключ Ему.
Эти слова еще больше убедили Александра, что на данный момент хотя бы с одной стороны ему можно чуть-чуть расслабиться. Если он правильно понимал Надежду, ее ключи были важной вещью. Судя по реакции Сергея – очень. И она оставила ключ ему. Хорошо. Теперь осталось только разобраться с перспективами и понять, к кому его привели, и что от этого Сергея ожидать.
Тот выглядел… Ну, как Надежда. Та же палитра и физиологические особенности. Судя по бардаку – возможно, чудаковатый и экспрессивный, творческий, но мимика говорила еще и о том, что довольно дружелюбный. В контексте здешнего города, разумеется. Неплохое начало.
- Здравствуйте, Сергей, - Александр крепко пожал протянутую руку. Одну из. Как же все-таки необычно. Александр любил ломать жертвам пальцы, особенно жертвам юным, и если бы у них было так много пальцев… Стоп, нужно перестать думать об этом. Нельзя провоцировать голод сейчас. Только не сейчас. Может быть, когда он останется один. Да. Один. Но ни в коем случае не сейчас.

Looney Molly
16.10.2015, 16:28
/Александр Викс/

Рукопожатие твёрдое. Мыслишки такие… Гадостные. Нет, Сергей вовсе не был телепатом. Как-то без надобности ему было лезть в те дебри. Ему вполне хватало своих. Просто глаза этого Александра были очень уж говорящие. А уж он, проживший в кукольном серпентарии куда больше, чем одну жизнь, отлично научился такие глаза слушать. Вообще, парень ему нравился. Напоминал ему себя. В молодости. В очень далёкой молодости. В те стародавние времена служения родине в рядах армейских. В очень-очень глубокой древности. Но, сколько бы не была приятна ностальгия по тем минувшим временам чуть ли не мамонтов, а жить надо было настоящим. Оно тоже было вполне себе неплохим. Да и Саша этот ему нравился. Ведь видно же, парень только сошел с корабля на бал. А его тут же захомутали, поймали, привели черт знает куда. Но, гляньте только, он тому и рад. То ли сам не понял, в какую кучу он тут вляпался, то ли только тому и рад. Маленький злобный гоблин. Всё прямо как по ГОСТу.
-Итак, молодой человек, добро, что ли, пожаловать, - наконец Сергей отпустил руку Викса, попутно похлопав его одновременно ещё парой рук по плечу. – Как докатились до жизни-то до такой? В смысле, зачем вдруг здоровому молодому… кто вы там?... а, ну да… капитану дались вдруг демоны?
В общем-то, Сергей был даже несколько удивлён тому, с какой лёгкостью пришел к нему Александр. Об ученике он намекал довольно давно, и не только Надежде, но и пытался запускать этот слушок и по Сотолесу в целом. Однако, дурная репутация не самой адекватной личности закрепилась за ним не только в стенах Доллхауса, но и во всём городе на Хреше в целом. Так что, желающих, конечно же, не было. Совсем. Разумеется, Викс был тут даже не без году неделя, а без суток пять минут и он, конечно же, ни о каких репутациях не слышал. Но ведь демоны. Демоны тоже были той ещё дрянью, которой даже в этом проклятом всеми месте не занимался практически никто. Оно и правильно, чего с ними стрёмными связываться. Рискованно это, не всегда оправдано, сожрать могут. Хотя, в Сотолесе сожрать тебя могли и без всяких там демонических сучностей. Но так ведь и об этом-то Сашка тоже никак знать не мог. Если, конечно, Наденька не провела при встрече подробный ликбез. А уж насколько он мог знать свою дочь, а знал он её замечательно, она не была склонна к лишним подробностям и в лучшем случае одарила несчастного попадана парочкой общих фраз. В прочем, тем было интереснее. Хороший такой материальчик. Кто знает, может даже не только выживет, но и приживётся. Смотреть будет весело.

http://s005.radikal.ru/i212/1510/b3/3e3da5eff290.jpg

Александр Викс
17.10.2015, 21:00
– Как докатились до жизни-то до такой? В смысле, зачем вдруг здоровому молодому… кто вы там?... а, ну да… капитану дались вдруг демоны?
Вполне разумный вопрос. Александр ведь представляется как солдат, военный, тот, кому уж точно не нужны опасные сделки с лживыми демонами и все последствия этих сделок. Но что на него ответить? Сергей казался… не слишком безопасным, но одновременно и не казался серьезной угрозой. Нужно было думать, что ему говоришь, но не напрягаться слишком сильно, чтобы не спугнуть дружелюбие. Как ходить по канату. Александр делал это всю жизнь. Но тут, пожалуй, можно еще раз испытать удачу и понадеяться на то, что здесь население более привычно к необычным свойствам приезжих гостей.
– Надежда кратко объяснила мне устройство здешнего города, – Александр хотел завести руки за спину по привычке, но решил все же этого не делать – слишком закрытый жест. Не стоит. Не с Сергеем. Канат не стоит раскачивать. – Я потерял большую часть своих навыков и восстанавливать их буду долго. В моем мире я не имел способностей к магии, здесь, вероятно, тоже не имею, так что проблемы с самозащитой висят надо мной Дамокловым мечом. Но у нас демоны – это миф, а здесь – реальность. И сделка с одним из них может принести мне пользу. Последствий я не боюсь.
«Большую часть» – он сказал так, чтобы тонко намекнуть, что на плохую, но самооборону способен. Не предупредить, но просто намекнуть, дать знать. А последствия сделки – что ж, Александр даже по мифам своего мира представлял, что такое – продать душу, или что там потребуют демоны. И ему было все равно. Демон не сможет забрать у него смысла жизни, не сможет лишить его голода, не сможет лишить личности. Кровь, силы, душа – все это пустое. То, что он получил при рождении, как стартовый капитал. Стартовый капитал предназначен для того, чтобы его тратить. И сейчас настало время потратить его с умом и максимальной пользой – а для этого нужно расспросить Сергея о демонах.
– Однако, если вы позволите, я хотел бы узнать о демонах вашего мира, – вежливо обратился он, расправив плечи – жест открытости и готовности. – Не уверен, что они схожи с нашими мифами.

Looney Molly
18.10.2015, 18:47
/Александр Викс/

Хорошо так ответил, душевно, да из-под выподверта. Но была в этой его безупречной логике всё-таки такая небольшая и очень любопытная дыра. Александр вещал о самозащите, о компенсации навыков. Так вот, по логике, что было мудрить – да вали ты к Коммонейлам на все четыре стороны. Вот уж где отличная физическая подготовка. Они либо сажрут, либо так научат морды бить во славу себя, что просто песня. А тут ишь ты, демонов подавай. Но ведь твари-то они капризные. Регулярно и от них самих защита требуется ого какая, даже если вертел ты их на китайсом божестве Хоу Ю. И тут остаётся вопрос, либо беда у парнишки всё-таки с умозаключениями, либо…. И вот за это либо Сергей и зацепился. Викс совершенно не был похож на наивного дурачка, который просто повёлся на магию задаром. Весь этот ответ с такой тонкой и дырявой как решето логичностью был вполне себе логично простроенным ходом. Ну, ладно мальчик, ты щупай-щупай почву. Главное чтобы потом встал и пошел нормально.
- И сделка с одним из них может принести мне пользу, - отчего-то эта фраза кажется Сергею очень забавной и он начинает посмеиваться, ничуть не скрывая своих эмоций.
-Да чего мелочится, юноша, хоть с десятком сразу, - его губы растягиваются в улыбке, становится совершенно непонятно, то ли его речь серьёзна, то ли это просто ни к чему не обязывающая шутка. – А чего про них говорить. Сидят себе в своём мирке, да сосут энергию из этого через таких вот активистов, которым силы разновсяческой подавай. Не, силу-то они тебе дадут. Будешь умничкой – призовутся. Будешь критически умничкой – ещё и слушаться будут. Ну а если не свезёт, могут попытаться подчинить уже тебя. А может, сожрут, - Сергей снова смеётся. Этот нюанс Сотолеса, где Всё и Все могут тебя тупо сожрать забавлял его с самого момента попадания в Эмпию и не переставлял забавлять до сих пор. - А может, попробуют вылезти. Аль влезть. Кто во что горазд, короче. Ох, весёлые ребята. Люблю их.
Сергей действительно относился к демонам с достаточной теплотой и любовью. Они его забавляли. Были прекрасным развлечением, источником знаний, силы, вдохновения. Они были его главной работой и исследовательским материалам. И он ни на минуту не жалел, что связал свою эмпийскую жизнь с этими коварными и опасными созданиями. Да и создания эти относились к нему весьма лояльно. То ли он их веселил, то ли уже привыкли за столько-то лет. В любом случае, их он считал за своих куда больше, чем многих любимых кукол Королевы.
-И бывают эти весёлые ребята трёх разных видов. Так думать будешь. А там уж как тебе повезёт. Или не повезёт. Но это детали, детали, мальчик, сплошные детали, - с этими словами Сергей начал обходить комнату, перерывая вещи в поисках чего-то. – Я тебе их потом расскажу, когда к делу перейдём, - его руки активно перебирали вещи, а лицо становилось несколько грустнее, видимо от осознания то ли потери, то ли недостатка чего-то. – Вот ведь собака, закончилось!

http://s005.radikal.ru/i212/1510/b3/3e3da5eff290.jpg

Александр Викс
20.10.2015, 10:08
– Ну а если не свезёт, могут попытаться подчинить уже тебя. А может, сожрут.
Одержимость. Вполне ожидаемо. Вот уж чего Александр действительно не боялся – если демон полностью завладеет его разумом, то будет уже все равно. Если удастся наладить с ним контакт – чем он будет отличаться от собственного голода? Замаливать грехи в церковь его не потянет, и вести праведную жизнь – тоже. Предоставить свое тело, даже на половину дня, в обмен на силу и возможности – почему нет? Александр никогда не тратил свое время попусту. Он знал ценность каждой минуты и с брезгливостью смотрел на тех, кто этой ценности не понимал. Так что одержимость – не такая уж и большая проблема. Ее можно постараться избежать, с ней можно постараться жить.
А Сергей, судя по всему, к демонам ни страха, ни опасения не испытывал. Два варианта: бывалый, или дурак. Но одного взгляда – серьезного взгляда – на этого дальнего (или ближнего?) родственника Надежды хватит, чтобы понять – он ни разу не дурак. Значит, бывалый демонолог. Тем и лучше.
– Я тебе их потом расскажу, когда к делу перейдём.
К делу. Ага. Хорошо. Переход к делу – это хорошо. Сергей что-то искал, и этого чего-то, очевидно, не оказалось. Александр понимал, что теперь его будут гонять по поручениям, как мальчишку-кадета – о, славная юность, когда ты по ночам мечтал о том, как вытащишь кишки из своего командира и сделаешь из них петлю для одного особо приставучего сослуживца, неужели ты вернулась? Конечно нет, сейчас он терпеливее. Осторожнее. Бегать – так бегать. Никаких возражений не по делу, пока не будет возможности, опять же, вытащить кишки и сделать из них петлю. Нужно на досуге попытаться вспомнить хотя бы начальные навыки владения кинжалами, демоны демонами, а старая добрая сталь никогда не подводит.
– Вы что-то потеряли? – вежливо спросил он, готовясь уже к тому, что сейчас Сергей пошлёт его куда подальше за какой-нибудь снедью.

Looney Molly
27.10.2015, 22:58
/Александр Викс/

– Вы что-то потеряли? – как вежливо. А главное, до сих пор на вы. Умный мальчик, хороший мальчик. Тактичный такой. И тихий. Не перебивает, вопросов не по делу не спрашивает. Золото. Главное, чтобы и дальше так себя вёл.
А вот касательно потери Александр попал-таки в самое яблочко. Все эти скитания по комнате в поисках искомого объекта привели Сергея к нескольким занятным находкам. Среди которых можно было обнаружить такие ценности как страничка «как убить кого-то голыми руками», офигительный набор отвёрток, странная банка с какой-то зелёной субстанцией и надписью «мой друг Боб», коробка с пометкой «Больше Ни-ко-гда!», чьи-то голубые трусики в белую полоску, черный чемоданчик (который, к слову, был тут же отложен на видное место, как особо ценный объект), сломай-книжку, красную шляпу, и даже вполне себе живую и работоспособную белую мышь с неестественно большой головой. Настоящий склад. Точнее клад. Вот только, искомого там всё равно не было.
Хотя цель поиска была достаточно прозаичная. Единственное, что искал Сергей была выпивка. Её к нему в «номер» обычно поставляли разновсяческие чернорабочие, по большему счету разумная нежить, или же Надежда, или же нежить от Надежды. И вот, в самый ответственный момент, когда надо было призывать всяких там фяфлов с сатаной, вся высоко градусная жидкость исчерпала свои запасы. Это было грустно. Очень и очень грустно.
-Не то что бы потерял, скорее не нашел. И ты наверняка догадываешься, мой юный падаван, что это значит для тебя, - он хрипло рассмеялся. – Сейчас, прямо сейчас, ты пойдёшь. Пойдёшь такой, пойдёшь. Выйдешь из здания. И пойдёшь такой по городу. Там найдёшь бар. «Жало Скорпиона» называется. И вот там-то и будет твоя цель! – Сергей выдержал драматическую паузу, чтобы придать цели загадочности, которая была ей совершенно ни к чему. – Ты, дорой мой Александр, принесёшь мне бухла! А то кто же вызывает демонов на трезвую-то голову?
О, сколько воспоминаний. Какая ностальгия. Первые призывы… Попытки наладить контакт. И ведь действительно, под градусом общаться с этими товарищами намного проще и веселее. Сергей задумчиво провёл пальцами у себя по лбу, вспоминая те весёлые времена, когда последний вызов демона про трезваку закончился для него лишними парами глаз. Слишком много глаз.
-И побыстрее. Я когда надолго остаюсь без бухла начинаю стрелять лазерами из глаз, - он хмыкнул, немного огорчившись, что Викс так и не поймёт эту замечательную шутку. – Давай, одна нога здесь, другая там. Главное скажи, для кого берёшь. Они знают, что мне нужно.
Давать своему ученику денег, или более точных указаний маршрута Сергей не стал. В конце концов, добыть выпивку с деньгами может каждый дурак. Но вот без - это уже проверка характера. Да и потом, мальчику полезно будет разведать город самому. А уж он-то приглядит за ним. Глаз много. Им же надо чем-то заниматься.

http://s005.radikal.ru/i212/1510/b3/3e3da5eff290.jpg

Александр Викс
28.10.2015, 09:31
– Ты, дорой мой Александр, принесёшь мне бухла! А то кто же вызывает демонов на трезвую-то голову?
Оу. Что ж. Да, он надеялся на просьбу «сгоняй и принеси мне парочку свежих трупов для жертвоприношения», но, ладно, не все же ему должно везти.
Денег не дадут, время ограничено. Как-то в молодости командир отряда посылал Александра и еще одного доходягу за мечами к местному кузнецу, наказав просто взять и уйти в счет королевской армии. Разумеется, кузнец послал их далеко и надолго – но после пары минут лежания на полу своей кузницы в крови он решил, что солдатам мечи таки нужнее.
Но вот засада: сейчас Александр один, а в «Жале» наверняка будет народ. И навыков нет. Как и собственных денег. Что ж, это интересно. Вариантов было много, и все они в каком-то роде были опасны для человека, попавшего в этот мир пару часов назад. Но в конце концов, если Сергей посылает на это дело – значит, у него есть какой-то расчет. И о последствиях он догадывается. Если так – тогда можно пользоваться всем своим арсеналом. Приказ есть приказ. Старая добрая армейская правда.
– Хорошо, - Александр коротко кивнул, развернулся и вышел из комнаты. Подумав, он вставил данный Надеждой ключ в замочную скважину и провернул его – что было заперто должно оставаться запертым. Меры безопасности. Зачем-то же ему дали этот ключ.
Теперь оставалось придумать план, исполнить его и, желательно, не нажить слишком больших неприятностей.

==> Бар "Жало Скорпиона"

Хеладас
01.11.2015, 10:40
[Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=4&p=44027&viewfull=1#post44027)

Место, где звенят цепи и слышны стоны и крики рабов. Место, где за каждым поворотом может показать свои гнилые клыки смерть. Место, где страшно даже тем, кто ранее был бесстрашен. Почему именно его выбрала первым на своём пути маленькая леди Хеладас? По телу Райса, несущего на своей ладони кресло с восседающей там фейри, пробегала дрожь, когда взгляд, посмевший коснуться здания, проходился по его черноте.
Фейри ощущала эту дрожь, но никоим образом не реагировала на неё. Оставалось совсем немного, чтобы получить необходимые знания. Райс шел вперед, в один момент он замер на месте, застыл, словно бы увидел кошмар или потерял сознание, но остался на ногах. Хеладас подняла свой взгляд, отрываясь от изучения карты местности, лежащей на коленях. Навстречу рассекало шестирукое создание, на которое Хель лишь бросилась изучающий взгляд. Та же прошлась взглядом по Райсу, немедленно теряя к нему интерес.
- Вы чего-то хотели?
Пробирающий голос, однако Хеладас, жившей всю жизнь среди сладкоголосых фейри с их глубокими тонами, было вполне себе привычно.
- Фрейлина Мира сказала, что здесь я смогу найти библиотеку и место для своих исследований.
Фея была незнакома Надежде, однако в её взгляде не промелькнуло удивление. Да, она знает всех, кто сюда приходит. Теперь будет знать и её, и раз уж фрейлина Её Кровавого Величества позволила себе отметить наличие библиотеки и подобных мест, значит и путь ей вперед.
- Прошу за мной.
Вежливость была не в новинку в этих местах, а потому Хеладас мягко улыбнулась, едва заметно мотнув головой, Райс последовал за Надеждой, которая сначала показала, где находится библиотека, а после привела в пустую пока еще комнату.
- Здесь будет располагаться ваше рабочее место, его заполнят по вашему желанию. Правила просты - не заглядывать в закрытые двери, не заходить туда без стука. Маг может проводить сложный эксперимент, и мешать коллегам не стоит. Здесь все заняты делом, а поговорить лучше в театре. Не стоит отвлекать друг друга. Запрашивать материалы и ресурсы вы можете у меня.
Легкая улыбка на её губах казалось милой, но внутри всего этого шестирукого облика проскальзывало нечто хищное.
- Я благодарна. Сегодня не стану оборудовать комнату, займусь этим чуть позже. Теперь я направлюсь в библиотеку.
Девушка кивнула, проводив до самых её дверей.

Хеладас
01.11.2015, 10:56
Оставив фейри и Райса в библиотеке, Надежда пошла по своим делам, а дел у неё было не мало. Однако, Хеладас решила, что её не волнуют дела шестирукой, она начала летать от полки к полки, оставив раба где-то у входа. В итоге ей на глаза попались три книги о разных проклятиях, но всё это было не то, однако и там могли содержаться верные сведения о нужных ей вещах.
Подозвав Райса, Хель приказала ему достать все три книги, а после погрузилась в чтение. Ей не была нужна помощь слуги, а потому он вновь отошел к двери. Её было пусть и трудно, но проще переворачивать страницы самой. Её взгляд бегал по строчкам, цепляясь к каждой, вычленяя необходимые моменты. Интерес не угасал ни к одной странице, и вскоре день перешел в ночь, а ночь близилась к своей середине. Райс был отправлен за едой и напитками, но в этот раз список был четок и ясен. Вскоре он вернулся с подносом поставив его рядом с фейри, та взмахом руки отправила его обратно к двери. Она быстренько поела, всё еще не ощущая наваливающейся усталости.
Под утро первая книга была окончена, а в голове Хеладас остались множественные знания. Она коротко усмехнулась, переводя взгляд на Райса, что прислонился к стеночке и, казалось, дремал. Теперь пришел черед второй книги, она позвала раба, приказав убрать прочитанную и положить перед ней следующую. Отправив Райса за завтраком, она позволила перекусить и ему самому. Сколько еще вот так им шарахаться по Хрешу?
В этот раз раб вернулся с сумкой на плече, в ней было всё необходимое для продолжения путешествия, там было несколько порций, готовых к употреблению фейри, но сумка была магическая, и то, что должно было оставаться холодным, таковым и было, горячее так же не теряло своей ценности. Теперь можно было бы не бегать с кухни до сюда. Устал ли он? Хеладас было всё равно. Насытив себя завтраком, фейри продолжила изучать поданный в книге материал, но она была менее интересна, а потому, фыркнув, Хеладас взялась за третий том, задержавшись на нем аж до следующего утра. В итоге фейри всё же заснула прямо в кресле, устав от тягот и лишений. Проснувшись, она ощутила, как болит спина, находившаяся долгое время в неудобном положении, но это прошло после того, как Хеладас поднялась и слегка размялась.
Фейри прикончила третий том, вновь поела, позволит и Райсу насытиться. Кажется, он тоже успел отдохнуть.
В библиотеке было множество интересных книг, но все они были сейчас не нужны запертой в маленьком теле Хеладас. Оставалось немногое, она уже поняла, как скинуть проклятье, но необходимы были ингредиенты, да и подействует ли этот способ на чужеродное воздействие?
Прежде чем Хеладас снова продолжила своё путешествие, раб предупредил её о дне избавления от чумы, рассказав о предыстории этого события. Фейри усмехнулась, принимая от него маленькое, сделанное по размеру, платье, в котором она явственно смогла бы сыграть такую крайне стервозную ведьму. Грудь поднимал не особо жесткий корсет, а юбка едва закрывала ноги до середины колен. Однако, Хеладас понравилась эта мысль, а потому она в несколько движений нанесла грим из морозного инея на собственное лицо, приводя его в слегка устрашающий вид.
Только теперь была готова следовать дальше, но сначала Райс убрал все книги на свои места. Он вновь взял кресло, отправляясь за пределы Доллхауса.

Трущобы (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=164)

Горанд
02.11.2015, 14:37
[Экспансия льда начинается здесь]

Чувство невероятного блаженства, протекающее по всему телу, попадающее даже в разум – именно это сейчас ощущал Ледяной Князь. Он словно падал, но не вниз – вверх. Перед глазами пролетали звёзды, красивые густые туманы, даже видимые энергетические потоки: и всё это проникало сквозь него самого. Впервые Горанд испытал такие прекрасные чувства, впервые он испытал хоть какие-то яркие эмоции – хотелось остаться тут навсегда.
Но всё прошло. Было непонятно, сколько длилась эта эйфория, но так или иначе, она прекратилась. Невидимые руки аккуратно поставили Светлеющего во Льду на пол какой-то неизвестной ему комнаты. Пару секунд он отходил от произошедшего, понимая, что нечто невероятно могущественное спасло его от гнева Княгини, а затем сжал пальцы в кулак – он явно жив. Жив, и чувствует себя вполне хорошо, однако, не так, как раньше. Вокруг не было льда, снега, но самое страшное – связь с Ледяным Сердцем оборвалась.
Мужчина почувствовал резкое ослабление в мышцах, и бессильно повалился на колени, уперевшись ладонями об пол, голова же его свисала вниз – разум кричал, кричал лишь одно: «Где наш Бог?!» С минуту Горанд находился в таком положении, а затем понял – сидеть так вечно и ждать возвращения Сердца – плохая идея. Лучше будет, если он поможет возвродить его здесь – где бы это «здесь» не находилось. Быть может, связь и оборвалась, но вера не погибнет никогда.
Баридситала встал, выпрямил осанку и привёл себя в порядок, поправив одежду в нескольких местах. Затем он решил наконец-то осмотреться: и понял, что находится не в своём мире – Двойная Спираль отказалась от технологий, а вещи, находящиеся здесь… Горанд не мог поверить, что такие угловатые уродливые вещи могли быть созданы с помощью магии – такой прекрасной, такой могущественной.
Паника внутри, спокойствие снаружи – типичное состояние для Светлеющего во Льду. Но на этот раз волнение было слишком велико – чужой неизвестный мир, враждебная обстановка и потеря способностей… Очень, очень плохое положение дел.
- Сердце… - дрожащими губами пролепетал даммайтирианец, сглотнув накатившийся в горле ком самых разнообразных чувств.
Стоять здесь, как истукан, смысла не было, а потому Горанд, окончательно взяв себя в руки, начал делать свои первые шаги в этом мире, направляясь на выход из небольшой комнаты. К счастью, дверь была приоткрыта - оттуда лился так любимый им свет. Искусственный, естественно, но откуда об этом знать существу, совершенно незнакомому с технологиями?
Это были лаборатории. Правда, сам Князь даже не знал такого слова и, следовательно, назначения данных помещений. Сыграет ли это с ним злую шутку, или Надежда будет милосердна к новенькому в этом жестоком мире?

Looney Molly
03.11.2015, 11:17
\Горанд\

Ходют тут всякие, старой больной женщине даже чаю спокойно не попить. И всем непременно что-нибудь требуется. Одного выпусти, ключи возьми. Других в библиотеку отведи. У третьих ресурс кончился… Где была эта свежая мёртвая проститутка? Вот пусть и идёт на ресурсы. Строевым шагом да под бодрые марши. А уж о потребностях пятых, четвёртых и десятых и говорить нечего. Давеча, Серёженька получил в свое пользование ученичка… Кажется, и Надежде в пору задуматься о помощнике с сознанием пошире чем у всяких там зомби-ботов. Надо бы найти себе подходящий труп и кого-нибудь собрать, пожалуй. С характером. И повреднее. Чтобы ходил тут такой мёртвый, мелкий и очень важный и шпынял всех заходящих. А то ходют тут всякие. Старой больной женщине даже чаю спокойно не попить.
Вот и сейчас, казалось бы, откуда внизу копошения? Коридоры должны быть пусты. А там, ишь ты, занесло кого-то. В отличие от своего не к ночи помянутого папеньки, Наджеда не отличалась лишним набором глаз, но ясно видела всё происходящее во всех своих коридорах. Точнее не видела, а просто знала. И сейчас подобное вторжение на защищенную казалось бы от попаданий извне территорию её порядном насторожило. Покинув свой пост в уютном кресле Надежда спустилась в коридоры, заметив как кто-то заходит в одну из по какой-то причине не запертых лабораторий. «Надо будет сменить уборщицу, эта уже никуда не годится, забывает запирать двери, да ещё и своими частями сорит. Действительно, вот же ухо валяется. Срок годности вышел, не иначе».
-Собственно на каком основании… - точно заезженная пластинка начала было Надежда, так и не выпуская из рук чашки остывающего чая, кстати, с лимоном. – Оу, я таки обомлела напрочь, - саркастично произнесла она, потерев глаза свободной от чая парой рук.
Действительно, то густо – то пусто. Ещё недавно Надежда ловила себя на мысли, что попаданец в её милой и маленькой приёмной это так свежо и в новинку. Надо же, свалиться не на головы театральных господ, а в её уютном пыточном дворике. И тут, надо же второй. Куда более необычный. Не пытающийся ломать комедии и строить из себя невинность с мёртвым телом на руках. Однако, как по виду, так и являющийся этим самым типичным не пойми чем. Если бы Надежда не знала в лицо чуть ли не каждого обитателя этой обители пафоса, то этот образчик вполне сошел бы за своего. А так, явно же иномирец. «Свои» не смогли бы проникнуть сюда в обход Хранительницы Ключей.
-Ну что же, здравствуйте, - хмыкнула девушка, несколько скептично глядя на нового гостя.

Горанд
04.11.2015, 18:17
Присутствие здесь Князя заметили сразу же, чему сам он довольно сильно обрадовался - быть может, он и не совсем любил кампании, но ходить здесь одному, по этому, надо сказать, довольно неприятному месту, да ещё и без связи с Сердцем... Нет, такого счастья Горанду не надо.
К нему подошла молодая девушка с несколькими руками - раньше такого Баритситала не видывал, но ни одна мышца на его лице из-за этого не дрогнула.
"Монстр", - подумал он, оглядев незнакомку с ног до головы. Так или иначе, особь женского пола заговорила с ним, и начала с типичного приветствия. Стоит отметить, что даммайтирианцы не привыкли к такому типичному жесту черни, однако ему не раз ради сохранения имиджа приходилось говорить это "здравствуйте". И здесь он тоже решил не изменять сложившимся традициям:
- Здравствуйте. Выведите меня, я здесь не должен находиться, - совершенно безразличным взглядом посмотрев на неё, безэмоционально сказал он. И что же - в его словах не было и доли сомнения или неправды.
Разум же Светлеющего во Льду был полностью заполнен одной мыслью: "Я должен возродить Сердце!"

Looney Molly
04.11.2015, 20:48
\Горанд\

Ишь, раскомандывался. Пришел тут, значит, невесть откуда, смотрит своей презрительной мордашкой и думает, что он тут самый классный. Надежда недовольно изогнула бровь, глядя на неожиданного гостя из иного мира и очень недовольно хмыкнула, сложив одну пару рук на груди, а другую уперев в бока. Последняя пара рук тоскливо помешивала остывший чай, окончательно смирившись с осознанием того, что перерыв безнадёжно испорчен.
-Надо же, какой сообразительный, - Хранительница Ключей усмехнулась, резко перейдя на куда менее уважительный тон. Она очень не любила, когда на неё пытались смотреть сверху вниз те, кто не имел на то никаких статусных, или иных оснований и сейчас этот мистер безразличие балансировал на очень опасной грани. Как и балансировало само сознание Надежды. Увести его в лабиринты и пусть там блуждает аж до морковкиного заговения, авось нежики слопают. Или же вывести, а там с глаз долой из сердца вон, если к лизоблюдам Высочества не прибьется. - Быть здесь действительно не стоит, нечего стерильность помещений нарушать, - вздохнула она, оглядев грустным взглядом остывшую чашку. – Стало быть, пойдём, - одной рукой она поманила за собой незнакомца, направляясь к выходу из лаборатории.
Будет что-то говорить? Что-то спрашивать? Нужно ли ему позвонить маме и сказать где я? «Алло, мама, где я?». В общем-то, пока Надежда ещё думала. Путь наверх в любом случае займёт какое-то время, а там можно и поразмыслить, вывести ли его через приёмную или оставить на произвол великой судьбы.

Горанд
08.11.2015, 17:12
Горанду было абсолютно начхать на показушное недовольство этой странной многорукой девушки. Более того - Князь просто-напросто не замечал это видимое невооружённым глазом недовольство. Но нет, он не слеп - просто не считает, что должен на это обращать хоть какую-то часть своего внимания. Всё время он пытался лишь восстановить связь с Сердцем, не думая больше ни о чём ином.
К сожалению, Баритситала даже и не подозревал, какие страшные вещи с ним может сделать эта хрупкая на вид особа. Ему казалось, что только Сердце и Княгиня могли сделать ему неприятно и даже больно, но он ещё слишком мало пожил в Эмпии. Скоро, скоро он поймёт, что сделать больно может любой, кому это взбредёт в голову.
"Стерильность?" - вопросил сам себя Светлеющий во Льду, вновь взглянув в глаза Надежды. Слишком непонятный говор у неё, очень много непонятных для него слов. Казалось, что это действительно не мир Двух Спиралей - такого там не было. Да, всё было намного лучше, чем в этом неприятном и странном месте.
И всё-таки она позвала его за собой, и даммайтирианец без колебаний последовал за незнакомкой. Естественно, сейчас вся власть над ним находилась в руках этой "медсестры", но Горанд отбросил эту дурную мысль сразу же, как она посмела залезть ему в голову - ещё бы он был зависим от каких-то посторонних женщин! Быть может, у его народа и был установлен матриархат, но только по отношению к этому самому народу - другие просто не воспринимались всерьёз.
Никаких вопросов мужчина Надежде не задавала - понимал, что лучше найти собеседника получше и с более хорошим настроением. Уж больно сильно эта девушка показывала своё недовольство сложившейся ситуацией.

Looney Molly
09.11.2015, 15:33
\Горанд\

Однако, незнакомец следовал за ней, совершенно молча, не задавая ни единого лишнего, ни даже вполне уместного вопроса. Эта тишина успокаивала Надежду. Хотя, возможно, её умиротворяли эти бесконечные лабиринты и их длинные коридоры практически ничем не отличающихся друг от друга дверей. Они шли в полнейшей тишине, которую лишь изредка нарушали удары ложки о края чашки и стабильный звук их собственных шагов. Пару раз мимо пробежала парочка специально обученных нежиков, достаточно приличного вида и с минимальными признаками разложения. «Побежали ресурсы таскать, опять кто-то опыты ставит» - улыбнулась она этой привычной и ставшей для неё спокойной суете. Из-под одной из дверей проступала лужа чего-то красного. Видимо, один мсье таки перестарался в своих извращениях. Надо будет послать туда бригаду уборщиков. И самой наведаться, вдруг там ещё осталось что-то, из чего можно будет слепить лишнюю бесплатную рабочую силу. Парочка-другая уборщиц ей бы не помешала. А то Люська уже начинает пованивать, люди жалуются. Не хорошо это.
Углубившись в измышления о бытовом да о извечном, Надежда начисто забыла, что ещё минуту назад думала одарить гостя весьма неприятной пакостью, заблудив его и оставив на съедения зомби. И ведь действительно, к чему рабочих травить? Вдруг нахватаются от него мерзопакости какой, а ты потом сиди и перенастраивай. Ещё мозги менять придётся. Не порядок. Так или иначе, Надежда и иномирец поднялись-таки наверх, оказавшись в привычной и всё так же захламлённой приёмной, которая, в отличие от находившихся в идеальном состоянии подвальных помещений, давно уже требовала ремонта.
-Выход там, - парой левых рук она махнула в сторону двери, ведущей наружу. – Добро пожаловать в Сотолес. Смотрите не потеряйтесь, - с долей лёгкой иронии добавила Надежда. Незнакомец так ничего и не спросил. Так что выбор за ним, остаться, спрашивая вопросы, или идти. Куда угодно. Замок и Театр достаточно крупные и приметные здания – захочет прибиться – найдёт и прибьётся. Не захочет – его воля. Хреш большой. Эмпия ещё больше. А ей нужно организовать уборщиц до того, как мсье или его «гости» начнут разложение.

Горанд
14.11.2015, 17:12
Они шли по этим коридорам, среди всего этого смрада и так называемых "нежиков" - многие бы не месте Надежды и Горанда испытывали отвращение и страх, но первой это даже нравилось, а второму было просто-напросто всё равно. Всё-таки в безэмоциональности куда больше плюсов, нежели минусов.
Шли они долго. Или нет? Не важно - целью было просто выбраться и найти кого-то более подкованного в вопросе религии, чем эта странная многорукая женщина. Хотелось понять, почему оборвалась связь с Сердцем, и почему же он попал сюда, в другой мир. Совсем недавно, буквально несколько минут назад, он убегал от разъярённой Княгини, которая желала смерти своему наследнику. Он выпрыгнул в окно... И теперь он здесь. Всё было очень и очень непонятно.
"Бред", - только и подумал Баритситала, прокрутив все детали сложившейся ситуации у себя в голове.
Как бы там ни было, перед Светлеющим во Льду уже находился выход, как он понял, на улицу. Видимо, эта медсестра была рада тому, что иномирянин покидает её рабочее местно. Что же, нервировать эту особу не очень-то хотелось, так как Горанд чувствовал - отпор он дать не сможет, ведь силы пропали. Можно было упасть в обморок, а после возвращения в сознание долго и горестно плакать, сокрушаясь о том, как же такое могло произойти и куда делись годами накопленные способности, но это было бы не в стиле даммайтирианца.
- Прощайте, - небрежно кинул он многорукой, безразлично взглянув ей в глаза. Положив руку на холодную дверную ручку, которая отвратно пахла грязным и недорогим металлом, Князь повернул её и потянул на себя этот безобразный кусок дерева... Из постепенно раскрывающейся щели, ставшей затем проёмом, полился яркий солнечный свет. Холодное сердце Горанда наполнилось сиянием.
Но суждено ли ему так скоро покинуть это место? Ох, наш герой ещё не знал о непредсказуемости Эмпии!

Looney Molly
18.11.2015, 13:36
\Горанд\

Увы, как бы Горанд не хотел покинуть этот уютный пыточный дворик разномастных исследователей-экспериментаторов, обстоятельства сегодня играли не в его пользу. Дверь резко захлопнулась прямо перед его носом. А после сверху упала и захлопнулась вторая дверь. Следом так же закрылись невесть откуда взявшимися решетками малочисленные окна приёмной. Заиграла странная музыка, одновременно тревожная и заводная, не предвещающая ничего хорошего.
-Я же просила нормальную сигнализацию, - тоскливо вздохнула Надежда, ставя на столик наконец-то опустевшую многострадальную чашку. – Увы, парень, у нас побег. Пока не отловят – никто не выйдет, никто не войдёт, - она лениво проследовала к стоящему у дальней стены шкафу, открыла его и выпустила оттуда троицу скелетов, вооруженных и в обрывках военной формы. – Беглое создание поймать и устранить. Виновника доставить мне, если там есть что доставлять. У вас на всё полчаса. Не успеете – спущусь сама, но вас всех выкину. Вопросы есть?
Разумеется, вопросов у неразумных скелетов не оказалось. Они покорно спустились в подвалы, выполняя волю своей повелительницы. Сама же Надежда спокойно вернулась к электрочайнику, вновь заставив его работать. Не иначе кто-то снова за рабом недоглядел, перегнул палку, не закрыл дверь. Вот поэтому она и не любила выдавать ключи на руки. Кто бы это не учудил, если он остался в живых, впоследствии получит по башке и будет не допущен до работы в подвалах, допустим на пару месяцев. Пусть страдает и в другой раз лучше следит за своими вещами, а не разводит бардак, где не надо.
-Ну-с, дорогой гость-с, раз уж вы тут застряли с нами, - Надежда ненадолго вспомнила слово «гостеприимство», - может чаю? Всё равно как минимум полчаса у нас есть.

Хеладас
18.11.2015, 15:36
[Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=8&p=53907&viewfull=1#post53907)

Райс доставил Хеладас в "Дом Предателей", внутренне содрогаясь от того, что ему придется вновь быть здесь. И кто знает, что надумает фейри в этот раз. Всё же он не верил, что Хель способна так быстро забыть то, что на его лице мелькнули какие-то эмоции, а потому был собран и готов к любом последствию.
Выделенная Надеждой комната была всё еще пуста, но это правильно, ведь Хеладас пока ничего не заказывала.
Подлетев и оставляя наконец руку раба, освобождая ту от боли, что даруют смертных прикосновения истинных фейри, она махнула рукой, приказывая ему отойти к дверь. Сама Хеладас вышла на середину пустой комнаты, опускаясь на пол, садясь, скрестив ноги. Закрыла глаза, тихо выдыхая сквозь зубы, она готовиться стать больше, стать собой. Хеладас Снежная Вьюга способна на многое, вот только сил в этих тонких ручонках всё меньше, хотя раз за разом она ощущает собственную возрастающую мощь.
По полу от фейри рванул иней, украшая тот красивыми узорами. Райс отступил еще на шаг, прилипая к стене. Ему было страшно, он не желал быть ледяной фигурой в замке Снежной Королевы.
Снежные хлопья закружили вокруг Хеладас, скрывая полностью её фигуру. И она действительно увеличивалась, преображалась. Фейри становилась сама собой. Её тело облекало платье из снежного шелка, сшитого ледяными нитями. На ноги ложились высокие сапоги с каблуками изо льда. Фейри, которую так боялись крестьяне, она явилась вновь, и свидетелем тому возвращению был лишь раб Доллхауса. Быть может это и к лучшему. Хеладас медленно поднялась, окидывая зал медленным взглядом, струящимся из надменных глаз. Отныне её величие будет неоспоримо, и по царственной осанке всё было чудесно понятно.
Белые волосы с ледяным оттенком украсили нити из лунного жемчуга. Хеладас поднялась в своём величии и могуществе. И она улыбнулась, бросая взгляд на Райса, который вдруг ощутил, как его пронзает тысяча ледяных игл. Конечно, это было самовнушение поспешно опустившего взгляд в пол раба.
Шаг вперед, под её ногами шуршит снег, и иней ползет по полу. Шелк платья мягко трется о плиты, издавая тихий звук.
Презрительно кривятся губы, когда она видит кресло в руках Райса, тот словно бы угадывает момент перед грозой, пряча руку за свою спину. Хеладас скользит к двери, раб поспешно открывает перед ней дверь, склоняясь в учтивом поклоне. Теперь всё стало куда серьезнее, это более не мелкая фея, которая приносила много боли, которую нельзя игнорировать. Фейри внушала куда больше почтения, и способна была явно на большее.
Хеладас пошла прочь из Дома Предателей, её путь был в замок. Ей следует заново представиться властвующей особе.

Горанд
20.11.2015, 17:34
Но стоило сердцу Горанда налиться тем самым солнечным сиянием, как вдруг только что открывшаяся дверь захлопнулась. Не спрашивая никого, просто взяла - и захлопнулась, чуть не ударив Холодного Князя по носу. Ладно, случись только это - мужчина бы не поленился отворить её ещё раз, но ведь сверху, прямо из дверного проёма, появилась вторая - и крепко-накрепко заблокировала единственный выход. Почему единственный, есть ведь окна, можете восклицать вы. Однако, даммайтирианец не полез бы туда без особой на то нужды, да и даже те стали скованы металлической решёткой.
"О Сердце..." - ничуть не восхищаясь произошедшим, обратился он к своему Богу. Помочь он Горанду не мог, но привычка навсегда останется привычкой.
И вновь многорукая стала использовать слова, Баритситалу неизвестные.
"Сигнализация?" - вопросил сам себя он, потерев бровь. Что же, делать было нечего - выйти никак, а потому оставалось только одно - поддержать разговор с этой странной особой.
Проводив скелетов безразличным взглядом, Князь позволил себе сесть не на самое чистое кресло, которое он видел в своей жизни, и спросить о том, что ему предлагала медсестра:
- Чай? - он изогнул бровь еле-еле видно. - Что это?

Looney Molly
21.11.2015, 15:16
\Горанд\

-Чай это чай. А кто чай не пьёт, тот чмо, - рассмеялась Надежда, запуская видавший все возможные виды электрический чайник. Тот сразу же раздался чуть ли не предсмертными звуками, судорожно подогревая воду. Сама же Хранительница ключей нагнулась к тумбочке, в поиске второй кружки и каких-нибудь пакетиков. Вот ещё тратить хороший заварной на всяких пришлых, которые даже словей-то таких как «чай» никогда не слышали. – Из какой дыры ты вылез? – привычно-язвительно спросила она, но потом одумалась. Между ней и незваным гостем явно стоял барьер. Практически языковой. Половина слов, которые произносила Надежда, были совершенно незнакомы попаданцу. Пожалуй, чтобы эти полчаса не превратились в пытку и не оказалось, что это её заперли с ним, а не его с ней, надо было несколько пересмотреть собственную речь и подбирать слова попроще. – Я имею в виду, откуда ты вообще? Явно же не из этого мира.
Чайник издал очередные предсмертные хрипы и погас, давая знать, что вода в нём успешно доведена до кипения. Вот только вторую чашку Надежде найти так и не удалось. Всё, что попадалось ей в закромах, было либо невозможно грязным, либо уже чем-то занятым и непригодным для питья. Ну, что же, чаепитие видимо отменяется.
-Ложная тревога. Чая не будет. У меня всего одна кружка, - развела Надежда второй парой рук. Может быть гость и не получит напитков, но это не повод лишать себя радости. Не зря же страдал несчастный чайник.

Хеладас
27.11.2015, 15:31
Хеладас двигалась в сторону Надежды, узнав по пути у проходящего по каким-то делам раба, где она находится, сразу пошла туда. Райс следовал неотступно, стремясь казаться совершенно невидимым, неслышимым. Фейри следовала по указанному пути, а потом несколько дверей резко оказались заблокированы. Хеладас подняла было руку, чтобы поразить эти закрывшиеся железяки холодом, но раб успел пояснить, при какой ситуации случается такое. Сбежал раб, как обидно, и теперь оставалось только ждать. Ждать Хель не умела, нетерпеливая фейри была в ярости, но Райс не посмел двинуться и даже отойти от напрягающего холода, что сковывал рядом с Хеладас.
Но вот всё прошло, двери были открыты, и путь вперед свободен. Фейри быстро преодолела последние метры, достигая шестирукой смотрительницы "Дома Предателей".
- Надежда, я пришла, чтобы заказать ингредиенты для исследований. До того ты могла видеть меня в форме феи. Моё имя Хеладас Снежная Вьюга. Я гостья Кровавой Королевы.
Смотрительница ответила с готовностью, но взгляд фейри наконец упал и на того, кто был здесь так же. Что-то родное было в нем, своё. Может быть этот цвет кожи, этот холод? Впрочем, это был лишь взгляд, а больше.. пока нет, возможно тень мимолетной улыбки мелькнула на губах, но это всё, что могло бы показать её реакцию на присутствующего.

Горанд
28.11.2015, 21:00
"Чай? Чмо?" - прокручивал по нескольку раз у себя в голове Горанд, пытаясь найти истинное значение этих странных коротких слов. И если растолкование первого крылось в том, что "чай" этот пьют, то второе не вызывало никаких ассоциативных связей. Тот, кто не пьёт чай - тот чмо. Чмо - хорошо или плохо? Чмо - почётно или нет? Зависит это от того, хорош ли чай? Так или иначе, видимо, не суждено Князю до конца понять свою временную собеседницу, от поведения которой Баритситалу стало просто-напросто скучно. Нет, он вообще всегда ведёт себя крайне безэмоционально и выглядит так, будто бы ему ничего на свете, кроме льда, к чёрту не нужно, но этот случай - он особенный. Хотелось спросить у кого-то о Сердце, о Спиралях, о Княгине, в конце-то концов. Несмотря на то, что она несколько минут назад выпустила в своего наследника несколько десятков ледяных шипов, сам мужчина уважал и даже, в каком-то роде, любил своего регента. Но... Эта многорукая женщина говорила много странных вещей, вещей, как уже ранее говорилось, чуждых и, надо сказать, бесполезных в данный момент для Князя. Он недовольно зевнул, театрально показав, что ему всё это не нравится - но только мысленно.
- Двойная Спираль, Край Пропастей, я - Светлеющий во Льду, - понимая, что все эти названия ей ничего не говорят, безразлично и монотонно проговорил он, пустым взглядом рассматривая помещение - не то чтобы оно ему было столь интересно, просто заниматься здесь было абсолютно нечем, однако, и это Горанд любил. Сидеть, ничего не делать, наслаждаться видами на многовековые ледники... Последних, кстати, очень не хватало для полноты картины. Неожиданно осознав это, даммайтирианец повернул голову в сторону двери - та отворилась, и в неё зашла женщина завораживающей, ледяной красоты. Естественно, параллели с прошлым были проведены мгновенно.
"Княгиня?" - искренне удивился мужчина, - "Нет, не она", - чуть разочаровавшись, он было поник, но понял - Орайдрианна всё равно навсегда пропала из его жизни. Так почему бы не найти сообщника, помощника, коллегу - называйте, как хотите, - который тоже будет не прочь провести в этом мире экспансию льда, холода и снежных вьюг? К слову, о вьюгах - это часть её имени, как успел понять Баритситала. А такое "прозвище", ежели можно так выразиться, очень о многом говорило. Как, впрочем, и внешний вид вошедшей, и энергия, от неё исходящая.
Она взглянула на него, отчего сердце Князя похолодело. Для даммайтирианца это нормально, когда он испытывает возвышенные чувства. Но нет-нет, не подумайте - это вовсе не любовь! Хотя, с какой стороны посмотреть... Несомненно, это любовь, но любовь к божеству, которое следует возродить, а Хеладас вызывала ощущения того, что Горанд в этом мире не один, что есть тот, чьи интересы, чей смысл жизни может быть схож с таковыми у Князя.
Он ничего не сказал, никак не показал свои эмоции, а лишь уставился (не тупо, как-то осмысленно и задумчиво) на "Княгиню". Было очень интересно рассмотреть её, и даже если она даст повод подумать, что взгляд Светлеющего во Льду ей не нравится, он будет смотреть на неё до тех пор, пока она не уйдёт или не заговорит с ним.
"О Сердце, я знаю, частица тебя во мне... Так сделай же так, чтобы эта женщина заразилась тобой, заразилась моей верой в тебя!"

Хеладас
29.11.2015, 22:33
Кто это такой? Холодный, словно она сама, одет и ведет себя явно не как слуга, быть может следует придержать в себя, ну или по крайней мере не пытаться засунуть сосульку ему в глаз за дерзкий взгляд и осматривание. Вот только и сама Хеладас взгляда не опустила, пристально глядя в глаза незнакомцу. Он же, осматривая её, мг отметить легкое плетение тканей из серого неба и ледяных нитей мелодии вьюжной ночи. Мог видеть, как при каждом её шаге разбегались змейки, складываясь в узоры инея под её ногами. Мог наблюдать, как следом, когда она делает шаг, летит ворох снежинок, мерцающий в воздухе, растворяющийся вновь.
Хеладас замерла, наклоняя голову набок. Он точно не из двора фейри, слишком много металла на холодном мужчине. Она не знает иной расы, подобной им, а значит и предполагать пока не станет. Проще спросить напрямую, но вести себя не столь дерзко, как с рабами или явно низшими. Немного уважения? Нет, скорее безразличия, да именно с него и требуется начать.
- Звуком приветствия тебе станет Хеладас Снежная Вьюга. Звучание твоих имен и регалий станут вечным знанием в памяти моей.
Она не присела в реверансе, а лишь легко склонила голову на несколько секунд, но вот вновь поднимается подбородок, царственая осанка возвращается в свою норму. И льдистые глаза взирают с отчетливым оттенком интереса и.. безразличия одновременно. Скажет - прекрасно. Не скажет - Хеладас запомнит, но сейчас лишь отвернется, не желая более видеть того, кто не назвался в ответ на проявление показательной вежливости фейри.

Горанд
03.12.2015, 15:55
Даммайтирианка? Отнюдь. Но ледяная, вьюжная красота её не поддаётся сомнению - Горанду она нравится, как нравилась сама Княгиня. В них явно было нечто схожее, но даже не внешность, а поведение. Всё то же безразличие, всё те же завораживающие телодвижения, приёмы... Обольщения? Нет, Князь не думал, что эта дама завлекала его - но интерес явно проявляла.
Она тоже пристально смотрела в его глаза, затем наклонила голову набок и представилась ему:
"Хеладас Снежная Вьюга", - ещё раз повторил про себя Баритситала, понимая, что какой бы расы не была эта женщина, но прозвища у них с даммайтирианцами схожи. Снежные, ледяные, холодные!
Беловолосый встал, выпрямил осанку, но слишком сильно приближаться не стал - вдруг она сочтёт это за дурной тон или что-то вроде того. Кто их знает, этих иномирянок?
- Я Горанд, Светлеющий во Льду Князь, правитель Края Пропастей из мира Двойной Спирали, - а вот он сделал небольшой реверанс, чуть поклонившись своей собеседнице. Она желала того, чтобы он представиться - Баритситала сделал это. Истинного имени, естественно, не назвал, но, быть может, в будущем. - Вы слушаете Сердце? - спросил он, надеясь таким образом определить принадлежность её к какой-либо из религий этого мира. Как ярый последователь своей истинной веры, он даже и не подозревал, что в этом мире всё совсем по другому!

Looney Molly
07.12.2015, 14:45
\Горанд, Хеладас\

Действительно, как пафосно и как пусто. Какой-то там блестящий в измороси. Ничего слишком информативного или же по делу. Ну хоть знамо иномирец. Каких их только тут не было. И с более пафосными именами тоже. В целом, типичный потенциальный бродящий в театре. Может, забредёт. Там его быстро натаскают по местному сленгу. По крайней мере, что такое чай и кто там его не пьет, усвоит на отлично. К слову о чае, сейчас он занимал хранительницу ключей куда больше, чем её гость. Пакетик прыгал вверх-вниз в чашке с кипятком, отдавая ему весь свой вкус и аромат. Конечно, чаёк-то был так себе. Но таки где нонче хороших чаёв достанешь. На них у Величества монополия. А ты пей что дают. Надо будет потом выпустить Сергея… Пусть пользу приносит. Хоть заварку хорошую принесёт, народ своим видом попугает.
От чая Надежду отвлекла пришедшая леди в компании всё того же сложного биоробота, коего, видимо выделили ей в качестве личной игрушки. Ишь-ты, как маленькая фейка вымахала за лето! Ну, что ж. Так ей даже больше идёт. Надежда сделала пару глотков горячего напитка после чего кивнула Хеладас.
-Пусть этот сложный списочек необходимого на столе оставит. И всё достанем, - хмыкнула она, указав на Райса. Организационная работа явно не входила в обязанности королевских гостей, а вот мебели была как раз под стать. Слуга же обязан знать, что нужно его временной, а может и постоянной, госпоже.
Надежда смотрела на часы, по которым, кажется, кто-то пробежался, и отмеряла время. Двое отмороженных присутствующих явно спелись и обсуждали что-то своё, прохладное. Надежда спокойно попивала чаёк, разглядывая кусочек неба, виднеющийся из закрытого решетками окна, и ждала. А потом ждала её. Время кончалось как её терпение. Она была уже готова покинуть пост, оставив его на благоразумие королевской гостьи. Но тут скелеты соизволили воротиться. Два из трёх. Уже неплохо.
-Вы хоть убрались за собой? Надо же какие умницы, - хмыкнула Хранительница ключей, возвращая несчастных потрёпанных нежиков обратно в шкаф. После чего она дошла до своего стола и видимо нажала на какую-то скрытую кнопку. Двери снова отварились, и появилась возможность свободного входа и выхода. – Всё, граждане. Отбой тревоги. Всем спасибо, все свободны. Если кому-то куда-то надо, более никого не задерживаю. Леди, а вам всё нужное доставят.

Looney Molly
16.12.2015, 01:01
\Занайя\

<=== [Dollhouse] Театр

Занайя не спрашивала лишнего. Семнадцать, в свою очередь, не стала ничего объяснять или рассказывать. Если будущая леди Доллхауса желает проделать весь путь в тишине – пусть так. Семнадцать не обязывали вводить в курс дела, или поддерживать какие бы то ни было беседы. Да и сама она не горела желанием начинать какое-либо общение. Оповестить и привести. Всё остальное вторично. Всё остальное вне её компетенций. А значит, вся дорога до Дома Предателей прошла в полнейшем молчании.
Войдя в так называемую приёмную, Семнадцать поклонилась как Надежде, так и прочим присутствующим. Она была готова поклясться, что и они являются новыми лицами в этой странной наполненной масками банде. Но, по большему счету, ей не было до этого дела. Главное было поприветствовать Надежду и получить от неё одобрительный кивок в ответ. Одна из шести рук Хранительницы ключей указала на дверь, ведущую в лабиринты без единого лишнего вопроса. Она отлично знала как горничную, так и её хозяина, прекрасно понимая, зачем им может понадобиться химера. А Семнадцать наизусть знала путь к отведённому ему помещению, так что в дополнительных инструкциях она не нуждалась. Чего нельзя было сказать о Занайе.
-Не отставайте. Здесь очень легко заблудиться, - вновь подала голос горничная, обращаясь к химере.
Лабиринт одинаковых коридоров с совершенно идентичными дверьми без каких-либо видимых невооруженному взгляду опознавательных знаков тянулся не так долго, как мог бы. Семнадцать двигалась уверенно и, казалось, каким-то ведомым только ей коротким путём, периодически оглядываясь назад, проверяя, не отстала ли Занайя. В итоге они остановились перед ничем не примечательной дверью, такой же, как многие другие. Горничная постучала, после чего повернула ручку, открыв дверь и позволяя Занайе войти первой.
Перед взглядом химеры предстала на первый взгляд типичная комната, типичного мага. Набитая книгами и всякими странными вещами, чьё предназначение было ведомо не иначе как лишь одному их хозяину. Однако, так было лишь в первой половине комнаты. Вторая же была прикрыта непроницаемой ширмой, и разглядеть находящееся там было невозможно. Одно можно было сказать точно, на той половине было куда светлее.
-Оперативно вы, хвалю, - подал голос хозяин комнаты.
Им оказался невысокий мужчина, одетый в самый обыкновенный строгий костюм. Разве что без пиджака. Казалось бы, во всей его фигуре не было ничего примечательного. И эта самая неприметность доходила до такого абсурда, что сколько бы Занайя не смотрела на его лицо – оно ускользало из памяти. Словно лица и не было вовсе. Однако в его наличии, как и в наличии головы в целом, не возникало никаких сомнений.
-Что ж, добро пожаловать домой, Занайя, - судя по голосу, мужчина сейчас улыбался, хотя и нельзя было сказать наверняка. – Готовы присоединится? Или дать вам шанс передумать, забыть и не вспоминать?

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/39/23/06/392306e8ab37c4c61ed452b76c53a263.jpg
http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Занайя
16.12.2015, 18:56
<=== [Dollhouse] Театр
Не так уж и много времени понадобилось на то, чтобы удалиться из людных помещений Театра и попасть в более тёмные и укромные закоулки. Тут явно меньше следили за чистотой и благосостоянием внутреннего убранства, но зато и случайных прохожих было намного меньше, что не могло не сказаться на душевном состоянии химеры. Чувствуя, что больше почти никто не обращает на неё внимания, она облегчённо вздохнула и выпрямилась, возвращая своей фигуре ровную и стройную форму. Больше не нужно было стыдиться всепожирающих взглядов и многозначительных улыбок, больше не нужно было пытаться стать меньше, вжимая голову в плечи и обхватывая их руками. Не то чтобы химера не любила компании. Нет нет, на самом деле ей очень нравилось быть среди других людей, но вот наличие столь провокационного костюма сводило весь положительный настрой на нет, когда девушка вдруг замечала, что кто-то пялится на неё по очевидным причинам.
При проходе через приёмную Занайя немного зависла, засмотревшись на странную шестирукую девушку, передавшую им ключ от комнат. Нет, химера не закричала от ужаса и не скривилась от отвращения, а просто на секунду-другую замедлила шаг и с любопытством посмотрела на даму, чем-то напомнившую ей... Напомнившую ей пауков. Да, пауков, а не кого-либо ещё.
Однако, услышав голос Семнадцать, химера быстро сгруппировалась и двинулась дальше, всё глубже уходя в лабиринт тёмных помещений, в которых творилось такое, о чём ей стоило даже не думать. Впрочем, её путь оказался не столь впечатляющим, как могло бы показаться. Мирно и чинно пройдя по тихим коридорам, химера остановилась перед дверью, которая была открыта девушкой уже спустя пару мгновений. Судя по тому, как Семнадцать встала у входа, Занайе было необходимо пройти первой. Что она и сделала без особого на то желания.
Помещений, в которой ей привели, выглядело вполне себе неплохо. Шкафы, заполненные книгами, предметы непонятного предназначения, предметы ещё более непонятного предназначения. Знай химера, как выглядят квартиры магов, она бы со стопроцентной уверенностью заявила, что конкретно эта комната как раз принадлежит какому-то магу. Но в связи с её малыми познаниями в магии и магах, связи между интерьером и специальностью хозяина комнаты она не смогла уловить, а потому сперва подумала, что тут работает любитель чтения и поиска странных артефактов.
- Оперативно вы, хвалю.
Химера скромно улыбнулась мужчине и кивнула ему головой. Забавно, что она не помнила его лица. И не могла запомнить. Постоянно ускользала какая-то деталь, а то и вовсе всё. Иногда это казалось очень странным, но в итоге мозг как-то привык к такому положению дел и перестал бунтовать каждый раз, когда взгляд девушки падал на непонятное лицо собеседника.
Его достаточно прямой вопрос заставил её призадуматься на несколько секунд. Теперь ей стало понятно, куда её привели. Ну или относительно понятно. Что-то вроде... посвящения в члены группировки? Обряд присоединения? Первой ассоциацией, что пришла в голову рыжей химеры, были испытания, которым подвергались после исполнения совершеннолетия мужчины в некоторых других поселениях, соседствовавших с её родным домом. Чтобы доказать свою силу и право называться взрослыми, они должны были что-то сделать. Она не помнила, что именно, но в финале им было необходимо несколько дней продержаться в пустыне без еды и воды и вернуться живыми. Пришла бы она туда после своего путешествия, так сразу бы вождём стала...
Улыбнувшись краями пасти из-за своих мыслей, девушка кивнула головой и тихо сказала: - Да, я готова... - отступать она не собиралась. И даже не сомневалась в своём выборе. Она не зря покинула родной дом. Она не зря пересекла Пустыню. Она не зря убила с дюжину солдат ради своей цели. И она не зря убила того мага на сцене. Нет. Отступить сейчас значит перечеркнуть все эти жертвы и сделать их бессмысленными. Просто оставить чёрные пятна на собственном сердце и не получить ничего взамен... Разве можно так поступать? Нет, ни за что, ни в коем случае. Пути назад уже нет. Чуть нахмурив лохматые брови, химера посмотрела в улыбчивое, но незапоминающееся лицо мага и приготовилась ко всему, что могло её ожидать.

Looney Molly
18.12.2015, 14:22
\Занайя\

Мужчина внимательно рассматривал вошедшую химеру. Это немного растерянное лицо никак не сочеталось с этим совершенно дурацким латексным костюмом. Не иначе, это всё была чья-то вполне забавная шутка. Ну, что же, девочке повезло окунуться в эту атмосферу странностей королевского двора почти сразу, после прибытия. Он не особо вникал, как именно испытывали Занайю, но был приятно удивлён, что она успешно со всем справлялась. А уж учитывая такой специфический вид, скучать химере точно не приходилось.
-Похвальная решительность, молодец, - мужчина не прекращал улыбаться. Он подошел ближе к Занайе, погладив её по голове. Химера не сомневалась. И эта бесконечная уверенность в правильности всех своих решений и действий действительно стоила внимания. Многие боялись, многие колебались. В конце концов, спорная и покрытая напускной таинственностью репутация Доллхауса отпугивала многих. Даже тех, кто твёрдо решил влиться в этот странный коллектив. Такие обычно легко ломались. Химера же, не смотря на время, взятое на размышление, ничуть не колебалась. Это было просто замечательно. – Тогда не будем тянуть.
Не тратя лишнее время на объяснения, представления и прочие расшаркивания, он провёл Занайю в ту часть комнаты, что была закрыта ширмой. В отличие от другой половины, эта действительно была светлее и чище. В ней не было ни единого лишнего предмета. Тумбочка, стол, диван и граничащая со стерильностью чистота. Ничего, особо цепляющего взгляд. Ничего отвлекающего. Всё строго и однотонно.
-Присаживайся, - и это достаточно мягко произнесённое предложение звучало скорее как приказ. Такой, которому невозможно не подчинится или ослушаться. Так что Занайе ничего не оставалось, кроме как расположиться на диване, который оказался достаточно жестким и гладким. - И чтобы не утомлять тебя лишними деталями, засыпай, - стоило ему произнести последнее слово, как веки химеры стали очень тяжелыми и так и норовили закрыть глаза. Сознание неумолимо готовилось ко сну.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Занайя
18.12.2015, 15:53
Опять погладили по голове. Какой это по счёту?... Третий? Или уже четвёртый?... Хоть химера и улыбнулась от того, что ей было приятно от поглаживаний, но для себя она мысленно сказала, что стоит как-то прерывать это бесконечную серию прикосновений к своей голове и каким-то образом просить незнакомых людей не прикасаться к ней. В принципе, она не не имела почти ничего против, но... Просто это не совсем нормально, позволять случайным встречным гладить себя, будто это в пределах нормы. Ну не делается так, и всё.
Cудя по всему, хозяин комнаты был доволен уверенностью и целеустремлённостью Занайи. Если его улыбка и вправду была проявлением одобрения. Химера и сама немного дивилась тому, что не чувствовала сомнений по этому поводу, хотя в большинстве жизненных случаев она бы как минимум полчаса ещё бы сидела в кресле и напряжённо думала, взвешивая все "за" и "против". Забавно, но сейчас она не видела практически никаких "против". Ей предоставили кров, защиту, еду, оружие и одежду. Не самую приятную и приличную одежду, однако всё же одежду... Тут есть множество интересных существ, с которыми можно пообщаться, потренироваться или поспорить, если уж так захочется. Единственное условие - хорошо выполняй выданную работу, и никто не будет тебе мешать. Да и награду к тому же давать будут. Какие тут могут быть "против"? Химера сама не могла ответить на этот вопрос.
Мужчина с непонятным лицом решил не тянуть время и не тратить его даже на такую вещь, как представление себя и своего имени. Может, оно было и к лучшему. Он сразу провёл химеру за ширму, за которой располагалось не так много мебели, как в первой части комнаты. Тут всё было светлее и намного чище, возможно даже стерильнее. Но, к счастью, больничной атмосферой тут не пахло. Чистота, но не мёртвая чистота, как в бледных, освещённых мёртвым светом коридорах лабораторий.
Перед тем, как сесть, химера сняла с ремней косу и осторожно поставила её на пол, используя бортик дивана как опору. Опустившись на несколько жестковатое сидение, она положила хвост себе на колени и накрыла его руками, внимательно смотря на мужчину ожидающим взглядом. Он произнёс одну короткую фразу, и химера почти тут же закрыла глаза. В последний момент она успела удержать их где-то на половине пути и уголком паникующего сознания поняла, что если она сейчас уснёт, то останется беззащитной. А кто мог ручаться, что у этого человека были благие намерения? Может, он собирался её убить и выпотрошить. Или изнасиловать. Или сделать ещё что-то, в разы хуже перечисленного. Но сознание не успело развить эти мысли и испортить решительный настрой химеры, и потому уснула она в спокойном и уравновешенном состоянии.

Александр Викс
20.12.2015, 18:48
===> Бар "Жало Скорпиона".

Проходя через импровизированную приёмную, Александр приподнял край капюшона и кивнул Надежде, показывая, что это не черт с горы решил прийти на чай, а просто вернулся знакомый попаданец. Судя по лицу хозяйки, за время его отсутствия через эти двери прошло еще немало гостей – впрочем, это было неважно. С Александра слетел безумный задор, которым его зарядил мальчишка в баре, да и задор в целом поугас – вернулась серьезность, вернулся контроль и холодная сосредоточенность сознания. Что-то подсказывало, что Сергей одной выпивкой не ограничится – побегать придётся прилично. Что, в принципе, на руку – потому что город узнать надо, нравы узнать надо, составить хоть примерное представление о том, что происходит здесь, в новом мире, в новом «доме».
Мысли снова вернулись к армии, пока он блуждал по бесконечным коридорам, на ощупь подбирая себе пусть по запомненной схеме. Сколько он провёл там времени в целом? Лет пять наберется. Это было не особо сложно – несмотря на ненависть к одной только мысли о подчинении, служба у кого-то его не напрягала. Александр не вынес бы настоящего подчинения, сломленного служения, а когда служишь, чтобы что-то получить, когда ты сам по себе, но играешь роль чьей-то собачки – почему бы и нет? Ведь на самом деле ведет не мальчишка с поводком, а огромный бульдог в ошейнике, который ради интереса может и притвориться ведомым. Сейчас – то же самое. Александру нужны были знания, Сергею, видимо, нужен был ученик. Равноценный обмен.
Нужная дверь нашлась спустя пятнадцать минут сосредоточенных блужданий. Александр прислушался к звукам – ничего необычного, скорее всего, не ошибся. Если, конечно, двери здесь не могут меняться местами или вроде того. Было бы обидно попасть куда-нибудь не туда. На сегодня достаточно широкомасштабных приключений с выпадениями из порталов и прочего карнавала совпадений.
Взяв ящик практически подмышку, Александр открыл ключом комнату и вошел, так и не скинув капюшон с лица – не забыл, просто как-то не казалось это действие необходимым. Затем выпивка была поставлена на пол – захотят так возьмут. И капюшон все же пришлось снять, этикет, манеры, король ведь пожаловал ему титул барона за выслугу лет. Александр взглянул перед собой, на Сергея, абсолютно спокойно, без единой тени эмоции на лице, которую можно было как-то истолковать – как будто бы и не ходил никуда.
Вдруг захотелось рефлекторно выпрямиться, щелкнуть каблуками, как на плацу перед командиром, как перед отцом, когда тот возвращается с работы раньше и спрашивает, как успехи в учебе.
Что за бред собачий? Нет, к черту такие ассоциации.
- Еще что-нибудь? – равнодушно спросил он, понимая, что лучше уж он сам проявит инициативу, чем это будет выглядеть так, как будто бы его гоняют.

Looney Molly
22.12.2015, 16:32
\Занайя\

Занайя закрывает глаза.
Сон встречает её бесконечным падением. Но не стремительным, несущимся вниз, в бездну, а медленным и очень тягучим, длительным и вязким, мешающим думать, крадущим все мысли, все сомнения, все страхи. Всё лишнее исчезает из головы, оставляя за собой лишь чистый лист. Чистый лист, заполняющимся чем-то алым. Занайя погружается в красную жидкость. Всё вокруг ускоряется. Её тянет всё глубже. Всё быстрее.
Кровь всё помнит. Помнит каждое сказанное слово. Помнит каждую царапинку и ранку. Помнит жизнь, ту, что перед смертью проносится перед глазами бесконечным слайдшоу. Помнит всё, как оно было на самом деле. Возможно обмануть разум, сознание, но кровь обмануть нельзя. Кристально красная честность. И он листает её, точно открытую книгу.
Занайя спит и видит сон. В нём бесконечная лестница. Идущая по спирали. Непонятно вверх или вниз. А может во все направления сразу. И не остановиться. Бессмысленный и, казалось бы, бесконечный путь. А после - протянутая рука. Коснись, и вот он новый мир. Полный загадок и тайн. Коснись, и все двери распахнуться без единого ключа. Пожелай и узнаешь. Стань быстрее всех ветров. Двигайся точно вспышки молний. Будь. Просто будь. Такой, коей не смеешь даже мечтать. Все загадки ждут отгадок. Ты только коснись.
Кровь всё помнит. Она видит каждый перелом. Единая картина и целостная нить. А позже яркая вспышка. И точно брызги новой краски по старому холсту. Чего-то не стало. Одно сменилось другим, дополняя, изменяя, создавая новую судьбу и новую реальность. Катализатор перемен. Чужеродный, излишний, ненужный. Нуждающийся в устранении, выведении из строя. Он обязан избавиться от него, точно от сорняка.
Занайя спит и видит сон. В нём белоснежные розы меняют свой цвет, сплетая паутину бесконечных лабиринтов. Следуй за белым кроликом. Вот только был ли кролик? Дальше, следуй дальше. Всё глубже и глубже, окрашивая белоснежные розы своим цветом. Поклянись в верности, не оглядываясь назад. Ведь твои руки хранят великую силу. Они полны незримой власти. Казнить нельзя помиловать. Решаешь. Выбери маску. Спасайся. Спасай. Ты можешь всё. Только нужно поклясться. Поверить в это всем сердцем. Сердцем, что бьётся во имя…
Кровь это жизнь. Любая жизнь должна быть посвящена чему-то. Кому-то. Так отчего же не Кровавой Королеве. Теперь она одна из многих. Одна из тех, что для. Своя. Дом кукол – дом химеры. Преданность и верность в обмен. Общие секреты. Ничего и никого лишнего. Он ставит метку. Теперь Палач всё видит четче.
Занайя просыпается. Яркий свет комнаты режет глаза. Голова ясная, спокойная, свободная от всего лишнего. Химера в простой, светлой сорочке. Костюм, в котором она пришла в это место, аккуратно сложен на столе. Рядом с ним можно заметить альтернативу – простую и практичную лёгкую броню. Так же на столе можно обнаружить небольшой ключ с биркой "апартаменты". На левом предплечье химеры теперь немного не хватает шерсти. Зато теперь оттуда смотрит на мир символ банды. Теперь она одна из них.
-Добро пожаловать домой, леди Занайя. Переодевайтесь и можете быть свободны, - доносится из-за ширмы знакомый мужской голос.
http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg


✰✰✰

\Алескандр Викс\

Войдя в комнату, Александр мог заметить, что её обстановка немного изменилась. Хаос, царивший в ней при первом его появлении, стал чуть более упорядоченным. На полу появилось больше незахламлённого места. Да и вообще, атмосфера уже куда больше напоминала рабочую. Было видно, что Сергей точно не сидел сложа руки и сделал хотя бы минимальные приготовления ко всяким там ритуалам. По крайней мере разобрал для этого площадь.
-О, с возвращением! Надо же, и с уловом, - улыбнулся он, похлопав Викса по плечу и забирая, очевидно, долгожданный ящик. – Молодец, хорошо управился. Ну что, Скорпиониха согласилась записать сие на мой счет или ещё как выкрутился?
В прочем, последний вопрос явно не шибко требовал ответа. Не особо дожидаясь слов Александра, Сергей принялся перебирать бутылки в поисках какой-то конкретной. Обнаружив искомое, он незамедлительно открыл её, разливая содержимое в заранее подготовленную для этого посуду. Себе в бокал, а вот Александру в небольшую рюмашку.
-Ты давай, проходи, садись. И выпей. Тебе это пригодится, точно тебе говорю, - Сергей кивнул на соседний с собой стул, настаивая, чтобы Викс присел. – А теперь давай о деле поговорим. Как ты себе представляешь демонов? И чего ж эдакого от них ты хочешь для себя?
А вот эта тема в свою очередь подразумевала дальнейшую дискуссию. Все глаза Сергея были направлены на Александра. Только сейчас мужчина заметил, что его юный падаван успел приодеться. Ну, что же, шустрый мальчик. Молодец и похвально. Значит и денег достал. И совершенно не важно как. Главное выкрутился. Просто умница. Осталось только понять, что же это юное дарование ждёт от демонологии. Дать вводную. Потом ещё стопку для храбрости и можно будет приступать к работам.

http://s005.radikal.ru/i212/1510/b3/3e3da5eff290.jpg

Александр Викс
22.12.2015, 19:47
Места в комнате стало определённо больше – или стало меньше мусора? Не суть. Первый вопрос Сергея Александр решил игнорировать, ограничившись пожиманием плеч – зачем рассказывать долгую и нудную историю, если ее не жаждут услышать? Похвала царапнула где-то у горла странным свербящим ощущением, которое он поспешил заглушить рюмкой какой-то высокоградусной дряни. Дают – бери. Может, это действительно будет не лишним. Присев на предложенный стул, Александр соединил руки в замок, решив, что сейчас им обоим будет не до трактования жестов.
– А теперь давай о деле поговорим. Как ты себе представляешь демонов? И чего ж эдакого от них ты хочешь для себя?
Этот вопрос был сложным и требовал четкого ответа. Александр лишь в общих чертах размышлял об этом, основной мотив понятен, но детали важны. И представление важно. Он молчал, раскладывая самого себя по полочкам, молчал достаточно долго, чтобы стало неуютно, но недостаточно, чтобы бить тревогу.
- В моем мире демоны – скорее миф, чем реальность, - начал Александр, смотря на пустое пространство пола. – Из мифов о них можно составить только одно представление: это некие сущности, способные давать силу в обмен на энергию или душу того, кто заключает контракт. Обманщики. Сводят с ума. Имею какой-то интерес в людях и прочих жителях планеты, поэтому и заключают контракты. Это все.
Отрывисто, но что поделать. В Лиме демоны действительно были, скорее, мифологией. Им приписывали действия любого темного мага, даже если он утверждал обратное. Теперь – главное. И сложное. Отделить зерна от плевел, эмоции от разума, побочные желания от главного.
- У меня нет способности творить магию, даже в вашем мире. Раньше меня это не волновало, но сейчас – другое дело. Мне нужна сила. Большая, чем мне может дать просто мое тело. И никакой другой возможности, кроме сделки с демоном, я не вижу, - уточнять, для чего нужна сила, Александр не стал. Из какого-то отвратительного упрямства – нужна и все, он не ребенок, чтобы оправдываться перед истерично-волнующейся матерью. – О последствиях я наслышан и мне все равно. То, что они могут в теории забрать, мне или не нужно, или в избытке.
Вот и все. Расстаться с мешающим рудиментом – «бессмертной» душой. Расстаться с тем, что, по слухам, и делает тебя человеком – Александру нет смысла держать при себе подобный подарок. Он поднял глаза на Сергея, показывая, что закончил. Внутри все как будто бы упорядочилось. Хорошо.

Занайя
22.12.2015, 22:28
Странный сон. Очень странный. За свою жизнь химера повидала множество снов самого разного толка, но такой ещё не попадался ей в царстве Морфея. Всё началось с падения. Долгого, медленного. Обычного при падении сразу просыпаешься, но этот сон не прекращался. Снижение был тяжёлым, даже несколько нудным. Оно вытягивало мысли из головы и заставляло просто ждать, не думая ни о чём.
Внезапное погружение во что-то красное. Вязкое. Краска? Кровь? Вино? Повсюду красный цвет, но неизвестно, чему он принадлежит. Она погружается в вязкую жидкость, но при этом всё идёт быстро, слишком быстро для того, чтобы быть реальным. А было ли что-либо до этого реальным? Глубже, глубже, глубже.
Декорации сменяют себя так быстро и спонтанно. Однако это кажется таким нормальным и естественным. Было падение и погружение в красный цвет, теперь - лестница. И химера идёт по лестнице куда-то. Она не знает, куда, но знает, что должна идти. А для чего ещё существуют лестницы? Не для того же, чтобы с них падать? Нет. По лестницам нужно взбираться. Вскарабкиваться. Срывать с пальцев ногти, хватаясь за следующие ступеньки и ползти всё выше, выше и выше, пока не достигнешь Олимпа. Химера знает, куда.
Лестницу сменяет поле цветов. Белые розы. И белый кролик. Ощущение, что нужно бежать за ним. Кролик пропал. Стоп. А был ли он на самом деле? Конечно же был. Просто он спрятался. Нужно бежать дальше и искать. Розы меняют цвет. Белый меняется на красный. А красный снова меняется на белый. Бесконечная смена цветов. Красный, белый, красный, белый. Кровь, снег, кровь, снег. Жизнь, смерть, жизнь, смерть. Красный означает смерть, разлившуюся вокруг трупов кровь? Или же он означает жизнь, текущую по сосудам кровь и бьющееся сердце, дарующее энергию. А что значит белый? Жизнь и чистоту, безмятежное существование? Или белоснежную кожу убитого, из которого уже вытек весь красный цвет? Белый, красный, белый, красный, белый, красный, белый...
Внезапно кролик.
Химера открывает глаза. Потолок комнаты, в которой она заснула. Яркий свет немного режет глаза, и их приходится прикрыть рукой. Кажется, она лежит на том же диване, на котором уснула тогда. А когда? Сколько времени прошло? Чистая и свежая голова снова начинает наполняться вопросами. И несколько ответов находится сразу. Она жива. Вроде бы. Ничего не болит. Тоже вроде бы. Она всё ещё на этом свете. И опять же вроде бы.
- Сколько я проспала?
Свет больше не кажется таким ярким - глаза привыкли. Убрав от морды руку, Занайя повернула голову и увидела всю ту же знакомую ширму. А рядом стол. На столе что-то лежит, но она не может рассмотреть, пока не встанет. Ну, значит нужно вставать. Аккуратно подняв туловище с дивана, девушка опустила ноги на пол и протёрла рукой оба заспанных глаза, после чего тихо зевнула и потянулась в то же время. Что-то зацепило её внимание на руке, и она задумчиво поглядела на свою правую верхнюю конечность. Рука как рука. Четыре пальца, четыре когтя, белая шерсть снаружи и мягкие подушечки на внутренней стороне ладони - всё на месте.
- А перчаток нет...
Осознание приходит быстрее, чем хотелось бы. Быстро оглядев себя, химера понимает, что больше не в мерзком латексном костюме. Теперь на ней простая белая сорочка, в которой намного приятнее, нежели в том наряде. Улыбка сама по себе появляется на морде, и настроение быстро поднимается вверх. Интуиция подсказывает, что больше носить его не придётся. Чересчур быстро поднявшись на ноги, девушка оступается и несколько раз моргает, пока в глазах стоит тёмная муть, а голова не перестаёт кружиться. И тогда же она слышит голос из-за ширмы, поздравляющий её с новым положением в жизни и предлагающим пройти на выход сразу после переодевания. Взгляд химеры упал на стол, на котором кроме сложенного чёрного костюма лежал набор... брони. Именно, что брони. Достаточно лёгкой с виду, но всё же брони. Тихо приблизившись к столу, она взяла одну из деталей бронекостюма, с виду похожую на перчатку. Конструкция у костюма с виду достаточно интересная. Многие детали пребывают в "раскрытом" состоянии, и необходимо просто их надеть и "защёлкнуть", как замок. А некоторые из них к тому же автоматически сцеплялись с уже надетыми частями брони. Было очень похоже на магнитные замки. Наверное, костюм был откуда-то украден. Может, даже из Тассалиры. Впрочем, источник этой красоты не так важен. Важно то, что он легко надевается. И как раз этим и начала заниматься химера, воодушевлённая не только тем фактом, что отныне она официально стала членом Театра, но и необычным боевым подарком. И это не считая сильного желания примерить на себя новые вещи.
Начав с ног, девушка с удовольствием отметила наличие заострённых металлических когтей на пальцах обуви, благодаря которым наверняка можно было бы неплохо обороняться от чересчур настырных личностей и не просто расцарапывать их, а вполне ощутимо вспарывать им кожу. Следом за этим рыжая надела прямо поверх сорочки металлический нагрудник, который в отличии от некоторых других частей костюма одевался вполне стандартным образом. Простота механизма - залог надёжности. Наверное. Только вот нагрудник состоял из двух частей: одна закрывала живот и нижнюю часть спины, а вторая закрывала грудь, шею, верхнюю часть спины и затылок. Иначе надеть всё это было невозможно - голова бы банально не пролезла через узкий и плотно прилегающий к телу воротник. Перед тем, как надеть перчатки и наручи, девушка отметила отсутствие части шерсти на предплечье, на котором теперь красовался необычный символ. Знак отличия и принадлежности к группировке, скорее всего. Ухмыльнувшись, она провела рукой по этому месту и потеряла интерес к символу. Надев перчатки, наручи и наплечники, она взяла в руки последнюю, не совсем понятную деталь. Через минуту-другую она отыскала места для креплений и обнаружила, что к бронекостюму прилагалась ещё и странная штука, чем-то очень отдалённо напоминающая то ли юбку, то ли плащ. Из длинных металлических полос. Практичность детали - нулевая. Но зато выглядит относительно красиво. Да и вообще, весь костюм выглядел красиво. И самое забавное - идеально подходил по цвету. И не слишком мешался. Разве что трудно было привыкнуть к ощущению того, будто тебя запихнули в скафандр. Наверное, солдаты Тассалиры чувствовали себя так всегда.
Принявшись искать куда можно деть оружие, химера с пребольшим удовольствием отметила наличие ещё нескольких магнитных замков на спине и поясе, к которым и были прикреплены коса и ножи соответственно. Когда со всеми переодеваниями и приготовлениями было покончено, химера взяла в руки ключ и прочитала надпись на бирке. Апартаменты. Собственная комната... Вот это вообще зашибись. Со счастливой улыбкой она бросила ключ в сумку, повесила её за одну лямку на плечо и отодвинула ширму, выходя в первую часть комнаты. Почти сияя от радости, она решила кое-что спросить у обладателя загадочного лица до того, как уйти:
- Что мне делать дальше?

Looney Molly
23.12.2015, 22:13
\Занайя\

Мужчина преспокойно сидел в кресле, лениво потягивая кофе. Казалось бы, Занайя полностью перестала его интересовать. Он не спросил ни о её физическом, ни о душевном состоянии. Ему было совершенно всё равно, как она себя чувствует и как перенесла все эти манипуляции с её дражайшей персоной. Возможно, он бы не обратил на химеру никакого внимания, если бы она сама не обратилась к нему с таким предсказуемым вопросом. Что дальше… А что дальше? Разве кто-либо может знать, что там будет в этом мифическом дальше? Может быть сейчас вообще выпустят Багрового и запустят новую революцию. А она тут вопросы спрашивает, вместо того, чтобы идти и делом заниматься. Или от безделья страдать. Вдруг и не будет никаких революций? Долгой жизни Королеве, храни её кто бы там её не хранил.
-Всё, что пожелаете, в рамках существующего регламента, - он пожал плечами, подув на слишком горячий кофе. – Можете пойти отдохнуть. Можете не идти отдыхать. Можете пойти к себе. А можете прогуляться по городу. Всё в ваших руках. Вы вольны делать что угодно до тех пор, пока не поступило иных распоряжений, - он отпил кофе, и его голос явно стал мягче, как у довольного кота, который только что приложился к валериане. – Ах да, Яблоко просила передать, что если вы решите научится телепортации и «прочим волшебностсям», - цитату он выделил в кавычки пальцами свободной от чашки руки, - можете найти её и после вместе подыскать учителя. Развлекайтесь, одним словом. До новых встреч.
После мужчина вполне недвусмысленно кивнул на дверь, намекая, что Занайя подзадержалась и оставаться здесь дальше ей не очень рекомендуется, хотя и активно выгонять её тоже не слишком-то собирались. Этот кофе был слишком хорош, чтобы отвлекаться на другие детали.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg


✰✰✰

\Алескандр Викс\

Представления у мальчишки были донельзя смутные. Смутные, но вполне близкие к истине. В общем-то, он был к ней даже ближе, чем Сегрей в самом начале. Когда-то в глубокой древности, когда один очень замечательный человек улыбался ему в лицо, гордо заявляя: «А из вас, сэр, мы сделаем демонолога!», Сергей лишь рассмеялся и похлопал в ладоши. Хлоп-хлоп-хлоп, вызываем Сотону. Кто же тогда мог подумать, что демонолога из него и правда сделали и теперь связаться с этими «мерс-с-скими гадами» для него так же естественно, как послать Надюшу за хлебушком. Или Сашуню за бухлишком. Которое, кстати, ничего такое. Старая орчиха своё дело знает и фигни не пришлёт. То что надо для всяких там ритуалов.
-Ну, смотри, Сашка, в чем-то ты прав. Эти твари сосут. В первую очередь твою энергию, жизнь, душу, называй, как хочешь. Во вторую очередь они могут так же сосать что-нибудь ещё. Ну, тут уж тебе решать, что это будет, - здесь он усмехнулся, шутка была очень тупая и бородатая, точно дед Эмпий, ну, да кому какое дело. – Силу они тебе дадут. Тут прямо вот не парься. Но сила-то может быть всякой, - Сергей задумчиво повертел в руках опустевший бокал, наливая себе добавки. – И тут вопрос в том, какой тебе надо. Есть крутые ребята, которые могут пыщь-пыщь в огонь. И, поверь мне, почти все новички ведутся на огонь. Он же красненький, клёвый, и, как я уже говорил, пыщь-пыщь. Но эти парни злобные. И слишком агрессивные. Не слишком конструктивные. С такими каши не сваришь. Ещё есть такие, отмороженные. Ну, тут всё понятно, лёд, холод, полная противоположность. Эти ребята приятные, хотя местами дотошные зануды. И очень капризные. Очень. Не ко всем приходят. Ну и есть третьи ребятки. Но они не про тебя. Тебе ж магия интереснее. А эти такие… Изменчивые. Не надо их тебе.
Сегрей выдержал паузу, давая Александру время поразмыслить над такой пространной вводной лекцией. Ему стало даже интересно, что же выберет сей юный падаван. В принципе, ему ничего не мешает в последствии поковырять всё да сразу. Но это потом. Начинать всегда проще с чего-то одного. Вопрос лишь стоял с чего. В принципе, у Сергея всё было готово для ритуалов на все три случая. Что-то было проще, что-то сложнее, что-то слишком причудливо. Сам он сейчас уже и не помнил, с чего именно начинал сам. Ну, не считая хлопков во славу Сотоне, конечно.
-Так вот, Саша, вам кого? – улыбнувшись, он внимательно посмотрел на Алесандра.

http://s005.radikal.ru/i212/1510/b3/3e3da5eff290.jpg

Занайя
24.12.2015, 01:00
Чёткого ответа рыжая девушка не получила. Впрочем, может это было и к лучшему. Со слов хозяина комнаты она с первого раза поняла, что теперь необходимо ждать следующих указаний. А до момента появления таковых можно заниматься всем, что душе угодно. Не совсем понятным для неё остался то, что назвали "регламентом", однако подсознание вовремя выкинуло необходимую подсказку, и химера решила, что за рамки выходит причинение вреда своим же. То есть, другим членам группировки, кроме тех случаев, если ей не прикажут таковых устранить по каким-либо причинам. Но об этом было рано ещё думать. Да и не особо хотелось, если говорить честно.
Получив информацию о том, что про телепортацию можно будет спросить у Анжелины, и заметив жест, призывающий её покинуть помещение, она с улыбкой кивнула головой и сделала шаг к двери, однако кое-что вспомнила и остановилась. В следующую секунду она мигом забежала обратно за ширму и спустя пару мгновений выбежала оттуда, держа под рукой костюм. Тот самый.
- Спасибо! - сказано это было на бегу. На очень быстром бегу, если сказать честно. Химера усердно старалась сделать так, чтобы никто не заметил, что она несёт в руках. Но вряд ли это было возможно скрыть. А потому нужно было как можно быстрее добраться до своей комнаты. Громко звеня бронёй при каждом шаге, она выскочила в коридор и тихо, осторожно закрыла за собой дверь, после чего быстрым шагом пошла на выход из запутанного лабиринта. По пути она успела несколько раз промотать в голове произошедшие за последние два дня события и пришла к выводу, что пока что всё идёт не так уж и плохо. Но это был единственный поверхностный вывод, который она смогла сделать, шустро перебирая ногами и ища дорогу к выходу. Подробнее разобрать все события и сопоставить всевозможные плюсы и минусы можно было лишь в тихой и спокойной обстановке. В своей новой комнате, например.
Цок, цок, цок. Металлические "когти" отзываются забавным звяканьем с каждым шагом. Броня сидит почти идеально, разве что немного сдавливает в районе шеи, но это, наверное, со временем пройдёт. Главное, что в ней всё ещё можно почти свободно двигаться и к тому же чувствовать себя защищённой. И хотя она вряд ли защитит от прямого пулевого попадания (а хотя чёрт его знает), но от мелких ушибов, царапин, ссадин и порезов точно сможет уберечь. Да и температуру частично сохранит, наверное. Ни разу в жизни не одевавшая полноценную боевую броню, Занайя со счастливой улыбкой ускорила шаг и перешла практически на бег, пробегая мимо бесконечных дверей и сворачивая то влево, то вправо с пугающей частотой. В определённый момент она даже испугалась, что потерялась. И ведь потерялась в самом деле. Похожие друг на друга как много капель воды помещения уже мерещились даже с закрытыми глазами. К счастью, навстречу ей вышел один из местных обывателей, и она не постеснялась спросить у него путь к выходу. Получив необходимые направления, она поблагодарила уделившее ей свободную минуту существо и побежала дальше. Уже вскоре она без особых трудов оказалась около приёмной и, кратко махнув на прощание Надежде, покинула это мрачное заведение, и лишь пушистый бело-красный кончик хвоста мелькнул вдалеке.
=====> [Dollhouse] Театр

Горанд
07.02.2016, 14:09
Такая неловкая пауза. Отчего-то все мигом замолчали и просто смотрели друг на друга. Снаружи спокойствие, внутри беспокойство. Глупо выглядеть для существа, что так напоминает Княгиню - это ужасно, просто отвратительно.
И вдруг все двери и решётки открылись. Местная заведующая уведомила всех присутствующих о том, что путь свободен, можно идти. Казалось бы, Горанд не должен был воспользоваться этой возможностью, ведь он ведёт диалог с Хеладас, но в открывшуюся дверь прямо от тела Князя побежала струйка холода. Это хорошо, значит, силы его потихоньку восстанавливаются. А там, куда ведёт его магия, быть может, и Сердце, кто знает? И не покинул бы это место Светлеющий во Льду, если бы не знал имя той, с кем он хочет познакомиться поближе, а так - он сможет найти её всегда, да хотя бы спросив у этой вот многорукой девушки. Что же, он просто встал и удалился, оставив за собой лишь ледяные следы от сапог...

Переход в локацию: Базар (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=133&page=13)

Looney Molly
30.09.2016, 16:02
[Dollhouse] Театр <===

-Знаешь, мне действительно нравится ход твоих мыслей. Ты прямо вросла не только в моих глазах. Я смотрю, уже серьёзно подбираешь союзников, анализируешь сильные и слабые стороны, начинаешь задумываться о существующем порядке вещей. Молодец, к успеху идёшь. Вот только это по прежнему две незнакомки. Твою мотивацию я понимаю. Да и Авигеи этой, в принципе, тоже. Вот только есть риск, что она окажется мутнее, чем кажется. А ты не взяла с собой никакого прикрытия. И, черт возьми, малая, мне чертовски нравится твоя рисковость и решительность!
Привычная фоновая волна размышлений Хреша была, пожалуй, единственным, что разрушало тишину по дороге. Вопросов не поступило ни от Авигеи, ни от Денны, на которую и была переложена вся ответственность за получение информации. Что ж, это их право. Принцесса была ничуть не против провести ознакомительную лекцию об основных правилах и базовом устройстве банды, но нет так нет. Время для подобой беседы ещё предоставиться.
Время... Такая странная и относительная вещь. Когда сама Авигея говорила о том, что они «проведут здесь много времени», могла ли она помыслить о том, что в контексте Кукольного Дома это самое «много» запросто обращалось в вечность? Однажды вступив в банду, не важно полноправным её участником или же просто закупленным для каких-либо нужд рабом, уже не было пути назад. Доллхаус был жаден и ревнив до каждого своего жителя. Каждый был важен и представлял определённую ценность. И не имело значения в жизни или смерти. Даже погибель не спасала из этих ужасающе прекрасных стен. В конце концов, мёртвое тело тоже было ресурсом. С того света можно было вернуться с помощью умелых некромантов. И тут как повезёт. Либо не-жизнь будет ни чуть не скучнее жизни, либо вечность будет проведена в уборке подвалов в бесконечных лабиринтах Надежды. В худшем же случае тело просто растаскивалось на расходные материалы. Ничто не пропадало просто так. Никто не покидал кукольный дом.
В Доме Предателей время как-будто не двигалось. Он встретил девушек своим привычным, застывшим хаосом маленькой приёмной Надежды. На обшарпанных стенах всё так же красовалось обилие надписей, рисунков и каких-то листовок. На полу можно было с лёгкостью обнаружить всякий хлам, по коробкам и без, а местами даже чьи-то кости. Шкафы и полки были наглухо закрыты. Судя по звуку где-то кипятился электрочайник, с загадочным именем Артём. Хозяйка сея помещения гордо восседала в своём любимом кресле, читая книгу и рисуя что-то на ногтях свободной пары рук.
-Доброго вам, - кивнула она принцессе и её спутницам, неохотно отвлекаясь от своей бурной дейстельности». - Ты к кому-то, моя сладкая, или по своим делам?
-По своим, - принцесса кивнула, - это леди Авигея и её спутница Денна. Я намерена официально принять их в Dollhouse.
-О как, - хранительница ключей хмыкнула, оглядев спутниц принцессы. Однако, её впечатление о них так и осталось совершенно непонятым. Возможно, ей было попросту всё равно. Парой важных шишек больше. Парой меньше. Такая ерунда Надежду редко заботила. К тому же, их привела Луни Молли. Пока что Принцесса ни разу говна не приводила. - Это твои, или вас к безлицему послать, в дань традициям? Он у себя сегодня. Опять горничную свою тра... Модернизирует.
-Нет, спасибо. Я справлюсь сама, - девочка покачала головой. - Мне просто нужны ключи от подходящей комнаты. И какие-нибудь лишние руки с собой, на всякий случай.
-От, большая стала, самостоятельная! Аж смотреть приятно, - Надежда улыбнулась, отложив книгу. Весьма лениво встав с насиженного места, она проследовала к шкафчику с ключами, выдавая Молли один, с небольшим брелком-биркой, на которой, в прочем, ничего не было написано. Затем она открыла другой шкаф, куда больших размеров, и достала из него тело дамочки в весьма симпатичном, пусть и испачканном кровью, длинном платье. - Так, как там тебя? Корделия, во! - скомандовала Хранительница Ключей и труп вытянулся по стойке смирно, после чего сделал весьма ловкий и изящный реверанс. - Сопроводи принцессу и её гостей до нашего лучшего номера, - она чуть усмехнулась, помахав им вслед рукой.
-Спасибо, - кивнула Молли, отправляясь вслед, за молча идущей вперёд мёртвой девушкой. - Там дальше — лабиринты, - проинформировала она Авигею и Денну. - Держитесь ближе и старайтесь не отставать. Иначе рискуете легко потеряться. А здесь лучше не теряться.
Безмолвно, Корделия углублялась всё дальше и дальше в утопающую в тишине паутину бесконечных коридоров и закрытых дверей. Принцесса следовала за ней, вертя в руках ключ с биркой, гадая, что же такое в понимании Надежды «лучший номер».

Авигея
30.09.2016, 17:36
[Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=26&p=247642&viewfull=1#post247642) =====>

Океан. Океаном, прибитым штилем ко дну, простирается взгляд Авигеи. Излучая заразительное спокойствие вокруг себя, она преступает порог нового мира, готового принять своей частью всякого, кто пойдет следом. Денни, ритмично переставляя ноги, движется позади. У нее уже не все в порядке, это чувствуется. Девочка-служанка впечатлительна. Едва ли она сможет скоро привыкнуть ко встречам с хранительницей ключей. К прогулкам по лабиринту, состоящему из стен, содрогающихся эхом отчаянных, заглушенных стонов. Ей потребуется немало времени, дабы принять и понять происходящее в подвалах "Дома Предателей", возможно, что даже не одна жизнь. При взгляде на Корнелию предоставляется свобода мыслить позитивно в отношении данного вопроса - она, обладательница весьма экстравагантного художественного образа, уже не возражает. А Денни, девочка похвально сообразительная и покладистая, послушания ждать не заставит и не осмелится. О, нет, она вовсе не трусиха. Просто ее храбрости теперь положено проявляться лишь в направлении сугубо практичном. Например, сейчас. Нэко шагает следом самоотверженно и твердо, не отставая и, наверное, озираясь по сторонам. Или нет - Авигея точно сказать не может. Она только чувствует волнение девочки, но сама на нее не смотрит. Взор сеятеля, мутный, слегка прикрытый обрамлением коротких, редких ресниц, обращен вниз. Он устремлен вслед стуку каблуков принцессы. Он нанизан на острие тончайшей грани между средоточием спокойной силы и отстраненной слепоты. Она погружена в себя? Или внимает происходящему в лабиринтах, но по-своему? Что покоится на волнах ее памяти, плавно восходящих далеко за горизонтом событий? Впечатления о встрече с ключницей? Изначальный мотив, определивший место сие как пункт назначения, ныне достигнутый? Или, быть может, давнее осознание той жертвы, на которую придется пойти? Может быть, то великое, что компенсирует любую жертву впоследствии? Со стороны кажется, будто в мыслях ее, как и над океаном взгляда, царит оглушительная, всевластная тишина, и стук шагов, эхом разносящийся по коридорам, беспомощно отпрыгивает от непроницаемой мембраны внутреннего спокойствия. Решительного, непоколебимого. И оттого едва ли благоразумного, претендующего на право называться безрассудным и оставляющего далеко позади всех конкурентов. В погоне за чем-то. С желанием не отставать.
Не отставать. Верно. Принцесса Луни велит не отставать, и Авигея тихо произносит:
- Ни в коем случае.
Голос ее тих, но Денни и Луни слышали. Кивать нет нужды. Все идущие смотрят вперед, в спины друг другу, и лишь только безжизненный взгляд ожившего трупа беспорядочно гуляет из стороны в сторону. Как если бы движение взгляда Корделии происходило по инерции - глазные яблоки могли вращаться лишь постольку, поскольку при ходьбе ее голова легонечко покачивалась. Разумеется, лишь предположительно, ведь Иеровоам не видела ее лица. Не видела движения глаз. Да и не пыталась увидеть. Из-за стен лабиринта до ее мыслей доносились чужие. Воспоминания о лучших днях. Искаженные, наполовину стертые, их обладателям все больше кажущиеся сказкой. Лирикой, невзирая на их образцовую прозаичность, местами - обыденность, достойную бессмысленнейшего из всех вообразимых вариаций существования. Лабиринт называл себя худшим местом этого мира, не произнося этого словосочетания вслух, но красочно иллюстрируя таковое утверждение ходом событий, в нем разворачивающихся.
Слыша все это, боится ли Авигея? Или нутро ее полнится безжалостной, бездумной пустотой слишком плотно, чтобы в нем остался уголок состраданию и благоразумному страху? Тонкая линия бледных губ ее неподвижна, как и обычно. Зажата в тиски безмолвия. Она не задает вопросов, потому что, как и сказала ранее, не знает ответов. Ответы известны принцессе. Сейчас ее черед задавать вопросы, а за Авигеей останется после.

Денна
02.10.2016, 11:05
[Dollhouse] Театр <=========
Денна тихо шла вслед за Авигеей и Луни Молли, стараясь не отставать, ведь заблудиться в пути по этой незнакомой для неё местности было не просто, а очень просто. Тишина, сопровождавшая девушек, нарушалась разве что лёгкими звуками шагов. Возможно, нека могла-бы услушать больше, если бы острота её слуха была такой-же, как до попадания в этот мир. Впрочем, подобный уровень её устраивал, ибо позволял услышать важное и не испытывать дискомфорт от громких звуков. Разрушить тишину она могла и другим способом, ведь бремя вопросов к принцессе доллхауса было возложенно именно на неё. Однако сейчас, в голове неки было абсолютно пусто. Такое бывает, когда вас, к примеру, просят рассказать "что-нибудь смешное". И даже если вы всего пять минут назад закончили чтение смешных историй и прочих подобных вещей, без должной подготовки или природного умения выдавить что-нибудь из себя будет крайне сложно - всё смешное будто испаряется из вашей головы, заставляя судорожно перебирать информацию в поисках. Подобным образом ощущала себя и Денна, врочем, достаточно быстро успокоившаяся и решившая, что задаст вопросы позже, когда сформирует их в своей голове.
Тишину, царившую в пути, сначала тихо, а затем всё более явно, начали разрывать эхо стонов и криков, нервируя Денну, но недостаточно, чтобы позволить ей потерять самообладание.
Наконец, они остановились в комнате, что выделялась из общности лабиринта разве что большей обжитостью и восседающей в кресле шестирукой девушкой, читавшей книгу и рисовавшей что-то на своих ногтях, причем делала она это одновременно. Денну наполняли противоричивые чувства при виде Надежды - с одной стороны её восхищала подобная многозадачность, с другой - 3 пары рук сближали девушку с насекомыми, которых нека терпеть не могла.
Между девушкой и Луни завязался разговор, в который нека благоразумно не встревала, лишь сделав лёгкий формальный поклон, когда принцесса упомянула её имя. Разговор был коротким и продуктивным, позволившим принцессе получить ключ от "лучшего номера" и сопровождающую. Не совсем живую правда, но всё-ещё бодрую. Неку это не удивляло - нормы привычной морали в доллхаусе не действовали. Именно поэтому Авигея и решила вступить сюда. В ответ на предупреждение принцессы Луни о том, что дальше будет лабиринт и лучше там не оставать, нека произнесла скромно, но уверенно, после чего пошла вслед за остальными
- Мы не отстанем

Looney Molly
02.10.2016, 18:59
Лабиринт безграничных коридоров был, как обычно, однообразен. Двери, как две капли воды похожие одна на другую, лишь изредка отличающиеся по цветам. Стены, чистые, нетронутые ни краской, ни обоями, ни рисунками, ни чем бы то ни было ещё. В коридорах Надежды по обыкновению своему царила потрясающе пустая чистота, которую так старательно поддерживала та самая «армия мёртвых уборщиков», про которую в Кукольном Доме не шутил разве что ленивый. Разумеется, не в глаза хранительнице ключей. Подобные шутки в присутствии Надежды, более чем наверняка, не закончились бы ничем хорошим. Разве что всё той же пустотой коридоров, и которой выход был бы заказан.
Тишину лабиринтов нарушал только неспешный ритм шагов и изредка доносящиеся из-за дверей не самые приятные звуки. Кажется, Молли слышала недавно от Надежды, что «беда мне со звукоизоляцией» и «надо послать кого-то, чтоб починили, да только твой хахаль все рабочие руки поупёр». Очевидно, так всё и было, ведь проблема с шумом так и не была решена. Изредка на развилках можно было встретить одного из тех самых уборщиков, которые суетились с вениками, подметая, очевидно, уже за собой. В целом, вся эта однообразность начисто размывала ощущение времени. Коридоры, освещенные тусклым и явно электрическим светом, сливались в один длинный бесконечный проход. Сложно было сказать как долго девушки следовали за Корделией к пункту их прибытия.
Мёртвая девушка остановилась возле светлой двери, всё так же безмолвно кланяясь принцессе, давая понять, что они пришли. Повернув ключ в замке, девочка пропустила вперёд себя Авигею, Денну и, конечно, Корделию, после чего привычно заперла дверь изнутри. Разумеется, всё для того, чтобы их никто не беспокоил. Взору девушек предстала светлая комната, в которой не было ничего лишнего. Стол, тумбочка для вещей, покрытый плёнкой диван. В центре комнаты стояла парочка странного вида кресел, чем-то похожих на шезлонги. Казалось, всё было готово как раз для ритуала вступления. Оставались лишь небольшие приготовления.
-Присаживайтесь, - девочка кивнула в сторону кресел, приглашая Авигею и Денну занять свои места. – Будет лучше, если вы полностью расслабитесь, постарайтесь уснуть.
Сама же девочка занялась приготовлениями, собственной кровью начертав на полу и спинках кресел, на которых расположатся девушки, незнакомые им ранее символы. В общем-то, сейчас Луни не была нужна чужая кровь. Не были нужны дополнительные приготовления. Девочка была уверена в каждом своём действии. Однако, она выдержала паузу, давая Авигее и Денне последнюю возможность что-то спросить или уточнить, прежде чем кровь в их жилах заставит закрыться глаза и погрузит их в дрёму.

Авигея
03.10.2016, 01:48
Как только дверь откроется и гостям будет позволено первыми пересечь порог, настанет очередь для Авигеи шагать вперед. Но прежде, дабы убедиться в благонадежном состоянии своей спутницы, сеятель как бы невзначай возьмет ее за руку. Никто не увидит этого и не почувствует, даже сама девочка-кошка, но в этот краткий миг, за который гостьи минуют судьбоносную дверь, их сознания сольются воедино. Ненадолго, дабы после вновь разойтись и стать самостоятельными сущностями. Присутствие Ие будет неуловимо. Вонзится тончайшей сухой соломинкой и пройдет, неосязаемое, до самых глубин. Ие услышит мысли служанки, а на сознание сеятеля ляжет тень всего, что Денни сама испытывает. Не потребуется ни единого словечка. По велению воли псионика, девочка лишится всякой опасливости и осторожности, и ничто из увиденного в комнате ее уже не потревожит. Приказ принцессы Кукольного Дома также не вызовет никаких подозрений - сознание, податливое, кроткое, распрощается с сомнениями о грядущем, о правильности принятых здесь решений. Безболезненно, будто с кончиком ногтя, отросшего больше положенного, расслоившегося и до сих пор представлявшего из себя помеху, не более и не менее. От Денни останется лишь та ее часть, что будет глуха к душераздирающим воплям фантома, именуемого страхом неизвестности.
- Ничего не страшись, - как бы подкрепляя силу своего прикосновения словами, произнесет Ие, и обернется через плечо, чтобы взглянуть в глаза служанке, лишь тогда, когда обе они уже будут стоять рядом с указанными принцессой предметами мебели, - Я с тобой.
Затем тонкие губы растянутся и изогнутся обветренными уголками вверх. Так на лице сеятеля появится подобие обнадеживающей улыбки. Копия очень некачественная, лишенная глубины, недоступной для созерцания живой батарейкой. Но Денни поверит. Скорее всего поверит, и даже всем сердцем. Ие об этом знает по прошлому опыту - девочка еще никогда не усомнилась в актерском мастерстве госпожи. А если бы усомнилась, та бы знала, и, ничтоже сумняшеся, приняла недосказанность за нежелание нанести обиду, которую она, Авигея, испытать-то, по сути, и не способна. Что не отменяет тактичности служанки.
Что обычно случается дальше?
- Будет сделано, - краткий поклон для Луни, и взгляд на служанку, - Слушайся нашу принцессу.
Подавая пример, Авигея осторожно роняет свое тело в кресло. Ее спина утопает в уюте обивки. Та, может, недостаточно ухожена, а то и вовсе поедена клопами - детали, в которые она, утомленная странствиями, не сдается. Она весь день была на ногах, и уснуть не составит проблемы. Что же касается Денни? Малышку стоит пожалеть - так говорят в мыслях слова, чей смысл вовсе не близок Авигее, однако, прекрасно осознавая их вес, она переводит взор на служанку и, как только она оказывается в кресле, привычным способом погружает девочку в сон.
- Если не возражаете, я помогу ей сама, - тихо обращается она к принцессе, - Так Денни привыкла. А теперь делайте то, зачем мы сюда пришли. Все вопросы потом. Когда будут ответы.
В третий раз она повторила сие, словно мантру. Закрыла глаза, глубоко вдохнула, и губы застыли, слегка приоткрытые.

Денна
03.10.2016, 23:39
Лабиринт был действительно хорош: однообразный, запутывающий своей одинаковостью и ощущением, что вы здесь уже проходили, причем не раз. Этому способствовало и отсуствие каких-либо меток и рисунков, и идеальная, стерильная чистота, подобная той, что царила в операционной. Порой, можно было увидеть и тех, кто эту чистоту наводит. И в этом тоже небыло особого разнообразия, ибо всех уборщиков, да и их сопровождающую, объединяла одна деталь - они были мёртвыми, что, впрочем, не мешало им выполнять свою работу. Крики и прочие нелицеприятные звуки продолжали доносится, казалось, усиливаясь. Денна просто старалась их не замечать, сосредоточившись на следовании за остальными. Потеряться в этом лабиринте было явно не слишком приятно.
Но вот наконец мертвая девушка, что вела их, остановилась у однрй из дверей. Нека не могла точно определить сколько прошло времени - лабиринт своим однообразием сильно размывал ощущения.
И вот - таинственная дверь открыта и пришла очередь неки войти в неё. Однако прежде чем она это сделала, Авгиея взяла её за руку. Возможно, дело было в самом жесте, а возможно и в псионике Иеровоам, но Денна начала чувствовать себя куда более спокойно и уверенно, чем пару секунд до этого. Все тревожные мысли исчезли из её головы, будто аккуратно срезанные острым, незримым ножом, оставив лишь уверенность в нормальности происходящего.
Помимо слов, сеятель подбодрила неку и словами с улыбкой, заставив ту тепло улыбнуться в ответ. Госпожа нечасто проявляла эмоции и каждый такой момент был особенно ценен. Денна повторила поклон практически мгновенно, кивком и словами ответив на приказ Авигеи
- Я слушаюсь, Госпожа.
Следуя примеру сеятеля и указанию принцессы Луни, нека аккуратно устроилась в кресле, рядом с Авигеей. Надо сказать, что за то долгое время, что нека провела вместе с Иеровоам, она полностью отучилась от попыток хоть как-то защитить свой разум от её псионического воздействия. Вот и сейчас, без видимых усилий, сеятель вновь повлияла на разум Денны своей пси, погрузив неку в сон.

Looney Molly
04.10.2016, 18:14
Течение крови, такое медленное, спокойное, вязкое. Тихий-тихий гул вен, едва различимые удары сердец. Алые ручейки, размеренно несущие за собой цветные сны. И в каждом сознании падение, лишенное всякого времени. Омут алой жидкости, в которой тонут сознания, уносясь всё дальше и дальше в мир ярких видений. И каждая увидит то, что пожелает. Свободу и крылья за спиной. Тысячи ниток послушных марионеток в руках. Улыбка на лице госпожи, слова похвалы. И ничто больше не тревожит, всё в порядке и так, как должно. А может быть что-то ещё. Что-то больше, сложнее. Об этом ведомо лишь тихому гулу вен, да спокойному и ровному биению двух сердец.
Луни никогда не умела создавать красивые сны, так как это умел делать Безымянный. В его руках кровь послушно пела по его нотам. Бежала так, как ему угодно. Показывала лишь то, чего он хотел. Молли была честнее. И алые ручейки шумели так, как им вздумается. Честно, или нет. Они повиновались. Сплетались в хитрые узоры. Оставались на теле яркими метками. И гостьи переставали быть гостьями. Теперь они – Dollhouse – единое целое. Две леди двора её Кровавого Высочества. Неразрывно связанных кровавыми узами несмываемых символов. Странных, сплетённых узоров.
Но ведь этого мало. Немного крови принцессы. Совсем чуть-чуть. Никто не заметит эти алые капли в общем сплетении. Никто не узнает. Не почувствует лишнего. Алое на алом. Зато принцесса теперь будет знать. Знать и чувствовать. Где и как. Где леди Авигея. Как она себя ощущает. Просто страховка. Алая нить от сердца к сердцу. Чтобы быть уверенной. Чтобы не казаться поспешной. Никому не повредит немного уверенности. Никому не повредит немного незнания.
-Ну, что, ты молодец. Неплохой страховочный трос. Тонковат, конечно, зато прочный. Не разорвёшь, - подал голос Хреш, как только последняя линяя, в хитросплетении узора, заняла своё место и ритуал подошел к концу. – И не знаешь – не проссышь. Хорошо сделала.
-Спасибо, - неслышно, почти одними губами проговорила Луни. – Им потребуется одежда. На первое время. Чтобы соответствовать, - принцесса подошла к двери, тихонько открывая её. – Принеси что-нибудь. Надежда подскажет, что нужно.
Молчаливо кивнув, Корделия удалилась в глубину коридоров, повинуясь приказу принцессы. Сама же принцесса уселась на диване, доставая из тумбочки какую-то книгу. Нужно было чем-то занять время, пока вены двух леди перестанут гонять по кровотоку сны. Разумеется, всё это случится, но случиться далеко не сразу. А сейчас… Сейчас можно позволить себе немного расслабиться. И погостить в каком-нибудь другом мире.

По итогам ритуала Авигея и Луни Молли получают следующий ролевой эффект: Луни Молли может в любой момент времени чувствовать, где находится Авигея, а так же ощущать её физическое состояние. Эффект работает в одностороннем порядке. Эффект работает, если оба персонажа находятся в пределах одного игрового раздела. Возможность использовать данное наблюдение представляется один раз в сутки и может длиться не дольше 20 минут.

Авигея
04.10.2016, 18:55
Интересно, знала ли принцесса кукольного дома о том, что алый цвет крови сеятеля обладал малиновой бледностью? Оставалось надеяться, что интерес к предмету вопроса не вынудит ее причинять гостье физический вред. В том, что маг крови на такое способен, сомнений быть не могло, однако Иеровоам не хватало уверенности касательно того, какое конкретно колдовство Луни изучала. Данный вопрос без возражений ретировался в звание второстепенного, как только Ие, опытный псионик, поняла, что ее собственное сознание приближается к особенному состоянию. К состоянию блеклой искорки, чьи крохотные пламенные язычки, однако, так крепки, что не подвластны никакому ветру. За миг до погружения в сон она подумала о картинах, которые увидит. Она точно представила себе события, в которых будет участвовать. Которые переживет вновь. Или впервые?
Теплый омут мрака плеснул на глаза и своей тяжестью заставил треснуть и раствориться последний резкий росчерк света, пробившийся промеж крепко сомкнутых век. Сначала стихло дыхание. Мигом позже и в мыслях воцарилась пустота, своею строгостью превосходящая любой порядок. Вот что представляло из себя сознание псионика сеятелей в его истинном виде, лишенное осязаемой оболочки, отделенное от законов внешнего мира. Инструмент, покоящийся в шкатулке, на вид бесхитростной, но прочной и идеально подходящей для него. Минута растянулась вечностью, понадобившейся Иеровоам, чтобы осознать: снаружи что-то щелкнуло, как если бы шкатулочку, заключавшую ее сознание в свой плен, открыли. Открыли также, как открывались по утру ее собственные веки. И все же, на этот раз дело сталось не в них.
Дыхание вернулось. Она стояла у постели, в обстановке, кажущейся смутно ей знакомой. Половицы сухие, покрытые лаком, местами протертым. Деревянная мебель. Шкаф для книг. На столе сборник детских рассказов - он торчит из-под кожаной сумки с длинным ремнем. Этажом ниже слышен гомон голосов, в основном мужских, да шум посуды, такой, что если бы его создавал один человек, ему, наверняка, пришлось бы лупить по горе утвари кузнечным молотом, истекая седьмым потом. Где-то тихо мурлыкнул кот. Авигея идет по комнате от порога к постели и не слышит своих шагов. Она видит в постели девушку - черты ее лица знакомы, но в отсутствие реальности нет больше и имени, к которому подходят все знакомые черты, а значит они будто не знакомы вовсе. Тонкое бледное запястье, бессильно свисает с края постели. Основание ладони покрыто болезненной синевой. Ушиб? Перелом? Вывих? Гла вдруг видит, как ее собственные пальцы достигают противоестественной длины и закрывают своим холодом лицо спящей. При прикосновении из Авигеи уходит что-то большое. Авигея не может понять, что это. Не знает, как это назвать. Просто чувствует, будто должна была забрать у девушки что-то, но по итогу теряет несоизмеримо больше, чем она. Деревянная комната распадается на квинтиллионы крошечных зубочисток. Осыпаясь на безжизненный песок, они пронзают серую зыбь до дна и, с появлением солнца на горизонте, восстают мягким бархатом юной зелени. Серое небо выпивает солнечный свет и капли звездной россыпи. Светило медленно, но верно восходит в зенит.
Спящей девушки больше нет. Авигея стоит на поляне, и вместо лица у нее стеклянная гладь песка, опаленного сверхмощной тепловой волной. У нее нет губ, но хочется пить. Нет глаз, но хочется плакать. Нет носа. Но пахнет новорожденным летом. Под сводом груди раздается животрепещущий треск, металлический клекот. Она чувствует шестерни, чувствует ток в проводах. Алый ток в недрах пластика и содрогание стали, словно живой - мягкой медузы в свободном и вечном полете на теплых волнах. Она обретает себя.
Открывает глаза. На этот раз не во сне, а по-настоящему. И видит комнату лабиринта, которую уже успела позабыть. Когда Авигея оглядывается по сторонам, лицо Денни кажется ей смутно знакомым.

Sidney Flower
05.10.2016, 09:29
Вторая глава

Ночь без сна. Такой она была. Сидни стоит у импровизированного операционного стола, тупо смотря на сочащуюся из пальца кровь. Как же так вышло? Он пытается это понять. Никогда раньше ему не приходилось сталкиваться с недосыпом. Но сейчас... Сейчас этот ступор выступает даром небес.
Давно такого не было. - думает кукла, вспоминая каким образом мыслил раньше. Года этак три назад. И даже два. Все удивляло. Абсолютно все мелочи. И незначительные в том числе. Теперь ничего этого нет. Нужно хорошенько постараться, чтобы ошарашить Флауэра. А он откладывает скальпель в сторону и сжимает тонкую полоску раны, позволяя крови в это мгновение бежать чуть быстрее. Инструмент сорвался глупо и нелепо. Он навредил своему хозяину. Так можно прослыть растяпой. Радужка этого не хочет и потому громко фыркает на сбавляющее обороты кровотечение. Вот бы порез затянулся сейчас же. Чтобы никаких вопросов от Хэнди не думало и поступать.
Хочу спать. Надо поспать. - понимает наконец розововолосый. Раздумывая дальше, не будет ли кто-то против его отсутствия, Флоу кладет травмированный пальчик в рот. До судороги скул знакомым способом он начинает слюнявить и посасывать его. И выглядит во время этого невинно. Будто и не занимался никогда непотребством. Темная лошадка. Скользит красными глазами по телу, распластавшемуся перед ним. Его владелец уже не жилец вот уже целый день. И не кукольный хирургик в том повинен. Это сделал кто-то другой. Сид только изучает его строение. Может быть когда-нибудь благодаря этому услужливому трупу он будет не только калечить людей. Это будет здорово.
Это будет здорово. - думает так и Цветочный мальчик, все еще лаская язычком палец. Солоноватого привкуса уже нет и в помине. Однако процесс увлекает. Не вынимая напичканный шарнирами кусочек тела изо рта, кукла снова вооружается скальпелем и воодушевленно глядит на вспоротое брюхо.

Sidney Flower
07.10.2016, 22:56
Нажатие пальца на вздутую полость вызывает излияние крови на стол. Сидни не меняется в лице от этого зрелища. Оно давно перешло в разряд бытовых. Сейчас при этом тихо. Мертвец не издает ни звука от таких манипуляций. Это радует. Нет навязчивого звона, разрывающего воздух голосом.
С тобой приятно иметь дело, приятель. - мурлычет розововолосый. - Приятно. Приятель. Хахах. Ты еще и смешной. Мне нравится. - рука опускается на холодный лоб и поглаживает трупик по голове. - Хороший мальчик. - еще раз улыбается Флоу и отдергивает руку. Теперь он готов запустить ее во внутренности. Пощупать их. Постараться запомнить, как они должны располагаться. Пальцы почти касаются склизкой плоти, однако замирают в миллиметре от нее. Мокрое ощущение бьет по осязательным органам. Манит продолжить. Но их владелец не поддается, хоть и желает того всеми фибрами души. Он хмурится, но не делает.
"Пожалуйста, надевай перчатки". Да, Хэнди. Только ради тебя. - Сид отрывается от тела и шагает к двери. Ноги быстро переставляются и доносят его к деревянной преграде. Резкое движение рукой, и она распахивается.
Веня. - требовательно зовет он, не выглядывая в коридор. Радужка уверен, что его помощник рядом. Наверняка стоит у стены и пытается с кем-то поздороваться. Странный малый. Малый. Несмотря на то, что в разы выше и в принципе больше куклы. И на то, что старше.
Ве-ни-а-мин. - раздражение мелькает? Совсем немного. Цветочный мальчик не понимает, почему этот (не)человек не отзывается на производные от своего имени. Вот и сейчас, только после полного произнесения "Вениамин" в проеме показывается золотая маска с черными стеклами. - Наконец-то!
https://pp.vk.me/c836733/v836733317/482a/n6EKt2Lb1hk.jpg
(Не)человек подносит когтистую руку к рычажку на маске и приводит его в действие, выдавливая из себя звуки.
Да~а? - растянуто, умирающе. Но высказал. Сидни не выдерживает и ухмыляется.
Мне нужны перчатки. Принеси перчатки. Аккуратно. Не порви. Чтоб ни единой дырочки. Понял? - длительный зрительный контакт. Мальчик не уверен, что Веник его видит. И видит ли он вообще? Есть у него глаза?
Да~а. - когда-нибудь так будет говорить Корсарес, который Рыцарь Принцессы. Когда-нибудь после смерти. Флоу от этого говора срывается на зевок. Широкий и очень душевный. Откуда-то снизу раздается мяуканье.
Конечно, Пушок, ты тоже можешь пойти. Проследи за Веней. - даже не взглянув на остроухого сфинкса, говорит Сид. Он занят заглядыванием в глаза помощника. А тот вдруг подрывается и уходит в неизвестном направлении. Кошак бежит за ним. Кукле остается только проводить их обоих взглядом и опереться на косяк в ожидании и недоумении.
Я угадал, что он спросил?

Денна
09.10.2016, 20:12
Мгновенно засыпать, благодаря влиянию сеятеля, у неки получалось всё лучше и лучше. Бессонница, что ранее доставляла ей множество неприятностей, омрачаяя жизнь, более не имела над ней никакой власти. И вот сейчас Денна погружалась в омут сна и отдыха, неважно, заслуженного, либо же нет.
Кто-то придаёт сновидениям особые значения, верит в скрытые в них знаки или же послания. Кто-то наоборот, считает, что это не имеет никакого смысла и что сны - всего лишь беспорядочно перемешанные образы из наших воспоминаний. Денна больше склонялась ко второй версии, практически не обращая на сновидения никакого внимания, ибо зачастую снился ей полный бред. В этот же раз, сон был спокойный и умиротворяющий, без множественных проявлений нелогичности. Ей снилось, что она, вместе с госпожой, отдыхали на природе, наслаждаясь прекрасным утром. Во сне, её не смутил тот факт, что всё вокруг выглядело слишком хорошо: трава вокруг была яркого, насыщенно-зелёного цвета и имела особую фактуру. Подобную можно увидеть в рекламных роликах, где её специально подкрашивают, дабы произвести благоприятное впечатление на зрителя. Ветер приносил приятную прохладу, заставляя листья деревьев легонько шевелится, рождая вместе с пением птиц, успокаивающую, природную музыку. Радовало неку и отсутствие каких-либо насекомых, вызывающих у неё отвращение одним лишь своим видом. Во сне она рисовала, наслаждаясь каждым движением кисти. Рисовала просто так, для души, без цели как-либо заработать на получившемся рисунке. Движения неки были плавными, неторопливыми. Образ держался в её голове очень ярко, не вынуждая гнаться в бешеном темпе, пытаясь поймать ускользающее вдохновение.
Как это часто бывает во снах, декорации постепенно и плавно сменились, явив простую, но со вкусом украшенную небольшую комнату с кроватью. Денна обнаружила себя сидящей на краю кровати, в объятиях Авигеи. Были ли это простые дружеские объятия или же нечто большее нека понять не успела, неожиданно проснувшись. По иннерции, она невольно обняла себя, силясь вернуть сновиденре обратно. Впрочем, это состояние быстро прошло, стоило взгляду неки коснуться настоящей Авигеи. Сны - это хорошо, но Денна всё-же предпочитала реальность...

Looney Molly
10.10.2016, 16:36
Страница за страницей медленно сменяют друг друга. Слова сплетаются в одну огромную витиеватую нить повествования, унося мысли далеко от этой комнаты. Куда-то за пределы Дома Предателей. За пределы Доллхауса. Далеко-далеко за Сотолес. Назад во времени, когда ничего этого не существовало и всё было совершенно по другому. Книжка, почти лишенная картинок и разговоров, достаточно увлекла принцессу, позволяя скоротать время до пробуждения новых леди двора Её Влеичества. Возможно, эта книжка могла бы показаться ей очень скучной, если бы не привитая социальной изоляцией любовь к чтению всего, на чем вообще есть буквы. Ну и, разумеется, меткие и зачастую забавные комментарии Хреша.
Время шло. В дверь постучали, и Луни незамедлительно впустила в комнату Корделию. Мёртвая девушка держала в руках две коробки, очевидно с одеждой. На одной из них красовалась намалёванная лаком для ногтей цифра 1, на другой, соответственно, 2. Поставив коробки на стол, Корделия, которой, очевидно, просто не подключили функцию речи, молчаливо вручила Молли записку. Пляшущий подчерк Надежды гласил: «Нашла, блин, у кого спросить! Я не костюмер. Но, поскольку, у меня тут найдётся всё, подобрала что поприличнее. Ну, и в размерчик, конечно. Выбирала на свой вкус. Если этим фифам не понравится – в театре есть костюмеры. Они с радостью им помогут. №1 – рыжей, №2 – ушастой. Закругляйтесь там скорее. Надя».
Очевидно, Корделия пришла очень во время. Поскольку стоило Луни дочитать записку, и вложить её в книжку в качестве закладки, спящие проснулись. Девочка даже не успела заглянуть в коробки и узнать, что же такое «на свой вкус» выбрала Надежда. Хотя, любопытство, надо сказать, её всё-таки терзало. Вот только сейчас было никак не до коробок. К тому же, скоро можно будет понаблюдать эти вещи уже непосредственно на тех, кому они предназначились.
-С пробуждением, - кивнула принцесса Авигее и Денне. – И теперь уже полноправно добро пожаловать в Dollhouse. Одежда на столе. 1 для вас, леди Авигея, 2 для вас, Денна, - девочка кивнула в сторону стола с коробками. – Если у вас появились какие-либо ответы, можете задать интересующие вопросы. А пока переодевайтесь и мы можем пройти в театр. Подобрать вам комнату. Вам ведь нужна общая комната, я правильно понимаю?
Последний вопрос заставил девочку привычно наклонить голову набок, погружаясь в задумчивость. Почему-то ей казалось, что эти двое обязательно захотят существовать совместно, в одном помещении. Возможно, это было заблуждением, но про себя девочка уже прикидывала, есть ли среди бесконечного муравейника театра подходящая комната.

Коробка №1, выбор Надежды для Авигеи:
http://i056.radikal.ru/1610/77/05c01f45095c.png
Коробка №2, выбор Надежды для Денны:
http://s019.radikal.ru/i640/1610/c2/5e091ab6fb45.jpg

Авигея
10.10.2016, 17:59
Наваждение сна отступило с нерасторопностью предзакатного отлива, почти лениво обнажая ясность разума, словно влажную прибрежную гальку золоту солнца, одного из четырех, растворяющегося в воде. Почему так? За секунду до момента, когда глаза ее открылись, сознание Иеровоам успело запечатлеть картины моря. Она стояла на берегу, прекрасно осознавая, что там, где она находится, никаких берегов быть не должно. Теплота бриза легкой моросью ложилась на лицо, солила губы и оседала на кончик языка, где растворялась, придавая воспоминанию знакомый вкус. Ие никогда не была ни на одной из многочисленных планет инкубаторов, где проживали миллиарды сестер, и не видела Паль - безграничного океана. И все-таки она позволила воображению сорваться в головокружительный полет. Простила ему все условности. Чтобы вновь увидеть если не Стро'ону, то хотя бы ее подобие. Картину чужими глазами, искаженную тысячекратно, но все еще не растерявшую своего сокровенного содержания. В нем, в этом сокровенном, и был долгожданный ответ, чье отсутствие не позволяло лишних вопросов, но однажды, наступившим не иначе, как сию минуту, стало присутствием. Впервые заснув под бдительным присмотром принцессы кукольного дома, Иеровоам видела во сне свой дом. Не потерянный только потому, что ранее ни разу не обретенный, он теперь представал в ее мыслях, как нечто, неразрывно связанное с происходящим здесь. Здесь - не во сне, но в Эмпии. А если точнее, то в стенах лабиринта. В вестибюле. На сцене театра. И даже в миске с мятными пряниками.
Когда Авигея проснулась, она еще какое-то время просто пялилась в потолок. По лицу ее, ничего не выражающему, нельзя было представить, что же происходило в голове сеятеля. Она то ли просто пребывала в прострации, то ли летела в пропасть безнадежной попытки осознать резкую перемену собственной судьбы. Так или иначе, Ие адекватно воспринимала действительность. Она даже поняла, что именно ее разбудило. То был стук в дверь. Послышалось шарканье шагов Корделии, затем ее молчание в ответ на реплику принцессы. Молчание, преисполненное мертвецкой скромности, после которого "кукла" куда-то подевалась - оглядевшись по сторонам, Авигея обнаружила лишь отсутствие Корделии, а также две пронумерованных коробки, как напоминание об очевидной цели ее визита. Не потребовалось бы даже мельком читать отсутствующие мысли умертвия, дабы понять простоту, заложенную во всяком его намерении. Ведь всякое намерение слуги сводится к воле господина, возведенной в абсолют на грани смысла и бессмыслицы.
- Денни, просыпайся, - голос Ие прозвучал в мыслях служанки, стирая на своем пути картины ее снов и возвращая девушку в реальность, не такую уж и суровую. В тот же миг Нэко открыла глаза. Взгляд госпожи встречал ее пробудившееся сознание, но вскоре обратился в направлении силуэта Принцессы Кукольного Дома.
- Верно, - Авигея кивнула, давая Луни лучше понять свое согласие, - Мы с Денни будем жить вместе. Просто потому, что мне необходима ее забота. И постоянная помощь, как в быту, так и в исполнении важных деловых поручений. Было бы неплохо, если бы нам пожаловали одну комнату на двоих. Уверена, такая найдется.
Последовало и краткое обращение к нэко.
- Денни, переодевайся. А затем помоги мне, - с этими словами Авигея приняла сидячее положение и вытянула вперед ножки, ведь такой жест, привычно для служанки, предполагал ее непосредственную помощь как минимум с башмаками, не говоря уже о молнии на задней части комбинезона, - Если у тебя возникли вопросы к принцессе, ты вольна их задать сейчас. Например...
Вопрос Авигеи начался с улыбки, призванной видом своим казаться многозначительной и осмысленной.
- Теперь, когда мы принадлежим этому дому, чем мы можем ему помочь? Лично я, например. У меня уже есть просьба о помощи от Блэкбоу. О помощи с благоустройством ее госпиталя. Найдутся ли просьбы у принцессы?
Внимая словам принцессы, Гла наблюдала за тем, как Денни будет исполнять приказ. Переоденется сама и примется за перевоплощение госпожи.

Денна
13.10.2016, 02:35
Можно было бы сказать, что пробуждению неки способствовали звуки вновь открываемой двери, когда мертвая девушка вернулась в комнату с коробками. Однако, истинной причиной было нечто другое - своим псионическим воздействием сеятель могла не только помочь неке уснуть, но и проснуться. Вот и сейчас, картину сна, демонстрирующую Денне приятный отдых, мягко, плавно, но неумолимо разрушило воздействие разума госпожи на беззащитное, покорное ей пси неки. "Денни, просыпайся" - произнес голос Авигеи в голове Денны, вернув ту из мира грёз окончательно.
Первым, что увидела нека, проснувшись, были глаза госпожи. Два аметиста, неизменно холодных и спокойных, словно заледеневший океан, притягивали её взляд. Даже когда-то давно, о чём нека сама и не помнила, ей стоило больших усилий отвести взгляд от этих фиолетовых глаз. Теперь же, в бытность её служанкой, это и вовсе не представлялось возможным. Но визуальный контакт не продлился долго и вскоре прервался, позволив неке отвести взгляд.
Судя по тому, что принцесса поздравила их с пробуждением и полноправным вступлением в dollhouse, ритуал, каким бы он не был, прошёл успешно. И мало того, что их приняли - им ещё и любезно предоставили новую одежду, на что нека, едва встав с кресла, искренне ответила с низким поклоном.
- Благодарю вас за этот превосходный подарок, принцесса.
Разумеется, нека ещё не видела, какую именно одежду им принесли, однако увиденное ранее ясно говорило о том, что это будет воистинну роскошный подарок.
Пока принцесса Луни уточняла информацию о желаемой комнате, Авигея успела дать приказание Денне и перейти к обсуждению. Нека покорно кивнула и, скрывая нетерпение, быстро принялась за одежду в коробках. Начала она, следуя указанию, со второй коробки, обнаружив там изящную униформу горничной. На губах неки невольно проступила улыбка - ей искренне нравился этот тип одежды и она даже подумывала подкопить немного денег и приобрести нечто подобное.
Переодевалась нека быстро, старательно скрывая смущение от наряда и необходимости делать это на виду. Будь здесь только она и Авигея, её действия были бы несколько... иными. Но, разумеется, пока Денна не успела узнать принцессу получше, она старалась вести себя в рамках приличий, чтобы не опозорить госпожу. Закончив с собственным переодеванием, нека почувствовала себя немного лучше, невольно радуясь нынешнему соответствию внутреннего и внешнего образа. Теперь настала очередь Авигеи и нека открыла коробку с номером 1. Рассмотрев наряд, предназначавшийся для госпожи, Денна не смогла сдержать вздоха восхищения. Этот наряд был идеален - фасон, цвет, материал - всё это буквально излучало элегантность и красоту. Неке потребовалось несколько секунд, чтобы просто отойти от впечатления, произведенного этим нарядом. Опомнившись, она быстро принялась помогать Авигее переодеться, внутренне с нетерпением ожидая увидеть этот наряд на своей госпоже.
Как и в случае с униформой Денны, наряд Авигее подошёл идеально, подчеркивая изящность фигуры сеятеля и в особенности - ножек, заставляя неку стоически сдерживать невольное желание замурчать от восхищения и удовольствия, которая та непроизвольно испытывала, помогая госпоже облачиться в подобающее ей одеяние.
Наконец, когда приготовления были завершенны, нека отступила от госпожи на шаг, позволяя той в полной мере ощутить новый наряд.
- Этот наряд идеально подходит вам, госпожа Авигея... - искренне произнесла нека, с помощью рун сотворив перед ней зеркало из чистого серебра, чтобы она смогла убедиться в этом самостоятельно.
Старую одежду служанка аккуратно положила в те самые коробки с цифрами, в том же порядке - 1 для Авигеи, 2 для себя. Теперь настало время вопросов и нека не применула этим предложением воспользоваться, с поклоном обратившись к принцессе
- У меня только два вопроса. Первый: что я могу сделать, чтобы отблагодарить вас за всё? И второй... - Денна ненадолго прервалась, собираясь с мыслями, после чего продолжила - я хочу узнать любые способы, как стать сильнее. Я хочу быть более полезной доллхаусу и Госпоже, чем сейчас...

Looney Molly
13.10.2016, 21:47
-С первого раза в яблочко! Ну, ты зоцени только, типичная аристократическа фифа. Даже одеться самой без помощи служаночки нам не досуг. Разумеется, они будут жить вместе. И по ночам предаваться всем прелестям доминантных отношений. Не удивлюсь, если Надьке будет поступать много заказов на латекс, плёточки и свечи, - усмехнулся Хреш на комментарий Авигеи. – Хотя, зачем я тебе об этом говорю? Ты всё равно же не понимаешь о чем речь. У тебя с твоим старым глупым мужчиной совсем другие игры. Тпфу, зачем только вспомнил об этом? Так мерзко, аж блевать тянет. Не спал бы – блеванул. Эти двое вон, куда прекраснее. Особенно в латексе.
-Потому, что они девушки, - задумчиво проговорила в ответ Луни, внимательно глядя за тем, как Денна подходит к коробкам, доставая из них наряды.
Любопытство съедало девочку слишком сильно. Она никак не могла удержаться, чтобы не подглядеть, что же за костюмы выбрала для них Надежда. И первым свет увидел костюм Денны. Аутфит горничной. Весьма откровенный. «Пф! Вот, все гении мыслят одинаково! Даж Надька сечет фишку!» - раздался в голове довольный выбором голос Хреша. Молли на автомате кивнула. Не то чтобы она была согласна с описанной Хрешем моделью их отношений. Просто ей показалось, что этот костюм действительно идёт Денне. Наверняка, не только внешне, но и по статусу. Надежда очень удачно попала с выбором. Хотя, на вкус принцессы, костюм мог бы быть и скромнее. С юбкой подлиньше, например.
-Вот, тож мне! Юбка ей коротка! Это всё автор тебе голову задурила, да? Вот, при мне-то таких закидонов не было. Мрак. Просто мрак. Отличная юбка, я считаю. А ты это, не пялься так откровенно. Я, конечно, понимаю, что тебе тряпочки интересны, но они-то могут этого не понять.
-Ой, - Молли смущенно опустила глаза.
Однако, как только на свет из тьмы коробки под номером один появился костюм леди Авигеи, ткань снова привлекла внимание девочки. Прекрасный цвет, отличный фасон… И очередное попадание в самую точку. Он мог так же показаться слишком откровенным. Если бы был одет на кого-то ещё. На Авигее же он смотрелся более чем уместно, выгодно подчеркивая все её достоинства. Удивительно, как четко Надежда угадала с размером. Он был подобран так четко, словно наряды были сшиты по меркам девушек заранее. Эта красота завораживала. Однако, она и правда увлеклась созерцанием слишком долго. Были заданы вопросы. На которые, разумеется, были ответы.
-Да, такая комната, разумеется, найдётся, - девочка кивнула. – Пока что рекомендую вам сосредоточиться на помощи леди Блэкбоу. И, разумеется, собственном отдыхе. Вы, должно быть устали с дороги, - Луни заботливо посмотрела как на Авигею, так и на Денну, отвечая на их общий вопрос. – Ваша помощь мне ещё, непременно, потребуется. Но пока вы можете отдохнуть и освоится на новом месте, - Молли улыбнулась им обеим. – Денна, для вас необходимая информация для изучения может найтись в библиотеке Театра. Так же, если вам будут нужны какие-либо средства и материалы, вы можете попросить Надежду достать их для вас. Если вам потребуется учитель, я думаю, и об этом можно будет договориться. Вся исследовательская база Кукольного Дома к вашим услугам. И к вашим, леди Авигея, тоже. А пока, пройдёмте обратно в театр. Я покажу вам вашу комнату, - закончив фразу, принцесса перевела взгляд на мёртвую девушку, безмолвно стоящую у дверей, в ожидании дальнейших указаний. – Корделия, возьми коробки с вещами, выведи нас из лабиринтов и следуй за мной.
Отдав распоряжение Корделии, Молли дождалась пока её мёртвые руки возмут коробки. Затем она открыла дверь, выпуская девушек из комнаты и пропуская Корделию вперёд. Заперев дверь, Луни последовала за Корделией на выход из лабиринта, надеясь, что Авигея и Денна идут следом. Им по прежнему было бы очень легко заблудиться в однообразии коридоров. Наверху, вернув Надежде ключ и поблагодарив, принцесса снова направилась к стенам Театра.

===> [Dollhouse] Театр

Авигея
14.10.2016, 01:08
Пляска теней. Шорох ткани, движение рук, легкий напев ромбовидной стальной заклепки. Ткань идеально ложится на кожу, обнимает тела, не лишая их формы, а напротив, ее придавая. Слышно лишь краем уха, как тихо принцесса вздыхает. Ее взору подвластны подробности, к которым Гла ровно дышит. Которых не видит. Не замечает. В отличие от стройной Денни, в худобе сеятеля сложно узнать женственность. Скорее изящество, неоправданно хрупкое, но любимое творцом, тронувшее его до глубины души.
Как ты думаешь, пришлись бы по нраву ему, тому, кто создал тебя, эти белые перчатки? Да, эти, что обнимают ладони и тонкие перста...
Медленно, лишь неуклюже изображая нежность. Так грязно-серый холод пальцев заскользил по окружности черепа нэко. Их кончики плавно погрузились в штиль прядей. В это мягкое, шелковистое море, чьи воды добры и приветливы. Отражая тусклый, бездушный свет подземелий, наполненных криками, они возвращают ему безнадежно утерянную теплоту. Чисто вымытая шерстка у основания ушей все такая же серая, но немного темнее, чем преобладающий окрас, приподнимается и вздрагивает. Иеровоам ощущает движение каждого мускула под восхитительным атласом кожи своей служанки - ее природу не скрыть за красивым костюмчиком прилежной служанки. Такую можно только лишний раз подчеркнуть. Забыть не получится. Убежать уже не получится - слишком поздно, о побеге теперь не помыслить, когда то, от чего можно бежать, является частью ее, неотъемлемой. Самой важной. Будто сердце. Можно ребра разверзнуть и рассыпаться по половицам в поисках ее, любимой или ненавистной. Только потом, каков бы ни был печален итог и жесток суд, далеко не уйти. Ей и не хочется.
- То же можно сказать и о твоем наряде, дорогая Денни, - все чувства девочки-кошки, от отчаяния до восторга, сейчас на кончиках пальцев хозяйки, - Но главное, что и тебе он нравится.
Слова, что касались Денни, даже с уст безучастного сеятеля сходили правдой. Некоторые реакции служанки представляли из себя как будто бы специально для этого придуманное пособие для инопланетянки, затерявшейся в чужом мире, но вдруг решившей найти в нем свое место и осознавшей неотъемлемую необходимость проникнуться чаяниями его жителей. Пусть не до глубины невинной души, но хотя бы поверхностно. В этом обстоятельстве заключалась причина, состоящая в списке остальных, как уже названных, так и негласных. Причин, инициировавших в голове Авигеи, фигурально скажем, протокол, позволяющий считать нормальным весь ужас содеянного. Нэко плелась по пятам псионика, служа всем, что из нее представлялось возможным бессовестно извлечь. Не только лишь поручения, защита, уход. Понимание. Первая точка соприкосновения с теми, кем Иеровоам намеревалась безраздельно овладеть впоследствии. С ними, конечно, не будет так легко.
- Ты хорошая помощница.
Прежде, чем опустить руку, оставив волосы на голове служанки, ныне внешним видом соответствующей своему званию, взъерошенными, Авигея взглянула в ее глаза. Зрительный контакт был очень коротким. На сантименты, живой батарейке никак не понятные, еще найдется время.
- Пусть не печалится. Пусть почувствует негу и радость, - в мыслях решила хозяйка, и мир Денни преобразился новыми красками. Даже серый для нее теперь такой яркий и насыщенный, каким не бывает сладкий, пахучий клубничный красный, весенний зеленый, ослепительно белый, приходящий на смену грязи осенней листвы. На ближайшие несколько минут. Этого ей хватит, чтобы весь остаток дня не осознавать слишком остро драматичность происходящего вокруг. Теперь их кров и постель находятся в пределах ближайшей досягаемости места, где жестокость - явление обыденное. Где Денни действительно просто служанка, на деле, а не на словах, и где защитить ее, в случае чего, сможет только это странное, нескладное существо. С пронзительным и тяжелым взглядом, вечно чуждым всего человеческого. Возможно, даже мотивов бороться и защищать.
Авигея внимательно слушает разговор принцессы и служанки, и под шаракающий марш мертвых ног Корделии идет в направлении, заданном волей, заменившей ее собственную.
- Зови, как только мы понадобимся, - обращается она к Луни по пути, - Я надеюсь, у нас будут надежные средства связи. И еще, я надеюсь, что в ваших клетках полно хорошего материала.


=====> [Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=27&p=257897&viewfull=1#post257897)

Денна
17.10.2016, 17:26
Неки, в основной своей массе, всё же имели куда больше человеческих черт, чем кошачьих. Однако, черты кошек были им частично присущи, проявляясь не только в ушках и хвосте. Частично это касалось и инстинктов с поведенческими реакциями. Вот и Денна была подвластна им, с огромным трудом удерживаясь от того, чтобы не начать мурлыкать в ответ на ласку. Изящные пальчики госпожи, подчеркиваемые элегантными белыми перчатками нежно поглаживали голову неки, заставляя ту невольно тянуться вслед за их движениями, в надежде получить чуть больше желанной ласки. А меж тем, пальчики Авигеи коснулись очень чувствительных ушек Денны, заставив ту вздрогнуть, от приятного, но неожиданного чувства, похожее на слабый разряд электрического тока. Крайне необычное ощущение, к которому нека за всю свою жизнь так и не смогла толком привыкнуть.
Иеровоам сделала ответный комплимент наряду своей служанки, заставив ту смущенно улыбнуться. Ей действительно нравились оба варианта: и элегантно-роскошный наряд Авигеи и собственный изящный костюм горничной. Разве что, юбка была немного коротковата. Впрочем, всё оставалась в рамках приличий, да и сидел костюм идеально, так, словно был сшит по индивидуальным меркам самой Денны. Идеально он подходил и по статусу, создавая некую гармонию между внешним видом и социальным положением неки.
Денна внимательно выслушала ответ принцессы на свой вопрос, с поклоном поблагодарив её за ответ и погрузившись в раздумья. "По сути, всё, что мне нужно - это книги и практика. Много-много практики. Остальное же вряд ли понадобится, ведь я лишь восстанавливаю свои навыки, а не учу с нуля. Впрочем, благодаря материалам можно будет поэкспериментировать с обменом и ловушками, а хороший учитель наверняка сможет научить паре хороших трюков..." - пронеслось в голове неки, шустро перебирающей варианты. Она не лгала Луни, когда говорила, что хочет стать сильнее и полезнее. Её до сих пор смущала та слабость, тот контраст между ней самой, когда она не была лишена большей части своих знаний и между своим нынешним состоянием. Безусловно, знания, со временем, будто возвращались сами собой, однако неку категорически не устраивала скорость этого явления. "Лучше постараться и вернуть всё обратно как можно быстрее. Мало ли что может случится..."
Раздумья неки прервала речь Авигеи, хвалившей свою помощницу. Глаза их в очередной раз встретились. Ненадолго, но достаточно, для того, чтобы мир вокруг Денны расцвел потоком ярких красок, смывающих всю серость и отчаяние этого места. Нека искренне улыбнулась и радостно произнесла
- Благодарю вас за похвалу, Госпожа.
Меж тем, настало время возвращаться. Нека было собралась взять коробки с их старыми вещами, но принцесса Луни позаботилась и об этом, приказав мертвой девушке заняться коробками. Так что Денна просто шла вслед за Авигей, так, чтобы не маячить перед глазами, но быстро появится в поле зрения в случае нужды
===> [Dollhouse] Театр

Sidney Flower
19.10.2016, 20:13
Сидни точит взглядом дверь напротив. Организм вновь сообщает ему об усталости, сорвавшись на широкий зевок. В уголках глаз выступают капельки и мешают смотреть на обшарпанную покраску. Выдумывать историю этой абстрактной картине выбоин дизайна.
В нижнем углу двери сидит грустный старичок в коричневой мантии и лопает щелчком пальцев мыльные пузыри над умирающим верблюдом. А где-то посередине укачало после первого полета молодую рептилоидную птичку, и ее теперь тошнит. Пролетая над умирающим верблюдом, птичка сама думает, как бы не отбросить коньки, и сбрасывает балласт из желудка. Потрескавшаяся краска таит в себе много секретов.
Но мальчику нужно поднести руки к глазам и протереть их, чтобы продолжить их познавать в ожидании возвращения Вени. Это он и делает. С особым усердием растягивая веки то в одну, то в другую сторону. Так, что влаги будто становится больше, а не меньше. Кукла недовольно мычит и останавливается. Тереть очи уже больно. Лучше не стало.
Раскрасневшимися, блестящими глазами Радужка смотрит в конец коридора, где скрылся помощник с Пушком. Он мог бы отправиться за ним и удостовериться, что тот выполняет поручение, а не блуждает без дела. Однако в этом лабиринте Дома Предателей они могли разминуться с большей вероятностью, чем встретиться. Розововолосый научился это понимать и до последнего не двигаться с места. А сейчас тем более ходить не хотелось. Хотелось спать. Хотелось закончить развлекательное изучение или познавательное развлечение с участием внутренностей трупа. Тот молча лежит в комнате за спиной со вспоротым животом. И ждет, когда на него обратят внимание. И был котиком с холодненьким носиком. Поэтому нельзя просто бросить его. Поэтому надо выстоять. И Флауэр стоит, прислушиваясь к шагам в коридоре. Они скоро слышатся. Он напрягается. Надеется увидеть ожидаемого. Но и не ожидаемый может объявиться. И вопреки подозрению из-за поворота выныривает (не)человек. Тот самый, посланный за перчатками. И несущий их в сложенных чашей руках. Кк демиургову реликвию. Осторожно и чуть не крадясь на цыпочках.
Ну почему так долго? - кукла надувает губы. Хотя, может быть, глубоко в выдуманной какой-то девочкой душе радуется возвращению и самоотверженному старанию.
Си~ид проси~ил не порва~ать. - оправдывается, вывернувшись, чтобы зажать рычажок на маске, помирающий великан, растягивая гласные. Об его ногу трется сфинкс, поддерживая и подтверждая.
И не порвал? - Цветочный мальчик берет из чужих ладоней резиновые перчатки и примеряет. Проверяет нет ли прорех. И не обнаруживает. Кто-то тут большая умница. Об этом Сидни незамедлительно сообщает. - Ты умница, Вениамин. Подожди еще немного. Я скоро. А потом сходим и поедим чего-то вкусного.
Поеди~им? - спрашивает Веня. Радужка задумывается, ест ли этот приятель вообще. Это пока остается невыясненным вопросом. У Надежды могут работники позволить себе обходиться без пищи. А что насчет этого?
Просто подожди. - говорит ему Флоу и, повернувшись на пятках, возвращается к телу. - Я тут, пупсик.

Хидеко Минори
06.01.2017, 18:09
Трущобы (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=164&page=43&p=312106#post312106)<-

Девочка решительно открыла дверь и вошла внутрь. Если бы только её желания были более конкретны. Она бы точно не захотела приходить в этом место. Но ей нужен был "этот" человек. "Сейчас ко мне кто-то подойдет и я спрошу. Что это за место и... Черт. Человек, который будет меня обучать. Уби.." Она так и не закончила мысль, вместо этого лишь тяжело вздохнула. Внешний вид помещение не смутил девочку. Не заставил её боятся. Пока она еще не знала, что здесь творить. Но, может это и окажется, целью её поисков.

Sidney Flower
06.01.2017, 20:00
Он продолжает то, на чем остановился. Со всей кукольной бережностью он вынимает органы, рассматривает их и раскладывает рядом. Улыбается, как ребенок, получивший самый драгоценный подарок, и лопочет всякие нежности тихому пациенту и его частям. Длится это ровно до тех пор, пока улицы за стенами Дома Предателей не укутывает туман и не засыпает пепел. Легкий, словно снег, и серый, словно шерсть маленького котенка. Всей этой красоты Сидни не увидит, но действие ее ощутит. Его необузданная ярость выливается на почти разделанный труп. Как все разрушающее цунами. Примерно это он чувствует, когда кто-то не может перестать биться в истерике. Когда кто-то не может перестать кричать. Когда не может соблюдать тишину. Оооо, сейчас мальчику кажется, что холодненький мертвец повинен в том, что стало шумно. В ушах гудит кровь. Давит на мозг. Мешает ученой сосредоточенности. И Радужка срывается. Удар. Еще удар. Много. Еще больше ударов. Плоть разрывается. Разбрызгивает свернувшуюся кровь повсюду. А когда вспышка заканчивается, кукла обессиленно падает на пол, покрытый кровавым месивом. Невидящим взглядом он смотрит на остатки подопытного, которого ему доверила Надежда. Он не понимает, почему все обернулось так. Но он не раскаивается. Сиду не в чем раскаиваться. Он не сделал ничего плохого.
Флоу продолжает жить с этим. Вениамин возвращает его в Театр. А дальше все идет своим чередом. Все как обычно. Ничего нового. Кроме слухов о том, что в Театре появились новые жильцы. Когда-нибудь Флауэр встретит их. На представлении. На балу. В Доме Предателей... Кто знает, какой будет эта встреча.
Но вот еще один новый день. Красноглазый стоит возле столика Надежды и с надеждой спрашивает о новом пациенте. Ему нужно на ком-то тренироваться. Ведь он хочет не только калечить. Почему-то есть у него такое желание. Надолго ли? Время покажет. Однако прямо сейчас спокойную жизнь темнейшего места Доллхауса тревожит кто-то. Кто-то чужой, судя по реакции шестирукой красотки. О, да, Надежда хороша. А Сидни вытаскивает из кармашка свою бритву. Здесь не место чужакам. А порой даже своим.

Looney Molly
16.01.2017, 19:32
\Sidney Flower, Хидеко Минори\

-...так, куколка моя, подсмотрим тебе кого-нибудь, - Надежда улыбается, две из шести её рук листают потрёпанный и исчерканный чем попало каталог. Когда-то, очень похоже, что это был каталог модной одежды. Красивой, вероятно каким-то ветром заброшенный из какого-нибудь пафосного аристократичного волшебного полиса. Сейчас там красовались приклеенные на скотч и честное слово фотографии, или сделанные на коленке рисунки и порядковые номера. Или кодовые слова. Расходные ресурсы. Рабы, которым не повезло провиниться. Те, кого можно было смело сдавать «в поликлинику для опытов» в живом виде. Нужно было найти кого-то, кто подойдёт для экспериментов любопытной разноцветной кукляшки. Кого-нибудь средней симпатичности. Ещё две руки хранительницы были заняты размешиванием сахара в чашке чая, из которой предательски торчал ярлычок чайного пакетика. На обозримой части этикетки виднелось маленькое скорпионье жальце. – Тебе сегодня кого, мальчика или девочку? – глаза бегают по каталогу, стараясь зацепиться хоть за одно лицо. В такие моменты Надежда чувствовала себя Палачом. Сидишь себе, чаи гоняешь и как бы между делом решаешь, кому жить, кого под нож, кого в армию по уборке коридоров. В прочем, в последней все будут. Ах, когда-нибудь и сама Королева будет оттирать стены от пахабных надписей и драить полы своим старым платьем. Девушка ведь может мечтать…
Спокойствие и стабильность. Прекрасные отличительные черты этого места. Их здесь либо есть, либо нет. Сейчас их не было. Поскольку с 50% вероятностью появления дракона из-за угла на пороге уютненькой приёмной показалось новое лицо. Девчонка? Нештампованная. Ничейная. Вот ведь ходють тут всякие. Самое время вешать на дверь табличку – «Посторонним В», а рядом повесить плюшевого мишку в аккуратненькой петельке. Или хрюшку. Надо будет заняться на досуге. Очаровательное дополнение для столь очаровательного места.
-Барышня, а вы к кому? – ложка звонко ударилась о борта чашки, что по какой-то непонятной причине подняло в небольшой приёмной очень большое эхо. – Тут вам не проходной двор. Документики покажите, - глаза Надежды оторвались от каталога и устремились к незнакомке.

Уиллард Рикон
16.01.2017, 21:27
/Начало игры/
Месяц пребывания в Доллхаусе давал о себе знать. ИИ "Саргат", тем не менее, был не совсем уверен в том, что сейчас именно в "доме предателей" он получит то, что ему нужно. Ему рассказывали о том, что здесь водилась определенного рода девушка, вполне занятая и своими делами, однако она заправляла крупнейшей лабораторий Доллхауса. Конечно, он мог быть не осведомлен до конца, но все же определенные цели он поставил и на это место. Надежда, что пребывала здесь, судя по слухам, так и осталась для него загадкой, разве что удалось разузнать, как та выглядела. Но торопиться он не стал, все слухи могли быть ложными, а сам Уилл, не был склонен доверять всему что сказано на сто процентов. Обычно слепое доверие вредно для здоровья, и безопасности, о чем химер естественно знал.
Он без всяких затруднений проник вовнутрь, и обнаружил ту самую интересную особу. Много рук, что способны в считанные секунды перебирать стопы бумаг. Да, для печатного станка такие бы механизмы вполне сгодились бы. Если бы только запечатлеть в памяти строение скелета этого организма. А впрочем зачем? Ведь общая концепция была перед глазами, осталось ее лишь начертить на бумаге, собрать на это денег и пустить в ход. Проще пареной репы. Но не в том сейчас заключался судь визита. Уиллард немного отвлекся, задумываясь над этой заманчивой идеей. Затем он подумал, что подобный станок будет не так чтобы энергосберегающий, потому просто отбросил этот неэффективный, но эффектный план, по его мнению. Помимо нее были еще две особы. Одна казалась вполне скромной, на лице другой, как казалось Уилларду была жестокость, хотя он пока не мог сказать это с уверенностью. Плохое время он выбрал для того, чтобы обратиться со своей просьбой, но раз он уже пришел, то делать было вообщем-то нечего. Ему просто придется ждать, своей очереди.
Хотя зачем ему скучать? Он подойдет к скромнице и тихо, лишь ей на ухо прошепчет:
- Ты выбрала плохое место, чтобы явиться сюда, неотмеченное дитя, - скажет он с жестокой ухмылкой. Ему было совершенно наплевать, что с той станет, ему хотелось поскорее обратиться со своей просьбой, и если слова искусственного, но едва отличимого от настоящего "Саргата" напугают ее, и заставят покинуть это место как можно скорее, то он будет невероятно счастлив. Он осмотрел ее кожу, ткани, но не стал прикасаться, в этом не было необходимости: он все равно ничего не почувствует, и оценить их ему не удастся. Хотя сейчас он стал задумываться и над тем, что и тело этой девушки также может сгодиться.

Хидеко Минори
16.01.2017, 21:33
Этот момент настал. Девочка вошла в дом. Дом Предателей, если быть точнее. Глаза начали бегать по стенам. Место явно было не для детей. Но девочка двигалась дальше. Шаг за шагом, пока удар ложки не сбил ритм ходьбы и не остановил её. Девочка была удивлена. Она направила взгляд на неё. Женщина с множеством рук, стоящая перед неё. "Она.. она такая.. устрашающая?" Задала вопрос сама себе, но не ответила на него. Хидеко могла бы и дальше восхищаться, но нужно было что-то ответить. "Как? Как мне это сказать? Вдруг она меня не правильно поймет?" Но не успев ответить, её мысли прервало нечто другое. "Он ко мне обратился?" Поначалу удивленно спрашивала себя Хидеко. Но вопрос был адресован ей. Удивление сменилось задумчивостью. "Неотмеченное дитя?"
- Я не знаю, что это за место, - спокойно отвечала девочка, - и у меня нету документов. - Последняя фраза была адресована обоим и девочка затихла. Затем Хидеко решилась немного открыться. Говорила она всем. Голос был спокоен. Глаза бегали между тремя незнакомцами. - Когда я была в Нью-Сото, меня чуть не убили бандиты. Поэтому я пришла сюда. Вы сможете мне помочь? - Вопрос был задан не точно. Хидеко сама не знала, как это спросить, но была уверена, здесь точно есть люди необходимы ей.

Sidney Flower
17.01.2017, 20:56
Девочку или мальчика? Есть ли разница? У Сидни есть шанс узнать, как сильно они различаются внутри. Надежда щедрая и не скупится на расходный материал. Только ответить ей Радужка пока не может. Ведь их бесцеремонно прервали. Какая-то девочка. Беловолосая. Невнимательная. Грубая. Заблудившаяся. Ей тут не место - это ясно как день. Сидни готов показать ей, как отсюда выбраться. Не физически. Так она может не выйти, если Надежда не решит отпустить ее и не даст ей что-то сделать.
Кукла наклоняет голову на бок. Играет клинковой бритвой. Совершенно не стесняясь. Почти угрожая. Добавляет красок в представление химер, шепчущий девочке на ухо то, что думает весь Дом Предателей. Вопрос Надежды эхом отдается в ушах розововолосого. Он улыбается. С выкриком заблудшей овечки улыбка его становится еще шире. В алых глазах сияют звезды.
Убивать? Надежда, она мне уже нравится. - смешинки играют в голосе шарнирной куклы. Она наклоняется вперед. Флоу может быть милым. И сейчас он милый. Протянет руку да отреплет за щечку, если захочет. Однако замирает в такой позе. Девочка еще не сказала, что хочет стать одной из кукол Кукольного Дома.
Только это худшая идея искать учителей здесь. Сказочно плохая идея. Волшебно плохая идея. - и он улыбкой близок разорвать себе рот. Но его это не волнует. А Надежда объяснит, почему он все это говорит.

Looney Molly
17.01.2017, 22:02
\Уиллард Рикон, Хидеко Минори, Sidney Flower\

Вот что за день-то за такой, а! То густо, то пусто. К общему калейдоскопу нечеловеческой психопатии добавилось новое лицо. Этот штампованный. Стало быть, «документ» имеется. Кажется, совсем недавно его сюда приводили как свеженькое мяско с привкусом проводков. Эк ведь что творится, чем дальше в лес, тем больше новых лиц, казалось бы к Дурдому не пригодных. С тех пор как крошка Молли получила некоторое количество власти, новичков всё больше, больше, и больше. Этот хоть вполне подходил ко всему с визуально-эстетической точки зрения. Типичный такой местный аристократишко. Костюмчик с иголочки, жало лыбит, прилизанный, красивишный. Ещё и пушистый, не иначе, чтобы кадрить местных принцесс. Да только вот не вежливый! Ну, как так можно.
-Вот ведь ходют и ходют, старой женщине уже чаю спокойно не выпить, - надежда вздохнула, погрозив пальцем свободной руки химере и заодно девочке, затем отпила глоток чая из чашки. – А поздороваться, денечка доброго пожелать, цель визита обозначить? Эх вы, без году недельная аристократия, всему-то вас учить!
Тем временем, дивчина, занесённая сюда невесть какими ветрами, изучала и изучала. Да прям уж было на что смотреть. Обшарпанные да изресованные стены. Бардак… Ох, нет, высокоорганизованный нелинейный порядок. Из шкафа, кажется, выглядывает чья-то рука, сверкая полированными костяшками. «Опять этот извращенец одалживал Беатриче. Подарить ему её что ли? Хотя нет, много чести», - пронеслось в сознании Хранительницы Ключей, глядя на накрашенные алым фаланги пальцев. А девочка, кажется, заговорила.
-Не знаешь и прекрасно. И не нужно тебе знать, раз документов нету, - Надежда хмыкает, снова помешивая чай, сахар не растворился до конца. – И опять же, где здрасте? Почему не представилась? Обращаться по имени-отчеству не прошу, не по уставу знаться, - и снова девушка отхлебнула чая. Её губы тронула улыбка – сахар растворился. Всё хорошо. – Девушка, у нас тут не защитное агенство, послушай вон цветного мальчика, дело говорит, - Надежда кивнула на Сидни, который, кажется единственный кроме неё, говорил тут здравые вещи и вёл себя вполне прилично. – А теперь можете выйти и зайти нормально, - эта фраза была брошена в шутку. – Имя, должность, цель визита. Если ничего – выход там. Не задерживаем очередь.
Взгляд Надежды оставил незнакомку, и вновь переместился в каталог. Облизнув палец, она перевернула ещё пару страниц, глядя в эти несчастные и обреченные лица. Куколка всё так же ждал свои ресурсы.
-О, а вот это неплохая. Мне не нравятся её глаза. Возьмёшь? – оттянув от страницы фотографию, которая крепилась, судя по всему, на куске жевательной резинки, Надежда показала Сидни фото какой-то девушки с очень большими… глазами.

Уиллард Рикон
17.01.2017, 22:57
Мелкое робкое существо, как и предполагал Рикон. Ну а как иначе? Та заплутала и что-то искала. Хотя ее реакция на слова саргата несколько его удивила. Практически никакой. То есть... Она действительно столь бесстрашна, как показывает, или же стоит надавить на ту сильнее, чтобы вывести ее из себя? Вселить ужас в ее сердце лишь одними дьявольскими нотками в своем голосе? Он бы так и сделал, если бы эту работу не взяла бы за него садистка. Ему проще завести других на провокации и конфликты, чем самому в них подставляться. Вернее это было попросту практично. Манипуляция и правильно подобранное слово всегда делают свое дело.
В конце концов, его визит не остался незамеченным. Надя, что заправляла столь чудесным заведением, была вполне адекватной, и местами шутливой женщиной. Уиллу понравилась сама мысль о том, что проблем с переговорами вообщем-то не возникнет. Уилл выдержал паузу, прежде чем хранительница закончит свое последнее предложение, даст возможность тишине наполнить эту комнату, но лишь на мгновение. И его слова, окажутся как удар молнии посреди ясного дня. Интонации конечно будут весьма спокойными, умеренными, в какой-то мере даже вальяжно-аристократичными. Почему бы и не поиграть в эту забавную игру, если его и здесь признают как представителя высоких кровей, коим он не являлся.
- Я не хотел вас перебивать. Но раз уж спросили где мои манеры, то я не могу поинтересоваться где ваши? Как можно не предложить гостю чаю, если он конечно же ваш гость? - стал игриво говорить он, выдавливая из своей гримасы какую-то иронию. Он положит руку на плечо маленькой "стесняшки" будто используя ту в качестве какой-то трости, да и относился он к ней, будто ее уже не существовало. Что эта девочка просто какая-то кукла, на которую можно свободно опереться, - Я Уиллард, можно просто Уилл. Или Рикон. Как вам будет угодно. Работаю я в больнице "Святое сердце", - конечно уточнять должность он не стал, - и я здесь по собственной воле. Видите ли, для моих разработок мне необходимы тела живых существ, и я был бы крайне признателен, если бы вы меня обеспечили ими, - он выдержит небольшую паузу, чтобы живые организмы успели усвоить предоставленную им информацию, - после того, как мы закончим с этим, у меня будет к вам маленькая личная просьба, - сказал он в дополнение, но на этот раз он сказал все, что хотел.
Он снова посмотрит на девчушку, издаст звук на подобие хмыкания, и безучастно от нее отстранится, все еще находясь подле нее. Он с довольным выражением лица, будет ждать ответа от Надежды, а голову будет поворачивать по очереди к тому, кто будет произносить какие-то слова. Конечно, скорее всего те окажутся для него бесполезными, ненужными и он сотрет их из своей памяти сразу после того, как их услышит, но все равно проявит что-то вроде знака приветливости, и заинтересованности в беседе.

Хидеко Минори
18.01.2017, 20:48
- Мне и не нужна защита! - Дерзко возразила Хидеко, скинув руку Уилларда с плеча. Дальше она лишь молчала, вслушиваясь в его слова. "Те бандиты. Я уже так делал. Ничего хорошего не получилось. " Лицо девочки резко изменилось на спокойствие. Дождавшись окончание слов Уилларда, она наклонила голову и уставившись в пол, начала говорить - Извините меня. Я Хидеко Минори и пришла сюда, чтобы найти человека, который смог бы мне помочь во владении оружием. В момент моего прихода в Эмпию я забыла все, чему обучалась. Если у Вас нету такого, то скажите где мне его искать. - Она поднимет голову и больше ничего не скажет. Только глаза, не открываясь, будут глядеть на Надежду.

Sidney Flower
21.01.2017, 19:42
Представление продолжается. Словно подмостки театра резко переехали сюда. Праздная жизнь сложных оттенков разворачивается здесь, где всегда все просто. По полочкам, шкафчикам. По баночкам и колбочкам. И все искренне. Громкая боль и чистые крики. Грязные полы, вымазанные мелом по углам.
Святое сердце. Бьется и развивается. - посреди всего этого великолепия возникают персонажи из интересных мест. Из мест, в которые хочет однажды попасть Сидни. Он неспешно переводит взгляд с девочки на химера. Эмоции на кукольном лице все те же. Уши впитывают слова. Много слов. Целый поток слов. Какие-то понятны. Какие-то нет. Нет - это то, чего хочет девочка с серебристыми волосами. Да - это то, чего хочет химер и Надежда. На самом деле это Флауэр хочет от Надежды тело. И его ему дают. Это стоит того, чтобы отвлечься от гостей. Он подходит к столику прекрасной женщины и всматривается в лицо на фотокарточке.
Ее глаза на ней не нравятся? - у пациента глаза большие. Возможно красивые. А может и нет. Можно вытащить и посмотреть. - Хочешь, принесу отдельно? - все равно кукла собирается пациентку превратить в котенка. Тихого и с холодным носиком. Некоторое время будет громко. Улыбка тихонько гаснет. Красноглазый кивает своему спонсору, соглашаясь с большеглазой поработать.
А посторонняя все еще стоит здесь и чего-то хочет. Учиться убивать и владеть оружием. Это так банально, если подумать. Но желание становится особенным, если с ним приходят в Дом Предателей.
Ты не покинешь нас, если свяжешься с нами. - шепчет Радужка. Хитро смеется. И готов удалиться к своей любовнице на ближайший час. Или два. Или четыре.

Looney Molly
21.01.2017, 21:51
\Уиллард Рикон, Хидеко Минори, Sidney Flower\

Вишь как заливает! Ажно соловьём поёт. Гладко да складно, спокойным тонцом, выверенными словечками. И разумеется он продолжает лыбить жало. Хорош наглец. Надо признать, ему это идёт. Внушает… Нет, не доверие и расположение. Просто чувство общности. Все они здесь змеи подколодные в пафосных туалетах. Все, кто находился в Театре. Все, кто имел доступ к Замку. И этот щегол играет прямо как по ноткам. Аж слушать приятно. Могло бы быть.
-Ты, чай взрослый мальчик, вон чайник, - Надежда кивнула на одинокий электрический чайник по имени Артём, - вон чашки, которые могут быть чистыми. Так и быть, я разделю с тобой пакетик по дружбе, - Хранительница Ключей хмыкнула. – Так и запишем – за снабжением. Отлично, стало быть с тебя запрос, кого надо и в каком количестве. А там уж будем думать да гадать, где и как достать необходимое. И да, где работать планируете? Вам помещение выделить или там, в своё «Святом Сердце»?
Вот, в общем, как всегда. Все приходят, и всем всего дай, дай, дай, май дарлинг. Нет бы лучше… чаю принесли что ли. Или выпивки. Или конфет подарили. Вот, Надежда Сергеевна, угощайтесь вам. Но нет. Этому тела, тому живые тела, тому попробуй раздобыть то чего не может быть. А ты знай сиди, рассылай нежиков по поручениям и добывай. Незавидная доля быть местным главой по снабженческой части. И ведь положение обязывает хоть из самих глубин адской бездны да добывать. В конце концов, нельзя же посрамить славное имя гадюшника Её Велика. Тпфу. Одно хорошо, скучать не приходится. Ведь иногда захаживают же такие вот. Как эта девчуля. И тут от смеха уже просто не сдержаться. Главное только чай не проливать.
-И с чего вы взяли, гражданочка, что тут вот вам помогут? У нас разве на двери весит табличка о том, что мы благотворительная школа? «Учим убивать! Быстро, надёжно, не дорого! Постоянным клиентам скидка!». Нет? – закончив веселиться, Надежда сделала очень серьёзное лицо, подперев подбородок одной из свободных рук, да отхлебнув ещё чаю – Или похоже, что у меня тут справочное бюро? Так вот, Хидеко Минори, нет. И нет. Это вы не по адресу обратились.
Но не смотря на веселье, надо продолжать работать. И пара рук захлопывает каталог, предварительно перечеркнув пятном крепкого чая ещё одно фото. Фото дамочки с большими глазами. Выбор сделан, а значит тянуть больше ни к чему. Надежда ставит чашку чая на стол. Открывает шакаф, выпуская из него скелета, совершенно обнаженного. С алым лаком на фалангах пальцев.
-Беатриче, будь деткой, приведи, пожалуйста, глазастую…. – Надежда не договаривает, снова обращаясь к Сидни. – Куколка моя, тебе туда же, куда обычно, да? – и не дожидаясь ответа продолжает. – К Сидни Флауэру, как обычно. Ты знаешь куда идти. Ступай-ступай, живо-быстро! - она буквально выставляет скелета за дверь. – О нет, спасибо, эти сокровища можешь оставить себе и пустить на подушки.
Куколка снова обращается к залётной пташке. И это забавно. В целом, предложение забавно. Владеть оружием, конечно, её здесь навряд ли научат. За этим надо идти в Театр. К другим ребятам. Или углубляться… В совершенно иные дали. Но её туда не пустят без крошечного штампа. А штамп можно получить прямо здесь. Вот только, кому она нужна.
-Сидни, золотце, не нужна ли тебе ассистентка. А то смотри, убивать хочет, а мне-то и послать её не к кому. Справок такого рода не даю, - Надежда вздохнула. – Научишь её вскрывать грудные клетки, да перерезать артерии. Безымянный быстро поставит ей штампик. Он не из тех, кто задаёт вопросы. Если ты, Минеко, - она пристально взглянула на девочку, – готова остаться здесь и служить Королеве. Всегда.

Уиллард Рикон
22.01.2017, 09:24
Женщина явно игралась с химером. Это было даже немного забавно. Впрочем, она не смела отказывать ему в его просьбе, а это уже значило многое. Никаких уточнений также не последовало. Она лишь игриво показала на чайничек, а ИИ самостоятельно к нему подобрался покрыв тот своей довольной крупной лапой. Пока Надежда говорила Рикон наливал чай, улавливаю краем уха ее мелодичную речь. Лицо потихоньку покрылось равнодушием. Впрочем, оно хотябы показывало его истинное отношение к происходящему. Тем более он уже почти все получил. Затем он вернулся к остальным, хоть и не упускал ни единого слова, что было сказано между ними. Он взял чайный пакетик зацепив тот указательным и большим пальцами и окунул его в воду.
Ему оставалось лишь понять, что делать с этим чаем дальше. Он поднял напиток и стал делать вид, что он это дело пьет, слегка наклоняя чашку возле "губ". Наконец все закончили, и была очередь Рикона говорить.
- Ты возможно замёрзла, Хидеко? Выпей чаю. Отдохни. Взвесь все за и против. Не торопись с решением. Не стало быть маленькой девочке наемным убийцей, или же сырьем для экспериментов. - в голосе же не было и намека на ту заботу, которая была на словах, - Эй, куколка. Эти глаза ты можешь отдать мне. Мне необходимо любое сырье, - теперь он повернет голову к Надежде, - мои запросы покажутся вам довольно высокими. Я знаю как тяжело найти химер, но если такие имеются в вашем распоряжении, то я буду весьма благодарен. Если же нет, то мне вполне подойдут тела других живых существ. А образцы... Мне нужны лишь свежие. То есть еще способные к выполнению нормальных функций, не истощенные, не разбитые, не сошедшие с ума. Последние два скорее уже для меня, чтобы возни с их болтовней было немного меньше.
Пальцы Уилларда танцевали по его костюму. Из рукава он вынул серебряк, хотя даже такое движение казалось фокусом в его руках. Он стал перебирать монетку, подбрасывать ее, делать все, чтобы отвлечь немного свое внимание, до тех пор пока Надежда не заговорит. Тогда то он и поймает монетку в воздухе, словно какую-то мушку и бросит обратно в рукав, медленно разжав крупный кулак, он покажет ладонь и продемонстрирует, что монета "испарилась".

Хидеко Минори
22.01.2017, 14:57
Выслушав отказ Надежды, девочка ответила лишь молчанием. Лицо стало задумчивым, хотя тонкие нити беспокойства остались. Размышление о том, нужно ли заходить дальше и какие последствия это за собой повлечет. Может стоит остановиться? Все это время, Хидеко лишь молча стояла и глядела в пол. Глубокие вдохи сопровождали её молчание, пока Уиллард не прервал её внутреннее спокойствие. - Нет. Не нужно чаю. Я не устала, и не замерзла. - Коротко ответила она. Закончив говорить, девочка снова повернула голову и уставилась вниз. Может ей так было легче думать. Но дальше произошло то, что заставило Хидеко резко поднять голову и направить взгляд к Надежде. "У меня еще есть шанс или нет." Дальше все зависело от Сидни. "Мне нужно какие-то документы. Ты только согласись." Молча думала Хидеко, повернув к ней голову.

Нуримар
23.01.2017, 01:27
Церковь ---> (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=1841&page=2&p=317591&viewfull=1#post317591)

Путь через катакомбы с Верой был довольно долог. Даже не смотря на то, что она знала точный маршрут, и они с Нуримаром не плутали тут как те, кому достались специально слитые неправильные планы подземелий. Освещение во многих тоннелях отсутствовало, а еще часть из них были завалены или затоплены, так что неосторожный лазутчик, не знающий этих катакомб досконально, рисковал тут не просто заблудиться, а попасть под обвал или в дыру, заполненную водой. Может тут обитали еще и какие-нибудь опасные твари, но охотнику и Вере ничего такого не встретилось, однако даже на их точном маршруте то тут, то там белели кости и останки менее везучих личностей. Нервы дварфа были натянуты как струна и такие вот детали только усугубляли ситуацию. Вера двигалась как ни в чем ни бывало, как на воскресной прогулке, но спокойствия Нуримару это не придавало. Навигатор в КПК под землей отказывался работать вообще, а попытки запомнить маршрут самостоятельно дварф бросил уже через три минуты пути. Задумайтесь только, дварф, у которого в крови умение ориентироваться в подземельях и пещерах, сразу же сбился с пути. Видимо Щит Дэмиурга отбирал у попаданцев даже самые въевшиеся способности, которые были следствием многовековой эволюции и передавались от поколения к поколению. Нет, теоретически то дварф помнил основы ориентирования под землей, но на практике применять их не получалось совсем. Эти знания были как ветхие древние фолианты, которые, вроде бы вот, стоят на полке, только руку протяни. Но стоило к ним прикоснуться и попытаться из них что-то узнать - они обращались в пыль. Так было со многими навыками и знаниями, которыми Длиннобород обладал до попадания в Эмпию.
Всю дорогу путники молчали и сопровождал их только звук капель, бьющихся о пол, да эхо их собственных шагов. Постепенно тоннели катакомб становились менее мрачными и запущенными. Где-то даже были видны следы ремонта. Похоже дварф и Вера приближались к цели своего путешествия. Нуримар перестал нервно оглядываться по сторонам и светить фонариком своего коммуникатора на каждую тень которая вызывала у него подозрения, даже стал немного успокаиваться. Однако успокоение продлилось недолго. Вместе с заметным улучшением качества тоннелей стали добавляться звуки, которые изначально были еле слышимыми и казались лишь продолжением эха, но через какое-то время стали все более отчетливыми. Это были стоны. Вполне явные человеческие стоны. Ну или не именно человеческие, но они явно принадлежали кому-то из местных, а не животным. Слышались приглушенные стоны отовсюду: и из за стен, и из под пола, и откуда-то сверху. Судя по всему сеть тоннелей была многоуровневой, хотя может это слуховой обман, но, в любом случае, сами стоны были точно и они не являлись плодом воображения охотника.
Постепенно стоны и завывания становились все громче и в какой-то момент Нуримар стал слышать самые настоящие крики. И это не веселые крики гуляк или пьяниц, а душераздирающие вопли, как будто кого-то пытают или убивают. Нервы дварфа снова были на пределе и его беспокойство росло вместе с громкостью криков, но он не стал ничего спрашивать у Веры, а лишь молча плелся за ней, стараясь прогнать нехорошие мысли. Но неожиданно их путешествие среди жутких воплей закончилось. Путь пошел под уклон, а потом и вовсе превратился в ступени, ведущие наверх. Воздух стал более свежим, а впереди замаячила массивная дверь, да и крики, как будто остались немного позади. Подойдя к двери Вера постучала в нее и стала ждать. Дварф стоял чуть сбоку и нервно пытался разгладить свою бороду в ожидании того, кто или что встретит его за дверью.

Sidney Flower
23.01.2017, 16:11
Что выйдет из союза Дома Предателей и Святого Сердца? Интересно. Очень. Кукле вообще многое интересно. Пока еще. Многое ее не удивляет, как мыслительный процесс на первых порах, но интересным бывает. Отказ Надежлы перехвачен Уиллардом. Химер со сложно произносимым именем хочет получить в подарок глаза глазастой жертвы обстоятельств. Хорошо. Хранительнице ключей розововолосый кивает. Да, ему в то же место. Куда же еще? А что насчет Уилла? О, так короче и проще.
Скажи, куда отправить посылку в подарочной упаковке. - Сидни-то и не против поделиться. Он уже представляет, как будут смотреться зрительные органы в стеклянной баночке, наполненной... формалином хотя бы. Или лучше кровью? К чему больше подойдет сверкающая шуршащая бумага, зовущаяся фольгой? Об этом нужно посоветоваться с Хэнди. Хэнди, Хэнди, Хэнди. Сладкий голубоглазый мальчик. Хочется его увидеть. Не эту вот девочку, обращающую внимание на не стоящие внимания вещи. Как она может молчать, когда спрашивают будет ли она верна Королеве всегда? Неужели вопросы про чай и ощущение холода проще и важнее? Мальчик хочет сделать шаг вслед за Беатриче. Уйти на свидание с пациенткой. Оставить тут всех с их проблемами. Но кажется, от него что-то нужно.
У меня есть Веня. Он толковее этой девочки, хоть и часто рвет перчатки. Зато отвечает на вопросы. Ну, скрипит и почти поет. Ты знаешь. - непреклонно произносит он своим анимешным голоском. - И я не люблю шум, крики. Если я ее возьму с собой, можно я ее исправлю, если захочет покричать? - лучше сразу уточнить. Флоу может сказать да. Может сказать нет. Смотря что скажут другие. Важнее всего было услышать готовность служить Кровавой Королеве. Хозяйке всех куколок Кукольного Домика.
Стук в дверь.
У тебя еще гости.

Looney Molly
24.01.2017, 17:24
\Уиллард Рикон, Хидеко Минори, Нуримар, Sidney Flower\

Надо же ну вы подумайте, какой самостоятельный и взрослый мальчик. Действительно справился с таким сложным и ответственным делом, как наливание себе любимого чаю. Даже пакетик сам нашел. Пожалуй, стоило бы поаплодировать столь возвышенному проявлению самостоятельности Улларда, алень. А лень действительно была сильной и мучительной. Продолжая неспешно потягивать чай, Надежда уселась в своём любимом кресле и продолжила слушать образовавшийся вокруг трёп. Химер проявлял фальшивую заботу о Минори, неподдельную заинтересованность расходным материалом Сидни и… Собственно, оглашал свои запросы. Которые, стоит отметить, не отличались скромностью. Его вкусы оказались весьма специфичны. Свежих химер ему подавай. Ах ты маленький каннибал. Хотя, постойте, мы же не у Коммонейлов.
-Вы правы, запросы ваши весьма… не по средствам. В первую очередь, для вас же. Разумеется, предоставить живой материал я смогу. Таких вон, целый каталог неугодных, - Надежда усмехнулась, тряхнув журнальчиком с фотокарточками. – А вот на счет химер. Я дам вам координаты. Обговорим детали. Но сей ценный ресурс добывать вам предстоит самостоятельно. Вы, знаете ли, не в том чину, чтобы я бежала решать сей вопрос за вас, - опустевшая чашка наконец покинула руки Хранительницы ключей, вернувшись на стол. Одинокий скорпион на этикетке пакетика уныло покачнулся. Теперь он был не источником богатого чайного вкуса, а простым ненужным мусором. – Обговорим детали, как только я закончу здесь с остальными. В порядке живой очереди.
В прочем, тут дело было не хитрое. Послать Уилларда к Альквари, дав предварительно пару рекомендаций. И пусть бы он там выторговывает себе хоть химер, хоть чертей с рогами. Хотя, нет, не надо чертей. Тех, что проводили время в подвалах и без того было достаточно. В прочем, от этого химера явно ожидать можно было чего угодно. А уж чего она не ожидала, так это молчания со стороны незваной девицы. Та всего лишь отказалась от предложенного чая. И просто напросто сверлила глазами яркую куколку.
-Гражданочка, я женщина занятая, и у меня нет ни времени, ни желания весь день слушать чьё-то молчание. Вы либо сюда, либо отсюда, - надежда недовольно хмыкнула. Единственной особой женского пола, которая могла испытывать её терпение долгими загрузками, была принцесса Луни Молли. Малышке тугодумность была простительна по факту возраста и просраной социализации. В остальных же эта черта раздражала. Особенно когда занимала рабочее время.
-Здравствуйте, Надежда – вежливо сказала Вера, отворяя дверь. Любой Отец Кай Корсарес привёл новичка для ритуала посвящения.
Знакомый голос одного из своих любимых творений, всё так же проговаривающего любое своё действие вслух, заставил Надежду обернуться к источнику звука. И там действительно стояла её, а точнее Корсареса, Вера. В сопровождении новичка, которым оказался, глупо было ожидать иного, гном. Этот странный парень, получивший сан священника и рыцарский титул через постель принцессы, вообще питал какую-то особую симпатию к этим горным товарищам. И вот, пожалуйста. Притащил ещё одного на штамповку.
-И вам не хворать. Он уверен, берёт ответственность, даёт работу и всё такое? – вопрос носил чисто дежурный характер. Разумеется, Надежда не сомневалась в решениях весьма экстравагантных представителей местной илиты. И не удивлялась им. После личного козла Шута вообще сложно чему-либо удивляться. Но спросить было просто необходимо.
-Да – уверенно кивнула Вера. Нам нужно к мистеру Безымянному. Он у себя?
-Где же ещё, - Надежда махнула рукой. – Даю добро. Передай, что я велела открыться. Тогда вас пустит. Дорогу сама знаешь. Развлекайтесь. И, добро, что ли, пожаловать, - Надежда улыбнулась гному.
-Благодарю. Пройдёмте за мной,- сказа Вера, прося Нуримара следовать за ней. Топ-топ. – с этими словами монашка снова отправилась в коридоры, уводя за собой гнома.
-И чего приходили? Сразу бы шли к чуваку… Ну, да ладно. – Надежда снова вернулась к привычной конве основной беседы. А именно к Сидни. – Как хочешь, моя куколка. Помощников тебе навязывать никто не будет. И я очень рада, что Веничек отлично справляется и полностью тебя устраивает. Опять же – делай что хочешь. Если решишь её взять конечно. Но пожалуйста, решайте быстрее. На вербовочном посту вон, уже тоже очередь. Да и мистер Уиллард ожидает более приватной беседы.
Тем временем двери Дома предателей вновь открылись. Беатриче, всё так же сверкая ослепительной белизной своих костей и краснотой фаланг пальцев, держала за руку дамочку с огромными глазами и потухшим взглядом. Как раз ту самую, которую просил Флауэр.
-А вот и ресурсы подоспели, - Надежда улыбнулась. – Оперативно. Беатриче, отправляйся обратно в шкаф, - скелет тут же последовала приказанию, закрывая себя обратно в шкафу.

\Нуримар\
Нуримар с Верой же продолжили свой путь по стерильным коридорам запутанного лабиринта Дома Предателей. Будучи творением рук Надежды, Вера мастерски ориентировалась в этом безликом пространстве, лишенном каких-либо опознавательных знаков. По сравнению с предыдущей дорогой, этот путь казался очень коротким, если не сказать стремительным. Повороты, прямые ходы. Всё пролетело стремительно. Так быстро, что запомнить последовательность было почти не возможно. И оставалось лишь гадать как из множества одинаковых дверей Вера выбрала именно ту. Нужную.
-Тук-тук – постучала Вера. Это Вера. По поручению сэра Любого Отца Кая Корсареса, с разрешения Хранительницы Ключей Надежды. Со мной мистер Нуримар. Он ожидает ритуала посвящения.
-Как же вас в последнее время много, - дверь открыл невысокий мужчина, одетый в самый обычный и ничем не примечательный костюм, разве что с белым халатом, заместо пиджака. Мужчина этот выглядел настолько непримечательно, что сколько бы гном не пытался смотреть на его лицо, оно всё равно выскальзывало из памяти. Словно его не было вообще. Хотя в том, что оно всё-таки было не оставалось сомнений. – Ну, что же, добро пожаловать домой, господин Нуримар. Я смотрю, за вас уже всё решили. Входите.
С этими словами мужчина впустил их в комнату. Оставив Веру ожидать в окружении бесконечных книг в обжитой части помещения, он увёл Нуримара в часть, отделённую ширмами. В этой части царила стерильная чистота операционной. Там не было ничего лишнего. Тумбочка, диван, да стол.
-Присаживайтесь, - в этой просьбе слышалась установка к действию, которой сложно было ослушаться. – И спокойной ночи, - веки гнома становились невероятно тяжелыми. А его сознание было готово отправиться в объятья Морфея.
http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Нуримар
25.01.2017, 12:13
За дверью их встретило что-то вроде приемной. Времени как следует изучать убранство и его обитателей у Нуримара с Верой не оказалось, но быстро поклониться всем присутствующим и буркнуть "Здрасьте" дварф таки успел. В отличие от остальных посетителей, Длиннобород не знал не имени, ни регалий Надежды, но уже одного ее внешнего вида было достаточно чтобы у дварфа отвисла челюсть и округлились глаза. Такое количество рук он тут еще не встречал. Эмпия постоянно чем-то его удивляла и, казалось бы, Нуримар уже должен был привыкнуть к тому, что тут необычно ВСЕ и делать морду кирпичом, но не получалось. Любой встречный мог понять, что дварф тут недавно, а в Сото это очень рискованно. Попаданцы, сразу после того как оказались в Эмпии, очень слабы и их можно убить, ограбить или угнать в рабство. Так что Длиннобород, несколько мгновений побыв в ошеломленном состоянии, взял себя в руки и попытался сделать таки морду кирпичом, но получилось не очень и, скорее всего, все присутствующие это заметили. Кстати, остальные обитатели приемной, которые, видимо, являлись посетителями и ждали своей очереди, были так же крайне необычны. Но времени изучать их практически не было. Охотник успел отметить только странный неестественный блеск кожи и цвет волос одного из посетителей, второго посетителя, вроде бы, полностью покрытого шерстью, и совсем уж маленькую девочку. Дальше разглядывать их возможности не представлялось, так как Вера уже нырнула в один из коридоров и дварфу нужно было бежать за ней, так что он только успел еще раз поклониться и буркнуть "До свидания" и нырнул вслед за ней. Строить догадки, за чем кто из посетителей явился в это жуткое место, Длиннобород не стал, все равно же в жизни не угадал бы.
Дальше за Верой ему пришлось практически бежать, но, слава богу, не долго. Неожиданно Вера остановилась у одной из дверей. Когда дверь открылась, их встретил невысокий мужчина, лицо которого сразу же куда-то сбегало из памяти, стоило отвести от него глаза. Нуримар быстро поклонился человеку, когда тот к нему обратился, так что всего на мгновение не видел лица собеседника, но взглянув не него снова, он не смог понять - то ли это лицо, что было в всего секунду назад, так как прошлое он моментально забыл. Проверить еще раз свою догадку у него не вышло, так как мужчина отвернулся и повел его в глубь кабинета, оставив Веру позади. Зайдя за ширму Нуримар, по указанию мужчины, сел на диван и хотел уже было снова взглянуть на лицо собеседника, дабы убедиться что снова забыл его, но не успел. После пожелания спокойной ночи дварф уже не смог поднять взгляд на странного человека, так как глаза мгновенно закрылись. Через несколько мгновений он действительно уснул, быстро завалившись на бок и громко захрапев.

Уиллард Рикон
25.01.2017, 20:01
Как и предполагалось, нужный ему материал если и имелся здесь, то в явном недостатке. Да и имелся ли вообще? Интересно, на что содержится это славное место? На какие деньги и что им с того, что Уилл запросит куда более скромное тело. Какая им выгода с того? Не было похоже, что Надежда раздавала эти самые тела за какое-то денежное вознаграждение взамен. Например, что могла дать та "куколка", что сейчас утаскивала за собой тельце той самой... Неполюбившееся отродье. Была воля Уилларда, он бы резко сократил демографию этого места, в парочку раз. Однако такой подход, как "больше - лучше" редко себя оправдывал. "Больше" конечно лучше, когда это "больше" обрабатывается с наибольшей эффективностью.
Возражать Надежде с очередью он не стал, просто отвел Взгляд от нее, так и оставив бесполезный для него чай простаивать на столе, зато внимательнее вглядываясь в детали помещения. Впрочем все было жутко, жутко скучно. Вернее как. Оно резало его глаз, вся эта нелинейность интерьера, будто его подбирали с каким-то экспромтом. Некомфортно. Все что он мог сказать. Легко потеряться. Глаза бегали пытаясь зацепить какую-нибудь деталь.
В комнату вошла исполнительная дама. Рикон совсем не слушал ее. Разве что понял, что карлик, что стоял подле нее планирует записаться в ряды Доллхауса. Что же. Этот во всяком случае быстрее, чем девочка все еще находящаяся неподалеку от химера. Она слишком его задерживала. откладывала его приватный разговор, ну и заодно время, которое он бы потратил с пользой... В той же больнице, работая, он бы набирался необходимых ему в дальнейшем навыков. А вот и скелет с телом. Отлично. Значит скоро все покинут эту "замечательную" комнату и оставят Уилла наедине с прекрасной Надеждой.
- Слушай, девочка. Я не знаю, откуда ты, но скажу одно. Мыслить это не твой дар. Надеяться на то, что кто-то тебя приютит здесь, от того, что ты состроила красивые глазки? Ты плохо знаешь тогда место, где находишься. Давай я тебе помогу, - Уилл смотрел на девочку со спины, но если та повернется, то точно наткнется на его глаза. Без выражения, без смысла, без каких-либо чувств. Две пустые стекляшки. Уилл протянет ей руку, на которую была натянута кожаная перчатка. - Ответь на простой вопрос. Ты хочешь отдать всю свою жизнь, каждый последующий миг, Ее Величеству? Если нет, то и разговор на этом для тебя закончен. Я не переношу, когда у меня забирают время, - Уилл закатил глаза, - Но позволь я сделаю этот выбор за тебя. Я просто проанализирую за тебя то, что ты не способна сделать уже на протяжении... Надежда, сколько она уже здесь стоит? - Рикон переходил уже на явно недобрый тон, хотя в глазах было все тоже безразличие, - Твои цели слишком мелочны, чтобы продавать за них всю жизнь. Найти учителя ты способна и в другом месте. Для этого тебе не надо быть здесь. Но если ты продолжишь этот детский сад, - если рука Хижеко будет в ладони Уилла, то он сдавит ее с большой силой, если же нет, то грубо, проведет большим пальцем ей по левой скуле, оставляя красный след от сильного нажатия, - ты не оставишь мне иного выхода.
Уиллард выпрямится, возвращая свой образ неподдельного аристократа. Снова идеальная улыбка, снисходительный взгляд, но сейчас он обратится к садистке:
- Я сам заберу ее. Не хватало мне еще, чтобы этих великолепных образцов касались грязные руки какого-то почтальона. Главное, хорошенько законсервируй их, - Уиллард достанет из внутреннего кармана ручку и маленький листок, и запишет на нем рецепт хорошего консерванта, а затем передаст куколке, - Держи. В этом они могут простоять около месяца. Можно еще и заморозить. Тогда они простоят гораздо дольше. Постарайся их не повредить, моя радость.

Хидеко Минори
25.01.2017, 22:06
Девочка разнервничалась еще сильнее. Это было видно, когда она стала сжимать край своего платья. По глазам и выражению лица стало ясно, что она не понимает ничего. Служить Королеве. Никогда нас не покинешь. Но затем случилось то, что в одну секунду изменило всю Хидеко. От выражения лица, до голоса. В это время к ней начал обращаться Уиллард. Повернувшись к нему, она уже не смогла отвести взгляд от его глаз. С каждым его словом в девочке что-то пробуждалось. Началом послужило действие Уилларда, когда тот схватил её за скулу. Девочка отвернула голову вбок. Она начала злиться. Сжимая челюсть, а руки в кулак. - Мои цели мелочны? Да? И что ты сделаешь? - повышая голос, начала она, - Ах, я отнимаю твоё время? Прости, что из нас двоих видимо только я могу думать. Ты вообще слушал её? - Вопросительно сказала Хидеко, указывая рукой на Надежду, - Какой еще учитель? Мне документы нужны! Или ты думаешь я за одну секунду приму решение служить Королеве, если я даже не знаю, кто она. - Девочка замолчала. Ей нужно было что-то еще. Этого недостаточно. Хотя ей не стоило всего этого говорить. - Насчет целей. - Вновь начала Хидеко, впиваясь глазами в глаза Уилларда, - Я ищу учителя, который научит меня владеть оружием, а вот ты. Ищешь трупы. Я начинаю догадываюсь, кем были твои предки, гиена. - Всего этого не должно было случиться. Может Хидеко и не хотела это говорить, но она слишком долго держала все это внутри. Она развернулась к Надежде и сделал пару шагов. - Я согласна служить Королеве. - Уже более спокойно скажет девочка и повернет голову к Сидни. - Я не буду кричать. И я не настолько бесполезна. Недавно я помогала раненым в Святом сердце. Обеззараживая раны и обвязывая их. - Закончив она больше ничего не скажет. Лишь глубоко вдыхая и опустив голову. "Что я наделала." Жалобно пробежит в её голове, но будет уже слишком поздно.

Александр Викс
27.01.2017, 02:39
[после таймскипа]

Пока блуждаешь по бесконечным и запутанным коридорам Дома Предателей, ничего не остаётся, кроме как думать. В теории, ещё можно залипать в телефон, как это делал Кай, или бурчать под нос проклятья, как предпочитал скрашивать редкие визиты сюда Джонатан, приставленный к Луни. Но Александр телефон предпочитал использовать только по назначению – как средство связи, жизнь свою проклинать привычки не имел, да и вообще обычно был занят попыткой определить, правильно ли он соединил в своем сознании точку «а» с точкой «б». А в перерывах между этим – думал.
За все то время, что он провёл в Сотолесе, самой отвратительной вещью было именно возвращение к комнате Сергея. Запутанные коридоры, отсчитывание шагов, дверей – бесцветных, серых, одинаково потрёпанных, одинаково поцарапанных, пока перед глазами не возникнет перечёркнутая до сих пор незнакомыми, грубо нарисованными кровью символами, красная дверь. Как издевательство, обилие красного среди темноты и серости заставляло любое сердце биться быстрее, и Александр почти ненавидел это, порывался перекрасить к хрешевой матери, но Надя не позволила – символы нельзя перекрывать, кто знает, как они себя поведут. Живи теперь с этим – от пункта «а» к пункту «б» и обратно, без возможности унять неадекватные реакции организма. Хорошо ещё, что он шёл со стороны Церкви, а не через главный вход, а то там не дай Хреш опять собралась какая-нибудь толпа чаек, требующих чего-то у Нади.
Ещё один поворот, и Александр замер, рассматривая перекрёсток. Во всех лабиринтах принято идти налево, но тут это так просто не работало. Нервное ожидание чуть не сбило его со счёта, но цифры в итоге выстроились в удобный ряд – всё-таки налево. Каждый раз его одолевал соблазн вызвать фамильяра, который ориентировался лучше благодаря животному обонянию, но видеть эту тупую и злую морду без лишней необходимости Александр не любил, поэтому предпочитал доверять собственной памяти и арифметическим навыкам. В конце концов, когда постоянно ходишь туда-сюда, мозгу ничего не остаётся, как запомнить путь, вшить его в подкорку, прописать путь следования сигналов по мышцам.
И судя по ощущениям, пункт «а» был уже близко. Сумка неприятно оттягивала плечо, но, по крайней мере, не звенела. Всего лишь пара старых книг, оставшихся после раскопок катакомб – кому до них есть дело? Кроме Александра, конечно, затем он их и унёс. Демонология – это почти как судебное дело, по большей части ты учишься не магии, а определённому своду правил, позволяющих тебе пользоваться возможностями договора. Не знаешь правил, не умеешь распределять ресурсы – умираешь. Всё просто. Мастера вроде Сергея, конечно, на часть правил плевать хотели, но это уже некий потолок, стукаясь головой о который можно позволить себе буянить, беспробудно пить, требовать борща и мешать всем, кому в теории можно помешать.
Нужная комната отливала красным боком, и Александр притормозил, пошёл медленно и тихо, стараясь не выдать себя стуком сапог о камни. Отвратительное ощущение, как будто верёвка на шее, тянущая назад, и медленные, рыхлые, скользкие мысли, которые сложно оттолкнуть, даже если ты начинаешь считать свои вдохи и выдохи. Так случалось только в этих коридорах, в моменты возвращения. Стоило пересечь границу двери – не важно, в какую сторону – и всё налаживалось. Нервы отпускали, и все снова становилось холодным, четким, упорядоченным, и не важно, что Александр при этом делал – читал, сражался, готовил, следил за своим фамильяром. Пока он был на одном из полюсов, ничто не могло пошатнуть твердый стержень мировоззрения у него внутри. А здесь, на границе, этот стержень словно превращался в труху и осыпался в пальцах бесполезной мягкой стружкой.
Наконец, он приблизился к двери вплотную и положил ладонь на ручку. Музыка, доносившаяся из-за другой стороны, замолкла – Александр сделал короткий вдох и двинул рукой, открывая дверь. Как нырок в ледяную воду – страшно только первые пару секунд полёта, а затем ты даже и не помнишь, чего боялся.
– Рад видеть вас в добром здравии, мастер, – проговорил он, одновременно примериваясь сумкой к стулу и стягивая плащ. Сумку запустил удачно, с плащом пришлось повозиться. Пока возился – подумал, что шутка вышла удачная, если Сергей правильно её расшифрует. А он правильно расшифрует.
«Рад видеть, что за пару часов моего отсутствия ты не разнёс тут всё от скуки и не устроил оргию».

Sidney Flower
27.01.2017, 17:26
Столько всех. Откуда только берутся? Сидни бы подумал об этом. Но он просто смотрит и хлопает ресницами, ожидая опущенного занавеса. В парадную натолпился бородатый мужичок. Не нужно обладать особыми навыками, чтобы чувствовать его страх. Перед неизвестностью? Розововолосый образцово улыбается, ничего не говоря. Ничего. У новенького это пройдет. Начнется череда бессмысленных и беспощадных событий под крылом Любого Отца. Кстати, о нем. Вениамин продолжает напоминать его в посмертии. Или предсмертии. Флоу пока не разбирается в таких вещах. Он слишком мал. Он кукла. Не знает ни рождения, ни смерти не от мусоросжигателя.
Удачи. - говорит мальчик, провожая взглядом Веру и дварфа. Прилив спал на нет. Снова в помещении только он и она, он и она. Одна она очень тормозит. Другая она и другой он пытаются придать ей ускорение. Флауэр в это время все больше убеждается в профессионализме не совсем живого и не совсем мертвого помощника, у которого есть свой кот. Тот кот - не совсем кот, а частично собака. Но все равно милый. Веня - склад всего лучшего, что может дать кукле Надежда. Кто-то считает, что лучшим ее произведением является Вера. Но лучший - это Веня. Потому что у него есть кот ко всем прочим положительным чертам. Вроде сообразительности. Этой сообразительности очень сильно не хватает гостье.
Почему я еще здесь? Меня ведь ждут. - думает Сид. Он думает, но смотрит, как чернобелый пушистик читает лекцию девочке. Выйдет толк? Она скажет, что готова? Скажет, что служение Королеве - теперь ее смысл жизни? А куклу ждут там, куда уходила Беатриче из шкафа. Там, откуда Беатриче запряталась в шкаф снова. Милая, милая Беатриче. Она куда милее девочки. Потому что она... не кричит. Она не позволяет себе повышать голос, даже если имеет его. Если не имеет... что ж, это даже милее. Наверное. Сидни запутывается в том, что ему все-таки нравится. Но он точно знает, что истерика посторонней ему не нравится.
Я ее заберу. - кивает он Хранительнице Ключей, не дожидаясь окончания тирады, посвященной химеру. - Безымянный может не беспокоиться. - ведь он заберет ее с собой, как Беатриче забрала с собой большеглазую. И сделает с ней то же самой, что и с большеглазой. Возможно. Радужка сильно. До побеления костяшек. Сжимает пальцы на рукоятке бритвы. Что ты говоришь? Замолчи.
Согласна? Отлично. - на лице красноглазой куклы играет улыбка. Взгляд переходит к Уилларду. Заберет сам? Прекрасно. Делится рецептом? Замечательно. Свернутый листок с почеркушками прячется от всех в кармашке маленьких шорт.
Не хотите проводить нашу гостью в мою лабораторию? Там же сможете сразу забрать сувенир, Уи-л-ла-рд. - с усердием выговаривая имя химера, предлагает Радужка. Он не хочет пачкать парадную. Не хочет, чтобы Надежде пришлось суетиться и прибирать лишний раз. Улыбается той многозначительным взглядом. И шагает в лабиринт, в котором был уже много раз.

Looney Molly
27.01.2017, 19:17
\Нуримар\

-Храпит… Ненавижу, когда они храпят… - Безымянный был явно недоволен поведением спящего дворфа. В прочем, этим словам не суждено было достигнуть ушей Нуримара. Безликий просто бурчал себе под нос. Просто разбавил рабочую обстановку звуками собственного голоса.
Нуримар спал. Сон встретил его бесконечным падением. Вязким и тягучим. Без начала и без конца. Падением, которое начисто стирает время. Стирает пространство. Стирает мысли, чувства и сознание. Не оставляет ничего, кроме ощущения вязкости. Чувства бесконечности. Без вкуса, цвета и запаха. Пустота, которая тянет и тянет вниз. Ниже и ниже. Дальше и дальше. Как давно он уже падает? Сколько он пролетел? Никаких ответов.
А после всё окрашивается в алый. И тишину нарушает шелест страниц. Белая бумага, покрытая алыми символами. Жидкими, текущими, меняющими форму. Символы и буквы сменяют друг друга, перетекают плавными линями. И вот вместо текста уже картины, иллюстрации. Целые истории. Истории жизни. Истории памяти. Страницы шумят. Их листают всё быстрее, быстрее. Считывая символы, глядя на картины. И вот остаётся лишь чистый лист.
Сквозь него проступают контуры и силуэты. Силуэт здания Церкви. Лики хранителей, устремляющие свой взор прямиком в душу. Протянутая рука. Коснись её и получишь свободу. Коснись её и получишь возможности. Силу, власть. Всё что угодно. Просто коснись. Здесь всё, что можно пожелать. Страницы заполняют мечтания. Самые смелые и дерзкие грёзы. Всё здесь. Просто коснись руки.
Раскатистым громом бьётся сердце. То сердце, что стучит теперь во имя Кровавой Королевы. То сердца, каждый удар которого теперь созвучно Кукольному Дому. Одно из многих сердец, стучащих в унисон. Теперь он один из них. Один из многих. Палач это запомнит. Ритуал вечной верности. Верности знаку Dollhouse.
Сердце стучит так громко, что это может свести с ума. Оглушающие удары слышны внутри и снаружи. Слишком шумно. Слишком шумно чтобы спать. Нужно открыть глаза, немедленно открыть глаза, пока рассудок цел. Пока ещё не поздно.
А пред глазами всё та же картина – чистая часть комнаты. Жестковатый и гладкий диван. Тумбочка и стол. Ничто не изменилось. Всё тот же порядок. Вот только на тыльной стороне ладони осталась метка. Метка причастности Дому Кукол. А рядом сидит Вера.
-С пробуждением, - улыбнувшись сказала Вера.
-О, уже? Быстро, - из-за ширмы донёсся голос Безликого. – Вы свободны. Можете ступать куда сочтёте нужным.
-Большое спасибо. Если вы в порядке, мы можем идти, - заботливо спросила Вера господина Нуримара.
-Если случайно по дороге увидите Семнадцать, передайте ей пусть пошевеливается. Я уже устал ждать эти книги.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

\Уиллард Рикон, Хидеко Минори, Sidney Flower\

Расположившись в своём любимом кресле, Надежда извлекла из подлокотника воткнутую в него пилочку для ногтей и занялась коррекцией собственного маникюра. В очередной раз. Разговор всё равно зашел куда-то в тупик и всех присутствующих куда больше заботила непутёвая Хидеко Минори. До которой самой Надежде, к слову, дела не было совершенно никакого. Посему всем своим видом Хранительница Ключей демонстрировала одно - безразличие. И Уиллард и Сидни были вполне взрослыми мальчиками, способными принимать решения самостоятельно и делать… что-нибудь. Химер и делал – читал девочке проповедь, достойную Любого Отца Любой Церкви.
-Час, я полагаю? – совершенно флегматично ответила Надежда, на мгновения отрывая взгляд от ногтей и переводя его на висящие на стене часы. Часы, в свою очередь отличающиеся когда-то ярким и весёлым дизайном, а ныне разбитым стеклом, пылью и паутиной, стояли. И судя по всему – уже давно. – Или меньше. Кто ж её знает?
Неизвестно, хотел ли Уиллард спровоцировать в девочке вспышку агрессии, но добился он именно этого. Хидеко разродилась яростной тирадой, полной непонимания и злости. Малышка говорила настолько экспрессивно, что это заставило Надежду отвлечься от процесса придания ногтям нужной формы и даже присвистнуть. Она внимательно посмотрела сперва на Хидеко, потом на Уилларда. И так ещё пару раз.
-А вот это уже серьёзное заявление, гражданочка. Вы явно не осознаёте, при ком следует, а при ком не следует переходить на личности, - Надежда строго цокнула языком. – Сударь, на вашем месте за подобное оскорбление чести я бы потребовала сатисфакции, - Хранительница ключей усмехнулась.
Впервые на арене бл❤дск❤г❤ цирка! Дуэль между аристократишкой и девчонкой без царя в голове! Он – здоровый взрослый химер, которого обозвали гиеной! Она – малышка с желанием отрывать головы и полным отсутствием инстинкта самосохранения! Кто же из них одержит победу? Мы так и не узнаем. Поскольку в беседу неожиданно включается крошка Сидни. И разговор принимает уже куда более интересный оборот.
-Прекрасно, куколка, - Надежда кивает. Если уж Сидни решил определить судьбу Минори именно так – она не видела смысла ставить палки ему в колёса. – Если оскорбленная честь мсье Уилларда не против – я вас больше не задерживаю. Вениамин знает дорогу, - с милейшей улыбкой, она кивнула в сторону двери, ведущей к бесконечным лабиринтам. – А с вами мы продолжим разговор как вернётесь. Чай оно не к спеху.

\Александр Викс\

-Ну, с возвращением, Саня! Как видишь, апокалипсис ещё не сегодня, - Сергей рассмеялся.
Как ни странно, два часа его отсутствия в этом бункере размером с жизнь действительно прошли достаточно спокойно. Стены стояли как и раньше, не спеша пестрить свежими дырами. Никаких излишних демонесс с обворожительными формами так же обнаружено не было. И даже белая мышь с неестественно большой головой сидела себе где-то в глубине комнаты не отсвечивала. Прямо-таки тишина, покой и подобие порядка. Ну, насколько вообще может быть порядок там, где уборки обычно проводятся только по очень большим праздникам. К счастью, праздников не предвиделось. И даже тот самый день избавления от чумы пролетел как-то сам собой. Наверное, потому, что его Александр провёл где-то в Сотолесе. Черт знает где. Что приятно радовало, так как по какой-то загадочной причине в этот день бесило всё. И всё. Даже приснопамятная белая мышь. Хорошо, что вернулся в тот день Саша, когда уже всё стихло, ещё и с водкой.
-Что принёс полезного? – увы, в этот раз сумка юного падавана не звенела. В общем-то, ответ был очевиден – полезного он принёс. Но исключительно для себя. Александр учился. И, стоит отметить, учился хорошо, делая неплохие успехи в демонологии, при этом отлично сохраняя рассудок. Более того, учился он настолько хорошо, что Сергей был даже не уверен, чему он гордился больше, успехам падавана в демонской магии или его невероятному навыку в варке борщей. Так и сейчас, Саша добыл. Но добыл исключительно знаний для себя. Не понятно правда, зачем ему была нужна вся эта макулатура. Ведь всё, что необходимо, он мог бы получить непосредственно от Сергия. Все знания были здесь. В голове. И ими как бы положено было делиться. Но нет, так нет. Захотел бумажек – пусть учится по бумажкам. Вот только чего-то всё-таки не хватало. – Тпфу ты ё моё! Даже пива не взял! Ну как так-то? Как так?

http://s005.radikal.ru/i212/1510/b3/3e3da5eff290.jpg

Уиллард Рикон
27.01.2017, 21:47
"Отлично, отлично!" - сделал свой вердикт Уиллард по поводу сложившейся ситуации. Заманчиво смотреть, как взрываются эмоции маленькой девочки, а вместе с тем и растворяются и все ее шансы покинуть Дом Предателей. Ее попытка уязвить сыграло свою роль, а брошенное оскорбление просто пролетело мимо ушей, однако в архивах памяти оно осталось, до тех пор, пока этим можно было пользоваться. Например, подыграть девочке и показать свою уязвленность? Хотя нет, у него были планы и получше. Все шло практически по ним, хотя его все же смущало, что ему придется все же здесь задержаться. Но лишь ненадолго.
Уиллард проявит черту истинного дипломата, вырвет слова из контекста и начнет крутить их в своих ловких пальцах, склоняя всех к нужной реакции. "Сатисфакция? А зачем? Есть выход и поинтереснее. Интереснее для меня". Уилл оценил происходящее, и с целую секунду подумав над тем, что произнес Сидни, а также Хранительница Ключей, все же сделает свой ход:
- Ты готова служить королеве? - Уилл украдкой взглянул на Хидеко, - ну что же, давай я тебя провожу. Говоришь, что перевязывала раны? Непримено почитаю об этом отчеты. Мало что проходит мимо моего ведома там. Да и вообще где-либо. Раз уж так, то ты хорошо бы вписалась в нашу атмосферу. - Уиллард посмотрит на Надежду, - В этом нет необходимости, она показала мне все, что нужно. Думаю и вам тоже. Я вернусь через пару минут и мы продолжим. Тем более, мне все еще интересны ваши услуги, - теперь Уиллард посмотрит на Сидни, - Ну что же, пойдем проводим Хидеко, и поможем приобрести документы, а после я отдам тебе и твое заслуженное серебро за великолепные образцы для экспериментов, - Рикон подмигнет куколке, и махнет рукой уж больно настойчивой девчушке.
После он последует вместе с Сидни, если девочка не пойдет с ними - не беда. Можно будет и забрать глаза прямо на месте. Как раз нужен был подобный образец в его лаборатории.

Александр Викс
27.01.2017, 23:40
- Что принёс полезного?
Александр вздохнул. Иногда ему казалось, что Сергей порой выпадает из реальности, а его место занимает капризный и раздражающий ребёнок, подверженный трем главным детским заблуждениям: что ему должны уделять внимание, что любая принесённая в дом вещь – для него, и что он может делать любую гадость, не получая за это наказание. Детей Александр не любил и терпел только в редких исключениях, поэтому бесился, но никогда не показывал этого. За прошедший год он вообще научился не показывать своего раздражения даже тогда, когда Сергей намеренно доводил его до точки кипения – если в Лиме вспышка ярости могла напугать оппонента, но тут она только раззадоривала. В конце концов, у Александра были способы мести, которые работали намного лучше, чем угрозы и физический урон.
- Если бы гномы-рабочие не вынесли всё спиртное из катакомб ещё при их расчистке, я бы обязательно принес вам что-нибудь, - ответил он, не поворачиваясь к Сергею и направился сразу к столу, вытаскивая на свет потрёпанные книги. Часть того, что в них написано, он мог бы узнать и у своего непосредственного учителя, но Александр старался свести участие Сергея в своём обучении к минимуму. Тренироваться предпочитал теперь с вызванными демонами и мертвецами Нади, зарывался в книги и спрашивал только о том, что чего своим умом не мог дойти непозволительно долго. О том, что никогда не пишется в книгах, но негласно принимается у демонологов. Даже если Сергей и считал это все глупостью, Александр не терял бдительности, и помнил главное правило, которое дамокловым мечом висело над ним с того самого дня, как он и Корделия оказались в приемной Надежды: будь готов.
Однажды может случиться так, что ему придётся сражаться со своим учителем. Вероятность этого была велика, хоть и сильно отдалена по времени. Свои шансы Александр оценивал очень адекватно, поэтому понимал – чем меньше Сергей знает о стиле боя, о способах призыва, о методе чтения заклинаний, тем больше у Александра возможных шансов если не на победу, то, хотя бы, на выживание. Даже если основы были одни, даже малейшие отличия могут дать фору.
Александр потянулся за закладкой, но не нашарил её на столе и задумчиво замер, разглядывая завалы. Завалы, надо сказать, были не его рук дело – книги стояли аккуратными стопками, ингредиенты, принадлежащие лично Александру, тоже были расставлены с толком, а вот вокруг творился какой-то хаос, в котором, спустя полминуты разглядываний, Александр и нашёл закладку.
– Как давно мы убирались? – вопрос был не просто риторическим, но ещё и тупым. Александр глянул через плечо в ясные девять глаз Сергея и вздохнул. – Когда я последний раз убирался? Ладно.
Он достал коммуникатор и отправил Наде короткое сообщение: «Пришли, пожалуйста, ко мне Корделию», встал и завязал волосы первой попавшейся под руку резинкой – до конца из петли хвост не вынул, оставив немного небрежный пучок, чтобы не мешалось. Читать в таком бардаке, конечно, было привычно, но хоть раз в пару месяцев-то можно вспомнить, что тут живут не два ленивых идиота, а двое бывших солдат.
Правда, бывшего солдата номер один даже с дивана согнать не просто, поэтому Александр встал около дивана, закатывая рукава рубашки, и мрачно окинул взглядом помещение, а затем Сергея.
– Помогать будете, или благородно ретируетесь в ванную? – на самом деле, Александр предпочёл бы, чтобы тот действительно свалил с глаз долой и не мешал. Но лишние три пары рук могли бы скостить время уборки с хрешева дня до пары упорных часов. А потом можно было бы вернуться к книгам, если не обнаружится ещё какое дело.

Хидеко Минори
28.01.2017, 16:52
Девочка с непонимающим лицом глядела на происходящее. Все происходило слишком быстро. Множество неизвестных ей имен, произносили Уиллард, Сидни и Надежда. Все произошло не так, как она себе представляла. Намного спокойнее? Но после такой горячей речи, она не собирается вновь отступать. "Он ничего не сделал. И пусть." Хидеко взглянула на Уилларда и Сидни. "Они согласились. Оба? Это странно." Приблизившись девочка сказала, - Спросите у Шеата. Именно ему я помогала с ранеными. - Теперь девочка молча проследует за ними.

Нуримар
28.01.2017, 17:09
Вывалившись из забытья, Нуримар попытался встать, но не смог. Комната и все ее убранство плыло в неторопливом танце. - Ой, а можно мне немного полежать? - промямлил дварф прикрыв глаза рукой от света. Что-то в нем изменилось, пока он спал. Очень изменилось, он пока не мог понять что, но чувствовал что стал частью чего-то большего. Мысли путались в голове, но постепенно пришли в норму. Убрав руку от лица он заметил, что на тыльной стороне левой руки, которой он прикрывал глаза красовался жутковатого вида череп, от взгляда на который внутри Нуримара что-то закипало, но пока было непонятно - что. Но размышления о том, что же произошло, пришлось пока отложить.
Встав с дивана Длиннобород оправил свою незамысловатую одежду и двинулся к выходу. На самом деле охотник вообще потерялся во времени и пространстве. И если в пространстве он потерялся в тот момент, как попал в катакомбы, то с временем проблемы у него начались после пробуждения. Не смотря на то, что Безликий сказал, что все прошло быстро, дварф ощущал, что провел в забытье очень много времени. Но с другой стороны тут, где многие пленники не видели солнца очень давно, а многие его никогда больше не увидят, понятие времени было совсем относительным. Слегка пошатываясь Нуримар дошел до дверей и повернулся к Безликому. Лицо мужчины снова ускользало из сознания, как только дварф терял с ним зрительный контакт, но теперь это не казалось ему таким уж странным.
- Спасибо, сударь! - поклонился дварф Безликому еще немного дрожащим голосом. - Мне еще надо будет немного прийти в себя, но я не смею вас больше задерживать, думаю у вас полно работы. - Еще раз откланявшись, Длиннобород шагнул за дверь и уже другими глазами взглянул на стены подземелий и на двери, беспорядочно разбросанные в коридоре. Это был целый мир, частью которого он теперь стал.
- Думаю, стоит вернуться в Церковь, а то тут я не ориентируюсь, а оттуда смогу худо-бедно добраться куда нужно уже без проводников. - новоиспеченный подданный Королевы и Вера двинулись в обратный путь. Проходя через приемную Надежды, дварф застал там все ту же троицу, а значит времени прошло действительно не много. Но болтать и разглядывать посетителей опять было некогда. Снова всем поклонившись, дварф юркнул вслед за Верой в дверь из которой они сюда пришли, продолжив свое путешествие. В этот раз страха уже не было. Все эти крики, стоны, темные закоулки и тоннели теперь были Длиннобороду как родные. Не в плане того, что он начал тут ориентироваться, а в том смысле, что он знал - так надо, так и должно быть.

---> Церковь (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=1841&page=2&p=320060&viewfull=1#post320060)

Looney Molly
28.01.2017, 19:13
\Александр Викс\

И вот, точно гром среди ясного неба, прозвучало самое страшное слово – уборка. Интересно, какая шлея попала Сане под мантию, что он вдруг решил заняться сим общественно вредным трудом? Сам Сергей был приверженцем теории, что прядок нужен только слабакам. Сам же он, как и подобает Гению с большой Гэ, предпочитал властвовать над хаосом. И если этот хаос заключался в бардаке и армии пустых бутылок – так тому и быть. Да, беспорядок. Зато свой, родной, уюный и привычный.
-А у нас и так порядок. Высокоорганизованный, нелинейный порядок. Не видишь что ли? – возражение получилось твёрдое, но не слишком убедительное. Точнее, тон Сергея звучал непоколебимо и жестко. Но аргументация хромала на обе ноги.
Это, что и следовало ожидать, не слишком убедило юного падавана. С невероятно полным решимости что-то делать видом, он встал перед диваном, на котором расположился демонолог, и стал закатывать рукава. Жест, который давал понять – это началось. И если это началось – это не остановить. Руки Саши уже афигели и только наведение порядка могло их успокоить. Разумеется, вестись на такой очевидный понт как тяжелые взгляды Сергей не спешил. Ну стоит. Ну метает тут взгляды – да и черт с ним. Во всех смыслах. Но Викс пошел дальше. Он открыл рот. И вот уж обвинений в дезертирстве в свой адрес Сергей терпеть не собирался. Особенно от какого-то юного падавана. Сергей никогда не пасовал перед лицом опасности. С его бы ему пасовать перед жалкой уборкой. Но вот побухтеть и выказать своё недовольство было его священным правом.
-❤❤б❤щ❤ я, хорошая ты, - хрустя костями, демонолог поднялся с дивана, напевая весьма актуальную ныне лилирку. – Мне так не хватает твоей чистоты!
На самом деле нет. Но раз уж пошла такая пьянка…

http://s005.radikal.ru/i212/1510/b3/3e3da5eff290.jpg

Александр Викс
28.01.2017, 23:39
Высокоорганизованный порядок – так вот как называлось, по мнению Сергея, то состояние пола, при котором ступить и не раздавить, или разбить что-нибудь, не представлялось возможным? Александр редко обращал внимание на окружающую обстановку, но когда все-таки обращал – предпочитал, чтобы обстановка не отвлекала его от насущных дел. Бардак отвлекал. Находить в нём вещи Александр умел, но ему было привычнее и приятнее упорядочивать местоположение и знать точно, где и что находится, и желательно было придавать вещам координаты своими руками.
Так или иначе, провокация сработала и Сергей изволил подняться с дивана. С причитаниями и уместной, по его мнению, лирикой. Лирику Сергей вообще очень любил, а ещё любил в песнях обращаться к Александру в женском роде, видимо, желая уязвить. Уязвляться Александр не планировал, потому что ему было глубоко плевать, как и каким образом его попытается подколоть в очередной песне Сергей. Тем более, что репертуар его Александр знал уже почти наизусть.
- Хорошая я, у*бище ты, - напел в ответ он, поправляя резинку на волосах. – Мне так не хватает твоей черноты… А лучше шести рук.
К тому времени подоспела и Корделия. Ирония, бессердечная мать щенка – Александр так стремился избавиться от этой девки, но она навсегда осталась рядом, в Доме Предателей, одним своим видом напоминая, при каких неудачных обстоятельствах он сюда попал. Но, по крайней мере, теперь она была полезна, как и все лишённые личности зомби Нади.
Александр задумчиво окинул помещение взглядом, сам себе кивнул и вытащил из-за дивана большой холщовый мешок, в котором как-то притаскивали труп для экспериментов – мешок был вручён Корделии, которая безразличным взглядом наблюдала за его манипуляциями.
- Собирай мусор в мешок. Бутылки, фантики, коробки, части тел, - приказал он и повернулся к Сергею. – А вы помогите ей и проследите, чтобы не выкидывала нужные вещи.
«Жаловался, что я х*евый падаван? Держи девочку и обучай её сборке мусора».
Сам Александр направился к своему столу и начал расставлять разложенные в беспорядке книги. Ему нужно было дождаться, пока освободят пол, чтобы его можно было помыть – не мешаться же под ногами у учителя. Некрасиво и невежливо. Постепенно расфасовывая книги, он протирал влажной тряпкой образовывающееся свободное пространство. Пыли и всяких пятен странного происхождения было критически много, и некоторые из них Александр вообще не имел представления как придётся оттирать, и оттирается ли это вообще.
Уборка вообще похожа на медитацию, если подумать. Или на деятельность зомби, если посмотреть с другой стороны. В мыслях – ничего путного, кроме плана действий, руки действуют сами по себе, выполняя мелкие операции, а под конец хочется упасть куда-нибудь и созерцать результаты своего труда, планируя, как скоро ты все к хрешевой бабушке замусоришь обратно. Или не ты. В метафизическом смысле сошло бы за неплохую метафору – ты упорядочиваешь хаос, а затем сам же возвращаешь его в изначальное состояние, а затем снова и снова.
Упорядочивать хаос из собственных записей, правда, не вдохновляло вообще, даже если применять к мысленному описанию процесса витиеватую метафизику.

Looney Molly
01.02.2017, 21:37
\Александр Викс\

Саша подпел. И это было уже хорошим знаком. Нет, пожалуй, убраться ему всё-таки придётся. Но всяко с песней веселее. Да к тому же, вон каким дуэтом. По этой причине уже вполне себе легальное нытьё продолжилось всё тем же задорным мотивом. Только гитары не хватало. Да только та была в ванной, а идти за ней означало сдаться.
-Живу как свинья, живу как говно. Ты там угораешь, а мне всё равно.
Возражать Сане Сергей не стал. Он подключился к Корделии в сложной миссии по уборке. Следить за трупаком и правда приходилось очень внимательно. В процессе находилось множество клёвых штук, которые, по незнанию, недальновидная нежить могла принять за мусор, а на такое пойти демонолог не мог. Так что помимо очевидных действий, он коршуном кружил возле Корделии, мешая ей выбрасывать сокровища.
И чем больше они убирались, тем больше пустых бутылок попадалось Сергею на глаза. С каждой новой бутылкой ему становилось всё печальнее. Последней каплей стала красивая бутылка из-под какого-то очень дорого коньяка, не иначе как привезённого контрабандой из запасов какого-нибудь аристократишки какого-нибудь Айве.
-Гори я огнём, ❤б❤сь я конём, я знаю всегда мы друг друга поймём, - всё так же музыкально промурлыкал Сергей, притягивая к себе Сашку, и приобнимая его свобоной парой рук. – Мой юный падаван, как видишь, мои запасы близки к концу! Насколько тебе известно, когда количество алкоголя в моей крови падает на излишне низкий уровень – мои глаза выпускают лазеры. Мы должны это предотвратить, - демонолог рассмеялся, подталкивая Александра к двери на выход. – Сгоняй до Скорпионов, будь котяней. А то так пить хочется, что даже переночевать негде.

http://s005.radikal.ru/i212/1510/b3/3e3da5eff290.jpg

Александр Викс
02.02.2017, 00:29
Есть что-то мазохистское в том, чтобы раз за разом слушать про мифические лазеры из глаз и раз за разом кивать, изображаться священный ужас, прекрасно при этом осознавая, что скорее у тебя самого проснётся кровавая лазерная ярость, чем у великого и ужасного хоть один глаз произведёт на свет хрешев что-то, кроме гипнотического жабьего взгляда. Что-то мазохистское и смиренное. В любом случае, угрозу про лазеры Александр пропустил мимо ушей, как пропускал вообще добрую половину болтовни Сергея – принимая во внимание, но не давая ей войти в фокус сознания. Иначе выжить было бы просто нереально.
– Если я иду за выпивкой, то вы знаете, что это значит, – выпутавшись из рук Сергея, Александр вручил в скопление ладоней тряпку и только силой воли удержался, чтобы не хлопнуть по плечу. – Надеюсь, вы с Корделией успешно завершите начатое. Я не хотел бы возвращаться на пепелище или в Анакрион. Разумеется, если вам будет сложно…
Он накинул плащ и махнул рукой, чтобы Корделия поднесла ему наплечную сумку. Уходить не особо хотелось, потому что вероятность вернуться на пепелище была, и не слишком маленькая, но раз уже есть замечательная возможность скинуть уборку на Сергея – грех было бы ей не воспользоваться. Главное – уйти до того, как Сергей успеет что-то ответить на провокацию. Нет, никаких шансов.
Александр вышел за дверь и стремительно закрыл её за собой. Коридоры Дома Предателей при выходе казались ему просто мелькающей серой лентой, и он, едва махнув Наде, вышел наружу, направляясь практически ко второму дому благодаря алкоголизму Сергея.

=> Бар "Жало Скорпиона" (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=128)

Sidney Flower
03.02.2017, 23:56
Шарнирные ножки чеканят шаги. Один. Второй. Третий. На пути возникает Вениамин, который знает дорогу. С ним и белый голый кот, который не совсем кот.
Здравствуй, милый мой. - радостно улыбается кукла. Она и сама знает дорогу. Сколько раз он уже ходил по этим коридорам? Уже четвертый год. Или пятый. Но если Надежда считает, что обаяшка Вениамин должен показать дорогу, то этого не изменить.
https://pp.vk.me/c836733/v836733317/482a/n6EKt2Lb1hk.jpg
Сидни оглядывается проверить следуют ли за ним оба приглашенных. В химере он не сомневается. Химерья пушистость подкупает. Хотя все его разговоры успели розововолосого утомить. Зачем столько говорить? К чему вся эта любезность в стенах Дома Предателей? Здесь не играют в театр. Ни кукольный, ни оперетту. Здесь не танцуют балет в пышных пачках. Здесь пачкают пол и руки. Здесь все честно. Здесь выжимают сок жизни из хрупких сосудов. Один из таких молчаливо топает вслед за Уиллардом. Какое сложное имя. Но девочка не последняя в строю. Замыкает его Пушок. Милый, премилый зверь.
Скоро. Скоро что-то случится. Шарнирные ручки хлопают в ладоши от предвкушения веселья. Сомнительного веселья. Выматывающего веселья. После которого так приятно заснуть в объятиях любимого голубоглазого музыканта. Вот уже во второй раз вспоминает о нем Флоу. Шаг и еще шаг. Поворот. Поворот. Яркое пятно в стенах мрачного лабиринта останавливается. Паровозик прибыл.
При~ишли~и. - мертвецки растягивая гласные, оповещает когтистый гигант. Видите? Посмотрите на эти пальчики. Острые у него когти. Поэтому он часто рвет перчатки, которые просит принести Флауэр. Рука у маски придерживает рычажок. Как будто скоро Веня скажет что-то еще.
Что? - мальчику не терпится начать. Он уже держит разукрашенную руку на ручке двери. Готов впустить в свое святилище Уилларда и ее. Вторую свою жертву, собственноручно подписавшую себе приговор.
О~ору~ужи~ие~е. - как долго. Вениамин говорит очень медленно. Сверхскорость. Сидни смотрит на гостью. Кивает на протянувшего когтистую лапу ассистента. И улыбается хотя настроения на это нет. Но Уиллард начал игру. Хочет играть и обманывать здесь. Хорошо. Кукла поддерживает его. Подхватывает игру.
Точно. Сейчас оно не понадобится. Оно даже может сыграть дурную шутку, если девочке, глаза которой не понравились нашей милой Надежде, удастся его выхватить. Но ведь никто не хочет пострадать от ее безумных выходок? Посмотри на его костюмчик. Жаль такой резать. - нет. Не жаль. Но какая ей разница?
Только после того, как Хидеко расстанется с оружием, Сидни откроет дверь. Только после этого двое несмышленышей смогут увидеть, что скрывают четыре обшарпанные стены.

Уиллард Рикон
04.02.2017, 23:59
Ну что же. Вот и вечные коридоры дома предателей, монотонные, и мрачные, как о них и рассказывали. Ожидания оправдались. Чудное место, чтобы заставить человека навеки сгинуть в стенах дома без всякого вмешательства в его судьбу. Быть загнаным в четыре стены собственной ущербности: самый ужасный исход. Но Уиллу он не грозит. Стоит лишь однажды ему здесь пройти, и он не забудет обратной дороги, если конечно, пути не меняются здесь. Но о таком не сообщалось, значит все же коридоры тут не двигались. Да и в таком случае пройти здесь смогли бы лишь действительно сведущие в планировке помещения. Вроде Надежды. "Хм, а это что за прелестное создание? Из чего сделан этот экспонат?" - Уиллард ухмыльнулся. Забавный великан, да еще и с чем-то наподобие кошки. Да еще и сопровождение. Как интересно, Рикон бы даже похлопал в ладоши, от умиления, если бы испытывал подобное чувство. Зато вместо этого он просто поднимет руку, словно в приветствии к сопровождению.
Гидравлика кажется уже нуждалась в смазке. Глупое тело заставляло Рикона тратить много времени на уход за ним. Даже неприлично много времени. Это его раздражало, но все же, накрыться раньше, чем он выполнит свою прямую цель, довольно плохая перспектива. Потому это переходило в разряд необходимости. Нога придательски скрипнула от очередного шага, и это могли услышать его путники. Ну что же. Он просто понадеется, что все же внимание на это никто не обратит. Ну или подумают на громадня. Сам же он невозмутимо будет следовать вместе с Сидни. Кажется, что та (или все же тот?) тоже была счастливой обладательницей искусственного тела. Если так, то у них было гораздо больше общего, чем полагал химер ранее.
О, а этот мертвец оказывается куда более интересная личность. Его речь пугающа. Вернее, для простых смертных, она может быть пугающей. Обзавестись бы таким протеже, или лучше нарисовать дьявольскую лыбу этому протеже, чтобы другие сразу понимали, кто перед ними стоит. Но это планы на далекое будущее. Если говорить о ближайших планах, а вернее о тех, что располагались на хирургическом столе и ждали своей операции, то Уиллу следовало сдать оружие, которого у него с собой не было. Да, это было большим упущением с его стороны. Купить бы какой-то револьвер. Отлично, так он и поступит, как только закончит здесь со своими делами. Уилл демонстрационно вложил в руки гиганта целое ничего, потом развел руками, чтобы тот мог хорошенько прощупать тело Уилла, если у того все же есть подозрения, что у химера что-то имеется при себе. Нет, он действительно был пуст.
- Главное, чтобы был достаточный инструментарий для вскрытия глазастой. Впрочем, моих когтей вполне может быть достаточно, чтобы их вырвать. - Уилл посмотрел на Хидеко, улыбнулся ей подбадривающе, - еще не жалеешь по поводу своего выбора? Смешанные чувства, не так ли? Вроде кажется, что предоставляются такие возможности, но потом вспоминаешь о цене... Твое тело. Ты достаточно храбра... - Уилл попытался выудить из памяти имя девочки с мечом, - Хидеко Минори. Но иногда стоит подумать и о том, о чем говоришь. Например, когда упоминаешь о чьих-то предках. Знаешь, мы не всегда становимся похожими на них. Есть множество вещей, что меняют нас. Поэтому я могу лишь заявить, что ты ничего обо мне не знаешь. Можешь только догадываться, можешь предполагать, но знать? И понимать? Нет уж, извольте, госпожа Хидеко, - он сделал небольшую паузу, чтобы дать возможность обмозговать сказанное. Впрочем, в его словах не было ничего сверх необычного, но паузы между изречениями быть должны, - И все же вы частично правы. Мои благородные жесты вытекают из моей достойнейшей семьи. Можно сказать, постановка моей речи целиком вытекает оттуда. Но не мысли. Мысли, формируются отдельно от воспитания... Хидеко,

Хидеко Минори
05.02.2017, 19:42
После вспышки агрессии Хидеко замолчала и лишь задумчиво смотрела в пол. Стараясь собраться с мыслями, и перестать поддаваться выходкам Уилларда. Но чтобы она не делала, все вокруг шло дальше. Пришло нечто странное. Именно странным, а не пугающим видела Хидеко Вениамина. Девочка глядела на всех спокойно, потеряв былой страх или злость. Оно даже может сыграть дурную шутку, если девочке, глаза которой не понравились нашей милой Надежде, удастся его выхватить. Мысленно повторила девочка за Сидни, и продолжила. "Она вновь это говорит, как и Уиллард, только по другому. Смысл тот же, лишь слова другие." Сделала она вывод, в то время, как к ней начал обращаться Уиллард. Девочка не услышала свое имя в первый раз и продолжила размышлять, но вдруг, госпожа Хидеко, она услышала его еще раз и повернулась к Уилларду. Когда он закончил, глаза девочки продолжали смотреть на него. Ни страха, ни злости. Только задумчивый взгляд был направлен на него. Хидеко сделала паузу и со спокойствием в голосе обратилась к нему, - Извините меня, за мое поведение. Больше такого не повториться. - "Не повториться." Еще раз повторила девочка. Вернемся к Вениамину, которому нужно было оружие Хидеко. Повернувшись к нему, она наклонила голову и поздоровалась. Достав катану и вакизаши, она сложила их вместе и положила в руку Вениамина. Закончив, Хидеко сделала пару шагов назад и принялась ожидать.

Sidney Flower
07.02.2017, 00:36
Вениамин цепляет рукой ничего, когда это ничего ему передают. Вениамин в недоумении. Этого не увидеть на его лице. Оно под маской. Но видно в движениях. (Не)мертвый пытается почувствовать вес ничего и понять его форму. Но не получается. Ведь в руках ничего. Сидни цокает язычком. Его помощника так легко провели. Вот незадача. А как же поступит виновница сего торжества? Это интереснее. Даже интереснее речей пушистого химера. От этого шума кукла мысленно нервно закрывает глаза. Шум лишний. Ну зачем так много?
Не волнуйтесь об этом. - говорит Флоу Уилларду. Мерно хлопает длинными ресницами. Наклоняет голову набок. Голосок девочки звенит в его ушах. Как спокойный ручеек. Это так мило. Радужка наблюдает. А сцена очень уж трогательная. Просит извинить. Обещает не повторять.
Охотно в этом помогу. - вырисовывается вывеска в мозгу по корочкой черепа, покрытой розововолосым скальпом. Его эта сцена все-таки не трогает. Или трогает? Не все ли равно? Ведь он уже решил, что с ней делать. Неотрывно смотря на Хидеко, Сид удостоверяется, что оружие переходит к Вениамину. Теперь здоровяк - оруженосец. От былой растерянности, в которую его ввел черно-белый, не остается следа. Вениамин радуется. Флауэр готов поспорить, что Веничек улыбается. Просто этого не видно из-за маски.
Отлично. - восклицает мальчик. - Отнеси это к Надежде и возвращайся. С перчатками. - говорит он и отворяет дверь. Оп. Четыре стены с двумя крепкими столами ждут посетителей. Еще их ждет большеглазая девочка. Сидит в дальнем углу, обняв колени, и ждет. И вот они здесь. Кукла, на правах хозяина, шествует первой. И схватив с заваленного инструментами стола эластичный жгут, весело бросает в угол:
Привет, котик. - а ко входу, - Закройте двери и располагайтесь. - после Сид подойдет к химеру и вручит жгут. - Вы ведь понимаете, зачем Вы здесь? - приглушенно промурлычет он и кивнет на девочку. Ту, которая не лупоглазый котик. А сам вернется к столу и примется выбирать скальпель.

Уиллард Рикон
07.02.2017, 22:54
Со всеми прелюдиями было покончено: оружие было сдано, хотя Уилла весьма позабавила растерянность мертвеца. И вот долгожданные стены мрачной комнатушки, где уже присутствовала та глазастая, о которой говорила милая Надежда. Обстановочка была в самый раз, чтобы запугивать мелких детишек и заставлять их вырабатывать огромную тучу адреналина, дабы потом использовать тот, в крайнем случае. Интересно... а приживался ли чужой адреналин. Вероятно да, но как же совместимость крови? Эту информацию надо будет уточнить, а может даже и испытать когда-нибудь. Наверняка, когда химер закончит со своей первостепенной целью, то это знание сможет ему пригодиться.
Он войдет следом за Сидни, с полом котрой еще до сих пор не определился. Впрочем, это не такая уж и важная информация. Она или он с "нежностью" обратилась к Рикону вновь "понимает ли он"? Глупый вопрос, как считал черно-белый, но видимо тот или та решило удостовериться. Он стал расстегивать свой плащ, попутно говоря. Пообще говорить, ему нравилось больше всего. Вернее заговаривать зубы, но сейчас просто хотелось заполнить тишину какими-то речами:
- Конечно, я осознаю цель своего пребывания здесь, - Уилл хищно улыбнулся и сбросил плащ куда-то на землю. Его все равно нужно было стирать, так что не было ничего страшного в том, чтобы просто бросить его на пол. Затем он стянул алый шарф и положил поверх плаща, после чего стал расстегивать бордовую рубаху до локтя, - Признаться, мне даже понравилось, что Дом располагает такими широкими возможностями, - Когда он закончит и с рубахой, его торс будет полностью оголен. На правой лопатке, как и полагается будет красоваться тату, правда немного прикрытая синтетической шерстью, - Ну хорошо, приступим, - он вальяжно перехватил у Сидни жгут, подстраиваясь где-то неподалеку от Хидеко, - Конечно такого не повторится. Можешь не сомневаться в этом, - Уилл вложил в эту фразу интонацию какую-то нотку отцовства, - Я тебе все прощаю... - он выдал довольно протяжную паузу, - Но не мое самолюбие. Я обязательно сообщу Блазе о том, что ты успешно покинула Сотолес, как-нибудь, между делом.
Уилл стоит позади. Смотрит так заботливо и так нежно. Но столько фальши было в его заботливом взгляде. Сейчас его интересовал только вопрос его дальнейших действий. А те были просчитаны, как впрочем и всегда. Усыпить внимание... схватить за шею, да поднять слегка над землей. Он будет держать на расстоянии вытянутой, так, чтобы та даже не могла осуществить попыток намеренного удара. Второй же рукой он растянет жгут и наложит его практически у локтя.
- Ведь мы не торопимся, верно? Кстати, все мучает вопрос. Какого же Вы пола? Уж больно любопытно, - он наклонит голову, чтобы внимательно посмотреть в глаза своего любимого спутника. Теперь уже любимого. Может, он даже будет его навещать, чтобы совместно повозиться над чьими-то телами.

Авигея
13.02.2017, 02:32
[Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=41&p=327354&viewfull=1#post327354) ===>>>

Последний раз, когда Авигея посещала "Дом Предателей", был также, по совместительству, и первым. Произошло сие знаменательное событие не так уж и давно. Ко всему прочему, по единственной и вполне определенной надобности, ставшей и причиной, без подобных которой нормальные люди подобные "райские уголки" не посещают. Не будучи выше упомянутым сферическим нормальным человеком в вакууме, рыжая полутораметровая фигурка все равно ступала по этим коридорам с осторожностью, легко различимой взглядом невооруженным и самым непроницательным. Мерный стук ее шагов как будто бы затихал и спешил замедлиться, дыхание едва-едва вздымало свод хрупких ребер. Губы время от времени несмело размыкались, бесшумно впуская обильные струйки воздуха за каждый пропущенный вдох, забытый удар сердца. Но что, если не страх, могло заставить Иеровоам меняться, минуя вереницы закрытых навсегда дверей? Как ни странно, желание. Желание, наделенное безжалостной силой разрушать на своем пути вещи и уничижать понятия, в величии своем превосходящие чувство самосохранения. То было вожделение, о котором она, наверняка, никому и никогда уже не расскажет, если чудом, негаданно-нежданно, не возникнет исключение из правил, добрых или злых.
- ...
Ие промолчала. Когда они с Миреей покидали театр, та сказала о себе кое-что, что считала важным, и Авигея, без сомнения, уже об этом знала. Взгляд ее изредка поворачивался в направлении подруги, идущей с нею плечом к плечу, и устремлялся прямиком к серому изгибу мягких губ, поблескивающих в полумраке сырого подвала. Обветренные, неухоженные стены "кричащего чертога" источали вой страдания, и в момент, когда взгляды их соприкасались, Ми могла бы лицезреть воочию ужасную сущность, проступающую сквозь сам силуэт рыжей девчонки, через каждое ее движение. Шаг становился резким, неровным, сопутствующий легкий взмах руки то прерывался, то возобновлялся регулярно, уподобляясь упрямому часовому маятнику. Холодный аметист зрачка покрывался инеем - тот испускал тусклое сияние, наливающее взгляд Авигеи синевой, при отсутствии света особенно хорошо различимой. Ее рот был закрыт и открываться не думал, но тишина, исходящая от девочки, словно бы приглашала собеседницу себя прервать, нарушить, уничтожить. Мирея начала зачитывать стиховорение, и это действо вызывало у Ие заметный интерес. Как она и предупреждала свою новую подругу заранее, в стенах "Дома Предателей" тишина звучала так, как ей звучать не следует. Если ее не прервать, то с Авигеей может легко произойти что-нибудь нехорошее.
- Красивые строки, - наверное, понимая это и сама, произнесла она, когда уже привычный маршрут миновал место Надежды, в этот раз, почему-то, пустующее, - Я бы хотела услышать продолжение, если тебе будет нетрудно его воспроизвести.
Хотелось того Мирее или нет, но одна из многочисленных дверей протяженного коридора, наполненного эхом изможденных стонов, предназначалась именно для нее. Просто ждала своего часа где-то там, в неизвестности. Приоткрытая, она покачивалась от сквозняка, гуляющего у самого пола и шелестящего оторванным плинтусом, и томно скрипела петлями, которые давно уже никто не смазывал. Просто факт. Авигея сейчас вела ее к этой двери.

Мирея
13.02.2017, 21:16
-----> [Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=41&p=327354&viewfull=1#post327354)

Девушки довольно быстро перешли из Театра в другое здание. Мирея поравнялась со своей спутницей и шла не за ней, а рядом, плечом к плечу. Единственный звук, кроме редких криков, который нарушал зловещую тишину этого мрачного места - мерный стук шагов обуви Авигеи. Квартанка же ползла бесшумно, словно змея. Эта особенность делала из нее идеальную воровку или убийцу. Безжалостная сторона характера подчеркивала подобное амплуа еще сильнее. Но ни один из этих вариантов не являлся правдой. Хотя второй был очень близок к ее природе. Атмосфера в мрачных коридорах была невероятно тяжелой. Сквозняк, царивший в этих стенах, проникал в мягкое тело осьминожки и своим ледяным дыханием обволакивал кости и все внутренности. Воительница поежилась, по ее коже пробежали мурашки, но не от страха, а просто из-за того, что она была существом теплолюбивым, плохо переносящим подобный "железный" ветер. Ползла Мирея спокойно и почти не смотрела на Ие под сводами подвала. Несмотря на некоторую дрожь тела, всем своим естеством Мира источала уверенность и непоколебимую стойкость. Щелчок маленькой двигающейся кнопки на шесте в этой тишине был особенно громким. Жужжание, с которым лезвия собирались в острейший наконечник, навязчиво нарушило царившее вокруг безмолвие. Ми полностью доверяла своей юной подруге, но не смогла отказаться от въевшейся в ее сущность привычки держать оружие при себе и наготове. Квартанка знала, что ее ждет обряд возможно еще более серьезный, чем испытание глубинным монстром, но не боялась сделать отчаянный шаг. На подобное она шла очень спокойно, с чистым рассудком и холодным сердцем. Несмотря на окружение, в котором Мирея росла, она всегда была очень ответственной и отчетливо понимала, к чему ведет каждый из ее поступков, и какова его цена. Она всегда платила по счетам, если таковой был. Мира ловила каждый звук, любое, даже самое незначительное сотрясение воздуха, и, проникшись обстановкой Дома предателей, интуитивно осознавала, что это далеко не простая татуировка.
- Когда придет время, я расскажу продолжение. - Ми первый раз за пребывание в Доме предателей посмотрела Авигее в глаза, подчеркивая то, что строки стихотворения были упомянуты не просто так. - Нам сюда?
Воительница указала на дверь. Ответ она уже знала. Здесь ждали именно ее, и никого другого. Мирея уже была готова к новой отметине на своем теле, но готова ли к последствиям, которые придут следом? Об этом расскажет только время. А пока нужно всего лишь пройти следом за рыжей девочкой с аметистовыми глазами. Без страха. Что бы ни было за дверью, она не боялась взглянуть на это, даже если перед ней предстанет разъяренный сваргат. С настроением, которое наполняло сейчас нутро Миры, она могла разорвать его голыми руками. Девушка подобрала щупальца и выпрямилась, что сделало ее заметно выше Авигее, как минимум на голову. Быстрым и острым движением Ми толкнула преграду, которая разделяла пополам прошлое и будущее, и двинулась вперед. Этот момент был олицетворением настоящего, бесконечностью. Неопровержимым доказательством того, что она есть и существует здесь и сейчас. Таких мгновений в жизни квартанки было невероятно мало. Может быть этот миг и вовсе будет единственным в своем роде. Мирея запомнит его на всю жизнь.

Sidney Flower
14.02.2017, 15:48
Все всё понимают. Прекрасно. Неполный стриптиз химера - тоже здорово. Кукла с интересом рассматривает узор, который образовывает темная шерсть на светлой шкурке. Это почти как скелет снаружи. Это почти как черные шашки на шее белокожего музыканта. Его родного, голубоглазого музыканта. Снова в голове мысли о нем. Неужели Флоу соскучился? Так скоро? Мальчик улыбается. Коротко и счастливо. Улыбка скоро меркнет. Но так же скоро не померкнет особенное чувство между Сидом и Хэнди.
Из шарнирных рук пропал жгут. В шарнирных руках оказывается щеколда. Щелк. И дверь закрыта изнутри. Непрочно. Можно убежать. Но смысл?
Его нет. - все равно сбежавший заблудится в лабиринте. А после будет найден менее дружелюбными товарищами. И все. Конец один. Дошедшей до самого конца девочке с белыми волосами Радужке подмигивает. Она умница. Когда могла убежать и спасти свое тщедушное тельце, она продолжала рыть себе могилу. Когда можно было отбросить лопату, она взялась забивать крышку к своему гробу. Такое упорство. Оно должно быть вознаграждено.
Пора оторвать взгляд от обидевшей химера девочки. Нужно посвятить свое внимание тщательному выбору инструмента. Пальчики перебегают от одного к другому. Гладят лезвия. Красные глаза щурятся, выверяя наиболее острый скальпель. И затупившимся можно резать, но дольше. И больнее. Больнее - это хорошо. Сидни смотрит в сторону глазастой. Та все еще сидит в углу.
Будь паинькой. Не такой, как она. - говорит он ей. Назидательно, как отец любимой дочери. Только он не отец и любит кого-то, кто находится вне этих стен. А она. Та, на которую не должна быть похожей большеглазая. Уже трепещет, хрипя, в руках тщательно подготовившегося Уилларда. Черно-белый успел и нотацию прочитать, и покрасоваться своим пухом, и за горло схватить.
Никуда. Но Вас ждет Надежда. - звенит анимешный мальчишеский голосок. Кукла может здесь сидеть хоть до скончания века. Или не может. Ведь его тоже ждут. И он тоже хочет уйти, рано или поздно. А у химера есть дела. Те, с которыми он вообще в Дом Предателей пожаловал. Хотя он мог следить на улице за беловолосой девицей и спровоцировать ее на глупость, чтобы убить. Но это слишком хитрый и никчемный план. Ради одной девчонки столько трудиться - немыслимо глупо.
Пола? - Сидни хлопает глазами. Задавали ему такой вопрос? Наверное. Может быть, даже часто. Однако он не помнит подобных случаев. - Я мальчик. Если не верите, могу доказать. - ему не сложно. Тем более нынешний ассистент сам не до конца одет. Флауэр тоже не закутан в паранджу, а изначально одет чуть меньше чем одет. Одеться еще чуть меньше религия ему позволит. Если надо. Если не надо, то и не надо. Лучше он схватит острый скальпель и займется свободным столом. Взмахом второй руки скинет с него ремни, которые удерживают тела на поверхности.
Можете положить Хидеко сюда. Отсюда она не убежит и не будет так дергаться. - предлагает мальчик. На этом уровне ему удобнее резать. - Еще можно подвесить ее над ведром и сцедить кровь. Некоторые маркизы любят добавлять ее в вино. - куда же без таких милых лапушек в Доллхаусе? О них забота исходит из Дома Предателей. - Но тут мне понадобится помощь Вени. Или Ваша, если хотите постоять... немного.

Looney Molly
15.02.2017, 16:01
\Авигея, Мирея\

Семнадцать с книгами до сих пор не созиволила вернуться и это существенно портило настроение. Безымянный сидел в кресле, периодически поглядывая на часы, и недовольно стуча ложкой о края чашки, помешивая кофе. Опять эта дурная девчонка опаздывает. Это в который раз наталкивало его на мысли, что неплохо бы ограничить ей свободу воли, сузить личностный спектр и вообще превратить в безвольную куклу. Да только сия мысль в который раз натыкалась на непрошибаемую стену – тогда будет скучно. Мучительно скучно коротать вечера в компании того, чей интеллект ничем не отличается он герани в горшочке. Внутренний конфликт мог бы достичь своей эскалации, однако, в этот момент в дверь постучали. Или нет. В любом случае, за ней послышался шум. И, так как в комнате больше никого не было, Безликий направился ко входу и выходу.
-Опаздываешь, чертовка! Что я тебе говорил? ASAP! – недовольно пробурчал он, открывая. Однако, на пороге он обнаружил совсем не то, что ожидал. Заместо Семнадцати, с книгами и виноватой наглой мордой, на пороге стояла некая леди с меткой самой Принцессы на теле, и… и кто-то новый. Сперва гном, теперь эта морская дева. Кажется, Куклодом зачастил новичками. Безымянный вздохнул. – Доброго дня, дамы. Проходите, - он отошел от двери, впуская девушек в уютную часть комнаты, которая всё так же напоминала смесь гостиной и библиотеки. В воздухе стоял принятый запах книг и бумаги. – Вы, как я понимаю, привели эту леди для ритуала вступления? – вопрос был дежурным. Безликий уже заранее знал ответ. Просто так к нему редко захаживают. А вот придти, оставить метку и выйти – самое милое дело. Особенно если он на месте. В противном случае, искать мужчину без имени приходится по всему театру. Просто для того, чтобы поставить метку, и так же покинуть эту комнату, возможно, больше никогда не встречаясь с ним. – Вы, миледи, - он обратился к Авигее, - располагайтесь здесь. Угощайтесь кофе, если хотите. Это займёт какое-то время. А вот вашей спутнице нужно проследовать за мной, - он кивнул Мирее, призывая ту следовать за ним.
Безымянный отвёл девушку к ширме, за которой всё так же скрывалась «стреильная» половина комнаты. Мирею встретили всё те же идеально чистые тумбочка, стол и достаточно жесткий диван.
-Присаживайтесь, - просьба звучала как приказ, которому было невозможно сопротивляться. – Добрых снов, - Мирея не могла точно разобрать или запомнить лицо мужчины, оно всё время ускользало из памяти, сколько бы та на него не смотрела. Но сейчас одно она могла знать точно – он улыбался. А её веки тем временем тяжелели, унося её в страну снов.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Авигея
15.02.2017, 16:41
Звук шагов за дверью Авигея просто не могла не узнать сразу. По всему кукольному дому ходили слухи о нем, обладателе не только весьма экстравагантной манеры передвижения, яркой и вместе с тем неуловимой, но и, да будет нам простительна тавтология, говорящего имени. Безымянный открыл дверь одновременно с Миреей. Их разделял только порог, и то совсем недолго. У Ие, приведшей морскую деву в "кричащий чертог", даже не было момента толком объясниться, как если бы в том существовала хоть какая-то необходимость. Когда она начала говорить, то смотрела уже в сторону предложенной чашечки кофе. В случае, если сейчас она пыталась что-то сказать Безымянному на языке тела, этот жест можно было бы расценить, как признак откровенно несерьезного отношения к формальностям - признак чувства, которое хозяин этой комнаты явно с нею разделял.
- Да, - ответ, краткий и однозначно утвердительный, был дан тоном, ярко окрашенным холодными брызгами равнодушия, - Ее зовут Ми. Она странница, изъявившая желание обрести свой новый дом в стенах Кукольного Дома. Первое время она будет под моим присмотром.
Авигея и Безымянный были будто бы знакомы очень давно. Чересчур давно, что бы ни подразумевалось под описанием в степени столь превосходной. Не претендуя на звание всезнайки, Иеровоам многих в театре видела, фигурально выражаясь, насквозь. О Безымянном она не знала почти ничего, кроме того, что иногда проступало на самых первых и легкодоступных страницах книги его сознания. Он был похож на остальных в театре куда больше, чем окружающие думали. Или Иеровоам все это просто казалось, как и многочисленные слои сновидений, навеваемые чарами чистой комнаты? Во владениях Кукольного Дома встречались места и менее неоднозначные. Авигея не могла быть уверенной относительно того, что видит вокруг, порой находясь даже в собственной комнате. Чего уж говорить о Доме предателей. Тем не менее, как можно было бы понять из реплики, последовавшей далее, происходящее здесь интересовало ее куда как больше, нежели неразделимые клубки междусобойчиков за сценой.
- Мне здесь очень нравится, - обратилась Ие к Безымянному, когда тот уже следовал следом за Миреей по указанному им же пути, - Не сомневайся, я еще зайду к тебе очень скоро. На этот раз не с целью просто поставить на кого-нибудь метку. Мне понадобится твое мнение. Возможно, что даже поддержка в некотором роде. Я собираюсь здесь обосноваться. Стать твоей соседкой по комнате. Если что, надеюсь, что ты замолвишь для меня словечко. На ушко Надежды.
После этих слов Авигея отвлеклась на чашку кофе и древесные узоры столешницы, явно демонстрируя свое нежелание задерживать Безымянного ожиданием сиюминутного ответа. У него сейчас было свое дело, у нее свое. Она будет ждать слов согласия или возражений до тех пор, пока время для них не настанет. Даже если случится это спустя неопределенный промежуток времени - не сегодня и не завтра.
- Все будет хорошо, Ми. Нечего опасаться. Мы все через это прошли.

Мирея
15.02.2017, 22:34
Мирея только потянулась к двери, чтобы толкнуть ее своей ладонью и распахнуть перед собой, как та отворилась. Рука квартанки осталась висеть в воздухе перед незнакомцем, который мог изучить в таком положении все пять пальчиков и перепонки между ними. Воительница оставалась в таком положении довольно продолжительное время, и чтобы рассмотреть лицо незнакомца за собственной дланью, девушка наклонила голову набок. Тем не менее рассмотреть лик мужчины не удалось - образ постоянно ускользал от пристального взора осьминожки. Вскоре Мира оставила попытки. По крайней мере пока. Больше всего сейчас она думала о предстоящем ритуале. Авигея зашла следом за Миреей, было видно, что девочке заведующий этим местом, по крайней мере помещением, был гораздо интереснее, чем последней. Похоже, Ави здесь была своей во всех смыслах, чувствовала себя как дома. Это расслабляло и успокаивало квартанку еще больше. В отличие от того, что видела Мира по пути сюда, помещение было очень уютным. Комнате пахло книгами и кофе. Это напомнило ей о библиотеке и тихой работе. Нет, здесь ей не причинят вреда. Теперь она чувствовала, что становится частью всего этого. Когда обладательница пурпурных глаз уселась за столик, прежде чем Мира стала следовать указаниям незнакомца, оружие в ее руке демонстративным щелчком было деактивировано. Сложенное копье теперь было обычным стальным шестом, морская девица поставила его у стены рядом с Авигеей, куда и бросила свою сумку. Так Мирея оставалась абсолютно безоружной. Это тоже должно было сказать о ее доверии.
- Я не боюсь, Ие. Ведь я сама решилась на это. Сама пришла сюда. Ты лишь проводила меня и показала дорогу. - Ми ласково, как и тогда в театре, улыбнулась своей юной подруге. - Это ведь обряд верности? Я готова ко всему. Уверена, что для беспокойства нет причин. Ты наверно и не волнуешься.
После этих слов квартанка аккуратно проползла за ширму. Идеальная стерильность рабочего места, если оно было им, очень порадовала Миру. Она так привыкла содержать себя и окружение в полном порядке. Воительница даже не думала ни о чем подобном, но ее чистоплотность явно приобретала маниакальные, навязчивые черты. У нее просто не было знаний обо всем этом, даже самых скудных. Разобраться в себе после перехода оказалось гораздо сложнее, чем предполагалось в самом начале. Со временем все запутывалось только сильнее, но как же хотелось все выяснить и расставить по своим местам. Мирея уселась на жесткий диван и стала обнажать свою спину, на которой, кроме мелких, красовался длинный шрам от рассечения. В это же мгновение головные щупальца обнажили шею. Голос мужчины был жестким и спокойным, а его лицо продолжало расплываться в голове квартанки. Запомнить образ этого существа попросту не представлялось возможным. Едва он пожелал Мире добрых снов, та попыталась осуществить последнюю попытку посмотреть на незнакомца. Улыбка.
- На шею... - произнесла Ми перед погружением в забытье.

Looney Molly
18.02.2017, 11:41
\Авигея, Мирея\

-Надо же, какая переборчивость, - Безымянный смеётся, вот только Мирея уже не сумеет расслышать этот смех. Ведь её сознание давно оставило эту скучную реальность, всецело вручая себя во власть чарующего сна.
Сна, чьё имя бесконечность. Вечность, обнимающая падением без конца и края. Всё глубже, всё ниже. Здесь невластное даже само время. Как долго это длиться? Вопрос без ответа. Здесь не властны даже сами чувства. Они стираются, исчезают в звенящей пустоте, оставляя лишь одно – падение на неизмеримую глубину. Спокойное, размеренное, безграничное. Такое неотвратимое и необходимое.
А после чьи-то надёжные сильные руки. Мирея чувствует их поддержку, их нежность и уверенность. Они растекаются, разливаются, заполняя собой пустоту. Огромным алым океаном. Здесь нет чувства одиночества. Есть только бесконечное принятие. Ты – на своём месте. Ты там , где должна быть. Такая нужная, такая необходимая. Ценная часть чего-то большого. Мирея чувствует себя любимой, безусловно принятой. Мирея чувствует себя важной, как воздух. Мирея чувствует себя безгранично свободной.
Океан проникает под кожу. Бежит и струиться под ней множеством маленьких ручейков. От которых ничто не скроется. Они всё видят и всё знают, помогая видеть другим. Они принимают каждый изъян, каждое внутреннее совершенство. Стремятся к указанному месту. Сплетают причудливый узор. Позади, на шее оставляя яркую метку. Они видят и знают. И от этого становиться тепло и уютно. Так, как должно.
И сердце стучит как метроном. Размеренно. Спокойно. С каждым ударом предвосхищая пробуждение.
Завершив свою работу, Безымянный хрустит костяшками пальцев. Выходит из-за ширмы в свою уютную комнату, что всё так же приятно пахнет бумагой и книгами. Где чужеродном элементом ждёт Леди Авигея. Чужеродным, но принятым. Возможно, скоро она станет здесь такой же естественной частью пространства, как он, или как Семнадцать.
-Ваша Ми скоро вернётся, - он берёт в руки чашку остывшего кофе и присаживается в мягкое кресло, напротив девы с меткой самой Принцессы. – Я рад, что вам приглянулось моё рабочее пространство, - и снова то самое чувство, когда на ускользающем лице невольно замечается улыбка. – [COLOR="#DB7093"][B]Я уверен, мы отлично сработаемся. Буду только рад иметь такую соседку и коллегу. Так что заглядывайте в любое время, - он отпил кофе, и даже не смотря на то, что тот давно остыл, остался им доволен. – И если вдруг я буду не на месте, вы всегда можете связаться со мной через Семнадцать. Вы сразу узнаете эту дрянную девчонку, - последние слова были сказаны даже с некой нежностью. Странной, холодной и пренебрежительной нежностью.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Авигея
18.02.2017, 15:07
Дверь, ведущая в соседнюю комнатушку, бесшумно закрылась, оставив Авигею наедине с горьким кофе, и, пусть и временно, но без однозначного ответа от Безымянного. Черный напиток, ароматный, но совершенно не привлекательный на вкус при непосредственно употреблении, входил в перечень исключительно растительных продуктов питания, но, похоже, уважением и вниманием инопланетянки не пользовался. Вне всяческих сомнений, повсеместно приписываемое ему бодрящее свойство имело место быть, но не обладало достаточной мощностью, чтобы хоть как-то повлиять на нервную систему псионика. Оно и к лучшему. Рискованно ввергать существо, способное распространить свое влияние на чужие умы, в измененное состояние сознания. Чревато последствиями. Ие подняла чашку, прикоснулась к ее краешку губами. Всего однажды, как если бы она не пить хотела, а лишь убедиться в том, что за время, отделявшее первое знакомство с кофе до сегодняшнего дня, его свойства остались неизменны. Затем холодный взор принялся праздно, беспорядочно блуждать вокруг, выхватывая из разлитых по углам тусклых теней очертания остальных предметов, наполняющих собою бесконечную пустоту комнаты. Зрачки двигались так спокойно и неторопливо, что отблески света в их крупных глубоких блюдцах казались самыми ленивыми, самыми объевшимися из всех существующих на свете солнечных зайчиков. Здесь не было теперь ничего громче ее дыхания. Тонкая дверь непостижимо волшебным образом заглушала эхо из коридора, а в комнате по-соседству, где была сейчас Мирея с Безымянным, царила безмятежность, превосходящая настоящую тысячекратно. Иеровоам не просто догадывалась об этом, и не просто знала. Она испытывала сей факт чувственно, прямиком оттуда, куда простиралась широта ее восприятия. Если бы там происходило что-то опасное, то она бы обязательно знала. Лишал возможных опасений и личный опыт, ведь она, Авигея, как-то раз спала там. Единственное отличие заключалась в том, что никто не ждал ее, созерцая свое отражение в глади кофейного штиля. Теплый черный океан в фарфоровых берегах. Почти как Паль - образы дома всплывали в памяти Гла все реже. Она никогда не видела переливы света множества светил на глади вод инкубатора. Нет, этот яркий визуальный образ она получила из объединенной памяти псионной сети, как и большинство сестер, появившихся далеко за пределами "колыбели", в дрейфующих в открытом космосе залах рождения. Дом забывался так легко, как если бы о нем вообще никто и никогда в жизни не помнил ничегошеньки. Тот, прежний дом. В памяти неизбежно оставался лишь дом нынешний - место, где Ие и была, и выглядела пришелицей.
Дверь открылась. Подушечка пальца прижалась к волне фарфорового ободка чаши и заскользила по его изгибу. Замыкая круг. Снова и снова. Снова и снова.
- Я обязательно приду, - тихо ответила Авигея безымянному, когда тот вернулся и заговорил с ней, - Только работаю я в иной области. Надеюсь, здесь неподалеку найдется свободная комната для меня и моих.. добровольцев.
При подборе последнего слова Ие изобразила задумчивость. Наверное, притворилась, что не сразу вспомнила это слово.
- Я подожду, когда она проснется, и мы оставим тебя в покое. Надолго не задержимся.

Уиллард Рикон
18.02.2017, 17:17
Уилл следил за каждым движением Сидни, как оно старательно подбирало инструмент для своих игр. Уилл замечал, как Сидни доставляет жестокость, а ему же было совершенно наплевать. То, что Уиллу действительно надо было спешить было абсолютно верно подмечено, и он даже натянул благодарную улыбку. Черно-белый выжидательно стоял на месте, удерживая нежную шейку седовласой девочки. Интересно, откуда такая пигментация волоса? Не видел он такого цвета касательно человеческого дитя. Если только явно крашенные. А тут... Впрочем это не казалось ему столь важным, просто надо было чем-то занять мысли, пока Сидни проводит подготовления.
Кстати, оказался последний именно мальчиком, хотя и его предложение доказать сей факт, показалось Уиллу все же лишним. В подобного рода доказательствах он действительно не нуждался, а потому просто отмахнулся свободной рукой. Он просто дождался, когда Сидни приведет рабочее место в порядок, а затем, когда ремни будут готовы к тому, чтобы заключить недальновидную девчушку, а затем, просто не встретив практически никакого сопротивления, но продолжая держать ту на расстоянии вытянутой руки, приложил ту с силой к "столу для разделывания" ее тушку. Он прижал ее обеими руками с силами к столу и стал затягивать верхние ремни.
- Я предоставлю выбор в способе расчленения сего бесполезного тела за Вами. Впрочем, если она захлебнется в собственной крови, меня устроит куда больше. Пусть узнает перед своей смертью, что не стоит перечить светским господам. Правильно? - Затянув крепче ремень на шее, он одной рукой раскрыл челюсть девочки, а второй, методично засунув три пальца в рот, впиваясь своими когтями в язык, что были обнажены после того, как он снял перчатки, а затем столь же резко рванул рукой, отрывая болтливый язык девочки, крось слегка брызнула, и Уилл уклонился от этой ожидаемой реакции после чего кровь стала быстро наполнять гортань девочки, - Вот и все, пожалуй, мне окажется этого достаточно. Заберу себе этот язык, Вы непротив? - с усмешкой произнес он, отстраняясь от тела и направляясь к брошенным в сторонку вещичкам, подхватывая их, и методично быстро одеваясь.

Мирея
18.02.2017, 22:32
Мирее снилось море. Она никогда не видела его снаружи, с поверхности. Его волны мерно покрывали горячий песок и отступали обратно, освобождая золотое покрывало от своих прикосновений. Вода была теплой и приятной, но квартанка, находящаяся далеко от берега, даже не думала спускаться с холма. На том холме одиноко расположился высокий маяк, вершина его устремлялась в чистое небо лазурного цвета. Когда девушка оказалась здесь, первым делом она дернула ручку двери высокого здания, но та не поддалась. Прямо на краю возвышенности обнаружилась наспех сколоченная скамейка. Мирея присела на нее, она оказалась очень удобной, несмотря на то, что это была всего лишь толстая доска со спинкой, которую приколотили к двум пенькам. Какое-то время воительница просто смотрела на горизонт, который расплывался в томном мареве. Похоже, что именно она, а никто другой, была владельцем этого маяка и жила здесь. Но тогда почему она не может войти внутрь и посмотреть на свое жилище? Одежда на теле квартанки отсутствовала, вокруг не представлялось возможным обнаружить хоть какое-то оружие. Здесь оно не нужно. Это дом. Дом Миреи. Она наконец-то нашла его. Никто не сможет потревожить ее в этой волшебной сказке. Тихие волны, грубая скамейка, холм и жилище. В этом мире осьминожка была совершенно одна, одна на целой планете, но одиночества здесь будто не существовало. Только покой и умиротворение. Никаких тревог и забот. Сюда никогда не придут враги, нет нужды защищать этот маленький рай, напротив, этот небольшой кусочек волшебного пространства защитит ее от любой напасти. Внезапно в нескольких десятках метров от маяка загорелось дерево. Пламя угрожало перекинуться на остальные деревья этого маленького острова и распространиться по всему побережью. Но Мирея даже не дрогнула. Без ее участия уровень воды начал подниматься. Вскоре он достиг вершины холма, и квартанка стала погружаться вместе с островом. Ведь она может дышать под водой. Пожар, если его можно так назвать, очень быстро исчез. Этот клочок земли только для нее. Постепенно уровень моря понизился и остановился на обычной отметке. Снова бился о берег спокойный прибой. Если Мире захочется, он подчиниться и по мановению ее руки превратится в невероятной высоты волну. Только для нее и ради нее. Ее любят. Она нужна. Но время истекает. Небо постепенно приятно темнеет, проплывающие по синеве редкие облака обрамляются фиолетовым сиянием. Горизонт становится пурпурным. Пора возвращаться. Но Мирее не грустно. Она не может остаться здесь навсегда. Ведь все-таки это не ее дом. Иллюзия.
Глаза широко распахнулись. Сейчас в их глубочайшей матовой черноте ничего не разобрать. Идеальное состояние. Ми отдохнула и набралась сил. Удовлетворение от сделанного шага переполняет ее. Эмоции не тревожат. Лишь легкий зуд на шее. Мирея провела маленькой ладошкой по спине, поднимаясь все выше. Теперь она часть чего-то нового для нее, и, что удивительно, прошлое не беспокоит ее. Оно растаяло далеко позади, будто никогда и не было его. Или оно было чужим. Тем не менее это ее прошлое. Минувшие дни проанализированы и приняты. С холодной улыбкой Мира застегнула платье, закрывая от чужих глаз свои плечи. Человек без лица находился уже в другой части комнаты, которая не скрывалась за ширмой. Квартанка вышла из-за перегородки и остановилась в центре помещения в полный рост. Благодарить того, кто провел обряд инициации, она даже не думала. Он всего лишь выполнял свою работу. Как и всегда. Сложно было сказать, насколько сильно изменилась Мирея и изменилась ли вообще. Может быть это было лишь временное состояние после произошедшего. Осьминожка подползла к столику, за которым сидела девочка, бывшая причиной всему случившемуся в этих стенах. Мира как ни в чем не бывало взяла сумку и верный шест.
Это все? Я что-нибудь должна? Какие у меня обязательства? - эти слова Ми обратила к безымянному, только после них воительница повернулась к Авигее. - Я готова. Наверняка у меня есть права и обязанности. Мне хотелось бы узнать обо всем необходимом. И конечно же мне любопытно, где будет находиться мое жилище. Наверняка мне придется поработать над тем, чтобы оно отвечало моим требованиям, которые могут показаться кому-то специфическими.

Handy Rice
19.02.2017, 18:45
Переход из: [Dollhouse] Театр

Три неспешно скуренных сигареты - таков обычно путь до Дома. В спешке, возможно, получится пять. Но Райс ограничится одной, потому что Радужка всё-таки не будет рад дымному дыханию. А до нужного здания дойдет за то расстояние, что занимают три сигареты. Этого вполне хватает, чтобы угомониться и быть максимально спокойным. А ещё чтобы пальцы отдохнули. Лишь бы Надежда, слышащая и видящая даже за пределы своего царства, не вышла раньше Сидни. Таки сталкиваться с ней Хэнди не хотел даже будучи воодушевленным и подгоняемым желанием увидеть свою Куколку. Остановившись под одним из окон Дома, кукла вытащил Радужный Штрих, перекидывая ремень через плечо. А может, только Надежда и сможет передать его мальчику, что тут кое-кто его ждет. Пару раз нажав на клавиши и настроив клавитару на более тонкое звучание, Хэнди глубоко вздохнул


Дураки, что ничего не знают. О, нет, о, нет...
Жалуются ведь, что неживой я. О, нет, о, нет...
Ты мной насладись, границы перейди.
В это просто поверь.
Фантазии дай волю - не держи ее.
Желания твои исполняться все!

Голос, чувство, и, главное, Вера. К тому же, эта песня была первой, что услышал Хэнди ещё на Земле, будучи неживой куклой. Неизвестно как и почему, но эта одна из тех песен, что пришла с ним в Эмпию. И почему бы сейчас, воодушевленный и двигаемый желанием увидел Радужку, не использовать её в качестве призыва? Пела кукла тихо для остальных, но не сомневался, что внутри его уже слышат. Надежда ведь не рассердиться за такое музыкальное нарушение темноты, нет? Может, удастся и Сидни отсюда вытащить, да увести на сегодня обратно в Театр, где их ждет большая кровать с розовыми простынями


В посте использован один из переводов песни "I=Fantasy"

Sidney Flower
19.02.2017, 19:39
Отказ. Верит на слово? Хорошо. Сидни раздевать себя тогда не будет. Лишних движений шарнирам не видать. Глаза следят за каждым движением химера. Девочка уже устала отбиваться, и ее припечатывают к холодной поверхности стола. Она чистая, но еле видные алые разводы есть. Никому же не приходит в голову содержать это место в гигиенически кристальном состоянии. Надежде это не нужно. Мальчику с розовыми волосами тоже. Вениамину все равно. А Пушок даже рад, что все так как есть и не меняется. Эти ребята, кстати, возвращаются от Хранительницы ключей. С перчатками как и велено. Скрип дверцы, осторожный шаг (не)мертвого гиганта. И вот они. Защитники всего истого от загрязнений. На большой ладони Веничек протягивает светлый латекс черно-белому. Тот затягивает ремни и для дальнейшего ему понадобятся перчатки. Или нет.
Правильно. - мурлычет кукла. Любовно тянет своего помощника от химера, освобождая ему пространство для творчества. А его требуется не много. С интересом Флауэр наблюдает, как искаженный динор засовывает руку в рот девочки. Рывок! В когтях нового знакомого остается язык, посмевший обзывать того гиеной. Мальчик хлопает в ладоши, стараясь изобразить шквал аплодисментов.
Хоть все тело. Кроме сердца. Оно мне нужно для открытки. - это будет объемная открытка, судя по всему. И скорее даже не открытка, а подспорье для ужина. Умиленно заглядывает Флоу в глаза изуродованной девочки, привязанной к столу. - Нужно думать прежде, чем раскрывать рот. Нужно думать прежде, чем идти. - почти напевает он ей на ухо. Шепотом. И расстегивает одежду на ней. Кропотливо, стараясь не рвать. Химер одевается, а девочку раздевают. Баланс соблюдается. Сидни усмехается этой мысли и забирает из рук ассистента перчатки. Ведь голубоглазый музыкант просил не работать без них. И он не будет.
Никто не будет плакать по тебе. Верно? - на лице приторно-яркой куклы появляется хищный оскал. Лезвие скальпеля блестит в пальцах и скользит по коже на груди несмышленого ребенка. Густое бордо выступает тонкой полоской и размазывается шарнирным пальчиком. Теперь скальпель режет плоть, вгрызаясь все глубже в нее. Упоение приносимой болью отпечатывается в облике Радужки. Вот он меняет инструмент на топорик. Раздвигает ребра, разбив клетку точно посередине. Девочка уже не подает признаков жизни. Потеряла сознание от болевого шока. Но кукле все равно. Ему нужно освободить маленькую птичку. Певчего соловья. Ручка Сида нащупывает почти небьющееся сердце. Скальпель снова принимается за дело, плавая в крови, заполняющей полость тела. Сосуды обрываются по ровным линиям. И на свет демиургов является жизненно важный орган. Таким был конец Хидеко Минори.
Вениамин, подвесь ее над ведром. - командует Флоу, расстегивая одной рукой ремни. Бросает взгляд на еще сильнее уменьшившийся комок в углу. - Не бойся, тебя ждет другая участь. - успокаивает он. Но помогают ли его слова? Ему неважно. Глазастая все равно никуда не уйдет.
А (не)мертвый берет бездыханное тело за ноги и несет, расплескивая кровь, к крюкам под потолком. Одна за другой ножки насаживаются на них. И последний штрих - вскрытая глотка. Теперь солоноватая добавка к вину быстро бежит в посудину, стучит по дну. Тук-тук-тук. Тук-тук-тук.
Как только это закончится, можете ее забрать, Уи-л-ла-рд. - говорит Радужка. - Приятно иметь с Вами дело. И тело. - если он понимает о чем речь. - А глаза для Вас... Полагаю, эта операция будет позже, поэтому не стоит заставлять Надежду ждать. - улыбка на испачканном лице. - Сейчас Вениамин отведет Вас обратно. - собирая нечто из найденной бумаги и вырезанного сердца. - А заодно отнесет это Хэнди.
Да~а~а. - приведя рычажок на маске в действие, выдает великан. Но больше он не скажет ни слова, потому что руки у него заняты. В них покоится открытка для любви всей жизни Сида. Неспешно он идет по коридорам, сплетенным в лабиринты, боясь расплескать свою ношу. Хорошо, что Пушок остался с куклой и резвится с лужами на полу. Очутившись в холле, Веня еле как кивает химеру на прощание и идет на выход.
Снаружи льется песня. Знакомый голос влечет (не)мертвого. Он идет к нему и протягивает (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=2212&p=331468&viewfull=1#post331468), как в недоумении, валентинку.

Handy Rice
19.02.2017, 21:56
Тишина со стороны Дома. Ни Надежды, ни других её подчиненных, ни любимого Куколки. Клавиши клавитары утихают на последней ноте. Райс разочарован даже тем, что не случилось того, что он боялся. Ворваться внутрь и плевать на последствия? Нет. Глупо. Радужка расстроиться. А разочаровывать Райс не хотел. Но и уходить было глупо, и посему музыкант прислонился к стене Дома Предателей, наигрывая очередную мелодию из какой-то игры, которая четко выражала его эмоции. Грусть. Желание встретить. Обнять
Хэнди не услышал, как дверь Дома открылась, выпуская оттуда довольно знакомое лицо. По словам Цветочного мальчика, конечно - сам лично Райс никогда не видел Вениамима, и если бы не внезапный порыв любви к Флауэру, то и не сунулся бы. Райс убрал руки с клавиш и положил их на корпус, смотря на протянутую им бумагу. Бросив взгляд на (не)мертвое тело, Хэнди берет в свои руки протянутую открытку и чувствует что-то теплое. Открывает - и на лице появляется улыбка. Теперь понятно, откуда приступ любви. Музыкант с большой буквы пришел на несколько мгновений в Эмпию
- Мило~
Для кого-то настоящее сердце покажется слишком чудовищным. А для Хэнди Райса это всегда мило. Ведь он любит свою Радужку, со всеми её причудами. Вот только он в ответ ничего подарить не сможет. Себя он уже подарил целиком и полностью. В карманах не было ничего, кроме пачки сигарет и зажигалки, валентинка из сигарет..ну как-то не очень. остаются лишь песни. Позволив ещё одной улыбке показаться на лице, Райс поднял голубые глаза на Вениамина
- А теперь позови сюда того, кто отправил мне эту чудесную вещь. Хочу лично сказать ему "спасибо"

Looney Molly
19.02.2017, 23:51
\Авигея, Мирея\

-Буду ждать с нетерпением, - Безымянный кивнул, поставив остывший кофе обратно на столик. Пожалуй, пока с него хватит дозы хорошего, холодного кофеина. Тёплым напиток всё-таки был намного лучше, вот только разогревать и заваривать его заново, не было ни малейшего желания. – В любом случае, сотрудничество обещает быть интересным. Я замолвлю за вас словечко за Надеждой. Левая от моей дверь должна быть свободной. Ей не хватает лишь подобающего оснащения. И не спешите. За нами никто не гонится, - последняя фраза сопровождалась лёгкой усмешкой.
В принципе, обе двери по бокам с Безымянным были свободны. Поговаривали, что иметь Безликого в качестве «соседа по комнате» было сомнительное удовольствие. Возможно, так и было. Он высоко ценил уединение, впуская в своё и окалосвоё пространство на постоянной основе лишь тех, кто каким-то образом привлёк к себе его внимание. Таких было единицы. И одной из них была леди Авигея. В ней чувствовался тот самый ум ученого. Ум, для которого не было границ. Не было ни малейших преград. И это всецело к себе распологало. Нельзя только было понять, почему он порекомендовал именно левую дверь. В прочем, всё, что говорил или делал Безымянный так или иначе имело смысл. В большей или меньшей степени.
Тем временем спящая проснулась. Вышла из-за ширмы, выпрямляясь в полный рост. Гордая новенькая в этой большой и безумной семье. Это могло бы быть трогательно. Но не было.
-Да, вы абсолютно свободны, - Безликий кивнул Мирее. – Мне вы не должны ничего. О ваших обязанностях и месте будет виднее Королеве. Или Принцессе. Или Рыцарям. Уж не знаю, в чью свиту вам повезёт попасть. Меня о подобном не информировали, - он пожал плечами. – Вполне вероятно, что вам могут выдать комнату в Театре. На этот счет рекомендую обратиться к Надежде. Или к Яблоку. Эти барышни отлично справляются с хозяйственной частью.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Авигея
20.02.2017, 14:26
Что пугало и настораживало посетителей "Дома предателей", вольных и вынужденных, в образе Безликого? Многое. Однако, более всего прочего ответом на данный вопрос было именно обстоятельство, служившее ему именем. Очертания этого существа не поддавались восприятию как зрительному, так и любому другому, доступному обитателям кукольного дома и соответствующему их талантам, многочисленным, однако оттого лишь более оригинальным в каждом конкретно взятом случае. "Третий глаз", при чем едва ли метафорический, имелся и у Авигеи. Но так ли много было толку и смысла в пляске светотени, поглощаемой зрачком, разверзнутым, словно бездна? Каковой бы ни предстала истина, Иеровоам не сводила взгляда с собеседника. Пустого, мертвенно спокойного взгляда, устремленного куда-то насквозь, в стену за затылком Безликого. Размытые линии его силуэта дрожали, искажая и заставляя вибрировать сам свет, превращая его в жемчужную россыпь под ногами. Тень же гостьи с аметистовым взором обладала противоестественной статичностью и не выдавала в теле, ее отбросившем, ни следа непроизвольного движения. Пугаясь крайностей, люди часто не замечают всего того, что объединяет противоположности. Мост, прогнувший старую скрипучую спину над пропастью различий, либо не вызывает у них доверия, либо и вовсе незрим - сокрыт за непроницаемой стеной из множества психологических и моральных барьеров. Кто не с нами, тот против нас. Кто с тобой не согласен, тот твой враг. Друг тот, с кем ты согласен во всем, и не иначе. Обо всех перечисленных недоразумениях человеческого восприятия она читала. Встречала почти в каждой книге, которую брала в руки. Здесь и сейчас, как и где и когда угодно в своей жизни, Иеровоам оставалась тихим наблюдателем и исследователем, чья глубина и степень понимания происходящего никогда не будут обозначены вслух.
- Я бы осталась, но дела не ждут.
Авигея бесшумно поднялась с любезно предоставленного ей стула и сделала шаг в направлении двери, ведущей на выход. Туда, где она могла не только проделать обратный путь, но и взглянуть на только что упомянутую Безликим "дверь слева". До порога, правда, она не дошла. И не дойдет, пока не удостоверится, что Мирея готова последовать за нею.
- Благодарю за теплый прием, но ухожу без сожалений, - эту фразу Авигея тоже вычитала в книге и теперь на редкость удачно адаптировала под разговор уже не вымышленный, - Мы встретимся. Обязательно встретимся. Рано или поздно, но произойдет это скоро. А насчет Ми я во всем разберусь сама. Пока что она под моим присмотром. Что будет позже... То будет позже.
С этими словами Авигея покинула комнату Безликого, как только приготовилась это сделать и Мирея. Вместе они проследуют обратно по коридору, чьи стены отражают эхо воплей отчаяния и боли. По пути рыжая остановится на пару секунд, чтобы взглянуть на одну из дверей, однако, услышав за нею лишь манящую тишину, пересилит себя и двинется дальше. Ие вспомнит о словах Миреи. То ли чтобы отвлечься, то ли просто с целью не оставлять новую обитательницу кукольного дома без внимания, которого каждый из них, а Мирея в особенности, несомненно, заслуживает.
- Прав у тебя здесь достаточно, а настоящих обязанностей не так уж и много, если не считать те, которые ты возьмешь на себя добровольно. Жить ты пока будешь со мной. Если захочешь, будешь помогать с бытовыми делами. При всей серьезности моего труда, с некоторыми простыми и банальными житейскими трудностями мне бывает нелегко справляться. И кстати, расскажи мне, пожалуйста, о каких требованиях к жилищу ты изволила говорить.
Вместе они преодолеют путь до конца коридора и выйдут на свет, дабы в тени помпезных Руин проследовать до самого порога Кукольного Театра.

===>>> [Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=42&p=331372&viewfull=1#post331372)

Мирея
23.02.2017, 01:49
Мирея и Авигея вышли из комнаты, в которой Безымянный совершал свои ритуалы, и направились обратно. Теперь эти стены не были такими пугающими, не вызывали у квартанки стрессового состояния и не давили на нее. Однако здесь было довольно холодно, сквозняки свободно гуляли по коридорам Дома предателей, и это не сказывалось положительно на самочувствии Миры. Наверняка и Авигея почувствовала желание воительницы опбыстрее убраться из прохладного места. Наконец девушки вышли из здания. Мирея посмотрела вверх, на небо, по которому неспешно плыли тяжелые облака. Ее жизнь стремительно менялась с момента ее рождения, но теперь в душе поселилось приятное чувство определенности. Прав достаточно и обязанностей пока нет. И это преступная группировка? Если дела действительно обстоят так, то общество, с которым связала свое существование воительница, было невероятно организованным. Можно даже не сомневаться в том, что Мира на своем месте и применение найдут всем ее способностям. Пока же она не востребована, то может заниматься чем угодно, и это особенно радовало.
- Если я буду жить с тобой, то наверно не смею ничего требовать, ведь это твое жилище. Буду помогать тебе по хозяйству и не только. Но вообще мне хотелось бы иметь собственную кухню со всем необходимым и доступом к огню. Так я смогу готовить нам поесть и устраивать чайные церемонии. Так как тряпок с собой у меня практически нет, то мне нужна будет одежда, гардероб. В привычной среде обитания я предпочитаю не стесняющие движения платья. Сплю я на двуспальной кровати с тремя подушками. Если места не много, то я могу... - Мира глубоко задумалась. Она очень серьезно относится к тактильным ощущениям. Первая мысль, которая пришла квартанке в голову - спать вместе, если место в комнате ограничено. Почему бы и нет? Но понравится ли это хозяйке жилища - Мира не бралась даже гадать. - В общем мне нужна будет кровать. Это не стеснит тебя? Еще я давно хочу научиться играть на фортепиано, поэтому если есть возможность обеспечить меня подобным атрибутом - будет просто потрясающе. Или может быть я смогу посещать другое помещение в Театре, где есть инструмент? И наверно одно из самых важных: мне необходима емкость на 500 литров воды. На всякий случай.
Наконец Мирая замолкла, когда перечислила все, что ей казалось необходимым. Весьма некрасиво требовать что-то от девочки, которая приютит осьминожку у себя, но раз Ави спрашивает, то почему бы не озвучить свои желания? А еще это странное вожделение прикоснуться к коже Авигеи тогда, когда демонстрировала татуировку на своей спине. Ми так и не озвучила своей идеи попробовать спать на одной постели. А что в этом такого? Место с лишней постелью занимать не придется. И все же квартанка промолчала. Нужно быть по-прежнему осторожной. Ее доверие пурпурным глазкам просто невероятно. Иногда подобное сильно пугало Мирею. Тем не менее, подсознательно воительница была уверена в Ие.
- Я хочу поскорее увидеть твою маленькую библиотеку и взять книгу о приключениях улиточки. Я еще ни с кем не делила комнату. Устроим тихое чаепитие по этому поводу! Мы ведь теперь... подруги? - в конце голос Ми немного задрожал. Она совсем не подумала об Авигее. А если она не любит праздники, даже тихие? Предпочитает тишину и спокойствие? Теперь Мира будет гораздо внимательнее к своей маленькой спутнице. С этого момента Мирея не одна. Неизвестно, надолго ли, но Ми и Ие вместе.

-----> [Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=42&p=331372&viewfull=1#post331372)

Уиллард Рикон
24.02.2017, 11:07
Девочка была прощена. Уилл безжизненно смотрел, на то как шарнирный мальчик разделывает тело, на полупрофессиональном уровне. У него явно не было хирургической точности, однако желаемый орган он все же не повредил. Сердце для валентинки? Любовь - удел живых. Впрочем, зачем осуждать это чувство, если им бесподобно можно пользоваться? Рикон просто теперь знал, что даже у этого садиста есть своя слабость. Выяснять, кто это он пока не станет. Да и зачем?
Он снова окинул взглядом помещение, снова сверил у себя в голове какие перестановки здесь было бы сделать эффективнее всего, но предлагать этого мальчику он пока не станет, отложив свое мнение на будущее. В конце концов... Может ему так просто удобнее? Обращаться к Вениамину, чтобы подвесить тело. Можно ведь расположить крюки и возле стола, у ног, чтобы самолично цеплять, а затем стягивать при помощи рычага вверх. Интересно, а этому громадню платят? Это имело бы смысл, если это так, но если нет... Потому Уилл не стал вмешиваться в порядок Сидни.
И когда Сидни закончил с "милой Хидеко", он обратился к черно-белому, со словами благодарности:
- Мне тоже было приятно делить с Вами это тело. При том, что Вы столь безвозмездны. Впрочем, теперь вы всегда можете воспользоваться консервантом. Будем считать, это была моя оплата, - также Сидни предложил напоследок услуги мертвого увольня. Они не нужны Рикону, тот будет только задерживать химера, а потому тот почти потеряв чувство такта ответит, выставив свою пятерню на расстоянии вытянутой руки, - Я помню дорогу. Спасибо, но это необязательно. Я действительно поспешу к Надежде, но в своем темпе. Не обижайся, Вениамин. До встречи.
Он махнул рукой и спрятал ту в карман, довольно поспешно покидая эту комнату, но все еще держа осанку, потому это просто выглядело будто он спешит. Впрочем, так и было. Поворот еще один, знакомые однородные стены. Но Уиллу все равно не составляло проблем найти нужный путь, он попросту его помнил и держал в памяти, просто отобразив зеркально весь маршрут. Где до этого сворачивал налево, сворачивал направои просто двигался в обратном порядке.
Потому и лестницы он настиг довольно быстро, и поднявшись по ней, открыв дверь, вновь вернулся к Надежде. Снова пробежал глазами по интерьеру, снова возмутился отсутствию вкуса, хотя у Надежды все же были предпосылки стать хорошим дизайнером интерьеров. Если ее направить в нужное русло. Уилл задумался, насколько это может быть прибыльно в Сотолесе. Скорее всего не очень. Зато в Гардинарде или Айве было бы множество заказов. Стоило подумать над этим. А пока он вновь обратится к Надежде, напоминая ей о своей просьбе. Ведь теперь они были наедине, и можно было выложить все по полной.
- Здравствуйте снова, - он стряхнул капли крови со своих пальцев, демонстрируя, что внизу они закончили, - Теперь я могу описать полностью все аспекты моей просьбы. Во-первых, Вы мне обещали дать координаты места, где химер проще отлавливать. Но это одна сторона вопроса. Второе... Мне нужно отправить письмо госпоже Луни. О его существовании должны знать не больше людей и нелюдей, чем мы с Вами. Я могу его написать здесь и быть уверен в том, что его не прочтет никто кроме Луни Молли? - он взглянул на многорукое чудо более чем серьезно, хладно и пронзительно, намекая на серьезность данного вопроса.

Кей
26.02.2017, 11:48
---> [Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=42)

- Рвать твою мать...
Первое что изрек одноглазый, едва добрался до места, почти точно следуя указаниям на выделенной Яблочком карте. Конечно в громогласной фразе "Дом Предателей" он подразумевал нечто другое, отличное от увиденного. К примеру двенадцатиэтажный особняк, где сидят хамоватые граждане и под музыку кушают пирожки с повидлом, клеем и стекловатой. Ну, по крайней мере сам Кей именно так бы наказывал предателей, будь у него особняк, пирожки и стекловата. А так все было просто - бубенцы колючей проволокой обматывали и беги куда хочешь тридцать секунд, а потом по тебе стреляют на поражение. На памяти одноглазого еще никому не удавалось убежать. Наверное танцоры были плохие...
Так или иначе все строение и его окружение невольно навевали мысль о инквизиции или стоматологах. И те, и другие в свое время знали толк в извращениях. И они все не нравились Кею по умолчанию, потому что Кею по умолчанию вообще никто не нравился. Темперамент такой, не очень. Аккуратно ступая новыми сапогами и одновременно с тем припрятав импровизированную карту в карман брюк, до лучших времен, Кей озирался по сторонам, стараясь уловить какие-то важные для общей картины мелочи. Пока выходило довольно плохо - мелочей было много и одновременно не было совсем. Обнаженное полотно скудности бытия. "Картина маслом - пристанище новоиспеченного гениального хирурга, уволенного за злоупотребление удалением глазных яблок", - бородатый невольно передернул плечами, сгоняя мурашки и одновременно поправляя пиджак на своем сексуальном торсе. После чего решил происходящее не понимать и бодро вошел внутрь.
В ноздри ударил запах ничего с легким послевкусием формалина и железа. Кею были знакомы оба запаха, преследующие мертвячину и просто потрепанные тушки по всему миру. Не хватало только запаха крепкого, веселящего спирта, но что-то подсказывало одноглазому - в этом учреждении не принято обрабатывать раны. Разве что прижигать или зашивать... "Неплохая перспективка, да и зарплата хорошая, приходи к нам швея, вставим в глазницы горошины..." - сочинил сам себе рекламный лозунг и прикрыл за собой дверь, делая несколько твердых, даже уверенных в себе шагов чуть дальше. Сказать что здесь было на что поглядеть - значит не сказать совсем ничего. Все вокруг такое интересное, местами корявое и не очень. Однако трогать что-то руками не хотелось, не царское это дело.
- Мне нужна Наташка или как там тебя, - бородатый цокнул каблуком о каблук, заодно удивившись четкости звук. - Короче женщина на букву "На". Я от Жозефины-Бабисты, короче Яблочка.
Говорил одноглазый громко и четко, что вторилось легким эхом его великолепного, по его меркам, голоса. После чего мужчина заложил руки за спину и поставил ноги на ширине плеч, приступив к ожиданию... Чего-то определенно занимательного. Даже его нервные клетки сейчас пребывали в состоянии вялого туриста, вальяжно валяясь по всему организму. Он глубоко дышал и продолжал ждать, не забывая поглядывать туда-сюда-обратно заинтересованным взглядом, поворачивая голову с хмурой мордой лица из стороны в сторону.

Четверг
03.03.2017, 17:25
=> Базар.

– Мне двадцать три-и-и, но козлы т-а-ак долго не живу-у-ут, – говорил Четверг, пока они шли к месту назначения. – А вы до-о-олго живёте. Это, наверное, удо-о-обно, столько жи-и-ить. И ску-у-учно. Вы путеше-е-ествуете, потому что вам ску-у-учно?
Дом Предателей – место не слишком приятное, одно названьице чего стоит. Четверг здесь бывать не любил, и не только потому, что местные зомби Надежды вечно на него натыкались, потому что под ноги смотреть не умели – просто первое впечатление осталось не из лучших. Кто ж будет любить возвращаться туда, куда тебя в первый раз притащили за рога, и где на задницу поставили метку. Да и вообще, темно, сыро, трупы, пауки. Крысы иногда. Но их тут мало. Их тут едят. Или они едят.
Да и контингент тут не из лучших. То есть, во всем Сотолесе контингент мама не горюй, но в Доме как-то подобралось по-особенному. Надежда ладно, к ней с делом – она по-деловому будет, а вот к Сергею лучше не суваться, там вечно какая-то чертовщина творится. Безымянный вообще – ну, что про него говорить. Он штампует. И его не запомнить. Вот такая магия.
– Здра-а-авствуйте. Мы на штампо-о-овку, – проблеял Четверг Надежде и остановился. Дороги он, конечно, не знал – примерно помнил, как выглядит дверь, но не больше. В этих бесконечных коридорах вообще запутаться было проще простого, а потом хорошо, если зомби найдут. А если не найдут? А если не зомби? Надо быть осторожнее.

Эмми Тернер
03.03.2017, 23:02
=> Базар
- Всего? Вот если бы ты был моей расы, ты считался бы практически младенцем,- по-доброму усмехнулась Эмми,- Жить не особо скучно на самом деле. В детстве я много играла и училась, а потом исследовала с "папой". Я много мест на нашей планете видела. Насчет удобства не уверенна... А путешествуем, потому что так надо. Это традиция, почти закон. Хотя, на старости лет некоторые порой снова планету покидают.
Насколько Эмми помнила, ее "дед" точно снова отправился в путешествие, и уже двести лет как его никто не видел. Вернется ли он? На все воля светил. Ну, или самого "деда". Говорят, некоторые так привыкают к плоти, что потом не хотят в прежнее состояние возвращаться. Пока что Эмми этого не разделяла, а совсем как раз наоборот. Слишком много хлопот.
Место, в которое они пришли, пугало еще больше базара. Все порушено, краска на стенах облуплена. Пахло сыростью и плесенью, а на полу места живого не было - так было грязно. Местами бегали насекомые - Эмми так рассудила. Она с трудом переборола желание поймать парочку и по-лучше рассмотреть. Однако все-таки решила, что сейчас было не время, да и дел сегодня было много. Пункт с едой был выполнен, пункт с "штамповкой" скоро подлежал выполнению, а в голове девочки теперь главенствовал другой вопрос - где она будет жить? Об этом уже стоило задуматься. Но, насколько она могла судить, благодаря Доллхаусу перспективка провести ночь на улице ей не грозила. И слава светилам! Ну, или Шуту.
- Да, ребята-а, вам тут нужен ремо-о-онт,- протянула девочка, пытаясь приободрить себя. Но с козлом было почти не страшно. С Четвергом было в разы спокойнее, чем если бы Эмми была здесь одна.
- А что это за место? Почему именно "Дом Предателей" называется? И почему тут так... Почему тут так? - вопросы лавиной вновь обрушились на бедные рога Четверга.
- Здра-а-авствуйте. Мы на штампо-о-овку, - проблеял козел, а по спине Эмми внезапно прошелся неприятный холодок.
Девочка, все это время говорившая обычным тоном - то есть так, что даже дохлый бы ожил и заорал что-то вроде "Заткнись!" - перешла на шепот.
- Козли-ик. Слушай, спрашивать как-то поздновато... Но "штамповка" - это больно?

Looney Molly
07.03.2017, 14:26
\Уиллард Рикон, Кей, Четверг, Эмми Тернер\

-И вам не болеть, - Надежда оторвала взгляд от странной книги в мягком переплёте. На её потрёпанной временем обложке красовалась нарисованная в псевдо-художественном стиле влюблённая парочка странного вида, а надпись красивым витиеватым шрифтом гласила «Мир дверей и мечей». При взгляде на Уилларда, Хранительница ключей поморщилась, глядя на его совершенно антисанитарное поведение. – Фу, молодой человек! Вы бы хоть руки помыли, прежде чем разговоры разговаривать. Ходют тут, кровью ляпают по помытому! Какое бескультурье, - Надежда скрестила одну пару рук на груди, а другую положила на книгу, закрывая многострадальную обложку от лишних глаз. Не смотря на то, что её лицо сейчас выражало пренебрежительное недовольство, Надежда внимательно слушала каждое слово Уилларда. А говорил он призанятнейшие вещи. Достать химер – дело десятое. Этим занимаются подозрительного вида «коллеги по цеху». С ними можно договориться за вполне неплохие деньги. Интересно будет посмотреть, как подобным будет заниматься этот весьма склизкий юноша. - А теперь по порядку. За таким редким и ценным товаром как химеры – это тебе надо обратиться к ребятам из Альвакри. Обычно они помышляют отловом разумной жизни и продажи её в качестве рабов. Будешь торговаться – можешь упомянуть моё имя. А вот Королевой да Принцессой просто так не разбрасывайся. Им может не понравиться подобная вольность. Ну и там уж о какой цене договоришься, я подсоблю. Что до принцессы – я не специалист по связям с общественностью. НО! Это не луну с неба достать, так что – действуй. Доставим или принцессу к сообщению, или сообщение к принцессе. Но только это разовая акция, - голос Надежды стал строже. – А если и дальше будешь ходить с немытыми лапами и кровью тут пачкать… – она строго погрозила пальцем, недоговорив угрозы и позволив Уилларду додумать её самостоятельно.
Из книги Хранительница ключей вырвала лист бумаги и, взяв первый попавшийся в руки пишущий предмет, наскоро написала на нём адрес, по которому можно найти Альвакри и схему, как до туда добраться. Однако, никаких имён и конкретных контактов она не указала, позволив тем самым Уилларду самостоятельно решать, как тому удобнее вести свои дела. В углу же записки она оставила маленький цветочек, желающий удачи. Закончив с этим, она самостоятельно положила бумажку в карман химера, не позволяя тому запачкать её кровью. И в этот момент дверь приёмной снова распахнулась, впуская в себя интересного вида одноглазого мужчину. Весь его вид буквально кричал – «Яблоко была здесь!». Более того, Надежда узнала этот костюм. Костюм «Безумного Бога». Совершенно нелепая идея фикс засевшая в голове Анжелины Контессы Как-там-её-банана-фаны. Взгляд Надежды наполнился сочувствием, глядя на этого несчастного вставшего по струнке мужчину.
-За «Наташами» - это вы дверью ошиблись. У нас услуги данного характера не предоставляются, - она слегка усмехнулась, возвращаясь к своему месту. – А вот Надежду вы нашли, поздравляю вас, - она даже немного поаплодировала мужчине. – Вы, стало быть, очередной приведённый этой сумасбродкой новичок? Рада за вас, - она вздохнула. – На ритуал послали?
Однако, ответить одноглазый не успел. Следом за ним в приёмной нарисовалась презабавная парочка, состоящая из личного козла самого Шута и какой-то… маленькой девочки. Одна из рук Надежды потянулась к лицу, раздосадовано потирая переносицу. Это просто невероятно! Один новичок краше другого. Теперь вот – маленькая девочка. Ладно. Смысла спорить с личным козлом не было смысла. Не иначе – малютка была очередной шуткой Шута. Пусть так, пусть так. Её дело не о причинах допытывать, а разводить по направлениям. Даже таких излишне разговорчивых детей.
-Подумайте, нынче все возомнили себя критиками интерьеров, - хмыкнула Надежда, разводя руками. – Здесь всё так, как нужно и следует. А название – так исторически сложилось. Сейчас корней уж не найти, - возможно, вопросы были адресованы и не ей, но сейчас Надежда была вполне настроена на беседу. – И, нет, это не больно. Вы очень кстати, - Хранительница Ключей улыбнулась. – Значит так, Четверг, - она решила дать инструкцию козлу, так как он был единственным свободным от дел членом банды, - ТЫ берёшь с собой вот этого милого мужчину, - она кивнула на одноглазого в костюме, - и свою маленькую подружку, а так же… а так же… - Надежда подошла к шкафу открыв его. Из того незамедлительно вышел скелет в дорогом костюме. – А так же этого парня. Он вас к Безымянному проводит.
Скелет незамедлительно поклонился Надежде и жестом руки поманил за собой троицу, уводя их по коридорам. Шел он достаточно быстро, словно боясь опоздать, и лишь иногда останавливался, оглядываясь назад, чтобы за ним успевали поспевать остальные. Достигнув своей цели – двери без опознавательных знаков, он вежливо постучал, дожидаясь, пока им откроют.
-И откуда вас сегодня так много? – открыв дверь, удивлённо хмыкнет Безымянный, и сколько бы девочка с мужчиной не смотрели, они так и не могли разглядеть и запомнить его лица. – В любом случае, проходите. Добро пожаловать... – дождавшись, пока вся троица окажется в уютной части комнаты, в которой всё так же приятно пахнет книгами и кофе, он закроет за ними дверь.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Четверг
09.03.2017, 19:33
Эмми в Доме явно не нравилось. Четверг не успел остановить её от комментариев про ремонт, но, похоже, Надежда была в хорошем расположении духа – даже ответила за него на вопросы. Помимо них у неё ещё были дела – какой-то черно-белый товарищ, с руками-лапами по локоть в крови, и мужчина в странном костюме. Что-то такое любил напяливать на себя Шут, когда разъезжал верхом на Четверге по бальной зале. И штуку с бубенчиками на голову. Ну, или не на голову, а куда придётся – иногда приходилось на рога. Звенело неприятно, но все лучше, чем эта штука, как её, бен-зо-пила? Вот она жужжала будь здоров.
- ТЫ берёшь с собой вот этого милого мужчину и свою маленькую подружку, а так же… а так же… А так же этого парня. Он вас к Безымянному проводит, - Четверг окинул взглядом сначала духовного брата Шута, а затем скелет.
Ну, скелет и скелет. Сейчас, правда, Эмми точно спросит, какой он расы и почему так странно выглядит – как хорошо, что последней главой, которую Четверг прочитал, была глава про некромантию. Мерзкая штука, конечно. Скелет, правда, мерзким не был – такой себе, модный, в костюмчике, беленький. Он быстро пошёл по коридорам, и Четверг поплелся следом, чувствуя себя неловко – идти быстро он не мог, потому что Эмми с книжками и так держалась благодаря чьей-то матери. Поэтому и на товарища Шута он внимания не обращал – не до Шутов тут, когда дитё может свалиться. А пол грязный. И скелет быстро идёт. Куда его так несёт? Вроде помер уже, а все куда-то спешит.
Наконец, они доплелись до нужной двери, и, прежде чем зайти, Четверг остановился, пропуская вперёд мужчину. Он как мог повернул голову к Эмми и заговорил:
- Не пыта-а-айся разглядеть его лицо-о-о, не смо-о-ожешь. Ничего не бо-о-ойся. Все будет хорошо-о-о, - Четверг присел, позволяя Эмми спуститься. Он знал, что Безымянный ничего плохого не сделает, он человек деловой, но все равно немного волновался.
Зайдя вместе с Эмми в комнату, Четверг принюхался и чуть не чихнул – запах книг он любил, но как-то неожиданно этот запах ударил в нос. Он встал поближе к Эмми, чтобы ей было не страшно, и стал разглядывать комнату, стараясь не смотреть на Безымянного – неприятное ощущение, когда твои глаза словно видят, видят, а голова осознать не может. Лучше и вовсе не смотреть.

Эмми Тернер
09.03.2017, 20:41
- Ой, извините. Я не хотела вас обидеть, - заливаясь краской промямлила девочка, ощущая жгучий стыд. Если кто и умеет держать язык за зубами, то точно не Эмми.
"Надо же, как много рук! Это же какой у нее скелет, интересно." - мечтательно подумала девочка, смотря на женщину с неприкрытым восторгом.
- Хорошо, что не больно,- добавила Эмми, уже забыв о недавнем стыде. Женщина не выглядела обиженной на нее.
Тем временем, Надежда продолжила говорить.
"Но я не маленькая!" - хотела было сказать девочка, когда она наконец-таки заметила возвышающегося рядом с ней и козлом мужчину, как и Семнадцатая - без глаза.
" А, хотя, нет. Все-таки маленькая," - практически с обидой подумала она, когда из шкафа вылезло оно.
Нечто в костюме. Ни кожи, ни волосяного покрова на нем, похоже, не было. Как и глазных яблок. Голова существа была белая, будто бы свежеотполированная, и девочке показалось, что если подойти поближе, то в голове существа можно будет увидеть свое отражение.
Тем временем козел начал свой ход. Впрочем, в сравнении со странным существом и безглазым мужчиной, Четверг шел гораздо медленнее. Но разве Эмми могла его винить? Только светилам было известно, как козел умудрялся ее удерживать. Каждый раз она с испугом прислушивалась к различным хрустам, боясь, что это может оказаться позвоночник ее друга.
- Козли-и-к, - громким шепотом сказала девочка, - а это существо. Вон то - с белой головой, без кожи и без глаз - это кто?
Однако, ответить Четверг не успел, так как к тому времени они уже успели дойти до пункта назначения.
- Не пыта-а-айся разглядеть его лицо-о-о, не смо-о-ожешь. Ничего не бо-о-ойся. Все будет хорошо-о-о, - сказал ей Четверг и дал спуститься. Девочка осторожно слезла с него, забирая с собой книги.
- Четверг, спасибо тебе огромное. Без тебя я бы точно не справилась. С меня много яблок, хорошо? - девочка ласково улыбнулась и чмокнула существо в макушку.
Когда она вошла в комнату, а если даже точнее сказать - кабинет, пахло чем-то терпким, но приятным. По середине комнаты проходила ширма, по другую сторону которой горел яркий свет. Где-то в углу стояла доска, со странными написанными на ней схемами, суть которых Эмми все равно не поняла. Но первое, что все-таки бросилось ей в глаза, было огромное количество книг.
"Куда столько?" - подумала девочка, но потом решила, что, наверное, этого требует профессия Безымянного.
Кстати о нем.
- Вот смотрю я на вас, сэр, и думаю, - девочка нахмурилась и посмотрела на козла с немым вопросом в глазах, - а отвернулась - всё, ушла мысль!
И правда, лицо было, действительно, ни увидеть, ни запомнить. Теперь Эмми начала сильнее понимать, почему его назвали Безымянным. Но это не внесло ясности в имя Семнадцатой.
- А, вот, мы, это... Принесли вам книги. Семнадцать просила передать, - девочка указала взглядом на стопку сложенных по размеру книг и только сейчас поняла, как затекли ее руки. Тело все еще побаливало после падения, а содранная кожа на руках хоть уже и не болела, но порой все-таки беспокоила.
- А еще на штамповку, да, - Эмми улыбнулась и подошла к Безымянному поближе, чтобы отдать книги.
Она могла легко разглядеть его одежду: белый халат, темные брюки, светлая рубашка. Могла легко разглядеть телосложение: на самом деле вполне себе обычное и ни чем не примечательное. Но лицо в памяти упорно не откладывалось.
"Да, Четверга надо было все-таки послушать. Ну, ладно," - девочка не чувствовала угрозы от мужчины и протянула ему книги, хоть руки ее немного подрагивали, но не от страха, а от усталости и тяжести, хотя выражение лица девочки не выдавало ощущений ее тела.

Кей
10.03.2017, 15:04
Пока одноглазый предавался любованию местными архитектурными изысками и другими прелестями пыточного дела - в самом помещении стало на несколько действующих лиц больше. И не только лиц. И если вполне себе нормального вида юное создание не вызывало никаких подозрений, кроме, пожалуй, самого факта наличия в подобном месте ребенка, то второй гражданин заставлял бороду хаотично шевелиться от неожиданности. Может потому что вместе с девицей вошел самый натуральный козёл, которому кто-то забыл рассказать что они, козлы, от природы не должны разговаривать. Девочка с розовыми волосами, туалет с телепортом, незапланированный полет в космос с метеоритом в заднице - все меркло рядом с этим рогатым венцом козлиной эволюции. Кею пришлось собрать всю свою человеческую силу воли в кулак, чтобы не сорваться и не выйти головой в окно. Вместо этого одноглазый постарался максимально абстрагироваться от этого странного элемента местного сюрреалистического мира. "Спокойно, это просто, вертеть его на грелке, говорящий козел. Как двухголовая свинья или летающий слон. Ничего необычного. Просто промыслы японских ученых", - но козел получился не единственным подозрительным товарищем, и если его способность языком не только траву есть была хоть как-то объяснима, то в остальных случаях мозг Кея отказывался совокуплять происходящее с реальностью.
Чего только стоило подозрительного вида черно-белое существо, похожее на героя сказки про Красную шапочку, по крайней мере так как мог бы его представить Кей. Или же на яркого представителя фольклора про оборотней, но более... Одомашненного. "Говорящие козлы, домашние волки... А это еще как?" - взгляд единственного глаза зацепился за, собственно, ту самую Надежду, которая не Наташка. И тут до бородатого доперло что в этой особе было не так - огромное количество лишних (или не лишних) рук, с которыми она обращалась вполне себе просто и незамысловато. Кей сглотнул подкативший к горлу ком, едва не разведя руками в духе "ну, бывает" при явлении ходячих костей в виде скелета. Ну просто он, скелет, уже не удивил, хотя очень пытался. Да и вообще весь мир вокруг казался одноглазому вытяжку сюрреализма, приправленной доброй горстью больных фантазий. Он бы даже, пожалуй, не удивился бы, если бы вошедшая девчушка сама себе сняла голову и сменила ее на вантуз. "Похоже период реабилитации будет не так прост, как хотелось бы..."
Но отступать было некуда, да и незачем. Коротко кивнув Надежде в знак благодарности бородатый отправился замыкающем в этом сказочном шествии за белоснежным скелетом. Оставалось только пустить фоном музыку "Мы в Город Изумрудный идем дорогой трудной" и все, полное сходство с оригиналом обеспечено. Костяная Страшила, Малышка Элли, Одноглазый Лев и Козел Тотошка. Осталось еще где-то Дровосека подобрать и все, фулл пати обеспечена. И идут они к Безликому Мудрецу, чтобы тот надавал им всем по татуировкам с мозгами, сердцами и прочими завитушками... Но Кей не мог проводить аналогию с этими замечательными сказками. Зато мог проводить с цирком странностей и чудноватость, о чем предпочитал молчать. А то мало ли, козел взрывоопасный, психанет, пукнет и взорвется. Чем обляпает всех окружающих кишками и другими вкусностями. Девочке Кей с ее ношей тоже не помогал, и даже в мыслях не было. Наверное потому что он человек не очень...
Добравшись до конечного пункта Кей, с храбрым видом и отсутствием этикета первым вошел в комнату, по дороге расстегивая двуцветный пиджак и обнажая очень сексуальный, по своему мнению, торс. Медленно, поэтапно и неуклонно... Пока единственный уцелевший глаз не столкнулся с тем, что заменяло местному мастеру татуировок лицо. Точнее с ничем, глубоким, туманным и абсолютно пустым в самом худшем смысле этого слова. Или нет. Тут терпение бородатого наемника дало течь.
- Да твою медь... - Одноглазый рывком стащил с торса пиджак, небрежно кинув его туда, куда можно было кидать пиджаки. - Сторукие девочки, волки в сюртуках, говорящие парнокопытные, скелеты, мужики с головой без ничего. Кажется я окончательно поехал чердаком. Девочка, ты-то настоящая или тоже марсианин с Юпитера?
Хотя ворчание наемника имело место быть - сей факт не помешал ему сесть в максимально удобную позу для нанесения тату на лопатку. Хотя в голове твердо засела мысль - а не промажет ли человека без определенного выражения лица мима туловища? Может он там вообще слепой и одним ловким движением может иглой мозжечок проткнуть? "Похоже мне надо подышать свежим кислородом, иначе совсем чердак рухнет. Буду много улыбаться и кушать манную кашку..." - одноглазый старался не смотреть в сторону этого неопределенного субъекта, что получалось без особого труда.

Looney Molly
13.03.2017, 14:26
\Четверг, Эмми Тернер, Кей.\

Пока трио располагалось и проходило в помещение, скелет занял ожидательную позицию возле двери. Снаружи. Так и не рискуя войти внутрь. Подобное поведение тонко настроенной нежити заставило Безымянного усмехнуться:
-Сколько лет прошло, а меня до сих пор помнит, - в его голосе слышалась ничем не скрываемая усмешка. – Вот ведь злопамятный, - в прочем, это были явно мысли вслух, никак не требующие ответной реакции. А вот что реакции требовало, так это поведение малышки, которую так заботливо доставил на себе Личный Козёл Шута. Маленькая такая шутница. Но шутит неплохо, и то хорошо. В последнее время все как один юмористы. Но у этой хотя бы получается сносно. А вот книги, книги были как нельзя кстати. – Да неужели! Не прошло и года! – в голосе прозвучали нотки недовольства. – А сама она куда решила запропаститься? В прочем… В прочем это не так уж и важно, - мужчина пожал плечами, забирая книги, и складывая их аккуратной стопкой на рабочем столе. Даже слишком аккуратной, как могло бы показаться. Закончив с книгами, он переключил внимание на мужчину, который уже спешил скинуть с себя лишнюю одежду и разойтись негодованием. Ох уж эти попаданцы. Всё-то им в новинку. Откуда только столько в последнее время? И ведь всё тащат, и тащат, и тащат… Хотя, этого вот явно привела Яблоко. Несчастный человек, подцепил же на свою голову эту жужжащую занозу. Такому остаётся лишь посочувствовать. – Уверяю вас, у меня нет проблем с головой и там есть всё, что нужно, - очередная усмешка, на сей раз весьма язвительного характера. – Вы, сэр, немного не там расположились. В прочем и к вам, юная леди, это относится. Пройдёмте, нечего тут тянуть, - очередная установка, которой нельзя ослушаться. Хорошо, хоть Четверг вёл себя как понимающий – спокойно ждал и ничего не трогал. Можно было полностью сосредоточиться на этой паре, провожая их за ширму. По глазам попаданцев сразу же ударил яркий свет и стерильная чистота. В огороженной ширмой части не было ни одного лишнего предмета. Всё тот же стол, диван, да тумбочка. – Присаживайтесь, закрывайте глаза, и доброй ночи, - слова всё так же звучали мягко, но не оставалось сомнений что это был приказ. Приказ, которого не могла ослушаться ни единая клеточка их тел. Тяжесть век стремительно закрывала глаза, а сон обволакивал сознания, унося их как можно дальше от реальности.
Два сна, таких разных, но таких схожих в едином своём проявлении. Как девочку, так и мужчину, сон встретил падением. Вязким и бесконечным. Стирающим границы времени и пространства, смазывающим и притупляющим все ощущения и чувства. Без всякого цвета. Без единого звука. Бесконечное движение всё ниже и ниже, уходящего на неизведанную глубину. Сплошная пустота, уходящая вниз.
Девочка спит и видит сон. Она падает и падает. Не упомнить как долго. Не понять как глубоко. И вот глаза встречает яркая вспышка. Реальность окрашивается в алый. Он блестит и переливается на солнце миллионом оттенков. Яркими витражными стёклами собирая причудливые образы. Странные, необычные события. Всё куда-то движется, во что-то превращается. Перед ней открываются все двери. И множество причудливых миров сменяют друг друга, маня за собой необычайными приключениями. Девочка чувствует воодушевление и подъём. Вдохновения и силы на новые свершения. Зов манящей неизвестности. И при этом чувство причастности. Принадлежность к чему-то большему. Девочка больше не одна. Она становится частью огромной разноцветной мозаики. Теперь она причастна. Теперь она одна из многих. Незаменимая деталька огромного паззла. Деталька, способная свернуть горы.
Её веки станут легче, но это будет не сразу. Она обнаружит себя всё в той же комнате, сидящей на жестком диване. Рядом с ней будет всё тот же одноглазый мужчина. На теле же навечно останется отметка – знак причастности Кукольному Дому.
Мужчина спит и видит сон. Его падение становится стремительным и резким. Набирает скорость и обороты. А после так же неожиданно прерывается яркой красной вспышкой. И точно страницы военной хроники перед глазами пестрят события. Пестрят лица людей. Лица тех, над кем он возвышен. Лица тех, кто готов отдать жизнь по его приказу. Он тот, кто ведёт за собой. Он тот, кто способен на многое. Тикают часы, на всё нужно время. Но страницы шумят. Мужчина чувствует, что всё возможно. Он чувствует в себе силу. Он чувствует предназначение. Чувствует причастность к чему-то большему, к чему-то значимому. Отличный лидер отличной армии самого лучшего Дома. Его Дома. Он на своём месте. Там, где должен быть всегда. Его наполняют уверенность и решительность. Связанный с чем-то большим он чувствует свободу.
Когда веки станут легче, он будет всё так же в комнате с ярким светом. На жестком диване. Возможно, девочка покинет комнату раньше него. Но знак Доллхауса в обозначенным им месте останется навеки.
Безымянный же оставит их просыпаться в одиночестве, вернувшись в уютную часть и взяв в руки одну из принесённых книг. Он явно останестся ими доволен – как раз то, что нужно. Вот только доставка явно подкачала.
-Четверг, если увидишь Семнадцать, передай ей, что если она ещё раз скинет на тебя свои обязанности, я существенно порежу её в правах…

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Кей
13.03.2017, 16:08
- ...Вы, сэр, немного не там расположились...
"Сэр... Сэр... Трехсотлетняя английская болонка тебе сэр. Нашел кому сэркать, рыба-навага", - одноглазый цыкнул зубом и, без каких-то вопросов о тех местах или не тех и даже не поднимая тему "да какая, в пень, разница", встал и направился следом за безликим раздражителем эпидермиса в более стерильную часть помещения. Тут Кей, надо признать, даже прослезился от компактной вычурности и чистоты, с которой не могла сравниться и сотня трофейных туалетов Афганистана. А может это от яркого света, которым резанули по зрачку хоть и единственного, но глаза. А этот минимализм! Ничего лишнего, все прямо как в аптеке, четко и на своих местах. Кею даже захотелось наградить этого индивида без определенного лица медалью, вкрутив ее в ключицу, но он быстро раздумал. Ибо нечего баловать всяких мутных личностей, а то вдруг там, за личиной бесконечного ничего, на самом деле сидит злой кореец.
Итак, после короткого инструктажа Кей устроился на диване, на всякий случай сохранив дистанцию с подозрительно нормальной девочкой, закрыл глаз и приготовился глядеть сны. И они, сны, не заставили себя ждать слишком долго. Кей падал. Страшно быстро падал, надо сказать. А главное что даже скулы от ощущения падения свело, не давая выматерить всю эту компанию с безликим супостатом, козлообразным монстром, собакой в ливрее и всеми взятыми женщинами, с розовыми волосами, черными, синими, вообще без волос. Прихватить сочным словечком и загадочную принцессу, и какого-то там "нео-отца", и даже голубей, которые волей случая пролетали над этими хоромами и хотя бы по разу не какнули. Но стоило подумать обо всем этом и не только - яркая вспышка света оборвала падение доблестного наемника.
А дальше помчался настоящий исторический фильм о величине одноглазого эго и его слепой веры в себя. Все это было сочно приправлено его же самолюбием и жаждой власти. А еще армией, той самой армией, которую он усердно собирал, холил, лелеял... Ну иногда расстреливал, куда же без шалостей. Это его армия, его! Гордость так и распирала грудную клетку, словно жар-птица-павлиница-синица зарождалась в его сильном теле, наполняя его верой в самое светлое будущее, под своим началом и своим же концом...
Сон закончился в лучших традициях снов эротических - на самом интересном месте. Только глаз отказывался открываться, а пальцы на ноге шевелиться. Впрочем и серое вещество Кея находилось где-то в прострации, рисуя воображению человечков с оружием, марширующих по площади и глядящих на бессменного лидера, с бородой и усами. И без одного глаза. Он, увешанный орденами, медалями и еще бог невесть чем, тридцать три раза опоясанный аксельбантами и что-то вдохновенно вещающий с трибуны.
- ...бжегош сольдатен, шведен курва капут... - Бормотал одноглазый в полудреме, постепенно приходя в себя и приоткрывая веко. - Курва... Капут... Тьфу. Фигня какая-то. Он мне что, татуировку на мозг все это время ставил?
Кей привстал на жестком, но от этого не менее удобном диване, и быстро осмотрелся. Безликого татуировщика видно не было, комната все так же сверкала чистотой и минимализмом, свет нещадно старался нанести непоправимый ущерб единственному глазу. Повелитель прищурился и обратил внимание на сопящую девчушку, которая расположилась на том же диване. Наймит даже улыбнулся одним уголком рта, прикинув что его организм все же в сто или в сто по сто раз круче, чем у человеческого детеныша, вот потому его и отпустило быстрее. "Умилительные создания, эти дети. Такие крохотные, такие беззащитные", - одноглазый потянулся и указательным пальцем убрал упавшую на лицо девочки прядь волос. "Так хочется сломать им шею сразу в двадцати местах и посмотреть на последствия. Но на это нет времени. Надо пройтись, проветриться, а заодно осмотреться на местности". Оставив в покое девчушку Кей быстро встал на ноги, поведя плечами вширь и заметив легкий зуд на одной из лопаток. Тихо хмыкнув бородатый не стал ничего комментировать по этому поводу, все итак было очевидно. Подхватив свой неодноцветный пиджак самозваный Повелитель тут же влез в него, застегивая пуговицы прямо на ходу. Кроме самой верхней, конечно же, чтобы все вокруг могли видеть совсем немного его сексуальной груди.
Ритмичный и пружинистый шаг уносил бородатого наемника в сторону выхода из этого странного места. "Какая ирония - принесение присяги в доме Предателей. Парадокс чистой воды. Но поздно пить боржоми, когда почки отказали", - стараясь особенно не встречаться взглядами с местными обитателями и не задумываться что это сейчас чавкнуло под подошвой Кей стремительно приближался к выходу. Только возле оного он, не оборачиваясь, воздел руку к потолку и сложил средний и указательный пальцы буквой "V".
- Не прощаюсь! - громко молвил и, не задержавшись более, ушел проводить разведку по местности.

---> Трущобы (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=164&page=44)

Thwei Luar-ke
14.03.2017, 15:11
====> [Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=42&p=332559&viewfull=1#post332559)


Путь до небольшого, с виду, строения которое выглядело, как с наружи, так и изнутри, как типичное заброшеное строение, типичная ночлежка для бездомных, разукрашенное граффити, занял совсем немного времени. Оставив гравибайке перед входом Охотник в компании своей юной протеже вошел в этот бомжатник, явно с виду не годившийся для того, чтобы встречаться с кем-то с рангом Принцессы и не задерживаюсь и не глазки по сторонам сразу направился вниз по крутой лестнице, ведущей в подвал. Лестница заканчивалась глухой толстенной металлической дверью из армированной стали через которую даже звуки проникали с трудом. Удары здоровенных кулачищ науду по двери откликались лишь слабеньким гулом. Однако и его было достаточно, чтобы за дверью послышался какой-то лязг и дверь начала медленно отворяться. Из полумрака за ней послышалось несколько удивленное кошачье мяуканье и мелькнули два ярких кошачьих глаза. Через мгновение в "предбаннике" за дверью вспыхнул слабенький свет и перед парочкой из девочки-енотика, в дивном платьи, достойном истинной Леди, и науду одетого в вычурную алую с золотым шитьем набедреную повязку на голое тело встретила не менее колоритное создание.

http://s6.favim.com/orig/141101/art-black-cat-dark-drawing-Favim.com-2202156.jpg
Оно, это создание, весьма заинтересованно глазело на Ловчего, обычно не заглядывающего к ним на огонек и вопросительно мяукнуло. Похоже данное создание было прекрасно знакомо науду, а создание знало Охотника.
- Мы прийти по делу, Барсик. И мы будем ожидать тут Принцессу Лунетту.
При упоминании Луни многочисленные зрачки многочисленных глаз же Барсика чуть расширились, а кончик одного из хвостов чуть нервно дернулся и кот, коротко что-то мяукнув поспешил куда-то в темноту. Свет в небольших магических светильниках, по его следу, зажигался повсеместно, оголяя довольно запутанные катакомбы. Из глубины этих катакомб, отзываясь эхом по их закоулкам, послышался девичий окрик:
- Барсик, ленивое животное! Запри дверь, тряпку в зу... лапы и изволь навести марафет повсюду перед визитом Лунетты.
- "Сделаю~..." - раскатисто-гортанно и отчетливо прозвучало в головах Нии и Ловчего, и кот, игривым жестом хвоста пригласил Енотика и Охотника войти и, заперев, явно силой мысли, за ними дверь, торопливыми движениями засеменил куда-то в темноту катакомб. Создание, которое больше всего было похоже на кота, не смотря на животную внешность, обладал вполне явным сознанием и некоторыми психическими и иллюзорными способностями.
Науду же протянув, явно пепепуганной такой странной встречей, девочке руку и довольно уверенно пошел вперед по закоулкам, хоть и выглядившим мрачно, но в которых заблудился было тяжело - след из светлых фонарей, оставленных котом не исчезал, а следовательно нужно было идти по освященным коридорам.
Последний поворот и Охотник, держащий за руку Найденыша, вышел в довольно широкую комнату со стойкой, обилие стеллажей, забитых бумагами и папками, журналом посетителей и ручкой на веревочке, которую так и тянуло назвать регистратурой.
За стойкой сидела бледненькая шестирукая девушка в бледно-розовенькой форме медсестрички и самозабвенно начесывала... макушку точно тому же трехголовому и многоглазому коту, которого науду назвал Барсиком и которого они видели минуту назад, от чего эта черная хитромордая хвостатая бестия растянулась прямо на стойке, аки тигр и довольно урчал.

http://s43.radikal.ru/i101/1507/dd/7e401c9bd6c9.jpg
- Добро пожаловать, господин Ловчий и... юная леди. - довольно спокойно произнесла Надя, глядя на перепуганную девочку. - Садитесь.
На бледном лице девушки появилась слабая тень улыбки, когда она смотрела на девочку, затем довольно шустрым движением одной из рук столкнулась разленившегося Барсика со стойки, второй парой водрузила на нее коробку с обычными печеньями с изюмом, а еще парой изобразил вежливый жест в сторону небольшого, но удобного диванчика.
Науду погладил девочку по волосам, дабы немножко успокоить и чуть подтолкнул ее по направлению к стойке.
- Идти и взять себе печенье, Найденыш. Надежда не кусаться. Барсик тоже. Мочь попробовать накормить его печеньем. - спокойно проговорил науду и посмотрел на Надежду. Барсик же недовольно сердито зыркнул сперва на Надежду, а затем на Ловчего, но ничего не сказал по этому поводу. - Приветствовать, сударыня Надежда. Мы прийти провести все необходимые действия для посвящения. Лунетта будет проводить их лично. Так ей...
...кивок в сторону девочки...
...быть спокойнее. Она ей доверять.
В ответ Надежда лишь коротко кивнула, сжала все шесть кулаков, мол держитесь, все дела и вновь погрузилась в ведение записей, а в "регистратуре" Дома Предателей воцарилась настойчивая и напряженная тишина ожидания, которую иногда разрезали едва различимые крики откуда-то из глубин катакомб...
Вернувшийся же кот, которого в приемной на мгновение стало два, но потом один из них попросту растворился в воздухе, будучи, видимо, оживленной на время иллюзией, чтобы поспевать делать десять дел одновременно, не отставая в работоспособности от Надежды, взглянул на науду.
- "Штамповать малютку привел?" - услышал в голове науду.
Охотник на немой вопрос лишь коротко кивнул. Разговаривать на такие деликатный темы с котами со смутной репутацией, пусть даже трижды говорящим и являющимися магами, Охотник явно не собирался. А Барсик и не собирался навязываться, он вновь забрался на стол Надежды, каждая из голов понюхала печенье в коробке, кот чихнул и тяжело бухнувшись на один бок, вновь лениво прикрыл глаза, явно собираясь встретить явление Принцессы спящим. Он кот, что с него взять?...

Эмми Тернер
16.03.2017, 21:00
Эмми проснулась от звука хлопнувшей двери. Она резко открыла глаза и встала на ноги, вскочив с дивана.
- Я, что, закимарила?- удивленно спросила себя девочка и хотела было хлопнуть себя по щекам, но остановила руки на полпути. На левой ладони красовался рисунок черепа, покрытый кровью.
"Вот она значит какая - метка!"- подумала она.
Когда Эмми вышла из-за ширмы, на глаза ей попался Четверг, ждущий ее. От осознания того, что о ней кто-то заботится у нее потеплело на сердце. И тут же по спине прошелся неприятный холодок. Козел же с ней только на время , да? Семнадцать попросила его привести сюда девочку и все - далее козел волен делать, что пожелает. От осознания этого у Эмми душа ушла в пятки.
- Хэй, Четверг, привет! Смотри!- чересчур активно заговорила девочка и выставила руку с меткой на обозрение козла, а затем быстро затараторила.
- Я теперь одна из вас, да! Теперь под защитой Доллхауса. Что теперь? Ты чем-нибудь занят? Лично я - нет! Если не занят, помнишь - на базаре была листовка, где набирали людей в поход в Белый Град? Что это за место? Так интересно! Мне определенно надо его изучить! Пойдем со мной, козлик!
Девчонка резко рванула к выходу, но, не услышав топот копыт за собой, так же резко остановилась и неуверенно повернулась к новому другу.
- Козлик... Четверг, пожалуйста, пойдем со мной. Да, со мной сложновато , но... Я разное умею, я пригожусь обещаю!- со слепым отчаянием во взгляде пролепетала глитранди, всеми силами желая, чтобы козел мог понять ее просьбу.
" Просто не оставляй меня одну, прошу," - отчаянно, подумала она, а потом вновь натянула привычную улыбку на лицо:
- Ну, ты идешь?- смеясь сказала она и вновь побежала куда-то вглубь Дома Предателей.
=> Предместья Белого Града

Четверг
16.03.2017, 22:06
Четвергу было не скучно ждать – он рассматривал обстановку. Повторял абзацы из прочитанной главы. Рассматривал свои копыта. Пытался вспомнить, что ощущал во время своей штамповки, но в голову лезло только ощущение абсолютной беспомощности, когда тебя тащат за рога и ворчат что-то про «начальство – козлы, вот будет им ещё один в коллекцию». Прислушивался к звукам, которые доносились из другого помещения. Волновался, конечно.
Кто ж тут волноваться не будет. Взяли ребёнка, увели ребёнка, что там с ним делают, может, в католики покрестят? Или в протестанты. Или вообще скажут, что ведьма и на костёр потащат. Вот этот, мужчина в костюме, чушь какую-то смолол, про юпитер, удивительно вообще. Что такое – юпитер? Это хоть есть можно? Одни вопросы без ответов.
Но рассуждения про еду прервались голосом Эмми, и Четверг встрепенулся, нетерпеливо притоптывая ковёр под копытами. Проснулась – и хорошо. Мужик куда-то уперся, «не попрощавшись» во всё горло, ну и Шут с ним. Хотя лучше бы не надо. Шут таких не любит. И такие Шута не любят.
Тем временем Эмми затараторила, показывая новоявленную метку на маленькой ладошке, но тараторила она так быстро, что Четверг успел осознать только, что она говорит о листовке – Белый Град, что-то там, Ледяной Князь, блаблабла. Очень интересно, но несъедобно.
- Подожди-и-и… Заче-е-ем тебе туда-а-а? Там наё-о-омники наверное нужны-ы-ы. Из меня наё-о-омник как из Шута балери-и-ина.
Но Эмми, конечно, не слушала и уже поскакала к выходу. Четверг замешкался, оглядываясь на Безымянного. Может, стоит попросить у него какое-никакое оружие? Ладно он, козлу чего надо – копыта и рога есть, и все, нормально. А Эмми – ну что она, ладошкой посветит? Напугает всех, конечно. От этих мыслей Четверга отвлекло ещё более нервное бормотание.
Про «пригожусь», что-то там. Нет, от метки вроде не должно быть помутнений, Семнадцать бы предупредила. Четверг слушал эту сбивчатую речь с таким выражением морды, что, увидев себя со стороны, наверное, подумал бы, что сам слегка помутился, настолько сильно было удивление.
Ну, серьёзно, какое «пригожусь»? Бедное дитё, козлу о своей полезности рассказывает. Вот Шут посмеялся бы.
- Ну, ты идешь? – сказала она и поскакала дальше. Вот кто тут коза-егоза, честное слово. Четвергу аж пришлось побежать, чтобы нагнать Эмми и легонько боднуть в бок, а затем поднырнуть под руку.
- Так долго живё-о-ошь, а ничего не понима-а-аешь, - проворчал он, шагая рядом. – Я и не ду-у-умал никуда уходи-и-ить.
Белый Град – так Белый Град, чем бы дитя не тешилось, лишь бы радовалось.

=>Предместья Белого Града

Уиллард Рикон
17.03.2017, 19:15
Уилл сделал вид, словно его смутили слова сказанные Надеждой: слегка насупился, и слегка опустил уши, словно изображая, что слудующая его гримаса будет оскал. Хотя нет, скалиться он не станет. Уж слишком он далек от животного. Да и потом делал он все это лишь для виду, подражая тем эмоциям, которые наверняка бы почувствовал. Он достал салфетку из кармана своего рабочего костюма, который не жаль пачкать кровью. Пару движений, и его руки отчистились от крови, правда та местами уже успела присохнуть. Но это не было столь страшно. Он просто одел две кожаные перчатки скрывая следы крови на своих руках.
- И по чем они приторговывают столь ценным материалом, если не секрет? Было бы интересно выяснить примерную сумму до того, как я попаду туда, - отвечая на последующий "вопрос" Уилл стал искать ручку, перо или что-то, чем можно было писать и то, на чем можно было писать, - Значит, письмо будет доставлено. Спасибо вам, за ваше отличное чувство юмора Надежда. Жаль, что наша беседа не была столь продолжительной. Может, я смогу вас чем-то отблагодарить?
Уилл действительно считал всегда необходимым оплачивать услуги тех, кто ему помогают, даже если те и не требовали платы. Таков он был, хотя мог бы и припасти пару монет для себя. Но он просто не привык к такому ведению дел. Ничто не бесплатно, он понимал, и свои услуги он всегда выдвигал под подобным лозунгом. Правильнее было сказать, рекомендовал. Он ждал, что Надежда попросит о чем-то, а пока она над этим думает он приступит к написанию письма, если конечно же он отыщет, чем писать.

Nii
24.03.2017, 21:03
«Здесь?» - по спине крохи пробежала волна мурашек, когда гравибайк остановился у обшарпанного, устрашающего, впрочем как и всё вокруг, здания. Сердечко колотилось быстро, но гул его был приглушенным, словно само оно боялось биться в грудной клетке слишком громко. Под кожей ползало неприятное зыбкое ощущение плохого предчувствия. Так порой бывает, когда, вроде бы, ничего не происходит, но всё равно предчувствие не дает расслабится. Впрочем все это самонакручивание не меняло того, что Нииру хвостиком следовала за Охотником шаг в шаг, ни капельки не сомневаясь. Правда на один шаг науду крохе приходилось делать три, торопливо перебирая ножками, дабы не отстать случайно.
Внутри помещение было не намного краше, нежели снаружи. Обшарпанные стены, отсутствие нормального освещения, и чем дальше заводил её Охотник тем не спокойнее становилось малышке. Вот они уже спустились в подвал, представая перед массивной дверью. Науду постучал, а малютка лишь замерла, подрагивая от каждого неизвестного звука из-за двери. Та, с мерзким металлическим скрипом отворилась. Из полумрака на Нии смотрели горящие глаза. Множество горящих глаз с вертикальными зрачками. Малышка чуть отступила, делая шаг немного вбок и прячась за науду. Сейчас её волнение очень близко граничило со страхом. Откуда-то из глубины темных, едва освещаемых проходов послышался девичий окрик, а вслед за ним в голове Итшэ прозвучал басистый, раскатистый голос, окончательно стирая эту тонкую грань и заставляя малышку тихонько пискнуть, не сдержав испуга. Показывая, что ей тут не нравится и она хочет домой.
Видимо копошение крохи не ускользнуло от внимания Охотника, так что он протянул ей руку, в которую Итшэ вцепилась, словно тонущий в спасительный круг. Кроха глубоко вздохнула, но выдох получился судорожным и прерывистым. Уж слишком сильно было её волнение.
Итак они шагнули внутрь. Малышка снова быстро-быстро перебирала ножками, крепко-накрепко вцепившись в руку науду, которую даже обхватить то не могла своей маленькой ладошкой. Они петляли туда-сюда по каким-то замыслованым, запутанным коридорам, что можно было подумать, что они уж где-то заплутали, но нет, вскоре всё трое, включая странного трехголового и многоглазого кота вышли к небольшому помещеньицу. Всё в этом здании было как-то мрачно, так что и эта комната не отличалась обилием каких-то особенностей интерьера. Взгляд малышки сразу привлекла стойка. А точнее тот, кто за ней сидел. Конечно, после встречи с трехголовым многоглазым котиком, многорукая девушка не выглядела так шокирующе, но всё же приковывала к себе настороженный взгляд юной араи.
Она заговорила, слегка улыбнувшись. Заговорила спокойно, почти безэмоциаонально, как показалось малышке, но всё же голос её был тихим и мягким, а не скрипучим и устрашающим, как у какого-нибудь монстра из легенд, что рассказывала няня Нии раньше. Да, мифах араи встречались разные существа и многорукие красавицы тоже, однако имя их кроха не смогла бы сейчас вспомнить, даже если бы и захотела. Да и что они в этих мифах делали – тоже, однако в голове волей-неволей возникали какие-то неприятные ассоциации, какое-то недоверие. Но разбираться во всём этом… Увы, её волновали сейчас совершенно другие мысли. В частности попытка понять что же это за место и что же это за существа. Впрочем, периодически зыркая на Охотника, малютка снова и снова убеждалась в его абсолютном спокойствии, а значит и ей не стоило переживать. Однако легче сказать, нежели сделать.
Девушка столкнула со стола нежившегося там котейку и достала тарелку с печеньем жестом одной из трех пар рук призывая присесть на диванчик. Нии сжала руку ахотника, напряженно замерев.
- Идти и взять себе печенье, Найденыш. Надежда не кусаться. Барсик тоже. Мочь попробовать накормить его печеньем. –погладив Нии по голове, Охотник чуть подтолкнул её в сторону диванчика, от чего кроха буквально вылетела вперед на несколько шагов, но тут же замерла и оглянулась, взволнованно глянув на науду.
Как бы ей не хотелось, а она не могла убежать обратно и спрятаться за него. Он ждал от неё совершенно другого. Ждал ещё большего. Она не могла спасовать сейчас, когда ничего ещё даже не происходило. Даже если сама атмосфера этого места и эти непонятные существа уже пугали её до чертиков.
Пока малютка шла и усаживалась на диванчик, стараясь не смотреть ни на кота, ни на девушку в голове проскальзывали нелепые мысли о том, что, возможно, купание – не самое страшный и неприятный процесс, который ей предстояло пережить.
Вдруг вспомнив о наставлении науду, кроха торопливо подскочила и быстренько подошла к столу, который был ей едва не по подбородок, бросив короткий взгляд на многорукую, она нервно сглотнула и нерешительно протянула ручку, беря пару печенюшек.
-Б-большое спасибо – кроха тут же вернулась к диванчику, уткнувшись взглядом в свои коленки и крутя в руках печеньки. Повисла тишина. Все как-то замерли. Лишь из глубин строения доносились какие-то непонятные крики, которые поначалу заставляли поджилки вздрагивать, но даже к ним кроха умудрилась привыкнуть. Да, немного времени спустя девчушка всё же несколько успокоилась. Сидя на диване и мотыляя ножками, она подняла голову и стала понемногу осматриваться. Теперь верх брало детское любопытство. После недолгого осмотра, самым интересным элементом комнаты оказался кот. Большой, но всё ещё обычных размеров, трехголовый, многоглазый кот с блестящей черной шерстью и тремя ленивыми мордами. Малышка невольно сосредоточила на нем всё внимание, наблюдая за каждым его действием. Однако подойти и как советовал науду накормить зверюгу печеньками она не решалась. Уж больно необычным и настораживающим он был. Наконец кот улегся на столе и всем своим видом показал, что собирается спать, от чего интерес Нии к его персоне тут же иссяк. Малютке ничего не оставалось, как молча сидеть и ждать, погрузившись в свои замысловатые размышления о том, что жить с тремя головами, наверное, неудобно, ведь еды хочется всем троим, а живот один, много не вместится, ну и тому подобном.

Sidney Flower
15.04.2017, 00:15
Недавно бившееся сердце исчезает из рук Вениамина. Как по волшебству. Ощутимому и осязаемому. Со своей задачей великан справился. Теперь он может отправляться обратно. Туда, где его ждет Сидни. Ведь нужно работать. Исследовать. Еще одна девочка сегодня расстанется с каким-то органом. Или со всеми сразу? Время покажет. А сейчас оно показывает (не)мертвому улыбающееся лицо пассии розововолосого. И его просьбу. Веня ссутуливается, наклоняясь к музыканту. Подносит руку к рычажку, помедлив. Мыслительный процесс для него труден. Стоит ли отрывать Радужку от выколупывания глаз? Или он будет рад повидаться с Хэнди? Вениамин не знает ответов ни на один из этих вопросов. А единственный вопрос, о котором он задумывается, так это исполнять веление голубоглазого или нет.
Хо~оро~ошо~о. - все-таки выдает он. Потому что это не сложно. Потому что он все равно идет к Сидни. Или по другой причине. Неважно. Он это сделает. И выпрямляется. Угловато поворачивается. И вольно безвольной марионеткой возвращается в лабиринт. Мимо Надежды и ее гостей. Снова встречается с черно-белым химером, так как тот не успел уйти. И вот Вениамин предстает перед Флауэром.

Этот мальчик за время отсутствия своего помощника успел сделать немного. Всего лишь качнуть труп и сделать пару аккуратных надрезов на шее. Чтобы крови теклось легче. Чтобы она вытекла вся. Чтобы тело полностью высохло изнутри. Еще Сид успевает присесть рядом с большеглазой девочкой. О, эти глаза не нравятся Хранительнице Ключей. Хорошо. Их не будет.
Тихо. - шепотом говорит ей Сидни. Сейчас он повел бы ее к столу. Испачканному Хидеко, подвешенной под потолком. Надо прибраться. Здесь грязно. Но и дела откладывать не стоит. Дилемма. А тут приходит Вениамин.
Ты быстро. - взгляд кирпичных глаз удивленно уставился на (не)мертвого. Подарка при Вене нет. Это может значить, что он передал его или кто-то его отнял. Что из этого случилось? Ответ заставляет подождать.
Хэ~энди~и хо~оче~ет ли~ично~о ска~аза~ать "спа~аси~ибо~о". - медленно мертвенно растянул белый великан. О его ногу трется нализавшийся крови Пушок. Радуется, что он вернулся. Если вообще что-то чувствует.
Хэнди хочет лично сказать "спасибо". - повторяет Радужка. - Он рядом? Не говори. Кивни, если да. - кукла внимательно смотрит на помощника. Кивок совершается. Интересно.
Почему он здесь? - загорается огоньком в яркой головке. Отстранившись от девочки в углу, Сидни поднимается на ноги.
Посторожи ее. - дает он указание Вениамину. И переставляет шарнирные конечности к стойке с полотенцем. Куском странной ткани, которая не позволит запачкать Дом Предателей. Вытерев об него руки. По крайней мере их. Перепачканный убийством мальчик идет наружу. Туда, откуда лилась песня Хэнди. И неважно, что он не слышал откуда. В конце концов своего музыканта он найдет везде. Им суждено быть вместе. Всегда. Так придумала их хозяйка.
Теперь мимо Надежды с гостями и Уиллардом проходит он. Щеголяет кровью на щеках и местами на одежде. Но в руках несет полотенце. Как будто заботится о своем внешнем виде. И покидает стены последнего пристанища Доллхауса.
Получил мой подарок? - улыбается Флоу, увидев неподалеку от здания свою радость.

Looney Molly
20.04.2017, 22:05
\Уиллард, Свей, Нии\

-Дорого, милок, дорого, - пространно бросила Надежда, откинув прядь волос, упавшую на плечи. Называть конкретную сумму Хранительница Ключей не спешила. Возможно потому, что ценовая политика имела свойства плавать то туда то сюда. Возможно потому, что настоящая цена могла и отпугнуть. Возможно потому, что ей просто было весело наводить тень на плетень. А возможно и потому, что Надежда просто была вся такая внезапная, загадочная и непредсказуемая. Как, в общем-то, и положено всяким там настоящим женщинам. – Всегда пожалуйста. Обращайтесь. Оптовикам скидка, - Надежда хмыкнула, вручив Уилларду ручку. В конце концов, раз его потянуло поупражняться в письменности, не делать же это чужой кровью. Бумага-то всё стерпит, а вот как это потом читать… В прочем, ни для кого не секрет, что принцесса отлично ладила с кровью. Однако, в лучше случае в послании, написанном подобным образом, она бы увидела чужую смерть. А никак не текст, который бы тупо расплылся по бумаге, образуя алые кляксы.
Покуда мсье Рикон практиковался в изящной словесности наедине с листом бумаги, в дверь постучали и в приёмной нарисовался колоритного вида мужчина. С куда менее колоритного вида ребёнком. И… котом? Что здесь делает животное? Почему нарушает беспорядки? Надо будет его выгнать. Определённо выгнать и не пускать на порог. Здесь не зоопарк, а серьёзное заведение. В прочем, хватило и простого предупреждения, чтобы представитель семейства кошачьих убрался. Точнее, отправился убираться. Пожалуй, стоило послать за ним какого-нибудь скелета. Шерсть подбирать. Ох уж эти живые. Скелеты куда практичнее. Следов не оставляют. Так, только пыль после них тряпочкой протёр и порядок. В любом случае, оставив Ловчего и его маленькую спутницу дожидаться визита младшего начальства, Надежда потеряла интерес к этой компании. И коту. А был ли котик?

<=== [Куклодом] Замок.

Кажется, она заблудилась по дороге. Возможно, одной из причин задержки послужил голос Хреша, говоривший, что в её жизни определённо не хватает элементов куража и неожиданности, разве что в более грубой форме. Или же принцесса просто отвлеклась на что-то, что сочла интересным по дороге, остановившись, чтобы созерцать как красиво солнце играет в осколках цветного витражного стекла. А может быть она просто заслушалась громкой музыки чужой крови, что каждый раз симфонией какофонии ударяет в уши, стоит ей лишь оказаться на людной улице. Биение чужих сердец каждым новым ударом сплетало причудливое кружево общей мелодии. Каждый раз разной. Всегда чарующей. Извечно завораживающей. Конечно, будь при ней Джонатан, подобной задержки бы не случилось. Он бы точно направил принцессу на путь истинный. Напомнил бы, что там её ждут два строго определенных сердца. Более того, со строго определённой целью. К тому же, принцессе хоть и допустимо «fashionably late», но не до такой же степени. В прочем, Джонатана с ней не было. И путь до Дома Предателей хоть и был долог, но завершился у порога приёмной Надежды.
-Пожалуйста, извините, что вам пришлось столько ждать, - виновато глядя в пол, произнесла Молли, быстренько подходя к Свею и сидящей на диванчеке девочке-еноту, полностью игнорируя других присуствующих. Возможно, это было не очень вежливо, но она и так задержалась неприлично долго. Тянуть ещё дольше было бы уже неприемлемо. –Идёмте? Не хочу задерживать вас ещё сильнее. Мы снова займём ту самую комнату, хорошо? – девочка обернулась к Надежде.
-Конечно, принцесса. Вы помните дорогу? Или вам выделить проводника?
-Была бы очень благодарна, - на лице Луни появилась чуть виноватая улыбка.
Не говоря ни слова больше, Надежда открыла ближайшую к ней тумбочку, и выпустила из неё скелет. Небольшой, размером с некрупную кошку. Судя по всему, именно кошке сей скелет и принадлежал. Сегодня и так было слишком много кошачьих. Очевидно Хранительница ключей решила таким образом поставить на этом точку. Большую. Костлявую. Точку. Так же она вручила принцессе ключ, лишенный всяких брелков и опознавательных знаков.
Улыбнувшись, и сделав быстрый книксен в знак благодарности, девочка кивнула Свею и малютке, чтобы те следовали за ней и указующим путь кошачьим. Она старалась не задавать лишних вопросов, лишь с любопытством и нежностью смотрела на малютку. Ведь именно она была крошкой енотом, оказавшимся в гуще событий в ту самую ночь множества проишествий. Приятно было видеть её в добром здравии. И ещё приятнее лично принимать такую крошку в ряды банды.
Странная компания, идущая за скелетом кота, спускалась вниз, петляя в бесконечных коридорах одинаковых дверей и стен. Поворот за поворотом, они приближались к заветной двери. И вот наконец, кот остановился напротив одной ничем не примечательной. Молли кивнула ему, вставив ключ в замок и повернув ручку. Сперва она впустила в комнату Свея и его маленькую спутницу, лишь после зашла сама. Их проводник остался возле входа, не спеша заходить внутрь.
-Проходите и располагайтесь, - улыбнулась девочка. Комната встретила их стерильной чистотой и минимализмом. Свея, очевидно, ожидал диван. Чёрный, немного потёртый, и на поверку немного жестковатый. Малышке-еноту же предпологалось сесть на кушетку, что немного напоминала больничную. Белоснежно белую. – Где бы ты хотела оставить метку, малютка? – поинтересовалась принцесса, прежде чем приступить к ритуалу.

Handy Rice
21.04.2017, 20:15
Вениамин тормозит. Обдумывает просьбу. А Райс молча наблюдает за действиями личного помощника его Радужки. Он будет ждать столько, сколько нужно - сам-то внутрь Дома заходить элементарно боится, ибо боится Надежду как огня, а огня он боится на уровне фобии. Получается, многорукая хранительница ключей - фобия Хэнди Райса. Парадокс. Это нормально. А Вениамин ответил положительно на просьбу музыканта, и вскоре исчезает из поля зрения, оставляя куклу одного с подарком и клавитарой. Нужно решить куда положить подаренное - в карман или в чехол Радужного Штриха? Пакетика с собой не было, а держать в руках долго тоже не хотелось - ручки для Сидни должны быть свободными всегда.
Чехол. А клавитару потом просто в руках нести. Потому что кровь и электросхемы вещи несовместимые. А карманы джинс не позволяли даже аккуратно уложить валентинку Радужки. А ткань и постирать можно. Убрав подарок Цветочного мальчика, музыкант увидел кровь на своих пальцах. Интересно, чьё сердце использовал его кровожадный и садистский мальчик? Кому не повезло попасть под его скальпель в этот день? А, впрочем, неважно. Достаточно лишь одного, что эта жертва была слишком невнимательной. Райс вытер кровь об штанину, достав из кармана пачку сигарет с зажигалкой. Закурив, Райс коснулся пальцами клавиш своего музыкального инструмента, надумав сыграть ещё одну песню. Первая затяжка и начало песни - и дверь Дома открывается, выпуская из своего нутра розоволосого мальчика.
- Получил
Райс выкинул сигарету в сторону, чтобы не раздражать своего Флауэра сигаретным дымом, убрал клавитару за спину и подошел к своей куколке, отмечая кровь на щеках. С одеждой не страшно для Райса, одежду ещё можно отстирать. И у Сидни такая работа, кровавая во всех смыслах. А вот кровь на щеках - нехорошо. Райс забрал полотенце из рук Радужки, аккуратно протирая оному щёки
- Это прекрасный подарок. Спасибо
Без стеснения поцеловал Сидни в губы
- Я тоже подготовил подарок. Но в виде песни. Не сильно отвлёк от работы?
Забрать бы мальчика да уйти в Театр. Но нет, нельзя, Сидни этого не любит. Если кровь на одежде - значит тело важное, уносить от процесса нельзя. Если он сам захочет уйти - он скажет, молча пойдет, утянет за собой.

Thwei Luar-ke
21.04.2017, 22:16
Офф: пост чуток совместный, все обговорено с Нии.

Поприветствовав молчаливым поклоном головы Принцессу и оказавшись, наконец, в месте где маленькой девочке-енотику и суждено было стать частью одной из сильнейших банд Сотолеса с именем "Кукольный дом" Свей осмотрелся, шумно вдохнув воздух, ток которого пройдя сквозь фильтрационно-обогатительную систему его маски прозвучал в тишине и полумраке, явно зловещей для Нии, комнаты чем-то сродни жутковатой хлипкой "затяжкой" смертельно больного последней стадии туберкулеза своим собственным ингалятором. Малышка, само собой, не знала ни что такое ингалятор, ни что такое туберкулез, зато Свей прекрасно знал и помнил что произойдет сейчас...
Охотник прекрасно помнил о том, что во время ритуала оставление метки на теле помечаемый может видеть и ощущать все что угодно. Это может казаться сном ставшим реальностью или реальностью переходящей в сон. На этой кушетке с тобой могло произойти все, что угодно, пока клеймо Доллхауса не окажется на твоем теле. Сам Свей отнесся к этой процедуре, как к очередному испытанию его как науду, испытанию достоинства и годности. Свей ждал и жаждал боли и она пришла. Настоящая она была, либо нет - для Охотника не имело значения, он вытерпел ее, практически не скрещивая мандибул и не издавая ни звука. Когда боль прошла на правом боку, чуть повыше бедра и чуть пониже окончания бедер красовалась отныне метка, оставленная Принцессой Лунеттой и сам Свей был горд собой... Что же будет ощущать эта маленькая самочка он предположить не мог, однако это были лишь её возможные страхи и она с честью должна была их вытерпеть и победить. Должна. Она не могла подвести Свея, который, несомненно, будет рядом, но превозмогать все, что с ней будет происходить она должна сама по себе...
Свей неожиданно поймал себя на мысли, что он думает слишком уж негативно и упаднически, что вызвало у науду недовольный ворчливый клекот и он резко обернувшись лицом к малышке как-то машинально, немного крепче сжал ее крохотную ладошку в своей когтистой руке. Нии была юна и психологически и телесно, а значит, вполне возможно, что все может пройти стремительно быстро и незаметно, словно вырываешь себе давно шатающийся молочный зуб. Не гоже для Охотника записывать эту молодую самочку в неприкасаемые только потому, что она пока не проявила себя. Из юных чумазых, непоседливых и шкодливых особей науду получаются грозные Охотники. Всегда. Она справится, слышишь, ты, кто носит клановое имя Луна в Крови? Ты не смеешь усомнится в том, кто пока еще является не огранённым драгоценным камнем, негоже так поступать с тем, кто... от души принял тебя, как главу их маленького новоявленного клана. Она будет сильной...
Свей отпустил руку Найденыша, однако малютка глазела по сторонам очень испуганно и даже не побоялась прилипнуть к ноге Охотника, всем своим видом являя то, что ей совсем не нравится то, что тут происходит. Явление Принцессы она, конечно же, не оставила без внимания и даже совершила уважительный поклон, чуть нервно придерживая складки своего новенького красивого, не хуже чем у самой Лунетты, платьица скрещенными чуть ниже животика руками, но даже сама Принцесса добродушно улыбавшаяся Найденышу, не смогла утихомирить ее беспокойства.
- Послушать меня внимательно, Нии. Сейчас тебе выпала честь доказать что ты действительно достойна быть частью нашего маленького клана, Нии. Ты сейчас проходить свое первое испытание. Я не знать, что именно тебя ожидать в процессе. Слушать Принцессу Лунетту. Возможно, быть больно, а возможно нет. Ты стать частью Кукольного Дома, Найденыш. Не подвести меня. - с этими словами Охотник неторопливо подтолкнуть девочку в сторону кушетки, а затем, посмотрев на Лунетту, добавит: - Принцесса, прошу оставлять ей метку там же, где и у меня.
Коготь Свея укажет на бугристый, словно выжженный на его коже, символ Доллхауса и плюхнется на диван. Однако, внезапно, девочка, уже было залезшая на кушетку, ни с того ни с сего торопливо спрыгнет с нее, утратив остатки какой-либо смелости, едва собранной в её крохотный кулачок. Маленькой разноцветный тенью она шмыгнет к Охотнику и прильнет к нему, надув губки и готовая вот-вот расплакаться. Охотник, глядя на это, лишь встал с дивана, и долго, без слов, глядел на девочку, к которой обращено лишь его странное, но уже ставшее для нее привычным и только кажущееся непрошибаемым, "металлическое лицо". Девочка, хлюпая носиком и украдкой вытирая слезы кончиком рукава, подняла голову, всматриваясь с надеждой, но видя лишь непоколебимость своего опекуна, и ощущая его тяжелую, но в своем роде успокаивающую, руку на её плече. Проглотив негромкий всхлип, она выпрямилась и вновь шагнула к кушетке, а науду, ловко подхватив ее невесомое тельце, помог ей взобраться, усаживая Найденыша на белую клеёнчатую поверхность.
- Я быть рядом. Постараться расслабиться. Ты должна справиться сама. Быть сильной. - послышалось на последок от Свея и его рука соскользнет с её крохотного тельца, уложенного на кушетку. Он превратился в молчаливого наблюдателя, своего рода каменную статую стража, которая лишь кажется неживым камнем, но на самом деле в любой момент готова бросился на защиту того, кого ему отныне суждено охранять...

Nii
23.04.2017, 10:39
Потихоньку, за ничего не деланьем, время шло, печеньки одна за другой исчезли из рук, а на мордашке мелкой появилась пара крошек возле уголков рта. Их она не заметила, а вот с коленок крошки струсила и посмотрела на науду. Тот стоял молча.
Лицо его поп прежнему скрывала маска, что совершенно не мешало девочке прекрасно представлять его выражение лица. Да, она не могла представить его черт. Глаза, нос, рот, да и вообще определить так ли всё под его таинственной маской как и у неё, однако вот эмоциональное состояние кроха считывала постоянно, даже если это и было плодом её детского воображения.
Наконец подоспела в дверном проходе появилась Принцесса. Она, как и в прошлый раз выглядела очень миленько в своём наряде. С её появлением Нии тут же соскочила с диванчика и, как и полагается среди араи, совершила низкий, уважительный поклон, предварительно сложив ладошки и собираясь представится.
- М-моё…я… - неожиданно даже для себя прошептала она севшим от волнения голосом, однако Приннцесса была слишком поспешна, так что предложила сразу же проследовать за ней. А сама она стала следовать за костяным помощником, который, выпрыгнув из ящичка, немного напугал малютку, от чего Итшэ тут же прильнула к Охотнику, снова цепляясь за его большую руку.
Костяной проводник провел компанию к нужной комнате. Принцесса отворила дверь, пропуская науду с малышкой внутрь. В комнате было довольно пустынно и как-то зыбко. Не сказать что от холода, скорее от постепенно усиливающегося волнения вперемешку со страхом.
Что здесь сейчас произойдет? Что с ней будут делать? Кроха понятия не имела. А неизвестность пугает. Даже шумный выдох рядом стоящего Охотника и то, как он сильнее сдал её ручку заставили коленки малютки слегка подрагивать.
Наконец он отпустил её руку, но она тут же вцепилась в ногу. Постепенно опасливость и неуверенность перерастали в уверенное желание убраться отсюда куда-подальше.
- Послушать меня внимательно, Нии. – прозвучал над головой уже привычный голос науду. Малютка чуть расслабила захват, поднимая голову и внимательно его слушая. Его слова звучали не столько строго, сколько тяжело. Кроха чувствовала, как на её хрупкие плечики возлагается груз ответственности и ожидания.
«Первое испытание?» -малютка снова взглянула на одиноко стоящую кушетку. Она не могла заставить себя сделать шаг по направлению к ней. Однако в этом Охотник слегка помог, легонько подтолкнув её. Кроха выпала вперед, от толчка быстро перебирая ножками, но чем ближе она подходила к кушетке, тем медленнее шла, постоянно оглядываясь на науду, который, проводив её взглядом и что-то пояснив Принцессе плюхнулся на диван. Наконец добравшись до своей цели, кроха попыталась влезть на кушетку, но стоило ей коснуться этой прохладной гладкой поверхности, как по телу пробежалась волна мурашек а в голове прострельнул укол болевых ощущений. Всё её естество явно протестовало против каких-то подозрительных операwий над собой. Инстинкт самосохранения у малютки был силен, даже сильнее её решимости.
«Не… не хочу!» -в миг передумав малышка тут же спрыгнула бросилась бежать обратно, тут же угождая в лапы Охотника, который ловко её поймал и затормозил. Кроха тут же вцепилась в него, смотря с надеждой.
«Пожалуйста… Нии не хочет! Нии страшно! Пожалуйста…» - на глазах появилась влага, а губки надулись, сдерживая рвущиеся наружу всхлипы.
Девочка ощутила, как на её плечо легла его тяжелая рука. Она вздрогнула, глотая свой всхлип и жмурясь, от чего влага собралась в слезинки и быстро стекла по пухленьким детским щечкам. Нии тут же стерла её рукавами платья, а после снова посмотрела на непроницаемую маску. Однако даже видеть лица науду не нужно было, чтобы понять, что сейчас он не был на неё зол. От этого малышка вдруг успокоилась. Не сказать, чтобы совсем но на душе у нее потеплело, а где-то внутри стала возвращаться её уверенность. Она снова почувствовала то необычное желание не разочаровывать его. Доказать, что она на что-то способна. И сейчас такая возможность была. Охотник ждал этого от неё. Она должна была оправдать его надежды. Доказать, что является достойным членом их новоявленного клана.
Науду вновь посадил её на кушетку. Он обещал быть рядом и она верила ему. Зная, что он рядом ей было спокойнее. Укладываясь и, нехотя отпуская его руку, кроха прикрыла глазки и глубоко вздохнула, пытаясь расслабится и морально подготовится к чему бы то ни было. Однако, как ни крути, а ничего хорошего кроха уже не ожидала. Липкое ощущение страха так и не покинуло её нутро. Просто теперь она собрала всё свою решительность в кулачок, явно намереваясь стерпеть что угодно и доказать науду что достойна. Это было важно для неё. Важно для них обоих.

Looney Molly
27.04.2017, 14:49
В общении малютки-енота и Ловчего было нечто трогательного. Такого, что пахло словом «семья». Эти два совершенно разных сердца бились в каком-то общем, ведомом только им двоим, ритме, создавая особенную, очень нежную мелодию. Мелодию, от которой на душе становилось спокойнее. Эта теплота, что окружала их невольно напоминала Луни о Занайе. Интересно, как там мама-лиса… Девочка очень надеялось, что за минувшее время все тревоги оставили её и теперь всё хорошо и спокойно. И наблюдая за тем, как Свей держал малютку за руку, отпуская её на ритуал, ей невольно захотелось выйти из комнаты, найти химеру и уткнуться лицом в ставшую такой родной рыжую шерсть. В прочем, разумеется, принцесса не могла позволить себе подобное неподобающее поведение. Она лишь мягко улыбалась, наблюдая за происходящем в этой полупустой чистой комнате. И, казалось бы, девочка была готова приступить к выполнению обязанностей, как вдруг коммуникатор в кармане издал зовущий звук.
«АААААААААААААА! МОЯ ЦЕРКОВЬ! Я НЕ ЧУВСТВУЮ МОЮ ЦЕРКОВЬ!!!» - гласило сообщение от отправителя, помеченного маленьким сердечком.
-Это потому, что у тебя её нет, - съехидничал голос Хреша в голове, и Луни на мгновение изменилась в лице. В глазах проскочила тревога. Ей стало по настоящему страшно. Вдруг произошло что-то серьёзное?
«Что случилось, Кай? Ты в порядке? Мне придти? Я скоро освобожусь. Только скажи!» - пальцы девочки на удивление быстро протанцевали по экрану, отправляя ответное сообщение. Воображение девочки уже строило какие-то невероятные и ужасные картины. Всё это было похоже на наваждение. Волна панического страха пробежала по венам Молли, обдавая холодом и отзываясь мурашками.
Успокоиться помог, как ни странно, чужой страх. Липкое и вязкое ощущение ужаса исходило от малышки-енота. Совсем ещё крошка… Она так боялась неизвестного. Её можно было понять. И Луни решила, что нужно взять себя в руки и закончить начатое. Вдох. Выдох. Принцесса должна быть сильной ради своих подданных. Здесь не место чувству тревоги. Девочка вновь улыбнулась.
-Прости, Нии, я была слишком поспешной, - она мягко погладила крошку по волосам. – Ничего не бойся и засыпай.
Мягкий голос принцессы звучал как приказ, которому не могла противиться ни одна клеточка тела малютки-енота. Веки послушно опустились на глаза, а сознание отправилось туда, где нет ничего кроме снов. Разумеется, Луни было далеко до Безымянного. Её сны не были такими послушными. Не были такими красивыми. В хрупких девичьих руках кровь пела, сплетая причудливые узоры и орнаменты. А в это время крошка-енот блуждала в алом тумане. Одинокая и потерянная. Окруженная гнетущей пустотой. Сердце отбивало нужный принцессе ритм, вплеталось в общую симфонию того, что носит имя Dollhouse. А Нии чувствовала тепло и поддержку. Её поддерживали и направляли чьи-то сильные и родные руки. Она была на своём месте. Чувствовала причастность. Чувствовала себя дома. И страхи исчезали, разбиваясь на множество осколков. Осколков, из которых в условленном месте крошечного тела сплетался узор. Сплеталась метка. Малютка чувствовала силу. Чувствовала решительность. Чувствовала, что теперь она сможет всё, что пожелает. Ведь она Дома. Принцесса же вносила последние штрихи в свой маленький шедевр. Безупречный узор. Такой же, как у остальных. Теперь эту связь не разрушить даже смертью.
Закончив, девочка тяжело вздохнула, садясь на диван рядом со Свеем. Чисто машинально, она вновь достала коммуникатор из кармашка платья, проверяя, не ответил ли её сэр Любой Отец. Увы, никаких новых сообщений. В её сердцебиении вновь возникли беспокойные нотки.
-Она скоро проснётся, - чтобы себя успокоить, Молли заговорила с Охотником. – Она молодец. Я очень рада, что вы с нами, - девочка улыбнулась. Собственный голос помогал сдержаться. Впадать в панику было рано. И непозволительно.

Thwei Luar-ke
16.05.2017, 14:51
Отпуская малышку-Енотика в царство Морфея науду не переживал. Он знал, что Принцесса не сделает ничего плохого, самое страшное и плохое могло таится лишь в головке самой Нии. И в какой-то момент оно, похоже, пыталось рваться наружу и взять верх. Девочка, лежащая на кушетке и провалившаяся в сон заметалась и задергалась, не глядя на то, что прикосновения Лунетты, которые были нежными и успокаивающими. Это, конечно же не могло помешать ритуалу, но все же вызвало неоднозначный и немного взволнованный клекот у самого Свея. Малютка металась, будто бы ей обуял кошмар от которого просто так, не проснувшись, не избавиться. Головка девчушки то и дело матлялась из стороны в сторону, а с маленьких губок то и дело срывался полузвериный-получеловеческий стон. Так стонал разве что прирученный дикий зверь, которого его же укротитель зажал в угол и истязал... Науду прекрасно понимал, что сейчас опасения и страхи Наденыша разыгрались во всю и малышка находится в пучине собственных страшных мыслей о том, что она сейчас совсем не дома и над ней, пусть и ставшие близкими живые существа, проводят некий жуткий магический ритуал и что сейчас она одна лицом к лицу с этим, но просить Принцессу остановится или даже взять Нии за руку не думал. Нии должна пройти через это сама. Только через возможность пережить страх может родится умение доверять, закалившись в этом страхе. Пусть же страхи этой маленькой девочки попробуют достать ее и встретят в ней достойный отпор от лица ее уверенности в том, что она не одна, что это лишь сон и близкие ей живые существа рядышком, достаточно лишь отринуть пелену кошмара и открыть глаза...
И малютка справлялась. Как и Лунетта, чья магия постепенно замедляла безумный ритм колотившегося на пределе крохотного сердечка Енотика. Вместе у них постепенно получалось отогнать страхи и кошмары, а засевший в сознании Нии образ Охотника, который будет рядом и не оставит, был словно маяк на свет которого хотелось идти, не смотря на бушующие дикие и страшные мысли.
Они справились, через некоторое время девочка и правда мирно спала, посапывая носиком, а Принцесса, заботливо склонившись над малюткой, неторопливо плела сложные вязи одной ей ведомого заклинания, дабы отныне связать кроху Енотика с ней и всем Доллхаусом... Все было так как, должно быть. Девочка была там, где и должна была быть. Она, наконец, могла получить полную уверенность в том, что вокруг нее люди, которые повязаны больше, чем кровью или магией. И место, которое отныне станет для Нии домом было больше, чем просто дом. Но все это будет позже, когда малышка проснется и обнаружит, что все позади...
Свей, неотрывно следивший за реакцией пока ещё Енотика заметил, что Принцесса явно чем-то взволнована. Дерганость движений, чуть более выраженная, чем обычно, суетливые манипуляции с коммуникатором и бегающие глаза с расширенными зрачками не прошли мимо въедливой наблюдательности Свея. Оторвав на мгновение взгляд от малютки Охотник перевел его на Лунетта:
- Что-то пойти не так, Принцесса? Или дело быть не в ритуале, а в новостях, которые Вы получить?
Ответ Свей толком получить не успел, Енотика, мгновение назад мирно лежавшая на кушетке и сопевшая носиком неожиданно села и громко зевнув принялась тереть глаза крохотными кулачками. Ещё через мгновение эта крохотная егоза спрыгнула на пол, завертелась маленьким разноцветным волчком вокруг Свея и Лунетты, что-то возбуждённо выкрикивая. Выражение глаз девочки при этом разительно поменялось, по сравнению с тем, каковым оно было до ритуала. Что-то тут было явно не так.
Свей сцапал малютку за плечики и опустился на пол на одно колено, чтобы быть хоть немного на одном уровне с ее ростом, и принялся тщательно смотреть в глаза Нии.
- С ритуалом точно все быть в порядке, Принцесса? Что-то я не припомнить, чтобы у прошедшего через него открываться второе дыхание и появляться гиперактивность...
Присматриваясь к девочке Охотник спросил у нее:
- Нии, ты быть в порядке?

Thwei Luar-ke
16.05.2017, 14:51
Отпуская малышку-Енотика в царство Морфея науду не переживал. Он знал, что Принцесса не сделает ничего плохого, самое страшное и плохое могло таится лишь в головке самой Нии. И в какой-то момент оно, похоже, пыталось рваться наружу и взять верх. Девочка, лежащая на кушетке и провалившаяся в сон заметалась и задергалась, не глядя на то, что прикосновения Лунетты, которые были нежными и успокаивающими. Это, конечно же не могло помешать ритуалу, но все же вызвало неоднозначный и немного взволнованный клекот у самого Свея. Малютка металась, будто бы ей обуял кошмар от которого просто так, не проснувшись, не избавиться. Головка девчушки то и дело матлялась из стороны в сторону, а с маленьких губок то и дело срывался полузвериный-получеловеческий стон. Так стонал разве что прирученный дикий зверь, которого его же укротитель зажал в угол и истязал... Науду прекрасно понимал, что сейчас опасения и страхи Наденыша разыгрались во всю и малышка находится в пучине собственных страшных мыслей о том, что она сейчас совсем не дома и над ней, пусть и ставшие близкими живые существа, проводят некий жуткий магический ритуал и что сейчас она одна лицом к лицу с этим, но просить Принцессу остановится или даже взять Нии за руку не думал. Нии должна пройти через это сама. Только через возможность пережить страх может родится умение доверять, закалившись в этом страхе. Пусть же страхи этой маленькой девочки попробуют достать ее и встретят в ней достойный отпор от лица ее уверенности в том, что она не одна, что это лишь сон и близкие ей живые существа рядышком, достаточно лишь отринуть пелену кошмара и открыть глаза...
И малютка справлялась. Как и Лунетта, чья магия постепенно замедляла безумный ритм колотившегося на пределе крохотного сердечка Енотика. Вместе у них постепенно получалось отогнать страхи и кошмары, а засевший в сознании Нии образ Охотника, который будет рядом и не оставит, был словно маяк на свет которого хотелось идти, не смотря на бушующие дикие и страшные мысли.
Они справились, через некоторое время девочка и правда мирно спала, посапывая носиком, а Принцесса, заботливо склонившись над малюткой, неторопливо плела сложные вязи одной ей ведомого заклинания, дабы отныне связать кроху Енотика с ней и всем Доллхаусом... Все было так как, должно быть. Девочка была там, где и должна была быть. Она, наконец, могла получить полную уверенность в том, что вокруг нее люди, которые повязаны больше, чем кровью или магией. И место, которое отныне станет для Нии домом было больше, чем просто дом. Но все это будет позже, когда малышка проснется и обнаружит, что все позади...
Свей, неотрывно следивший за реакцией пока ещё Енотика заметил, что Принцесса явно чем-то взволнована. Дерганость движений, чуть более выраженная, чем обычно, суетливые манипуляции с коммуникатором и бегающие глаза с расширенными зрачками не прошли мимо въедливой наблюдательности Свея. Оторвав на мгновение взгляд от малютки Охотник перевел его на Лунетта:
- Что-то пойти не так, Принцесса? Или дело быть не в ритуале, а в новостях, которые Вы получить?
Ответ Свей толком получить не успел, Енотика, мгновение назад мирно лежавшая на кушетке и сопевшая носиком неожиданно села и громко зевнув принялась тереть глаза крохотными кулачками. Ещё через мгновение малышка спрыгнула на пол, ринулась к нему и прильнула всем своим крохотным тельцем, настолько насколько могла...
Было в этом что-то одновременно естественное, но пока не до конца осознанное Свеем. Этот маленький дитеныш-Енотик, который был прозван науду Найденышем, льнул к Охотнику, словно не в магический сон он окунулся на считаные мгновения, а пережил долгую разлуку с единственным существом, которое последнее время было рядом. Слово "тоска" науду было не ведомо, Охотники не скучали ни по родному миру, ни по своим матерям, они рождались для того, чтобы бесконечно, куда сильнее и усерднее, нежели хватало их жизней, стремиться туда, в бескрайний черный простор Вселенной, окаймленный обманчивым границами видимых звезд. Однако память каждого из них цепко хранила первые их сознательные воспоминания. Это вызывало слегка тягучее и как-то по особому будоражущее сознание ощущение лишения чего-то родного, что позволило будущему Охотнику когда-то впервые встать на ножки и сделать первый, крохотный, но уверенный шажок в широко распахнутые объятия такой огромной, по сравнению с дитенышем, неизведанной Вселенной... Кажется именно это сейчас и ощущала девочка-Енотик, вжавшаяся в его ногу и изо всех своих детских силенок обнявшая науду. Круг замкнулся... Не было больше непонимания почему это маленькая девочка нуждается в нем, была только твердое осознание, вернее просто оголтелый факт без обоснования, что ничего не происходит просто так... В особенности то, что девочка-енотик, кажется, нашла себя и свое новое стремление в том, кто не способен на естественное тепло и ласку. Нашла его в науду...
Вдруг она отпрянула, оживилась и завертелась маленьким разноцветным волчком вокруг Свея и Лунетты, что-то возбуждённо выкрикивая. Выражение глаз девочки при этом разительно поменялось, по сравнению с тем, каковым оно было до ритуала. Что-то тут было явно не так.
Свей сцапал малютку за плечики и опустился на пол на одно колено, чтобы быть хоть немного на одном уровне с ее ростом, и принялся тщательно смотреть в глаза Нии.
- С ритуалом точно все быть в порядке, Принцесса? Что-то я не припомнить, чтобы у прошедшего через него открываться второе дыхание и появляться гиперактивность...
Присматриваясь к девочке Охотник спросил у нее:
- Нии, ты быть в порядке?

Nii
13.07.2017, 21:54
Вдох – выдох. Вдох - выдох. Так шумно. Разве собственное дыхание всегда было столь громким? Или же это просто сейчас, в последние мгновения, перед шагом в неизвестность все чувства вдруг обострились. Назад дороги не было и в эти последние мгновение, перед тем как провалиться в забвение кроха прислушивалась к этому шуму, окружающем её. Шум? В почти пустой комнате? Именно. Колотящееся сердечко и собственное дыхание, шурханье чужой обуви, шелест платья, её, или Принцессы, не важно, все эти звуки сейчас были шумом, который сливался в одну единую симфонию – панику.
Внезапно на макушку опустилась чья-то небольшая ладошка. Нии удивленно приоткрыла зажмуренные до этого глазки и посмотрела на Принцессу, стоящую рядом. Её ручка была меньше чем у Охотника и ощущения от этого теплого, пускай и совсем краткого, прикосновения были совершенно другими. Не сказать лучше или хуже. Просто… другими. Новыми.
– Ничего не бойся и засыпай. -мягким, негромким, но в то же время таким внушительным, словно проникающим в каждую клеточку тела голосом произнесла Принцесса. Нии почувствовала, как она начинает стремительно слабеть и проваливаться в сон. Она повернула голову и ещё раз взглянула на науду, а потом… всё исчезло.

Нии открыла глазки и тут же зажмурилась от слепящего света. Этот свет был, таким ярким, но почему-то совсем не ощущался, словно и вовсе не касался кожи малышки, не дарил ни капельки тепла. Кроха проморгалась, приподнялась и осмотрелась. Вокруг зеленела высокая трава и кустарники самых разнообразных видов и оттенков, сквозь которые, словно гигантские корни, расползлась по земле сеть тропинок и дорожек, выложенных камнем. Где-то виднелись небольшие цветочные насаждения, окруженные аккуратным ограждением, вокруг возвышались массивные деревья с широкой кроной, что дарили остальным растениям спасительный тенёк от палящего солнца. А там, в глубине, окруженная небольшим прудиком, с кристально чистой водой и самой различной живностью стояла старая беседка к которой вел изогнутый дугой деревянный мостик. Это место было невозможно не узнать. Такое знакомое, такое родное. Место, где она росла с самого рождения, пускай и всего лишь 7 годков. Её дом. Её сад.
Картинка была столь яркой, столь живой. Да и была ли это всего лишь картинка? Откуда-то доносилось пение птичек, ветер колыхал листья и траву, в пруду плескалась мелкая рыбешка. Неужели все это сон? Или может, наоборот… явь? Светящийся портал, новый мир, науду и Прицесса… неужели это было всего лишь сном? Похоже и правда…
В груди чувствуется какой-то укол. Что это за чувство? Странно…
Но теперь это не важно. Нет больше страхов и переживаний. Теперь всё будет хорошо. Так ведь? Тогда… что же это за чувство? Что не дает покоя? Вот дом, вот сад. Трава, деревья. Слепящее солнце. И рыба плещется в пруду. Но почему же нет тепла, спокойствия на душе? Почему же нет радости, что все это было лишь кошмаром? Что за странное неприятное чувство разрастается в груди?
Вот же… вот же дом…. Вот он сад. Всё позади, да? Неужели и правда… Всего лишь сон?
Она поднялась с земли, отряхивая свою привычную желтую тунику, обернулась, ещё раз осматривая всё вокруг. Сомнений оставалось всё меньше, но не смотря на это почему то не верилось. Вот так вот просто. Ничего не было. Просто уснула в саду. Неужели это чувство… Ей грустно?
Малышка глубоко вздохнула и повернулась по направлению к дому.
Пускай. Не важно. Мысли прочь. Стоит лишь мотнуть головой и отбросить странное наваждение. Вернуться домой, где наверняка ждёт ужин. На столе накрыто. Изысканные яства из лучших продуктов. Всё в лучшем виде. Не то что какая-то похлебка на костре.
Забавно. Приснится же такое.
Около дома громко стрекотала цикада. Внутри было на удивление тихо, хотя солнце стояло высоко и сейчас, по подсчётам малышки в доме как раз должна проходить бурная деятельность: уборка, готовка, стирка и тому подобное. Отец не разрешает слугам слишком долго находиться в этой части поместья, поэтому все эти роботы происходят обычно до обеда, после чего с Нии остается только няня, а слуги же возвращаются в главный дом. Именно поэтому тишина сейчас так насторожила девочку.
«Неужели что-то случилось?» - кроха вгляделась в глубину просторной пустынной комнаты, сквозь не закрытую седзи. Беспокойно оглянувшись по сторонам, Итшэ таки влезла на деревянную возвышенность, эдакий фундамент для располагающегося на неровной, холмистой местности поместья и несмело побрела внутрь.
Доски едва слышно скрипели под маленькими ножками, однако этот звук в наставшей тишине был столь отчётливо слышен, так резал по ушам и щекотал нервы, которые с каждым мгновением натягивались, словно струны в глубине души. Малышка настороженно заглядывала в разные комнаты, однако не находила ничего и никого. Всё было убрано, однако деятельностью тут даже не пахло. Стол не был накрыт. Покрывала и одежды не были развешены на веревке у дома. В воздухе витала густая пыль, отчётливо искрящаяся под солнечными лучами.
«Странно… Где же все?»
За спиной послышался скрип. По спине пробежался холодок. Это из соседней комнаты? Значит кто-то дома всё же есть? Вот и хорошо, так ведь? Только вот… Она же только что туда заглядывала. И никого… никого не было.
-Н-няня?
Получилось гораздо тише, чем хотелось. И голос дрожит. А сердце… так сильно колотится. Ну почему? Почему всё так?
Цикада на улице затихла. И солнце скрылось за облака. Сквозь приоткрытое седзи в комнату ворвался легкий ветерок, пробегаясь холодком по слегка влажной, вспотевшей от нарастающего страха коже.
-Нииру!
Вздрогнув от громкого возгласа прямо за спиной, малютка не успевает обернутся, как её утаскивают, схватив за шкирку. Так легко притягивают к себе, словно щенка.
-Отец! – Нии не требовалось смотреть назад, чтобы понять, чей это голос. -Стойте! Не...
В ушах шумит. Так страшно. Так сильно… Кажется малютка готова потерять сознание. Она на самой грани. Сопротивляется, барахтается, словно рыбешка в сетях. Но всё четно.
Кажется он что-то кричит. Он в ярости. Тянет её куда-то. Она не понимает. Не слышит. Всё заглушают собственные рыдания. Этот шум в ушах. Разрывающееся от страха сердце.
Больно. Жжется. Плечо жжется. А ещё… Что-то ещё… Что-то не так…
Она падает на пол и замирает, широко распахнув глаза. Это длится всего доли секунды. Их взгляды встречаются. За это мгновение она становится такой крошечной. Ощущение, что весь мир вдруг увеличился во многие разы, а она столь мала, что вот-вот исчезнет.
«Беги»
И она срывается с места. Не думая, как это вышло. Не думая, что вообще происходит. Бежит. Снова бежит. Как и раньше. Как и всегда. Во сне и наяву. В этом месте лишь пустота. И страх. От которого хочется бежать. Всегда хотелось.
Малютка спрыгнула с веранды, прорываясь в сад. Бежала… Не глядя, куда-угодно, сквозь кустарники, вглубь, петляя меж растениями, сойдя с тропинки. Бежала, что есть мочи. Игнорируя кусающую ноги траву, что как назло оплетала её, словно стараясь задержать. Не давая ей уйти. Да и куда бежать? Куда ей бежать? Во всём этом мире… есть ли место куда бы она могла сбежать? Есть ли тот… кто спас бы её из этого кошмара?

«Будь сильной»
Эти слова. Вдруг прозвучали в голове. И всё вдруг замерло.
Именно так. Он сказал ей быть сильной. Он верил в неё. Будь то сон или явь. Она обещала. Ради себя или… Или ради него… Имеет ли это сейчас смысл? Но… он сказал… она обещала…
Нии резко затормозила. Она дрожала. Дрожала как во время лихорадки. Всем телом. Но всё же обернулась…

Бах!
Девочка подскочила и взволнованно стала оглядываться, судорожно и жадно глотая воздух.
«Что?»
Она дома. Снова дома. Опять? Как это? Что вообще произошло?
На полу перед ней книга с картинками. Уснула, пока читала? Что же это такое? Сон во сне? В голове совсем уж всё перепуталось.
Малышка подняла книгу и положила её на стол. Понемногу успокаиваясь, она выглянула на улицу. Две девушки – служанки развешивали постиранные покрывала. Из столовой доносился бытовой шум, звон посуды и стук ножа о разделочную доску.
И правда дома... Всё как раньше. То есть… как всегда.
«Нужно… умыться»

День шел незаметно. Нии поела. Снова заглянула в книжку. Немного повалялась на веранде, а потом отправилась в беседку, что у пруда. Сегодня она была необычайно тихой. Ей не хотелось развлекаться или баловать. Не хотелось играть или докучать рыбам в пруду.
Странные мысли не покидали её голову. Она думала снова и снова, весь день, пока не уставала от всех этих вопросов без ответа и не отвлекалась на какое-нибудь занятие. Она увлекалась чем-то, пыталась сосредоточится, но в какой-то момент эти мысли… они снова всплывали в сознании. И в груди… всё продолжало сжимать это неизвестное чувство, что осадком осело в душе после сна.
Легкий порыв ветерка пригладил листву на деревьях в саду и врезался прямо в лицо, проходя сквозь малышку, врываясь в её легкие и наполняя их самыми разнообразными ароматами. Такой родной запах. Такой приятный, но… но… Нутро больше не вздрагивало от этого запаха. Что-то изменилось. Вокруг? Или может… в ней самой?
Малышка прикрыла глаза. Но вдруг сердце замерло… а потом снова заколотилось и невероятной силой. Нет, не от страха. От этого чувства. Уже пережитого ей однажды.
Кроха распахнула глаза.
«Так и думала»
Там, чуть поодаль. Сквозь листву пробивался голубоватый свет. Это он. Это точно он. Малышка стрелой выбежала из беседки и помчалась по направлению к свету, но оказавшись уже совсем-совсем рядом вдруг остановилась и медленно пошла в заросли, отодвигая руками ветви кустарника. Около дерева находился он… Такой же как и во сне. Таинственный, будоражащий своей неизвестностью, пропитывающий воздух вокруг ощущением чего-то волшебного, сказочного.
Нииру смотрела не моргая. Не могла оторвать взгляд, но и дальше сделать шаг тоже не решалась. Почему? Сейчас что-то было по другому. Сейчас, казалось, она знала, что там… за ним. Могла ли она ошибаться? Ведь то был всего лишь сон. Но если она была права, то сейчас… Сейчас у неё был выбор. Сейчас она знала, что может нести за собой её решение. Знала и…
Она оглянулась назад. Там её дом. Место где она росла. Спокойная мирная жизнь. Как и должно быть. Готова ли она обменять всё это на пугающую неизвестность? На мир, полный опасности, таинственности и того, чего она не понимает и, возможно не сможет принять. Мир, где больше не будет отца, няни, слуг… Где она будет совсем одна. Одна? Разве?
Кроха нерешительно делает шаг вперед. А за ним ещё один. И ещё…
В голове на мгновение пронеслись образы… Образы странных чужих существ. Образ Принцессы. Да… И правда… Даже если она и будет одна… Но в будущем она обязательно… Обязательно обретёт много новых друзей и знакомых. Семью. Настоящую семью.
Пускай! Пускай тот мир полон неизвестности, но в то же время сколько возможностей он таит в себе. Только там… Только там она и правда может обрести свободу. Сейчас… Она готова выпорхнуть из своей клетки.
А ещё там… там…

«Хочу всегда… Всегда быть…»

Она сделала последний шаг вперед и всё снова погрузилось во тьму.

Итше моргнула. А потом ещё пару раз. Вдруг села, зевнула и уставилась перед собой.
«Опять?»
Только теперь, оглянувшись, девочка вдруг почувствовала как в груди всё наполнилось странным, ранее не испытываемым теплом. Она слезла с кушетки. Молча подошла к Охотнику и обняла его там, где доставала. Как могла.
Сейчас она точно знала, что это не сон. Его тепло… Было самым настоящим. И он никуда не собирался исчезать, но всё равно отпускать его совсем не хотелось.
Нии расплылась в улыбке. Сердечко её колотилось от непонятно откуда нахлынувшей радости и...счастья? Впервые в этом мире она чувствовала себя так хорошо. Это чувство переполняло её до краев. И даже больше. Его было просто невозможно сдержать. Да она и не хотела.
Хотелось прыгать, бегать и просто пищать от радости. Так сильно хотелось, что она не сдержалась и, отпрянув, наконец, от науду, замельтешила по комнате, подскакивая и и чуть привизгивая, пока сам Охотник не поймал её и не заглянул в глаза, присев на одно колено. Кажется он был немного взволнован, однако малютка на прочь не могла понять почему. И перестать улыбаться тоже не могла.
- Нии, ты быть в порядке? – серьезно спросил науду, глядя ей прямо в глаза. Девочка активно закивала и глубоко и судорожно вздохнула из-за того, что успела напрыгаться по комнате.
-Просто Нии рада. Очень-очень рада, что она здесь… Теперь… Это её… - кроха, на мгновение, запнулась, -мой… Теперь это мой… дом…

Thwei Luar-ke
28.08.2017, 19:37
- Ты быть дома, Найденыш. Ты быть дома, Нии. Дома, где тебе быть рады и ты найти то, что тебе не хватать. Теперь ты быть часть нашего с тобой Клана. Часть Доллхауса. Часть семья... - Охотник никогда не был силен в сентиментальных и запоминающихся речах, как и в речах в целом, мандибулы науду под маской как-то чуть нервно дернулись несколько раз и глотка исторгла максимально благодушное урчание. Странно, но кажется, это ощущение, которым эта малышка только что поделилась со Свеем, умудрилось тронуть даже его. Когтистая лапа Охотника, держащая Найденыша за плечико, легла ей на макушку и по-привычному грубовато потрепала по волосам, в считаные мгновения сводя на нет наведенный Кассандрой идеальный порядок из ленточек и проколотых заколочками прядочек в волосах Нии.
- Собираться Нии! Ты выдержить все с честью! - торжествующий громкий клекот и подхватывание малютки в воздух и задерживает ее на весу, как виновницу торжества, смешались и нарушили покой Дома Предателей. Енотика была, словно победитель крупнейших сотолесских гонок или иных спортивных соревнований была усажена на плечо науду, а сам он, вежливо попрощавшись с Принцессой и Надеждой пошел к своему гравибайку.
Путь их лежал через все те же коридоры, которые, как самому Охотнику показалось, не выглядели уже такими пугающими для малышки, как это было в первые мгновения. выйдя за дверь и поднявшись до уровня пустотелой бетонной коробки, скрывающей вход в подвалы Дома Предателей, науду бережно ссадил Найденыша на пол, встал перед ней во весь рост и осмотрев с ног до головы, как-то рачительно возмужавшую в его глазах девочку-Енотика, решительно и серьезно заявил.
- Испытание одно быть позади, но перед первым твоим праздником, означающим переход к взрослости тебя ждать ещё одно. Для науду оно обычно обозначать очень много боли, так как наше тело быть немного другим...
Охотник потянулся рукой через плечо, взяв в руки одну свою длинную дреду-ютар с украшениями в виде колечек из метеоритного железа на ней и продемонстрировал ее Нии.
- Такие украшения на голове науду означать, что он пройти обряд инициации и стать взрослым, принятым в Клан. Их заплетать и самцам и самочкам, примерно в твоём возрасте или чуть старше... Я, как старейший в нашем клане тоже заплести тебе косички, ютары как у меня быть заплести не выйти, твоя физиология этого не позволять. И после этого мы отправляться праздновать твое инициацию. Что ты об этом думать, Найденыш?
На инициативу, проявленную Охотником, Нии стоящая перед Свеем и во всю рассматривавшая его ютары о которых и шла речь, лишь коротко кивнула, что-то коротко промурчав себе под носик. Иного знака согласия Свею не нужно было и тот, уже привычно усадив Найденыша перед собой на гравибайк, завел двигатель и средство передвижения Охотника рвануло обратно к Театру...


===> [Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=45&p=368083#post368083)

Nii
28.08.2017, 21:48
Словно ощущая в чём девочка нуждается в данный момент, Охотник сейчас говорил Нии именно те слова, которые ей хотелось услышать больше всего. Это грело и переполняло все большими эмоциями, которые было просто не сдержать.
Нииру зажмурилась, даже не вздрагивая, когда большая, когтистая лапища опустилась на её макушку и нежно взьерошила её волосы.
Уже в следующий миг её неожиданно подхватили, подкидывая ( как ей самой показалось) чуть ли не до потолка и усаживая на плечо.
Нии светилась от счастья. Этот простой и, может, для кого-то, почти ничего не значащий ритуал, стал для малютки самым грандиозным событием, которое ей доводилось переживать за свою небольшую жизнь. И науду, который так же воодушевленно клекотал и подкидывал кроху на своем плече, лишь придавал девочке уверенности что сегодня очень важный и особенный день в её жизни. Пускай так будет только для них двоих. Не важно, поймут ли окружающие и как на это посмотрят. В их маленьком клане сегодня празднецтво. Нии заслужила это. Так сказал науду, а она верила ему, не смея усомниться ни в едином слове.
Нииру была так рада! Так рада, что и не заметила, как на мгновение потеряла контроль, выпустив ушки и хвост, покрывшись мелкой серой шерсткой и приобретя звериную мордочку, вместо лица. Правда поняв, что произошло кроха тут же вернула себе нормальный вид и немного приумерила свои всплески эмоций.
Когда же пришло время уходить Итшэ всё же опомнилась, пускай и запоздало, но она не забыла попрощаться с Принцессой. Несмотря на то, что она уже сидела на плече Охотника, малютка вежливо поклонилась, настолько, насколько позволяло её положение, в котором она находилась. Она испытала укоризну за то, что так увлекшись, не отблагодарила как следует принцессу. Испытывая неловкость, девчушке было стыдно взглянуть Лунетте в глаза, однако, та, похоже и без того была поглощена своими мыслями. Взволнованность, повисшая в комнате ненадолго утихомирили девчушку, однако, когда они с науду удалились эмоции всё же захлеснули её новой волной.
- Испытание одно быть позади, но перед первым твоим праздником, означающим переход к взрослости тебя ждать ещё одно. – сообщил науду, когда они вернулсь к гравибайку.
Девчушка немного оторопела. Это немного остудило её пыл, ведь она думала, что всё уже позади, а тут такая новость… Малышка восприняла слова Охотника настороженно и даже слегка взволнованно.
Науду продолжил говорить, поясняя что именно ещё предстояло преодолеть малютке. Уловив, что теперь, кроме заплетания косичек ей больше ничего не грозит кроха вновь успокоилась.
Она не шибко понимала зачем всё это надо и какое значение имеет данный обряд, ведь у неё на родине ничего такого не было, но, с интересом разглядев продемонстрированные науду ютары, она лишь кратко и согласно кивнула. Раз Охотник говорит, что так надо, значит так тому и быть. К тому же то, что сам науду будет это делать даже распаляло в малышке какой-то энтузиазм и предвкушение.
Не без помощи усевшись на, ставшим уже её, месте перед науду на гравибайке, малышка вздохнула полной грудью и прижалась к Охотнику, после чего они вместе направились обратно в театр.

---> [Dollhouse] Театр (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=185&page=45&p=368083#post368083)

Нуримар
06.09.2017, 16:46
Ворота Города ---> (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=127&page=15&p=382196&viewfull=1#post382196)

До Дома Предателей Нуримар добирался максимально скрытно, окольными путями. Времени оставалось очень мало, но рисковать и попадаться на глаза местным он не хотел. "Последнее время творится черти-что. Церковь взорвали, на островах началась какая-то война, так что даже некоторые банды Сото решили отправить своих бойцов, еще и День Избавления от Чумы не за горами. После того что случилось в прошлый раз жители явно будут вооружаться и вести себя агрессивнее с каждым днем, приближающим кошмар. Лучше не привлекать к себе лишнего внимания" - думал охотник, пробираясь по узким улочкам Сото. Обжора продолжал тяжело хрипеть, лежа на плечах дварфа. С шерсти пса периодически падали крупные капли темной крови, иногда на одежду Нуримара, а иногда и на землю, оставляя своеобразный еле заметный след за парочкой.

Добравшись до Дома, Длиннобород не особо церемонясь ворвался в приемную где сидела Надежда.
- Простите, уважаемая, нет времени кланяться, нам срочно нужно к доктору Креккеру. - быстро протараторил дварф Хранительнице Ключей. Надежда оторвала взгляд от чего-то очень важного, что лежало на ее столе и недовольно уставилась на Нуримара и Обжору. - Ой, проходите уже, а то кровью мне все заляпаете. Посетители испугаются... - выдержав секундную паузу Надежда закончила фразу - Раньше времени.
Быстро кивнув он добавил: - Извините за грязь! - и направился к одному из спусков, уходящих вниз, глубоко под Дом Предателей. Все переплетения ходов и пути под Домом знала только Надежда, но дорогу до лаборатории доктора Креккера дварф запомнил отлично. За время совместной работы с Обжорой, они несколько раз наведывались к нему. Именно тут Длиннобороду открылось происхождение Мистера Тредда, которого он впоследствии прозвал Обжорой.

Добравшись по узким и жутким коридорам до нужного подземелья, Нуримар громко начал колотить по тяжелой железной двери кулаком и ногами, одной рукой придерживая на плечах тело Обжоры. Доктор никогда не покидал своей лаборатории, а режим сна у него был вообще непредсказуем, так что угадывать подходящее время для посещений - бесполезно, надо просто дать доктору понять, что у него посетители, и громкий стук неплохо справляется с этой задачей. Через минуту такой долбежки, когда дварф уже почти выдохся, за дверью послышались шаги и звук открывающегося засова. Дверь приоткрылась и оттуда показалась голова доктора Креккера.
- Ви оторвали менья от очйень wichtigen эксперимьента, какого... - начал он было недовольно возмущаться, но оглядев посетителей замолк на половине фразы. - Oh mein Gott, что случйилось? Ви должны бйили вернуться zurück только черьйез недйелю, я дал вам genug сйиворотки. Scheisse, заходйите бистрее! - распахнув дверь, Креккер впустил внутрь Нуримара, несущего Тредда и, оглядев коридор, захлопнул за ними дверь, снова заперев ее на засов.
Изнутри лаборатория выглядела, как нагромождение различного хлама, скорее даже как свалка, но для доктора каждый из предметов имел свое назначение и был важен. В центре лаборатории стояло два хирургических стола, над которыми висели яркие лампы. Вдоль стен стояли стеллажи, ящики и столы доверху заставленные непонятными агрегатами и банками с таким же непонятным содержимым. Однако и все это не могло вместить в себя все оборудование, которым пользовался доктор, так что пол был так же густо завален различным барахлом, в котором были проделаны небольшие проходы. В общем, в довольно большом помещении было свалено огромное количество непонятно чего, а в дальнем его конце виднелась дверь с надписью "Склад". Если сама лаборатория была в таком состоянии, то трудно представить - что же творилось на складе. Но, тем не менее, Креккер отлично ориентировался в своих владениях и, иногда даже не глядя, мог быстрым движением руки выудить из какой-нибудь кучи необходимое ему устройство или какую-нибудь схему. Это был настоящий упорядоченный хаос, разобраться в котором мог только его создатель.
Сам доктор был одет в чистый белый халат, белую рубашку с галстуком, коричневые брюки и черные добротные ботинки, на руках его были белые хирургические перчатки. Гости действительно застали его во время какого-то эксперимента. На одном из хирургических столов лежало неизвестное тело, не подающее признаков жизни, накрытое белой простыней, на которое уставился дварф.
Проследив за взглядом Нуримара, Креккер произнес. - Нйе волнуйтесь, meine Liebe, он уже никуда не тйоропится. А вот нам надо hasten. Кладйите его на стол, я сйейчас bringe все необходьимое. - с этими словами доктор скрылся за дверью склада. Манера общения ученого была очень странная. Он использовал много слов из неизвестного дварфу языка, и вообще говорил крайне непонятно, но, со временем, дварф привык и суть его фраз была для него совершено ясна.
Уложив Тредда на стол, дварф отошел в не заваленный оборудованием угол лаборатории и стал ждать. Обжора тяжело хрипел и дергался в небольших конвульсиях, его силы и время были на исходе. Через пару минут Креккер вышел со склада держа в руках огромный шприц и несколько склянок с содержимым черного цвета. Молниеносно откупорив одну из склянок, он виртуозно наполнил шприц его содержимым и быстро вколол его Обжоре, в облике бульдога. - У вас же бйило достаточно meiner сыворотки, чтйо случйилось?
- Нас раскрыли, преследовали, пришлось бросить все лишнее. Я забрал из схрона только пару ампул. Вводил ему по пути, но ему очень досталось. - мрачно констатировал дварф.
Покачав головой доктор сказал - Ладно, тепьерь ему нужно немного zeit. Он восстанйовится, вам лучйе warten за дверью. Не хочйу, чтоби ви снова все тут übergeben. Это будет зрелйище не из приятных даже для того, кто ужйе gesehen его превращйения.
Охотник покорно вышел за дверь и стал ждать.

Нуримар
07.09.2017, 18:02
Время тянулось очень долго. Возможно, потому что ничего существенного и не происходило. В темном подземелье глазу не за что было зацепиться, прохожих в той части не было от слова совсем. Вытащив из сумки КПК, дварф проверил последние сообщения. Ничего серьезного не было, из-за работы вдалеке от основных сил Куклодома, контакты с остальными практически прервались. "Чтож, ближайшее время нам возвращение к оперативной работе не грозит. Надо связаться с господином Каем, раз уж мы оказались в Сото, может у него есть для нас работа не сопряженная с таким риском." С этими мыслями охотник написал сообщение (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=976&page=7&p=382400&viewfull=1#post382400), кратко обрисовав ситуацию. Закончив с почтой, дварф достал из сумки полупустую флягу с водой. Весь алкоголь пришлось бросить во время бегства, уходить надо было налегке. Сделав пару глотков Нуримар задумчиво уставился на тыльную сторону ладони левой руки. Там красовалась куклодомовская татуировка, появление которой резко изменило жизнь охотника на Эмпии. Семья... - задумчиво произнес Длиннобород, а затем негромко засмеялся. Семья подобралась что надо. Хоть он и узнал за время пребывания в Куклодоме всего нескольких его членов, но "родственнички" оказались крайне колоритные. Его дварфийские родичи с Трегнума со всеми их спорами, драками и дрязгами ни в какое сравнение не шли с членами Доллхауса. Убийства, темная магия, интриги и все во славу Куклодома... Поначалу Нуримару это казалось чем-то ужасным, но со временем все встало на свои места. По другому тут не выжить. По крайней мере в Сото.
Размышления дварфа прервал звук открывающегося засова лаборатории Креккера. Из-за двери, замотанный в белую простыню, показался Тредд в своем обычном облике, только выглядел он сильно осунувшимся и, как будто, побитым. Несколько мгновений дварф и эльф молча смотрели друг на друга, но обеспокоенный Нуримар прервал молчание, озабоченно уставившись на дверь. - Ээээ, а кого ты сожрал то?
Но Обжоре не пришлось отвечать на подозрения охотника, из за двери высунулась голова доктора Креккера.
- Нйе волнуйтесь, Mein lieber, он использовал тйело моего подопытного. Ви всйо равно сорвали мой экспьеримент, он был nutzlos. - С этими словами, но без малейшего сожаления доктор снова скрылся в своей лаборатории, но через несколько мгновений вышел оттуда, держа в руках несколько ампул сыворотки. - Это нйовый, улучшенный состав. Ее должно genug дольшйе. А мнье надо убрать весь это chaos. - доктор окончательно скрылся в своей лаборатории, лязгнув засовом двери и давая понять, что часы приема окончены и дварф с эльфом предоставлены сами себе.
- Интересно, то есть его обычное состояние лаборатории - не chaos, а то что мы там немного напачкали - это прям все, хана. - попытался пошутить Нуримар
- Я сейчас не очень настроен обсуждать энтропию. Как видишь - я ослаб и закутан в простыню. Идем на рынок, мне нужна одежда и оружие. - флегматично парировал Тредд
- Я тоже рад тебя видеть, задница... - усмехнулся Охотник. - Пока вот, на, револьвер, мой первый трофей на Эмпии. Дерьмо полнейшее, но если что - его можно кинуть или просто стукнуть кого-нибудь рукоятью. - с этими словами дварф отстегнул кобуру с револьвером от пояса и передал Обжоре. Тредд, взяв оружие, брезгливо покрутил его в руках, но принял. В прочем, всю дорогу до рынка он нес его в руке, так как на простыне, которая сейчас являлась его нарядом, его просто некуда было приспособить.
Минуя Надежду в приемной дварф старательно делал вид, что его не существует, от глаз Хранительницы Ключей это скрыться не могло, но она лишь проводила парочку недовольным взглядом. Тредд же грациозно, как подобает эльфу отвесил Надежде поклон и подарил вымученную улыбку. Он был еще слишком слаб.

//Тредд из-за ранения потерял практически все былые навыки, остались только "Превращение в животное" и "Каннибал"
//Нуримар отдает Тредду свой револьвер "Роллер", 0 уровень

--->Базар (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=133&page=56&p=382456&viewfull=1#post382456)

Эмми Тернер
20.09.2017, 21:40
[ после таймскипа]

- Куда идет наш пятачок - на мясокомбинат! - мурлыкала Эмми себе под нос, забегая в Дом Предателей. Пожалуй, в этих словах было больше иронии, чем Эмми только могла представить. Потому что если бы могла - никто бы не смог ее вновь затащить в это место, даже под страхом пыток.
Сколько бы времени не прошло, казалось, тут ничего никогда не изменится. Будто бы здание было таким с самой своей постройки: обшарпанным, грязным и не особо настраивающим на хорошее настроение. Но Эмми уже к этому привыкла.
Девочка шла, в одной руке держа бумажный пакет бурого цвета, а в другой - наполовину съеденную шаурму, завернутую в полиэтиленовый пакет. Последнее время глитранди пристрастилась к мясным блюдам и с удовольствием употребляла их в пищу. Шаурма ей особенно нравилась, в основном не только по вкусовым качествам, но и по составу. Мясо - есть, овощи - есть, мучное - есть. Белки, жиры, углеводы - все в норме. Идеальный источник энергии и быстрый перекус. Много калорий - то что надо! Правда, как ей позже объяснили, особо налегать на это блюдо не стоит по двум причинам. Певрое - частое употребление может испортить желудок. Второе - ой, никто не гарантирует качество мясо в условиях Сотолеского базара, что может, опять же, привести к последствиям первого пунта.
Однако сейчас ей действительно искренне хотелось думать, что мясо в шаурме - простая свинина, а не детеныш местного мутанта с пустошей. Кроме того, на вкус оно было превосходно.
Зайдя в здание, ногой закрывая за собой дверь, девочка пошла прямиком по коридорам к многорукой особе с живописным именем, по пути поедая свое лакомство. Грязный пол, стены, потолок, словом - все здесь нуждалось в ремонте. Эмми очень хотелось сделать это место чище и светлее, и она все еще думала как бы поговорить об этом с Надеждой. К слову о ней:
- Надежда, Надежда, где твоя одежда? - девочка, завидев женщину, тут же подскочила к ней и хихикнула над своей остроумной шуткой. Смешно же! По крайней мере, ей так казалось.
- А вот и тво-о-ой чай,- Эмми с ловкостью тюленя - то есть чуть не уронив - выудила из бумажного пакета небольшую черную картонную коробочку с оранжевым рисунком на ней,- черный с добавлением апельсина. Надеюсь, тебе понравится.
Быть девочкой на побегушках уже почти вошло в привычку - Шут довольно быстро ее приурочил к этому делу, а Эмми и не спорила. Да и рада она была приносить пользу, лечить-то она толком все еще не могла.
- У меня тут еще кофе и пара книг для Безликого, ты не подскажешь, где он сейчас? Он очень просил передать. Кстати, будешь? Вкусная, - Эмми кивнула головой на шаурму в ее левой руке.

Looney Molly
22.09.2017, 13:28
\Эмми Тернер\

Грядут великие перемены. Это чувствовалось в воде. Это чувствовалось в земле. А вот, наконец, и в воздухе чем-то запахло.
Запах наполовину съеденной шаурмы смешивался с химическим ароматом лака для ногтей, коей и без того витал в воздухе, рождая в плохо проветриваемом помещении поистине сногсшибательное сочетание. Великая и Ужасная Хранительница ключей вразвалку сидела в кресле, покрывая свои ногти ровным слоем пастельно-розового лака. Посетителей в последние дни было маловато. Возможно, это было связано с чем-то, что неумолимо надвигалось. А возможно определенный процент постоянных клиентов отправился на Священный Пикник Любого Отца. В любом случае, сейчас у неё было достаточно свободного времени насладиться тишиной, покоем и великолепным обществом себя. А так же ароматом шаурмы, пришедшем из прекрасного далёка в обрамлении звонкого голоса приспешницы Шута и вестника его Козла. Милейшей и забавнейшей приспешницы.
-Я верю в трусики, - усмехнувшись, бросила Надежда, закинув ногу на ногу. Шутка престранная, и напоминающая песенку про Мишку и его сберкнижку, которую она когда-то слышала от Сергея. – Спасибо, моя хорошая, - одной из свободных от маникюрных процедур рук она взяла коробочку, пристроив её на столе, а другой дружелюбно потрепала Эми по волосам в знак своей благодарности. – Что, гоняет тебя эта крыса белохалатная? Как будто ему своей нумерованной мало, - Хранительница Ключей деловито цокнула языком. – Разумеется, он у себя. Но барахло можешь бросить здесь, если хочешь. Ему занесут. Ну, или сама сходи, ежели он ещё не успел надоесть тебе своей чушью, - Надежда пожала плечами. На предложение о шаурме она лишь покачала головой. – Нет, спасибо. Предпочитаю соблюдать фигуру.

Эмми Тернер
22.09.2017, 20:47
- Ты веришь во... Как можно верить в... Не понимаю. Ну, ладно,- чуть смутившись тому, что не может понять смысл сказанных Надеждой слов, Эмми пожала плечами. - Как ты тут? Какие новости? Меня вот сегодня Шут на базар послал и не абы зачем, а, внимание, за чесночным мороженым. Весь Сотолес оббегала и не нашла-а. Надеюсь, он не расстроится. Козел сейчас пошел в какое-то другое место это мороженое искать, авось найдет. Ну, я очень на это надеюсь.
Девочка с неудовольствием отметила, что ее шаурма уже почти кончилась, а вторую она прихватить не додумалась. Как ни странно, она совершенно не чувствовала себя сытой. Все эти регулярные вылазки по Сотолесу отнимали очень много энергии, хотя у Эмми-то этой энергии всегда было в избытке. По началу было очень нелегко: мышцы ныли, на ступнях появлялись мозоли, на ладонях нередко были занозы. Иногда, лежа по ночам, она не могла заснуть от того, что ее тело болело. Эмми даже начинала тихо ненавидеть этот мешок из плоти, который ей достался.
Сейчас, оглядываясь назад, Эмми была безумно рада тому, что все так обернулась и что она так много работала. Тело ее стало сильнее и закаленнее, обычные физические нагрузки уже совершенно не были для нее чем-то особенным. Но тем не менее, Эмми все еще считала, что ей было бы гораздо проще, если бы ей попалось тело с таким же количеством рук, как и у Надежды.
Когда одна из этих рук ласково потрепала ее по голове, на лице девочки расцвела счастливая улыбка. От слов женщины о человеке с незапоминающимся лицом, Эмми деланно нахмурилась:
- Безликий не крыса, он хороший, да и мне не сложно помочь, - будто обидевшись сказала она. Эмми понимала, что Надежда говорила это не со зла, но не подыграть не могла.
А Безликий действительно был хорошим - по крайней мере Эмми так считала. Он всегда отвечал ей, если у нее вдруг возникали вопросы по анатомии, а это уже было немаловажно.
- Лады, я отнесу это к Безликому. Не скучай тут и говори, если еще что-то нужно, хорошо? - Эмми подмигнула женщине и бодренько побежала по коридорам - благо дорогу до кабинета она смогла запомнить. Пока она шла, доедая свой перекус, девочка настолько углубилась в свои мысли, что даже забыла постучать в дверь.
Широко распахивая ее, Эмми радостно воскликнула заходя в уставленным книгами кабинет:
- Кофе приехал - танцуйте!

Looney Molly
24.09.2017, 17:59
\Эмми Тернер\

Надежда рассмеялась. Это смущение Эмми было очаровательным, по-детски непосредственным и искренним. Мало кто в Доллхаусе был способен на подобные эмоции. Обычно члены банды предпочитали маски любой искренности. Именно поэтому Хранительница Ключей и питала к юной Тернер некое подобие симпатии. Ну и чай, конечно же. Как можно относиться без благодарности к тем, кто носит тебе чай?
-Как ты можешь наблюдать, всё стабильно. Тишина, покой, порядок. Продолжаем загнивать в унынии красиво и с блеском, - Надежда закончила покрывать последний ноготь приятной пастельно-розовой плёнкой лака и закрыла пузырёк. Теперь запах недоеденной шаурмы стал преобладать над химической вонью. – Шут в своём репертуаре. А за козла не волнуйся. Рогатый своё дело знает.
Надежда встала с кресла и направилась к плитке, подключая её к сети для последующего нагревания. Затем из шкафа, из которого на неё хотел было вылезти некий скелет, она извлекла очаровательный чайник. Чайник этот на удивление выглядел новым. Металлический, покрытый узором из красных маков. Даже слишком чистый и новый для этого места. Набрав в него воды, Надежда поставила его на плитку, явно довольная своими действиями и принялась изучать принесённую коробочку чая, расплываясь в улыбке. Приобретением она была крайне довольна и уже предвкушала грядущее чаептие.
-Хорошо, не крыса, так таракан, - Надежда пожала плечами. – Не балуй его. А то привыкнет и на шею сядет, - помахав малышке одной из свободных рук, надежда на всякий случай послала вперёд неё небольшую дохлую крыску, указующую дорогу. Возможно, что-то Эми и запомнила, но без проводника в лабиринтах катакомб было очень легко заблудиться.
-СТОЙ! – из-за заваленного книгами стола донёсся голос Безымянного. Самого мужчины, в виду не слишком высокого роста и сидячего положения, практически не было видно. – Выйди и зайди обратно! Это не проходная, девочка моя. Кофе и книги можешь положить на стол, чтобы освободить себе руки.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Эмми Тернер
25.09.2017, 21:08
Недовольный голос из-за груды книг ненадолго поставил девочку в ступор. Эмми замерла на пару секунд, пытаясь понять, что от нее хотят. Она медленно положила пакет с книгами и пачкой кофе на стол, и так же медленно вышла из кабинета.
« Что это сейчас было?» - подумала Эмми, закрывая за собой дверь. Спустя минуту размышлений о том, что, собственно, от нее хотят, до ее не шибко умной головы дошло.
- А, вот оно что! - радостно воскликнула она, вновь начиная думать в слух. - А я и понять не могу, вот я тормоз, ха!
Эмми подняла свой кулачок и стукнула в дверь трижды:
- Тук-тук-тук. Мистер с лицом, которое я не могу запомнить, можно войти?
Не дожидаясь ответа, хотя бы потому что Эмми его не услышала за дверью, девочка открыла ее и проскользнула в кабинет.
Кабинет Безымянного, как и сам Дом Предателей, отличался завидной стабильностью в убранстве. Очень редко что тут менялось. Конкретно здесь всегда было жутко много книг. Они были буквально везде: на полу, в креслах, на столе ( а возможно и под столом), в шкафах и на шкафах. Девочке даже казалось, что будь у мужчины возможность поставить книги на потолок, видят светила, он бы это сделал.
- Вот смотрю я на это каждый раз и думаю, что столько же рук, сколько и у Надежды, вам бы не помешало. Представьте, одной рукой держите одну книгу, другой - другую, а с помощью остальных - пьете кофе. Удобно, да? - Эмми помолчала, и добавила тише, скорее себе, чем ее собеседнику.- Я бы точно хотела столько рук. Раз уж когтей и клыков у меня больше нет.
Местные люди воспринимались совершенно по-разному. На то они и люди. Шут по-своему понимал юмор Эмми, и она почему-то воспринимала его как друга, хоть и очень своеoбразного ( хотя в некоторые моменты статус "друг" в ее голове иногда менялся на "начальник"). Деловитая Надежда, которая всегда была с ней ласкова, хоть и любила поворчать с остальными, воспринималась старшей сестрой ( кроме того, обниматься с кем-то с шестью руками - дело весьма забавное). Козел был скорее ее младшим братиком, каким бы взрослым он себя ни считал.
Безликий воспринимался совсем по-другому. Он точно не был ни братом, ни уж тем более сестрой. Возможно, "дядя", но наиболее точно Эмми могла бы назвать его "учителем". И почему-то никак иначе как на "вы" она его звать не могла. Потому что где-то глубоко на подсознательном уровне чувствовала, что какие бы чувства ты к нему не испытывал, уважать его стоило.
- Итак, как вы тут поживаете? Есть какие новости? Кстати, не знаете: где в Сотолесе можно отыскать чесночное мороженое? Нас с козлом Шут за ним послал, но мы так и не нашли это мороженое на базаре ( при том гороховое мороженое там было, а чесночное - нет!), в итоге: разделились. Не уверенна, что козел его найдет, вдруг вы знаете?
После того, как девочка договорила, как обычно, активно жестикулируя, она подбежала к столу, оперлась на него руками, чтобы было удобнее стоять, и спросила:
- А что читаете? Кстати, у вас более подробной литературы на тему полового созревания, случаем, нет?! В той книге, что вы мне дали, описано было кратко, а мне нужно больше. Тело растет, нужно успевать за его процессами, а сейчас, судя по среднестатистическому возрасту среди особей женского пола, должно все уже начинаться.
Эмми недовольно скуксилась при мысли о том, какие процессы придется пройти ее новому телу. Она так и не смогла замедлить процессы старения, что несло вполне соответсвующие последствия.
- Кстати, пустовато в здании сегодня. Тут обычно много народу, - пробормотала она себе под нос, задумчиво рассматривая потолок.

Looney Molly
29.09.2017, 12:01
\Эмми Тернер\

Кажется, он сломал этого ребёнка. Или просто перегрузил её мыслительные процессы. Так или иначе, до того момента, как до неё дошло столь элементарное требование прошло, по мнению Безымянного, слишком много времени. В прочем, этого было более чем достаточно, чтобы закончить главу и отложить книгу в большую накопившуюся стопку и погрузится в ожидание. Отвечать Эмми он не стал, она и сама сообразила, что после стука можно и войти.
-Сразу бы так. Уже куда лучше, - он удовлетворённо кивнул. – Да, сплошное удобство и функционал. Такой потенциал и как она бесталанно его расходует, - Безымянный немного удрученно вздохнул. Нет, он ничуть не завидовал Надежде и её богатому арсеналу рук. Однако, каждый раз, когда бы он не заставал Хранительницу Ключей в приёмной, она занималась сущей ерундой и руки эти в лучшем случае были заняты каким-нибудь дурацким кроссвордом или ещё какой-нибудь ерундой. Иногда это удручало. Но сейчас было совершенно не до этого. До прихода Эмми он был занят чем-то явно важным, что с визитом девочки вылетело из головы. Утешала лишь мысль о том, что забываются лишь ненужные вещи. И когда Тернер покинет комнату, возможно мысль вернётся сама собой. Да только гостья пока не собиралась уходить. В общем-то, её право. Безликий не собирался её выгонять. Не по два раза за день же. Так что он всё так же наблюдал за девочкой, через просветы между стопками книг, возможно даже стараясь настроиться на волну её мыслей. – Поживаю отлично. Осталось только решить отлично от чего. В прочем, это уже детали, - Безымянный пожал плечами. – За новостями ты не по адресу. А с этой глупой бытовухой обратись к Семнадцать. Есть вероятность, что она знает. Эта женщина способна достать что угодно. Возможно, она поможет. Если ты, конечно, сумеешь достать её. Не имею ни малейшего представления, где она может быть в данный момент времени.
Пожалуй, Безымянный был одним из тех немногих представителей банды, кто крайне халатно относился к своим «вещам» в лице прислуги. Его горничная хоть и была лишена имени и официальной свободы, была вольна сохранить личность и пользоваться всеми привилегиями бытия частной собственностью. Чем она, собственно, и пользовалась при каждом удобном случае, пропадая с целью немного пожить хоть какой-нибудь жизнью. И большую часть времени Безликий не был против такого подхода. Меньшую же часть девушке под номером Семнадцать приходилось расплачиваться за подобного рода грехи выполняя слишком много абсурдных поручений и выступая в качестве подопытной свинки. Как ни странно, подобное положение вещей устраивало их обоих.
-Есть. У меня есть практически всё, - Безымянный перешел сразу ко второму вопросу, начисто игнорируя первый. Он встал из-за стола, направляясь к книжным полкам, внимательно что-то там выискивая. Затем он достал сразу несколько книг. Небольшую цветастую книжечку в мягком переплёте, больше напоминающую брошюрку, достаточно толстую книгу, из которой торчала куча закладок и что-то похожее на чью-то монографию. Все эти три книги были вручены Эмми прямо в руки. – Держи, ознакамливайся. Здесь точно есть то, что тебя интересует. И в какой-нибудь точно написано понятным языком, - каждая из книг явно отличалась между собой стилем повествования. Что-то было написано сложно, перегружено терминами, а что-то мог понять и ребёнок. Разумеется, Безымянному было бы лень выбирать подходящий стиль самому, по этому он просто передал девочке всё, что было. – Так ведь «Священный Поход», или как там люди говорят. Пришел, значит, шумный Рыцарь-с-Церковью-без-Церкви и собрал народ. А после они дружно поплыли воевать на острова с какой-то там расой, которая чем-то там себя возомнила. Я не очень вникал в подробности. Но послал туда парочку своих, чтобы в последствии получить подробный отчет обо всём произошедшем.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Эмми Тернер
04.10.2017, 22:30
- Йей!- радостно воскликнула девочка, когда мужчина вручил ей книжки. Она даже прослушала то, что он сказал ей про войну. На самом деле все ее упоминания ее так удручали, что она старалась как можно скорее о ней забыть. Сейчас главное - книги!
Три книжки совершенно различались по внешнему виду и, как Эмми сразу смекнула, содержание имели тоже разное. Цветастая тонкая книжечка, блестящая, в розовых и оранжевых тонах, скорее всего, была больше нацелена на более детскую аудиторию. Скорее всего, там должен быть максимально простой язык и даже могли быть полезные для понимания иллюстрации. Вторая - толстая и довольно потертая со множеством закладок, была томиком по анатомии, а это значило ничто иное как заумный и сухой язык терминов, что тоже немаловажно, ибо понимание некоторых процессов Эмми были просто необходимы. И последнее, что даже книгой-то было не назвать - куча страниц сшитых между собой - могло быть какой-либо научной работой исключительно на эту тему. Все это радовало несказанно.
Эмми оглядела кабинет на предмет стульев или чего-нибудь в этом духе. Хорошая новость - стульев и кресел было хоть отбавляй. Плохая - они все были заставлены книгами ( и кое-где Эмми даже заметила парочку грязных чашек). На пол садиться радикально не хотелось, так как он был холодный, а брать с собой книги Эмми тоже не могла - сумки не было, да и томик по анатомии она точно бы с собой не утащила. По крайней мере без козла.
А потому девочка нашла самое логичное, по ее мнению, решение. Деловито кашлянув, она поднырнула под руки Безликого, увлекая за собой цветастую книженцию, чуть приподнялась, и вот спустя пару секунд она оказалась на его коленях, довольно улыбаясь.
Убрать книги с одного из кресел на пол додуматься Эмми была патологически не способна.
Открыв книгу, не особо заботясь будет ли она просматриваема мужчине или нет ( и не особо заботясь о том, что ее в любой момент могут спихнуть), она начала внимательно изучать.
Чтобы осилить это чтиво ей хватило десять минут. И Эмми, увы, к своему величайшему огорчению, не ошиблась и книга действительно была с иллюстрациями и детской. Почему "к огорчению"? Потому что будущие перспективы развития ее тела девочку совершенно не радовали. Кроме того, написана книга была из рук вон плохо, "для самых маленьких", что сказать.
- Какой кошмар!- скривилась Эмми.- Как этот ужас вообще оказался в твоем кабинете?
Ходили, конечно, в Театре слухи, что в кабинете Безликого можно найти что угодно, но чтобы настолько что угодно Эмми не ожидала. Среди множества книг самых разных объемов и цветов иметь подобную вещь под рукой было как минимум странно. Как минимум наводило на множество вопросов. Впрочем, это было перманентное состояние для глитранди: очень много вопросов и , по классике, невероятно мало ответов. Но книга оказалась на редкость мерзкая. Кроме того, Эмми все еще не до конца привыкла к своему новому "мясному мешку". Мало того, что привыкла не до конца, так теперь еще и он меняться начнет - спасу нет, да что ж ты будешь делать.
У тела из плоти были свои плюсы, конечно, но минусов было гораздо больше. А Эмми даже свой истинный облик принять не могла. Как есть - застряла в этом теле двенадцатилетней девочки, у которой скоро начнутся все "прелести" переходного возраста. Зашкаливающий уровень нестабильности в гормональном фоне обеспечен, шикарно.
- Ужас какой,- бормотала она себе под нос. Эмми, конечно, имела весьма оптимистичные взгляды на жизнь, но очень уж не любила процессы, сопутствующие изменению организма, который ей попался. А потому, возмущению ее не было предела. - Теперь у меня везде волосы начнут лезть. Кровь будет идти. И грудь расти начнет. Заче-е-ем мне такая грудь, ну заче-е-ем. Я все равно не смогу зачать ребенка, какой во всем этом вообще толк. Вот... Млекопитающие!- последнее слово она воскликнула с явным возмущением.
Только дыма, идущего из ноздрей Эмми не хватало - так она была возмущена всем этим. Лицо ее покраснело, и начало частично сливаться с цветом волос. При том покраснело нон в буквальном смысле - дело было вовсе не в притоке крови к лицу, дело было в самом натуральном свечении в этой области. Впрочем, довольно скоро это прекратилось и лицо вновь приобрело вполне обычный для человеческой девочки оттенок.
Эмми могла объяснить такие метамофрозы довольно просто: ее истинная суть пробивалась сквозь эту телесную оболочку. Для глитранди различные светопредставления вообще не были чем-то необычным: дома Эмми могла менять свой цвет и узоры на "теле" по десять раз на дню. Частично по собственному желанию, частично нет. Все очень зависело от эмоций и мыслей. Но большую часть времени Эмми любила прибывать в розовом или оранжевом - цвета радости и счастья, как ей нравилось думать. Эти цвета обычно и проявлялись на ее физическом теле в других мирах, но только, если она творила магию.
В этом мире все было неправильно, очевидно. Так Эмми рассудила, когда заметила, что ее тело порой выдавало такую реакцию на сильные эмоции. Она не творила магию, но тело все равно покрывалось светящимися узорами с ног до головы или просто начинало светиться. Это было неправильно. Это было против природы глитранди. И все-таки Эмми ничего не могла с этим поделать. Ее единственная теория, почему так происходило, было связано с тем, что у нее был отрезан доступ к большей части ее магических способностей. Соответственно, энергия не тратилась в той степени, в какой она привыкла ее тратить. Соответственно, она искала другие пути выхода.
Девочка положила книгу на стол к груде остальных, и обратилась к Безымянному.
- Скажи, только честно. Все будет очень неприятно, да?- нахмурившись, спросила она и чуть капризно выдохнула.

Looney Molly
09.10.2017, 23:00
\Эмми Тернер\

Набором чтива девочка оказалась довольна и это более чем полностью устроило Безымянного, который вернулся к пересмотру каких-то своих записей. Но его покой не был долгим, о нет. Случилось то, что всерьёз заставило мага крови опешить. Если бы Эмми могла видеть сейчас его лицо, то наверняка бы поразилась тому, как широко распхнулись его глаза от изумления. Даже рот и тот открылся в немом вопросе. На своём достаточно долгом веку Безликий повидал всякого. Даже случалось видеть некоторое… неприятные вещи. Но такой бесцеремонности по отношению к своей персоне он просто не ожидал. Более того, никому даже не в очень здравом уме бы не пришло в голову просто так усесться к нему на колени. Нет, определенно и из этого правила были исключения, но в совершенно другом контексте.
Безымянный опешил. И это состояние длилось достаточно долго, чтобы Эмми успела ознакомиться с продуктом макулатурной печати в лице цветастой детской брошюрки. И как только он пришел в себя, та уже во всю возмущалась этой дешевой литературой. Безымянный вздохнул, вероятно, для того чтобы взять себя в руки. Но вместо в себя в руки он взял крошку Тернер. После чего встал, не выпуская её, подошел к ближайшему креслу, скинул с него книги ловким движением ноги и усадил туда Эмми. И только после того, как их физический контакт был прерван, душевное равновесие Безликого было восстановлено.
-Не «твой», а «ваш». И без понятия. Некоторые книги просто появляются, - он пожал плечами. – Возможно, их кто-то приносит. Обычно это Семнадцать. Но это не точно.
Мужчина поправил костюм, внимательно взглянув на сидящую теперь уже на кресле девочку. Девочка нетипично меняла цвет. Ох уж эти попаданцы. Чего от них только не насмотришься. У кого-то вырастают лишние конечности, кто-то меховой, из чьих-то волос ссыпаются продукты кондитерской промышленности, а кто-то вот цвета меняет и ведёт себя крайне бесцеремонно. Ну, эта по крайней мере не говорит «с❤к❤ бл❤дь» через фразу, как некоторые. Уже не самый худший вариант.
-Да, это типичные проявления женской человеческой физиологии. А грудь, кстати сказать, многие находят привлекательной, - мужчина цокнул языком и скрестил руки на груди. – Я похож на женщину, чтобы сказать тебе наверняка? Спроси у Семнадцать. Вы одного пола.
Он ненадолго замолчал, задумавшись. Очевидно, недовольство девочки взрослением запустило в его голове ассоциативный ряд, направленный на решение сложившейся проблемной ситуации. И процесс этот был совершенно бесконтрольным. Как итог – приводил он к весьма закономерному для Безымянного, но странному для нормального человека выводу.
-Смерть останавливает любые процессы взросления и старения. Ты всегда можешь умереть, - Безликий пожал плечами и развёл руками. – В Доллхаусе смерть это не конечная точка. У нас есть Надежда, другие специально обученные люди. Так что было бы желание.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Эмми Тернер
10.10.2017, 14:25
Эмми не поняла как оказалась на кресле, так она была погружена в свое "чтиво". Не заметила она ни возмущенного вида Безликого, ни как ее взяли на руки, ни как усадили на кресло, мягкое и приятное на ощупь, как бархат.
- Не «твой», а «ваш», - сказал человек с незапоминающимся лицом.
От этих слов, лицо Эмми вновь стало похоже на красный спелый помидор, но на этот раз не от переизбытка энергии - кровь прилила к лицу. От возмущения девочка не заметила как, неожиданно для нее самой, перешла на «ты».
Эмми понурила голову и тихо, но на достаточно громкости, чтобы ее могли были услышать, сказала:
- Извините, сэр. Я случайно. Я не хотела обидеть.
Эмми исподлобья посмотрела на своего собеседника, силясь прочесть его эмоции. Но было это невозможно - черты лица мужчины расплывались, трансформировались на глазах, будто бы у девочки внезапно резко испортилось зрение. А потому она не могла понять ни его эмоций, но догадаться, о чем он думает, хотя бы чуть-чуть.
Но весь стыд как водой смыло, когда Безымянный заговорил про "проявления женской человеческой физиологии". Эмми возмутилась:
- Привлекательной? Простите, я не ослышалась? Привлекательной?! Эти.... два куска желез и жира? - Эмми будто бы выплюнула эти слова. Не со зла, нет, просто с этой точкой зрения она была в корне несогласна. - Светила, светила, ну почему у биологических существ все так сложно с... Как же это слово... А, "сексуальностью".- девочка вычитала это слово в одной бульварной книженции, которую однажды читал козел. - И вообще механизм размножения у людей... Честно говоря, странный он какой-то. Логика в нем есть, но все равно странный. Вы поймите, этому телу нет смысла взрослеть, я не смогу зачать дитя от кого-то отличного моей расе.
Эмми не видела ничего постыдного в подобных разговорах. Глитранди не имеют понятия "стыда" в том понимании, какой он у обычных людей. У глитранди размножение не является чем-то постыдным, ведь в первую очередь это приводит к созданию новой жизни. Значение было практически сакральным. У созданий из плоти все, как и ожидалось, было сложнее.
Тем временем, Эмми продолжала говорить. Много, быстро и активно:
- А Семнадцать еще поймать надо. В Театре я ее почти не вижу. В Замке или просто в Сотолесе ее встретить сложно, а если можно - то она всегда куда-то торопится или занята. С остальными сложнее - мне порой сложно понять у кого какой пол.
Эмми уже пыталась спрашивать у других женских , как ей казалось, особей, но те лишь отшучивались или вообще не обращали на девочку внимания.
- Никто меня всерьез не воспринимает... Может, если тело подрастет, они будут? - подумала она вслух, медленно произнеся фразу. - Сложно иметь тело, сложно.
Пока Эмми думала, заговорил уже Безликий. И вот его слова ей совсем не понравились. Глаза ее расширились, пока информация переваривалась в голове.
- Нет. Ни при каких обстоятельствах. Нет. Абсолютно исключено.- серьезно сказала она. - Сэр, вы же знаете ( наверно), что не я решала, какое мне попадется тело. Оно не совсем «правда», понимаете? Если оно умрет, а потом оживет, я не могу ручаться, что тогда произойдет с моей истинной сущностью. Видите,- Эмми протянула руку, задрала рукав блузки и позволила оранжевым и розовым узорам проявиться на коже,- «оно» ищет выход из меня. А я не знаю, как дать «этому» выход. Пока не вспомню как, так и будет. Но если я умру, я не знаю, что тогда с «этим» случится. Я могу и не ожить, если «оно» потухнет. Или ожить, но мой разум будет мертв. Или я буду уже не я. А какой смысл в этом, если я буду не я. Это логично. Кроме того, без «этого» мне не вернуться совсем никак. Меня ждут дома.
Полгода прошло с тех пор как Эмми была здесь, в Доллхаусе, в Сотолесе, в Эмпии. Спустя такое долгое время, она сделала вывод, что некоторым все-таки стоит знать о том, кто она такая. Никто все равно не воспримет всерьез существо с детским телом, только если оно не смертельно опасно. По идее, никому нельзя было говорить, кто она на самом деле. Представителей других миров не всегда жаловали, да и вообще могли не так понять, если мир попался мало развитый. А в конспирации здесь, по сути, смысла особо не было - здесь воистину было такое множество рас и такого множества миров, что у девочки глаза разбегались. Насколько же жадный и ревнивый мир ей попался?
Эмми нахмурилась, навалившись на спинку кресла. Она взяла большую книгу в кожанном переплете и открыла оглавления, но поток ее словесных мыслей и не думал прекращаться:
- Взросление - это даже не самое страшное. Мне нужно направить все силы на то, чтобы вспомнить, как остановить старение, пока не стало слишком поздно. Иначе, если состарюсь, я умру. А смерть мне никак не подходит.
Эмми на секунду задумалась, а затем обратилась к мужчине:
- Только, не могли бы вы не особо много кому об этом говорить? Просто на всякий случай, хорошо? - сказала она, понимая , что секреты в Доллхаусе хранить крайне сложно. Собираясь вновь уделить внимание книге, кое-что привлекло внимание.
- Не поняла... Это что такое? - глаза ее внушительно расширились, а сама она резко склонилась к своей руке с все еще не опущенным рукавом. Светящиеся линии, волнистые и прямые, толстые и тонкие, словно паутина, полностью покрывали ее, переплетались, создавая причудливый узор. Они были практически повсюду... Кроме одного места.
Тату на ладони.
- Э-э-э, это чего?! Это как?! - девочка попыталась проявить узоры на метке, но ничего не произошло. На секунду ей даже показалось, будто бы окровавленный череп в короне ухмылялся ей. Эмми начала нервозно тереть левую ладонь и начинала хныкать:
- Что же это? Так не должно быть! - кровь отхлынула от ее лица, а узоры полностью исчезли. По спине прошла дрожь.
Она шепотом произнесла:
- Она, что, и на энергетическом фоне отпечаток оставляет?

Looney Molly
13.10.2017, 14:48
\Эмми Тернер\

-Нет, ты не ослышалась, - Безымянный вздохнул. – Ничего странного, всё достаточно эволюционно обосновано. Напомни мне, как-нибудь найти тебе литературу по теме. Явно будет с чем ознакомиться, если у вашего… вида? всё обстоит иначе. Кстати, хотелось бы поподробнее послушать о твоей расе и её представителях. Об этом тоже следует не забыть.
Задумчиво потерев пальцами подбородок, Безымянный вновь подошел к своему столу, делая пометки в, очевидно, записной книжке. А ведь действительно, Эмми, хоть и походила на человеческую девочку, человеком не являлась. Сталкиваться с кем-то подобным ей раньше Безликому ещё не случалось, по сему перспектива когда-нибудь изучить эту расу поподробнее интересовала его куда больше, чем обсуждение с ребёнком вопросов половых отношений и возрастного развития организма. В своём стремлении объять необъятное и аккумулировать в себе знания чуть ли не всего обо всём, мужчина иногда заходил слишком далеко, теряясь в собственных мыслях и забывая важные вещи. Поэтому пометки в записной книжке были для него спасением. И его ничуть не смущало, что на одной странице могло быть таких пометок несколько слоёв, один поверх другого. В своих собственных записях он ориентировался отлично. Однако, попади эта книжка в руки кому постороннему, навряд ли он смог бы там что-либо разобрать.
-Могу позвать её прямо сейчас. И, поверь мне, она придёт, - мужчина хмыкнул. С горничной у них была «особая связь». В прочем, это было не удивительно для персонифицированной мебели. – В последнее время она слишком многое себе позволяет. Надо будет это исправить, - в записную книжку добавилось ещё пара пометок. Возможно, они грозили чем-то серьёзным для одноглазой горничной. А возможно, были лишь информацией к дальнейшему размышлению Безликого. Пока он и сам не был уверен. Ведь лично его подобное поведение Семнадцать пока никоем образом не тревожило. Однако, ему порядком поднадоело слушать чужие отзывы и упрёки в её адрес. В прочем, Эмми уже сменила тему беседы, протягивая Безликому руку, которую тот рассмотрел весьма с интересом. – Успокойся, это не была инструкция к действию. Лишь один из вариантов, - да только девочка униматься не спешила, сияя узорами подкожного света. – Многие попавшие сюда возвращают свою настоящую форму лишь со временем. Многие и вовсе меняют её на что-то иное. У тебя нет поводов к панике. Уймись.
Возможно, его слова подействовали и Эмми снова вернулась к книгам. Вот так куда лучше. Пусть себе читает и изучает. В конце концов, найти способ остановить старение в этом мире было достаточно легко. Сложно – найти подходящий лично тебе способ. Для Безымянного магия крови стала прекрасным выходом. К тому же, у него был большой опыт в обращении с ней там, откуда он был родом и перестроиться для него не составило большого труда. Так что не исключено, что и эта девочка найдёт свой путь. А если нет, ну, всегда можно научится выгодно продавать себе душу, отрастить кучу рук и настрогать попутно парочку неадекватных отпрысков. Тоже неплохой вариант.
В ответ на просьбу девочки не рассказывать никому о её «странностях» Безымянный молча кивнул. Да кому он расскажет? Будто это кому-либо интересно. Шила в мешке не утаить и кому нужно, тот и без всяких подсказок разлечит, кто перед ним. Большинству же просто всё равно. Не велика птица, разбираться в её видовых принадлежностях.
-Это Доллхаус, девочка, - Безымянный цокнул языком, в ответ на очередной яркий и эмоциональный всплеск. Ох уж эти девочки пубертате. Как ему повезло, что Семнадцать досталась ему уже взрослой, без всей этой излишне эмоциональной ерунды. – Он везде и останется с тобой, где бы ты ни была.

http://s019.radikal.ru/i636/1510/58/df84a148f30c.jpg

Эмми Тернер
13.10.2017, 21:28
Наверно, это было впервые, когда в Эмпии ей стало по-настоящему страшно. Хотя, нет, не впервые. Во второй раз. В первый раз ей стало страшно в Белом Граде, из которого она чудом выбралась живой.
Ни один мускул на лице девочки не дрогнул, ни один узор ни проявился. Сама она была значительно бледнее, чем когда-либо. Рот ее раскрылся в немом вопросе " что?", а сама она так и замерла - с раскрытой книгой на коленях, пялясь на руку с меткой.
Это был единственный участок тела, где узоры не проявлялись. Спустя еще несколько попыток, Эмми поняла, какую страшную ошибку она допустила, когда позволила сделать это с собой. Ну, конечно же, татуировка была магической. Кто бы мог подумать?
У девочки похолодело в груди - тоже весьма экзотическое ощущение для создания, сделанного из энергии света. И это пугало не меньше. И чем сильнее пугало, тем холоднее становилось: самый что ни на есть замкнутый круг.
Раньше все напоминало игру, каждый новый мир - новая игра. Но в том-то и было дело, что игру можно было завершить в любой момент, и ничего тебе за это не будет. Никто тебя не удержит.
Не будет никаких последствий, ведь новый мир - новые правила. Везде разные законы, разные создания. Разные государства и континенты. И потому, шагнув в новый мир и принимая новый облик, можно не беспокоиться, что "призраки прошлого мира" настигнут тебя.
Но конкретно этот мир был не правильным. Правил здесь не было, произойти могло практически что угодно. А еще этот мир не хотел из себя выпускать, что самое страшное. А конкретно эта татуировка нарушала все законы и правила, что Эмми когда-либо знала. Она оставила след. На ней настоящей. Ее не смыть, от нее не избавиться, если только...
Эмми передернуло, и она резко вскочила, чуть не обронив книгу со своих колен, но вовремя успела ее схватить. Она шокировано уставилась на Безликого.
- Как вы могли сделать такое со мной? - прошептала она, прежде чем обдумала свои слова. Да и разве могла бы? Да, она пришла сюда добровольно, но она же не знала. Да, она упала в сад в Замке, а потому ее могли попросту убить или еще чего хуже. И все же...
- Простите, - сказала она тихим голосом,- я не хотела обидеть.
Она улыбнулась. Потому что на что она годна, если даже улыбаться не может?
- Я, наверно, пойду. Не ругайтесь на Семнадцать. Она хорошая, - девочка положила томик по анатомии на кресло, с которого встала. Легко кивнула и направилась к двери на ватных ногах.
Перед выходом она негромко сказала:
- Мы зовем себя глитранди. Мы - дети звезд Ниа и Айна. Может, это что-то значит для вас? - после этой фразы она закрыла за собой дверь и зашагала прочь. Чем дальше она удалялась от кабинета Безымянного, тем быстрее несли ее ноги. Она даже чуть не забыла попрощаться с Надеждой, которая, наверняка, наслаждалась чаем, докрашивая ногти. Впрочем, может и нет.
Когда Эмми была уже почти на выходе из Дома Предателей, она уже не шла, а бежала. Подальше, скорее прочь, чтобы никто не видел. Потому что никто не должен этого видеть. Никому совсем никак нельзя ее такой видеть.
Эмми выбежала из здания. По ее щекам градом катились слезы.
------> [ Dollhouse] Замок

Занайя
01.11.2017, 19:47
/после таймскипа/

- Надо будет отдать его Оскару, чтобы починил. Это просто невозможно, - коммуникатор в последнее время почти совсем перестал работать. Чтобы заставить его реагировать на команды, приходилось жать на кнопки как минимум пять раз, что и делала Валеан, идя по мрачным коридорам с не менее мрачным выражением морды. В какой-то момент бесплодные попытки выбрать необходимый контакт из списка вконец ей осточертели, и химера со злобным рычанием убрала коммуникатор в карман брюк, чтобы в порыве раздражения не сломать гаджету пару-другую кнопок.
Она была нечастым гостем в Доме Предателей. У неё здесь не было ни работы, ни знакомых, которые бы здесь работали. Не считая Авигеи, к которой девушка как раз и направлялась. Хранительница Тайн. Всё чаще этот титул оказывался на слуху. И, что самое интересное, не только в Театре, но и в Замке, среди наиболее приближённых к Королеве лиц. Успехи Сеятеля и её растущая известность в группировке вызывали у химеры чувство искренней радости. Всё-таки не зря она называла маленького псионика своей подругой, пусть и по большей части только в своих собственных мыслях. Ведь именно благодаря её безвозмездной помощи рыжая не скатилась в пучину психоза, которая практически полностью сожрала её несколько месяцев назад. Сеансы пси-терапии позволили Зан вернуться в нормальное состояние и сохранить рассудок, за что она была безмерно благодарна Иеровоам. Но те сеансы уже закончились почти месяц назад, когда стало понятно, что все необходимые результаты достигнуты и ещё лучше химере уже в любом случае не станет, а если и станет, то совсем не таким образом, каким бы ей самой этого хотелось. Но тогда зачем Авигея позвала её сюда снова, даже толком не объяснив в своём сообщении причин, но при этом обозначив предстоящую встречу как крайне важную? Химера, говоря откровенно, терялась в догадках. Ясным было лишь одно - это было и вправду нечто очень важное и, весьма вероятно, очень серьёзное, раз встреча была назначена не где-то в Театре, Замке или за пределами Доллхауса, а прямо в лаборатории, принадлежащей Сеятелю. Так что, какими бы ни были настоящие причины столь необычного приглашения, химера была уверена на девяносто девять процентов - в лаборатории её ждала не товарищеская беседа с чаем и сладким тортиком.
Дойдя наконец до нужных дверей, Валеан легонько постучалась, и после этого заглянула внутрь, не желая при этом заходить полностью и мешать своим присутствием на тот случай, если хозяйка лаборатории была занята чем-то прямо в этот момент.
- Ие, это я. Можно войти? - негромко обозначив своё присутствие, химера стала ожидать ответа, в то же время рассматривая уже знакомую обстановку, в которой она провела немало времени, то лечась, то просто общаясь с Гла.

Авигея
02.11.2017, 17:25
/после таймскипа/

Относительно низкая дверца, покрытая выцветшей темно-зеленой краской, в невзрачности своей казалось серой, и от человека, решившего ее отворить, требовала необычайной находчивости. Нет, здесь не было громогласной грозди из цепей и навесных замков, как не было затвора или даже щеколды. Даже выемка для ключа, тонкая и аккуратная, не создавала у того, кто ее наблюдал, чувства угрозы или опасности, как это принято у вылитых из стали львов, смертоносными клыками сжимающих тяжелые, стальные же кольца. Тогда в чем же заключалась эта находчивость, столь важная для всякого, желающего ступить за порог лаборатории? Ответ очень простой: придумать разумную, действительно вескую причину.
Внутреннее убранство комнаты не представляло из себя ничего особенного, и уже при самом первом беглом взгляде могло создать впечатление, будто бы некто, занимавшийся постановкой предметов мебели, либо аскетичен вне всяких разумных пределов, либо не способен оценить, что такое уют, будучи существом, далеким от этого понятия. Пространства здесь хватало, но заполнено оно было, мягко говоря, странно. Длинные стены уходили в укрытую вуалью мрака пустоту, и в безупречности ее могучего неодолимого тела изъяном проступал блестящий силуэт вешалки, предназначенной для уличной одежды. Чтобы разместить на одном из ее крючков, к примеру, осеннюю куртку, гостю требовалось пройти пару десятков метров туда, где ничего, кроме этой самой вешалки, не наблюдалось. И затем, чтобы присесть за столик, следовало проделать весь путь обратно - тот стоял у самой двери, хотя пространства для него хватало где угодно. Присутствовала в помещении и другая дверца, ведущая куда-то еще, но она была закрыта практически всегда. Лишь изредка из-под нее струился прохладный электрический свет, столь желтый, что казалось, словно одуванчики, нарисованные на стареньком линолеуме под ногами, оживали. Но только у порога той, другой двери, загадочной и странно неприветливой.
В комнате не наблюдалось кухни, кровати или иных удобств, кроме двух кресел и небольшого столика, круглого и только кажущегося деревянным - состоял он, скорее всего, из более дешевого и простого в обработке материала, по качеству и долговечности явно проигрывающего чему угодно, но зато щедро залакированного. Прямоугольные панели, разгоняющие темноту комнаты, крепились прямо к потолку. Иногда их пластиковые оболочки поскрипывали. Поскрипывала и обувь, оставляя на линолеуме черные полосы. Так, сделав очередной неловкий шаг навстречу гостье, Авигея невольно создала одну из таких полос, но тут же ее заметила и оттерла несколькими неловкими движениями пятки из стороны в сторону. До реверанса эдакому приветствию, конечно, далеко, но Ие явно научилась кое-чему в общении с окружающими. Ей пока плохо давалась сама улыбка, но моменты, когда та была бы уместна, Авигея научилась определять безупречно.
- Проходи, садись. За этот стол.
Авигея улыбнулась Занайе и, словно бы в комнате было что-то еще, с чем его нельзя было перепутать, указала едва заметным движением руки на столик. Или, скорее, почему-то на вазу из толстого стекла, на него водруженную и совершенно пустую. Улыбка держалась на ее устах долго, словно выточенная в камне и не способная изменить формы или настроения, изначально заложенных в нее создателем. Комнату заполняла тишина, словно умоляющая хоть кого-нибудь заговорить. К ее мольбам Ие была пока глуха.

Занайя
02.11.2017, 19:02
Ответив на улыбку улыбкой и слабым кивком, девушка зашла внутрь и закрыла за собой дверь с тихим щелчком, почти никак не нарушившим местную атмосферу. Когда-то, когда она только начала приходить к Сеятелю, это место наводило на неё жуть. Не пугало, но вызывало беспокойство и другие неприятные ощущения. Наверное, тогда ещё сказывалось её отношение к процессу лечения, и всё это складывалось вместе, в итоге заставляя химеру нервничать больше положенного и видеть то, чего на самом деле не было. Теперь такого уже не было. Да, лаборатория всё ещё казалась ей немного странной, отличающейся от тех, что обычно всплывали в сознании при слове "лаборатория", но Зан уже привыкла. Как и привыкла прежде всего торопливым шагом проходить к вешалке и оставлять на ней верхнюю одежду, а уже потом так же торопливо возвращаться к столику и занимать предназначенное ей место. На этот раз на вешалке остался чёрный жакет, а в кресло химера опустилась поправляя слегка сбившиеся рукава бордовой рубашки. Когда слуги в первый раз предложили ей попробовать более мрачные цвета в одежде, она долго отнекивалась, считая, что такое ей не подойдёт, но мнение пришлось изменить, когда после очередной серии уговоров она согласилась и встала перед зеркалом уже не в серо-голубом, а чёрно-красном наряде, который к её собственному удивлению очень даже неплохо смотрелся.
- Ты что-то хотела? - взгляд химеры поднялся к Ие, а руки легли на подлокотники. И вроде бы Валеан не нервничала, а пальцы обеих рук всё равно стучали по мягкому материалу. А в голове тем временем продолжал вертеться вопрос: зачем? Зачем её позвали сюда? Вряд ли, чтобы просто поговорить о всяком-разном, потому что тогда бы Авигея, скорее всего, не охарактеризовала эту встречу как важную. Да и провели бы они её, наверное, где-нибудь за пределами её лаборатории. И за пределами Дома Предателей вообще, потому что это место... Ну, если не увиливать и не использовать всякие эвфемизмы... Это место было не лучшим для дружеских посиделок. Особенно, если знать, что в соседнем помещении, прямо за стеной, кто-нибудь пытает какого-нибудь раба или делает иные, ещё более страшные вещи. И пока все эти мысли и догадки проносились в сознании, Зан продолжала внимательно смотреть на Сеятеля с серьёзным видом, больше не улыбаясь и не подавая никаких других признаков радости. Даже хвост, кончик которого лёг поверх ног химеры, и тот начал подёргиваться, шлёпая пушистой белой кистью по мягкой ткани чёрных брюк.

Авигея
03.11.2017, 23:25
Каждый раз, когда у Авигеи бывали гости (или, по крайней мере, когда этой гостьей было Занайя), делала она одно и то же. В действие вступал нерушимый порядок, согласно которому Ие надлежало немедленно расположиться в своем мягком кресле и, уложив ладони на колени, наблюдать. С вниманием и интересом, внешне сравнимыми с чувством воодушевления, едва ли ей доступным, сеятель следила за тем, как силуэт химеры утопает в полумраке дальнего угла комнаты. Казалось, прислушивалась к шороху куртки, к случайному металлическому звуку от соприкосновения основания вешалки и какой-нибудь пуговицы или молнии. Стоило гостье начать обратное движение, как искрившийся пурпурным светом взгляд начинал тускнеть с каждым шагом. С каждым шагом, более громким, чем предыдущий.
Прелюдия к сегодняшней беседе не стала исключением из выше описанного правила, однако ощущение ее лишь предстоящей, но все-таки особенности, словно бы повисло в воздухе. Прежде чем по своему обыкновению впериться в глаза Валеан, взгляд Авигеи легко скользнул по поверхности стола, пустой и безнадежно лишенной какого бы то ни было скрытого смысла или содержания. Ие закинула ногу на ногу, явно и неумело подражая кому-то из посетителей, и начала, наконец, говорить.
- Хотела кое-что узнать, - голос сеятеля звучал тихо и холодно, в нем слышалась лишь скромная, но настойчиво-протяжная нотка любопытства, - И это кое-что вполне конкретно. За время нашего долгого общения, и за все время, когда я тебе помогала, я не могла не заметить аномалии в структуре твоего сознания.
Веки Иеровоам быстро опустились и вновь поднялись, и тогда линия ее бровей изменилась. Ее лицо теперь имело выражение почти заискивающее, как если бы Ие пыталась без слов попросить Занайю о чем-то. Возможно, сделать намек на нечто, им обеим известное, но слишком деликатное, чтобы спросить прямо.
- Я впервые испытала затруднение в попытке игнорировать то, что увидела. А увидела я интересный феномен. Нарушение, прямо и недвусмысленно свидетельствующее о недавнем вмешательстве в твои воспоминания. И это вмешательство - не моих ... "рук" дело. Я бы хотела узнать, что ты об этом помнишь, если помнишь хотя бы малость. Дело в том, что у меня есть весомые основания полагать, что я смогу вернуть утерянное без слишком тяжелых последствий. И эта возможность будет ускользать из моих... "рук" со временем, так что решение нужно принять здесь.
Рука Авигеи поднялась до самого лица и повернулась ладонью вверх.
- В этом месте. И в этом времени, что куда критичнее. Если мы хотим сохранить твой рассудок и не позволить тебе вернуться к забытому позже. Естественным образом. С существенным шансом утерять рассудок.
Словно бы по совпадению, лампа на потолке издала треск и замигала, заставляя "волшебную" ладонь Авигеи мерцать. Спустя мгновение лампа над столом погасла, но включилась другая. Та, что давно не работала. Лампа над далекой вешалкой и оставленной там одеждой.

Занайя
04.11.2017, 20:29
То, что химера услышала из уст Сеятеля было... Необычным, мягко говоря. И очень неожиданным. На первых словах Иеровоам ей показалось, что дальнейший разговор пойдёт о проблеме, связанной с неестественной агрессивностью, время от времени захлёстывающей её сознание, однако вопреки ожиданиям псионик заговорила на другую тему.
- То есть, вмешательство? Кто-то изменил мои воспоминания? - чуть прищурившись на псионика, Зан непонимающе наклонила голову вбок и подёргала ушами. В её голосе тоже явно проступило недоверие к услышанному. Да и как можно такому доверять, когда для неё всё казалось абсолютно нормальным и естественным, не изменённым ни на йоту. Все воспоминания были цельны, отчётливы. Они были её, а не чьими-то ещё. Однако, если об этом говорила Авигея, чью пси-силу химера ни за что на свете не поставила бы под сомнение после всего того, что она сделала, то это, судя по всему, было правдой, - Но ведь... Как это могло вообще случиться? То есть... Хм, - спорить и устраивать бессмысленные дискуссии на пустом месте не было для Валеан любимым занятием, и потому, прежде чем сказать Ие что-то ещё в ответ, она, как та и попросила, принялась перебирать в памяти всё, что там только было, стараясь отыскать в гуще событий то самое, что можно было бы назвать подозрительным. Приставив руку к концу морды, она закрыла глаза, сосредотачиваясь на воспоминаниях.
Всё шло по порядку. Сперва - обрывки, нечёткие образы, больше похожие на эмоциональные отголоски. Кусочки того самого детства, что проходило в бессознательном состоянии и которое оставалось в памяти как большой кусок цветастой яркой ткани с огромным количеством маленьких дырочек и огромных дыр, лишающих возможности воспринимать всё в полном объёме. Родители, дом, родственники. Игры, праздники. Много криков и искреннего возмущения во время одной из первых нормально запомнившихся стрижек. Много радости, когда в гости приехала тётя с кучей новых сладостей из столицы. Много эмоций. Искренних эмоций. Хорошее, счастливое время.
Далее - детство. Нормальное, осознанное детство, полное самых разных впечатлений. Игры, дружба, школа. До сих пор ничего подозрительного. И хотя дальше начинались моменты, которые вспоминать не очень хотелось, химера продолжила напрягать память, чтобы не упустить ни малейшей детали.
Детство перестаёт быть настолько счастливым и постепенно переходит в юность. Начинаются проблемы с друзьями, ссоры с родителями. Происходит первый побег из дому, имеющий целью доказать сверстникам свою силу и выносливость. Заканчивается побегом очень плачевно как для физического, так и психологического здоровья маленькой химеры. Скоро в дело включаются вспышки. Наступает тяжёлый период, заканчивающийся тем, что химера бросается на свою родственницу с ножом и убегает из дому.
Ну а дальше только веселее. Поимка отрядом ДРСП и доставка в лабораторию для до сих пор непонятных ей экспериментов. Побег с применением силы против работников и охраны, прибытие в Сотолес, принятие в ряды Доллхауса, знакомства, ещё раз знакомства, тренировки, война на Севере, бесчисленные заказы от Кровавой Королевы, отдых с СуА на другом конце света, неприятная ситуация с Элем и многое-многое другое. Но ничего, что бы выделялось из всего этого списка. Ни одного события, которое могло бы хоть немного напоминать точку, делящую воспоминания на "до" и "после". Разве что...
Химера открыла глаза. Задумчивый взгляд задержался на столике и только потом поднялся к лицу Сеятеля, терпеливо ожидавшей ответа. Удивительно спокойное выражение её лица создавало такое впечатление, словно она была готова сидеть здесь хоть весь день, пока Валеан копалась в своём сознании. Кто знает, может, так оно и было. Но даже если и так, сама Валеан не хотела отнимать у подруги больше времени, чем требовалось.
- Не помню, - медленно поводив головой, пробормотала химера, - не помню ничего странного. Всё кажется нормальным. Только... Только единственное, время, что я провела в тассалирской лаборатории после ухода из дому. Не знаю, может там со мной что-то могли сделать, но я не помню такого. Помню, что попала туда, провела там некоторое время, а потом сбежала, когда меня решили выпотрошить. И... Всё. Больше вообще ничего. То есть, не помню ничего подозрительного, - девушка замолчала, то ли вспоминая что-то ещё, то ли раздумывая над словами Гла. Недолго помигав, выключилась лампа, и Зан вопрошающе подняла голову, смотря на потемневший прямоугольник. Хотелось бы сказать Сеятелю что-то ещё, но ей было нечего добавить к тому, что она уже сказала. Оставалось только принять решение, от которого, если верить словам Ие, уйти было нельзя. А не верить её словам оснований не было.
Если была возможность вернуть себе настоящие воспоминания, то зачем отказываться? Тем более, что они и так могут вернуться спустя некоторое время, но заодно принесут с собой тяжёлые увечья разуму. Выбор был очевиден, он лежал прямо тут, перед самым носом, на этом самом маленьком столике, сделанном не из дерева. И всё равно было тяжело решиться. Химера взяла кончик хвоста в руки, которым стало непривычно холодно, и помяла его несколько секунд, находя успокоение в его мягкой пушистости и собираясь как с мыслями, так и с силами.
- Хорошо. Давай попробуем, - спустя полминуты тихо произнесла она и отпустила хвост, будто отбрасывая кусочек себя, с которым ей очень долго и хорошо жилось всё это время, но который вдруг оказался не её, а чьим-то. Чужим.

Авигея
05.11.2017, 18:02
- Я не знаю, кто и почему.
Ие коротко покачала головой и развела руками в стороны, так, как иногда делала сама Валеан. И тут же, замолчала. Какое-то время она выглядела словно бы обезоруженной и беззащитной в своем бессилии ответить на все поставленные вопросы. И в то же время как будто бы могла сказать больше, но не говорила, а только слушала.
Рассказ давался Занайе непросто, и понять это Авигея могла не только по манере речи химеры, но и по эмоциям, которые та испытывала. Мысли о давно канувших в лету переживаниях проносились в сознании Валеан яркими искрящимися щепками, и острота их беспорядочных сколов становилась тем более опасной и угрожающей, чем более безумных величин достигала скорость, с которой они появлялись и исчезали. Скорость, с которой им разрешил появляться и исчезать кто-то из прошлого химеры. Загадочная сущность в лице незнакомца или нескольких, не в пример заинтересованных будущим, уготованным существу удивительному и могучему. Пусть Иеровоам редко выражала свое отношение к окружающим, в случае с Занайей задавать вопросы об этом попросту не требовалось. Иными словами, в общих чертах уловить и понять мотивы и морали, дозволяющие вмешательство в жизнь химеры его непосредственным исполнителям, задача нетрудная. Но псионик зачастую видит чуть больше, чем его глаза. Нередко и больше, чем осознанно понимает.
Гла не перебивала свою гостью, позволяя водам ее рассказа течь, а мыслям возвращаться к руслу. Прямому источнику. И, как и ожидалось, он здесь был не один. Очень скоро рейки сознания разделились там, где, по логике всего, должны были сойтись. Фальшивое начало отличалось ненамного. Оно было мертво, и никогда не жило. Красивая, умело насыщенная деталями имитация выдавала себя тому, кто обладал взглядом достаточно пристальным. Достаточно долгим, чтобы заметить, как оно не дышит, не питается, не стареет. Как ничто, установленное вне его противоестественных пределов, не способно повлиять на происходящее в их рамках. В сумраке комнаты можно принять вешалку с курткой за силуэт человека, но со временем глаза привыкают, а иллюзорное движение, созданное мозгом для полноты картины, исчезает, как только прочь уходит тонкий, даже скупердяйский слой неизвестности.
При внимательном рассмотрении ничто не кажется настоящим.
Да, мнимо-очевидная фальшивка отличается. Ровно настолько отличается от настоящего, насколько настоящее отличается от нее. И то и другое есть, вне сомнения. Остается лишь понять, что есть что. С чего начать.
- Если ты готова, то просто посмотри мне в глаза. И постарайся не отводить взгляда. Если будет сложно смотреть, ты можешь взять меня за руку и смотреть на что-нибудь еще.
Авигея наклонилась к столику, на который положила свою левую руку. Взгляд ее был направлен к глазам Валеан. В этот момент он был как будто бы еще больше, еще глубже, еще пристальнее, чем обычно. Тяжелый и холодный, как толща вод, всей своей чудовищной массой устремленная в бездонный океан.

Занайя
05.11.2017, 20:38
- Да, я готова, - от химеры послышался негромкий вздох. Некоторая её часть считала принятое решение неправильным, объясняя это и тем, что незачем портить себе мозг лишним воздействием извне, и тем, что Авигея могла её просто обмануть. А ведь это и вправду было возможным... Воспользоваться доверием химеры, залезть к ней в разум и исковеркать воспоминания так, как это будет необходимо Сеятелю. И ведь Зан потом даже и не поймёт, что что-то пошло не так. Новые воспоминания для неё будут такими же по достоверности, как и нынешние. И будет она жить дальше с фальшивой памятью, не подозревая ничего и считая, что всё так оно и было в реальности. И никто об этом больше не узнает, кроме самой Иеровоам.
Разумеется, это всё было бредовыми идеями, создаваемыми чувством страха и неуверенностью. На самом деле Валеан не верила в то, что Ие хочет ей навредить, пусть и может, да ещё и как. И тем не менее, где-то в закоулках сознания всё равно присутствовали опасения, мешавшие принять сделанный выбор как исконно правильный.
Выслушав указания Гла, девушка пару раз кивнула головой в знак понимания, и положила руку на стол. Но почти сразу же убрала её обратно на подлокотник, посчитав, что сможет справиться сама. Она не слабая. Она сильная. Она сможет справиться и так. Сможет, определённо сможет... И тут же сомнения засыпали её с головы до ног. Сможет ли? А вдруг она отведёт взгляд в какой-то момент? А вдруг прервётся контакт? Что тогда? Всё оборвётся на середине, и она останется с недоделанной памятью?
В конце концов её рука вернулась обратно и легла поверх руки псионика, которая для Зан выглядела очень маленькой и хрупкой в сравнении с её собственной. Ладонь химеры, обычно тёплая, почти горячая на ощупь, была холодной, словно её обладательница только что подмёрзла где-то на улице. Страшно? Страшно. Несомненно страшно. Что, если что-то пойдёт не так. Или Авигея что-то специально сделает не так, зачем бы ей это ни было нужно. Так много если. Свободной рукой химера снова взялась за кончик своего хвоста. И, подняв на Иеровоам одновременно и печальный, и испуганный взгляд, слабо покивала, показывая свою готовность, хоть она даже и не знала, к чему ей было необходимо быть готовой.

Авигея
09.11.2017, 10:39
Рука Иеровоам коснулась холодной ладони химеры, затем обогнула запястье и скользнула по тыльной ее стороне. Кончики пальцев прошли между прядей рыжей шерсти и застыли, внимая легкой, едва ощутимой пульсации под мягким покровом кожи. Связь, установившуюся между Гла и Занайей, последняя, скорее всего, ощутила бы не сразу. Чувство покоя, обволакивающее и замедляющее бег ее мыслей, а затем плавно перерастающее в негу, притупляющую все, кроме доверия, их связывающего, можно было списать на впечатлительность химеры, ни для кого в этой комнате не являющуюся ни великой тайной, ни даже маленьким секретом. Поспособствовала ли резкой смене настроения сила сеятеля, или ее подопечная смогла просто взять себя в руки крепко - оставалось лишь догадываться. Позже, однако, на плечи Зан стала давить тяжесть сна, ненавязчивая, но не воспринимающая всерьез никакого ее сопротивления, будь то моральным или физическим. Свободная рука Авигеи поднялась к внушительным челюстям Зан и столь бережно, насколько это было возможно с ее скромными силами, помогла голове химеры опуститься на столик. Занайя теперь глубоко спала, а мозг псионика пребывал в пике своей активности. Умственное напряжение, испытываемое Иеровоам, было видно невооруженным глазом и почти осязаемо в тягучем и липком течении тишины, застилающей комнату и местами будто бы даже проникающей сквозь стены, в соседние помещения, заглушающей все, что оттуда могло пробиваться. Заменяющей крики отчаяния и боли на низкий, однородный гул, слишком похожий на стук в висках, каждому слышный в поздний вечерний час.
Сначала из памяти Валеан стало постепенно исчезать все то, чему оттуда положено было исчезнуть. Фальшивые воспоминания, словно краски, нанесенные на холст позже других, смазывались и уступали место белизне, чье обманчивое безмолвие моментально выдавало себя. Пустота насыщалась деталями, доселе будто бы и неизвестными химере, но на самом деле просто забытыми, а теперь нежданно вернувшимися. Весь процесс проходил медленно. Иеровоам явно позволяла спящему разуму усвоить все это, в прямом смысле слов, новое, но лишь забытое старое, в меру его когнитивного потенциала, временно ограниченного. Открыв глаза через десяток-другой минут, Занайя вряд ли смогла бы определить, сколько времени провела во сне. К слову, и настенных часов в комнате не было. Но зато она могла наблюдать перед собой пустой, как никогда, мутный взгляд Авигеи, блуждающий из стороны в сторону. Не глаза, а грязные цветные стекляшки, растерявшие всю свою яркость в пыли ухабистой, долгой дороги. Тонкая линия ее губ не двигалась, лицо было бледным.

Литиция
13.11.2017, 01:32
/.../

В следствии воздействия Занайя получает ролевой эффект:
Две памяти: В голове химеры прочно засели воспоминания реальные и навязанные. В случае попадания в лаборатории, замкнутое пространство, место или ситуацию, в которых невозможно свободно двигаться, при виде врачей или медицинских приборов активируется память, навязанная Плетельщицей. В остальное время Занайя помнит реальные события, периодически смешано с навязанными.

В следствии воздействия Авигея получает знания о внешнем виде Плетельщицы, истинном прошлом Занайи и причину такого вторжения - убрать Занайю прочь из Тассалиры, не убивая её. Авигея так же понимает и то, что в Плетельщице не было жалости к химере, а лишь расчёт на её шпионаж, но истинную причину обнаружить не смогла.

Занайя
18.11.2017, 15:05
Что есть память? Просто набор картинок со звуком, помещающихся внутри черепной коробки, как видео на электронных носителях? Или же нечто большее? Нет, память не просто нечто большее. Память определяет всё. Воспоминания делают всех такими, какие они есть. Характер, мировоззрение, восприятие самого себя и окружающих - всё зависит от того, какой именно набор картинок со звуком помещается внутри разума. Память может сделать из кого-то героя, а из кого-то - злодея. Кто-то будет иметь жизнь, полную приключений, а кто-то проведёт её в комфорте и спокойствии в уюте своего дома. У кого-то будет счастливое детство и крепкая дружба, а кто-то до самой смерти будет помнить себя нелюдимым и несчастным. Кто-то будет мучеником, пытающимся спастись от бездушных монстров и найти для себя новое пристанище. А кто-то окажется шпионом, даже не подозревая об этом до определённого времени.
Могла ли Валеан представить себе, что её настоящая память настолько разительно отличалась от ложной? Сомнительно. Её связь с Кукольным Домом стала настолько сильной, что она даже в самых безумных сновидениях вряд ли бы смогла увидеть себя той, кем на самом деле являлась. Но это было уже не столь значимо. Был и более важный вопрос. Как бы она повела себя, останься у неё только одна, настоящая память? Продолжила ли бы она своё дело? Продолжила ли бы она выполнять задание, выданное ей Плетельщицей, которой она была должна за спасение своей жизни? Возможно, вероятно. Но набор воспоминаний был не в одном экземпляре, а сразу в двух. И оба, несмотря на истинность лишь одного из них, были равнозначно достоверны. Оба имели определённое место в сознании и оба, каждый по-своему, влияли на мышление. Что должно было пересилить? Чувство долга перед родиной и желание отплатить ей за подаренный шанс? Или установившаяся за годы связь с теми, кого она должна была рано или поздно предать?

Уже проснувшаяся как минуту назад, химера сидела в кресле с мрачным видом, впившись когтями в подлокотники. С момента своего пробуждения она ни сказала ни слова, как и Иеровоам, что была то ли истощённой после восстановления чужой памяти, то ли обескураженной по той же причине, что и Зан. Прошла ещё одна минута, прежде чем от химеры послышались другие звуки кроме тихого, но напряжённого дыхания. Разжав пальцы рук, она сделала глубокий вдох. И медленно выдохнула, после чего обратилась к Сеятелю удивительно спокойным тоном.
- Если мне снова попытаются изменить память, верни её обратно... И не говори никому о том, что ты узнала, - самое важное было сказано, и Валеан взяла паузу. Необходимо было понять, что делать дальше. И делать так, чтобы никто не пострадал сверх нормы, - Надо позвать Лунетту и разобраться с этим как можно скорее, пока не стало ещё хуже, - озвучив своё решение, химера вытащила из брюк коммуникатор и стала набирать сообщение. Слегка трясущиеся пальцы иногда промахивались по нужным символам, и это отражалось на морде, когда самые края пасти вдруг вздёргивались, как от нервного тика. Закончив с набором и отправкой, она убрала устройство обратно и наклонилась вперёд, ставя локти на стол и обхватывая руками голову. Тихим, замученным шипением зазвучала её речь.
- Я уже не знаю, какими словами описывать свою жизнь...
Кажется, Эмпия реально пыталась сломать её всеми имеющимися силами. Иначе все те события, что происходили в течение её существования на этом свете, объяснить было невозможно. Раз за разом, удар, удар, удар. И ни одного нормального, лишённого потрясений года. Всегда, каждый раз, когда ей казалось, что вот-вот, и всё будет наконец хорошо, обязательно находилось что-то, что снова всё портило. И портило не просто так, а колоссально. Как будто у Демиурга был специально назначенный слуга, в обязанности которого входило подбрасывание на пути химеры препятствий самого разного толка. И слуга этот отрывался на рыжей девушке со всем своим фанатичным рвением, перевыполняя рабочий план вдвое, втрое, а то и в большее количество раз.
Но, как ни странно, была во всём этом и хорошая деталь. Несмотря ни на что, Валеан так и не сломалась. Она страдала, она испытывала страшную боль, она была уже слишком хорошо знакома с тем, что называли чувством отчаяния. Но она не сломалась. И не собиралась делать этого и впредь, пока была жива. И пока была жива Лунетта.

Авигея
18.11.2017, 20:31
Сеятели рождаются со своей силой и осваивают ее основы без особых затруднений, не тратя на это сил и времени. Псионика - не исключительно им принадлежащая привилегия, но нечто, доступное всякому, способному прийти к "пробуждению" и его пережить. Есть индивидуумы, открывающие в себе сей талант, случайно или намеренно, в тесном контакте с технологией, а есть целые поколения, возносящиеся коллективным сознанием к единству, сотворенному культурой и состоянием разума, в которое его эта культура приводит. За сеятелей "чудо" воплотила машина-творец. Им, недолговечным оболочкам, будто бы излишне убедительным куклам с детскими чертами, не нужно в полной мере осознавать то, что они делают. Просто взглянуть в глаза другому существу и... Как ни странно, первым делом подавить собственную волю, уступить неведомому в себе власть над таким же неведомым там же. Сила, способная воздействовать на сознание, зародилась раньше. Она всегда была, есть и будет раньше. Даже в настоящем, в рамках которого "раньше" или "позже" отсутствует. Как и почему она делает то, что в итоге приводит к желаемому результату, если первым делом не допускает управление собою, главенство воли ничтожного смертного? Она есть та часть его сущности, что неотделима от стихии сотворения. В ней все то, что мы зовем волей и желанием, обретает свое первозданное начало. Сколь бы ни был скоротечен миг, позволяющий возникновение созидательного порыва в сознании, псионическая сила охватывает вечность, невыразимую словами. Достаточную для всего того, что мир за ее пределами вместить не способен, и никогда вместить не сможет, даже достигнув всех возможных пределов, всех бесконечно опережающих друг друга скоростей.
Пси.
Она то, что смотрит из глубин наших глаз. Она одна и есть все многочисленные мы. Она выше границ, нас разделяющих. Для нее все живое едино.
Авигея не была вымотана или шокирована увиденным. Ее на первый взгляд пустые глаза полнились картинами, приходящими в состояние осознанного оттуда, где только и могли все они помещаться. Едва ли Занайя способна ощутить, что на протяжении каждого псионического контакта с Авигеей, от начала и до конца, они все больше становились одним и тем же, и сейчас этот процесс достиг пика, доступного Иеровоам, как псионику. Разве что заподозрить за близостью знакомство нечто большее - и на такое не всякий горазд. Она могла бы.
- Я храню все секреты, которые знаю, - тихо произнесла Авигея, когда пыль, застилавшая стекляшки ее зрачков, вспыхнула пурпурным пламенем, а таинство забвения было нарушено движением головы столь резким, что казалось, будто тонкая кожа сеятеля вот-вот треснет, словно сухой остов глиняного изваяния, - И я позабочусь о том, чтобы ты смогла сохранить свои.
Не глядя на экран коммуникатора Занайи и не спрашивая о содержании сообщения, Ие встала со своего кресла и улыбнулась. Тишину комнаты нарушил легкий отзвук ее голоса - намек на смех. Сдержанный или подавленный сожалением, но настоящий.
- У нас еще есть время до ее прихода. Хочешь... остаться одна? Ненадолго.

Занайя
19.11.2017, 18:58
- Нет-нет, не надо, всё в порядке, - убрав руки от головы, химера подняла свой рассеянный взор на Сеятеля, смотря на неё так, словно была в чём-то виновата, - просто мне... Мне надо собраться с мыслями, вот и всё... И... Спасибо тебе. Большое, - на самом деле ей не хотелось оставаться одной на данный момент, но говорить об этом вслух она не хотела. Вероятнее всего, Авигея и без слов смогла бы это понять или же узнать напрямую, но это не столь сильно волновало Занайю. Конечно, как можно было волноваться по таким пустякам, когда голова была забита намного более значительными вещами и множеством вопросов, на которые у девушки пока что не было возможности ответить. Например, что сказать Лунетте, когда та придёт сюда? "Здравствуй, дорогая принцесса. А я, оказывается, всё это время шпионила и передавала информацию тассалирским спецслужбам, а сама об этом не знала. Упс.". И как ни крути, как ни меняй слова и формулировки, суть остаётся всё той же. И как в таком случае должна будет среагировать Принцесса? Как бы по всем правилам химеру после этого должны будут либо изгнать, если очень повезёт, либо просто казнить, что казалось более вероятным исходом. Но ни на один из них она сама не была согласна. Она не была готова ни умирать, ни покидать Кукольный Дом, а вместе с тем и всех своих друзей, что были там. А для того, чтобы этого не случилось, надо было оставить всё в тайне. И как можно скорее избавиться от следящего устройства, чтобы больше никакая информация не попала туда, куда не надо. С другой стороны, не станет ли прекращение слежки поводом для более активных действий со стороны тассалирцев? Предсказать невозможно. Они могут обойтись полученными данными и успокоиться. А могут и не успокоиться. И вот что будет следовать за этим... Страшно представить. Не хотелось бы приводить тяжеловооружённый отряд тассалирских солдат прямо в Доллхаус. Но, наверное, удалить чип всё равно лучше, чем продолжать оставаться ходячим передатчиком. Особенно, когда где-то на горизонте уже маячило такое масштабное мероприятие, как переворот.
Поиск правильного решения с каждой минутой становился всё более трудным процессом. И если с судьбой чипа химера уже почти всё решила, то вот с его извлечением всё было сложнее. Идея поговорить насчёт этого с Лунеттой уже не казалась настолько привлекательной, и всё чаще появлялись мысли о том, чтобы тихо и незаметно извлечь чип где-нибудь за пределами Кукольного Дома, никому больше ни о чём не говоря. И в этом была доля рационального. Так, никто кроме самой химеры и Авигеи больше не узнает о произошедшем. В том числе и о прошлом Валеан, которое на поверку оказалось не таким безобидным и мученическим, как многие думали. Более того, в таком случае не пришлось бы признаваться Принцессе в том, что все эти годы рыжая очень даже успешно шпионила в пользу Тассалиры, которую на словах ненавидела больше всего на свете и которая, как известно, уже очень давно бы сравняла Сотолес с землёй, не располагайся он аккурат на Хреше. Ближе к концу своих размышлений химера уже была готова отказаться от настоящей памяти, чтобы всё снова стало очень просто и понятно. К сожалению, такой вариант был невозможен. Да и сама она понимала, что просто так забыть обо всём не будет равняться решению проблемы. Как это, например, было с Рео. Она уже давно могла бы попросить Иеровоам удалить из её памяти те конкретные воспоминания, однако за всё время, что она ходила к псионику, она так и не попросила об этом.
- Ие, - наконец обратилась она к Сеятелю, упёршись в мысленный тупик и не зная, в каком направлении стоило двигаться дальше. Она откинулась на спинку кресла и закинула ногу на ногу, вновь начиная нервозно дёргать кончиком хвоста в разные стороны, как это делала бы, например, обозлённая кошка. Сама химера бы точно провела такую ассоциацию, если бы лучше знала, кто такие кошки и как они себя ведут. Вперив в псионика пристальный взгляд, она заговорила, стараясь звучать как можно тише, но при этом не настолько, чтобы Авигее было невозможно её расслышать.
- Раз ты уже всё знаешь, и скрывать больше нечего, то дай мне совет... Что бы ты сделала на моём месте? Стоит рассказывать об этом кому-то ещё? Или, может, есть смысл оставить это только между нами, а чип, - взгляд химеры на мгновение скользнул к правому запястью, в которое когда-то давно вживили треклятый передатчик. И не без её согласия, что немаловажно, - убрать у кого-то не из Доллхауса? В Трущобах или вообще за пределами города. Что думаешь насчёт этого?

Авигея
21.11.2017, 12:32
Пристальный взгляд сеятеля на мгновение замер в состоянии бесконечной сосредоточенности. Куда бы тот ни был направлен, она взирала, казалось, в пустоту, для окружающих не очевидную. Словно бы время от времени попадала в какой-то другой мир, где начинала видеть несоизмеримо большее, чем просто пустая комната, чем просто растерянная, испуганная химера. С почти механической резкостью примитивного птичьего телодвижения ее глаза время от времени то друг поворачивались куда-то в сторону, то вновь возвращались на исходную позицию. Столь же непредсказуемо они "просыпались", в этот момент странно сияя искоркой самосознания, тусклой и уязвимой. Время шло и Авигея постепенно менялась. Только явившись на порог кукольного дома, она еще мало походила на человека. Демонстрируя, однако, человечность в неуловимый момент настоящего и все его стремительно уходящие дни, она все чаще оказывалась в этом странном состоянии. Скоротечно переживала что-то сильное, но переживала стоически и непоколебимо.
- Я услышала тебя, - в какой-то момент произнесла она, и взор ее смягчился, вновь уловив взор Занайи, - Совет?... Тут, определенно, есть, над чем поразмыслить.
Иеровоам выслушала все, что Занайя могла предложить по итогу открытия истины, со свойственным ей жадным любопытством. Даже когда химера закончила говорить, Ие какое-то время как будто ждала продолжения, но очень скоро, так и не перестав "ждать", поддержала диалог.
- Возможно, я и сама могла бы убрать чип. Однако предпочла бы сделать это с ее позволения. Попытка сокрыть тайну за пределами Кукольного Дома, доверив ее прихоти посторонних, не кажется мне хорошей идеей. Я знаю, что ты не столько боишься за свою репутацию или физическую безопасность. Тебя волнует личное доверие. Уж над чем, а над ним ты прекрасно поработала, так что сохранить обязательно сможешь.
Авигея медленно зашагала по комнате, от одной стены к другой, постепенно оказываясь за спиной Занайи, но незамедлительно возвращаясь. Шаги ее были медленными, но обладали ровным, приятным ритмом. Усталость тела не отражалась на ее лице. Наверняка и не могла, но уж точно присутствовала. Теперь, когда она отчего-то решила совершить короткую прогулку по собственным скромным владениям, усилие, приложенное к восстановлению памяти Занайи, потихоньку становилось видимым и неоспоримым. Не прошло и минуты, как она вернулась к креслу, чтобы неуклюже опуститься на него, упираясь в подлокотники едва заметно дрожащими руками.
- Я в тебя верю. Ты вряд ли сможешь представить, насколько это странно, даже если я скажу прямо, что впервые в жизни верю в кого-то. И впервые в жизни верю вообще. Но, быть может, хотя бы частичное представление о том, что я сейчас испытываю, приободрит тебя. Сподвигнет на смелый, разумный шаг.
Испытывала ли Авигея в самом деле хоть что-то, или просто изливала в уши своей гостьи красивые слова, вычитанные в каком-то очередном сборнике детских фантастических рассказов, ориентированных на наивных мальчишек лет десяти, сказать было сложно. В своем черном мягком свитере, с рукавом, когда-то оторванным и теперь вновь пришитым толстой белой нитью, она сидела в кресле, явно не подходящем ей по размеру, и порой выглядела не человеком и не живым разумным существом вовсе, а крохотным, высохшим зерном, в оболочке которого многого и не найдешь.

Занайя
22.11.2017, 01:03
- А если не смогу? Если я не смогу сохранить доверие, то что тогда? - такая перспектива реально пугала химеру в разы больше чем, например, потеря репутации среди остальных членов группировки. И понять это было не так уж и сложно. Доверие связывало её с Лунеттой, связывало оно её и с собственной жизнью. Химера не любила смотреть на свои отношения с принцессой под прагматичным углом, однако отрицать пользу, получаемую от них, было невозможно. Доверие принцессы гарантировало безопасность для Валеан, относительную. В Кукольном Доме, насколько представляла это химера, было мало тех, кто сохранял нейтралитет. В основном все были поделены на две основные группы: тех, кто ближе к Кровавой Королеве, и тех, кто ближе к Лунетте. И если с первыми у Зан по понятным причинам были не самые лучшие отношения, то вот со вторыми всё было достаточно хорошо. Пока у неё всё было хорошо с самой Лунеттой, разумеется. Но стоило бы этой связи разорваться, как всё бы пошло прахом. И химера, потеряв единственный источник поддержки, стала бы всеобщим врагом для всей группировки. Без союзников, без друзей, без помощи. На протяжение долгого времени Занайя старалась не признаваться себе в том, что при потере Лунетты её жизнь хоть и изменилась бы значительно в плохую сторону, но не прервалась бы. Однако в нынешней ситуации всё было по-другому, и от её мирного сосуществования с принцессой зависело очень многое.
- Что если она не поймёт? И... И перестанет мне доверять? Или даже хуже, - посреди своей речи девушка невольно потянулась правой рукой к гриве и стала теребить алые волосы, всё ярче показывая своё нервозное состояние. И пока Ие ходила взад-вперёд по комнате, что никак не способствовало успокоению химеры, та продолжала озвучивать свои не необоснованные опасения, - я ведь... Я ведь и вправду шпионила за всеми всё это время. Это не выдумка и не ложь, чип всё ещё внутри меня и всё ещё работает, он прямо сейчас передаёт кому-то из Тассалиры весь наш разговор, всё, что я вижу. Даже мои мысли, чтоб их! - не сдержавшись, химера случайно дёрнула себя за волосы и шикнула от боли, но зато как раз благодаря этому остановилась и не превратилась в пылающий вулкан неудержимой истерики. Чтобы это не повторилось, она пригладила пышную, но слегка растрёпанную и потерявшую свою прежнюю ухоженность гриву и сложила руки на коленях в крепкий замок, более не позволяя им хвататься за какие-либо предметы или части тела просто так.
- Я представляю опасность для вас всех. Представляла с того самого момента, как пришла сюда. Если бы тогда Хейд и Дарго решили копнуть хотя бы немного глубже, ничего этого не было бы, - воспоминания о тех событиях ранее вызывали у неё дрожь, как от страха, так и от отвращения. Когда она ещё была слабее, трусливее, хрупче. Теперь же те события были для неё чем-то вроде урока. Наглядной демонстрацией того, что все всегда начинают с чего-то. Кто-то успешнее, а кто-то нет. Она? С переменным успехом. Зато смогла неплохо так напугать двух взрослых мужчин своим внезапным припадком, который оказался отнюдь не посттравматическим приступом, - как... Как она вообще отнесётся ко мне, когда узнает обо всём этом? Что я в течение всех этих лет была шпионом, будучи для неё самым близким существом во всём городе, которому она доверялась больше всех... Да на всём континенте в конце-то концов! - Ие спокойно вернулась в своё кресло, а химера спонтанно и резко встала со своего. Забавная рокировка для стороннего наблюдателя, однако для Валеан в этом не было ничего забавного. Как и Сеятель минуту назад, она прошлась к одной стене, потом обратно. Потом снова к стене. И снова обратно. И так снова, и снова, и снова. И всё это время одна рука лежала поперёк груди, а вторая, опираясь на свою сестру, позволяла химере грызть её собственные когти.
Вера. Что такое вера? Нечто, для чего не нужны никакие доказательства. Или для чего нет никаких доказательств. Духовная возвышенность или банальная глупость? Иногда трудно отличить одно от другого. Вера может погубить. Но может и спасти.
Услышав слова Иеровоам, химера сперва замедлила ход, а затем и вовсе остановилась, непонимающе смотря на маленького Сеятеля. Но непонимание не долго продлилось. Вскоре оно сменилось чем-то другим. Печалью? Девушка опустила голову и перестала портить свои пальцы, над которыми с таким удивительным вниманием поработала Белль этим утром. Несомненно, слова Ие тронули её. Искренне. Кажется, это был первый раз, когда кто-то говорил, что верит в неё. Может, и не первый, но она не могла вспомнить иных. Она хотела поблагодарить Сеятеля, но голос сорвался, и вместо нормальной благодарности получилось очень тихое и сиплое, почти неслышимое "Спасибо".
- Ладно, ладно... Можно попробовать. Можно рискнуть. В лучшем случае ничего не случится и не изменится, всё продолжит идти своим чередом, а о чипе мы благополучно забудем, как о страшном сне. Как и о моей секретной профессии, о которой даже я не знала, - забормотала девушка, вновь начиная ходить то туда, то сюда, - в худшем... Надеюсь, что мне позволят просто уйти. Не самый лучший вариант, но и не самый худший... Мне не придётся расставаться со своей головой, а Лунетте... - наступила тяжёлая пауза. Химере было трудно сказать то, что должно было быть сказано. Даже думать об этом получалось с невероятным трудом, однако избежать этого было невозможно, - не придётся наблюдать за тем, как меня казнят...
Молча побродив по комнате ещё некоторое время, Занайя выпустила накопившееся напряжение и успокоилась настолько, что заставила себя вернуться в кресло, попутно бросив на Ие всё тот же испуганный взгляд, подпитывающийся страхом не столько за себя, сколько за другое существо.
- Хорошо... Будь, что будет... Демиург, не оставь меня в этот момент, - последние слова, произнесённые, когда химера закрыла глаза, прозвучали настолько тихо, что даже сама она почти не расслышала их. Но сила их и значение от этого не уменьшились, а лишь возросли.

Looney Molly
22.11.2017, 15:04
\После таймскипа\

Кай Корсарес собрал с собой тех, кому так не хватало острых ощущений в этом размеренном ритме жизни, и отбыл на далёкие острова, нести истинный свет Демиурга оступившимся древним. И как только сэр Рыцарь покинул порт Нью Сото, принцесса потеряла покой. В это и без того неспокойное время, её сердце наполнилось тревогой, готовое вырваться из клетки рёбер и мчаться через все эти проклятые океанские воды. Лишь бы к нему. Лишь бы быть уверенной, что с её Любым Отцом всё в порядке, что он цел и невредим. Стараясь сохранять внешнее спокойствие, вдали от чужих глаз принцесса съедала собственные ногти, до крови, до самого мяса, в ожидании очередных новостей, очередного отчета от Джонатана, а после прятала руки под привычно яркой тканью разноцветных перчаток. Тревожность полностью завладевала её сознанием, мешая сосредоточится. Путала мысли, вплетая в них множество страхов, множество ужасных «а вдруг…». Нет, она по-прежнему верила. Верила в то, что всё непременно будет хорошо. В конце концов, как же могло быть иначе? Но унять тревогу было выше её сил. Слишком много требовало показное хладнокровие. Луни бы вовсе потеряла сон, если бы Лорд Доминатор не ложилась к ней под бок каждую ночь, позволяя обнимать себя, впитывая мягкой шерсткой все слёзы страха, не прогоняла бы все крадущиеся в ночи ужасы. Это было самое сложное и томительное ожидание в жизни девочки.
И вот всё закончилось. Согласно сообщениям от Джонатана – даже сама стихия воспротивилась древним, погребая их под собой, уничтожая острова вместе с жителями. Молли была счастлива. Счастлива, что всё позади. И что Кай, как и импровизированное войско кукольной армии, возвращается домой. Возвращается домой с маленькой, но победой. Отделавшись малой кровью, и даже получив кое-что действительно значительное. Оставалось решить лишь небольшие проблемы. К примеру, обезопасить СуА от «праведного» гнева толпы. Как говорилось в сообщениях, именно благодаря удачному использованию эмитов королевским Танцором силы Сотолеса сумели достаточно быстро и успешно выиграть сражение на своём фланге. И после этого многие всё равно жаждут расправы. Крови. Козла отпущения за то, что не сумели блистать на этой сцене боевых действий. И решение было быстро найдено. Никто не знает, что происходит в застенках Дома Предателей. Нужно было просто создать страшную легенду. Окутать заточение Танцора тайной, мифами о жестокости наказания. И вот – толпа уже не так беснуется. И вот – СуА уже не так уж многое угрожает. Легенда, сорвавшаяся с губ нескольких слуг, быстро обрастёт подробностями, что как огромный снежный ком укроет правду. И всё что нужно – переждать.
Сама же Луни уже не могла ждать. В заветный день, когда Кай и остальные должны были вернуться, она уже была готова. Отправив вперёд себя Веру с поручениями, она была готова примчаться следом. Наконец-то снова обнять своего Рыцаря. Поздравить его с успешным возвращением домой. И никогда больше с ним не разлучаться снова. Вот только… Только ничто в мире не бывает так просто. Заветная встреча, встреча, о которой она так грезила, была отложена одним лишь сообщением. "...приходи в лабораторию Авигеи Иеровоам в Доме Предателей как можно скорее." И тревога снова обняла за плечи, своими зябкими объятьями, заставляя руки похолодеть, а мурашки пробежать по спине. Слишком внезапно. Слишком неожиданно. Слишком страшно. Луни боялась. Боялась, что с Занайей могло что-то случиться. Боялась, что одному из самых дорогих для неё людей угрожает что-либо. В конце концов, меньше всего сейчас ей хотелось ещё больших неприятностей.
По этой причине, ведомая ниточками тревоги, закусив губу, Луни решила отложить самую долгожданную встречу. Не затягивая не мгновения, она направилась в Дом Предателей. Прямиком в новую лабораторию Хранительницы Тайн. Хреш в голове уверял, что та слишком много накручивает. Слишком переживает. Ведь сообщение было нейтральным. Оно не предвещало ничего. Лишь неизвестность. Но именно неизвестность сейчас была самой жестокой из возможных пыток. Слишком много всего плохого случалось за последние полгода. Слишком много плохого, чтобы заранее не готовиться к худшему.
Ведомая крошечным крысиным скелетом, Луни достигла нужной двери, привычно постучавшись и не дожидаясь ответа входя внутрь. Сейчас только глаза на лице выдавали её беспокойство. Она внимательно смотрела на Занайю. И факт того, что химера была цела и невредима на первый взгляд действовал своего рода успокоительным.
-Что случилось? – только и сумела вымолвить девочка.

Авигея
23.11.2017, 14:35
Какое-то время Иеровоам выполняла привычную роль, роль молчаливого, бдительного наблюдателя. Ее глаза сопровождали каждое передвижение Занайи по комнате. Улавливали все ее телодвижения до единого и не меняли своего спокойного, "отсутствующего" выражения на что-нибудь из того, что ныне бушевало в словах и мыслях химеры. Бушевало безудержно и безутешно, возвышаясь над крутыми берегами и вырываясь за пределы сознания. Вне всяческих сомнений, разум Авигеи находился сейчас в тесном контакте с чувствами гостьи. Может и вовсе брал на себя смелую роль волнореза, разбивающего яростные потоки, принимающего на себя всю сокрушительную массу удара. Была ли снова помощь псионика причиной, или Занайя сумела с собой наконец совладать, но успокоилась она чуть раньше, чем фигура в кресле вышла из состояния оцепенения.
По коридору за дверью раздалось эхо далеких, но все приближающихся шагов. Слух химеры, наверняка, уловил звук раньше, но Авигея узнала их ритм. Узнала и отзвуки тревожных мыслей, наполняющие дом предателей. В сыром подвале с воющими стенами приближение принцессы чувствовал всякий.
- Здесь нет твоей вины или злого умысла, - произнесла Ие, - Не стоит себя казнить раньше, чем причину это сделать выдумают другие.
Под "другими", очевидно, подразумевалась небезызвестная владычица кукольного дома, Кровавая Королева, с которой у Авигеи так и не состоялось приличного знакомства. Тем не менее, слава о деяниях строгой леди, матери принцессы Луниетты, всегда была на устах окружающих. Как правило, на правах самой эпатажной и шокирующей новости. И так день за днем. Ни для кого в Сотолесе не была секретом привычка этой женщины выдавать свой деспотичный садизм за решение проблемы, а после даже не замечать отсутствие какого-либо результата.
- У меня хорошее предчувствие. Если хочешь, верь ему.
Шаги в коридоре становились все громче, пока не стихли у самого порога. В этот самый момент в дверь убежища хранительницы тайн постучали... И тут же отворили. Встречая Луни, Авигея уже стояла у порога. Первым ее жестом было безмолвное приглашение воспользоваться свободным креслом, одним из двух.
Ие сразу же обратилась к принцессе:
- Чтобы не растрачивать время и силы на пересказ всего случившегося, я покажу тебе все то, что видела я. И что видела мама-лиса. Присаживайся.
Стоило Луни направиться к креслу, как рука Авигеи поднялась к ее лицу и мягко скользнула по щеке. За этот короткий момент все знания, полученные в ходе разговора и последующего псионического контакта между Ие и Зан, погрузились в почву разума принцессы. И очень скоро, но не слишком, чтобы не травмировать ее сознания и не привести в хаос мысли, начали давать всходы. Как только прикосновение прервалось, приглашающий жест повторился.
- Пожалуйста.

Занайя
23.11.2017, 22:36
- Надеюсь, что твоё предчувствие нас не обманет, - мрачно заключила химера, уже слыша знакомые шаги за дверью. Темп, лёгкость. Да, это была она, Лунетта. А, значит, время размышлений уже подошло к концу. Пришла пора действовать, как она и условилась с Иеровоам. И будь что будет.
Резко обернувшись к двери, девушка невольно прижала уши к голове от гнетущих чувств. Необычная смесь страха, стыда и печали. И трудно было сказать, чего в этой смеси было больше. Всего было много, всего было через край, на том можно было и закончить.
Когда дверь наконец отворилась, и принцесса перешагнула через порог, химера не нашла в себе сил посмотреть ей в глаза. Лишь на короткое мгновение, и вслед дрожащий взгляд ушёл куда-то в пол, словно его хозяйке стало больно от вида Лунетты. Надо было что-то сказать, хотя бы поприветствовать её и улыбнуться, чтобы не нагнетать всё до самой последней крайности. Но эмоции заставили её замешкаться. В голове снова образовался вакуум, и Валеан просто не могла составить слова в предложения. Не знала, как начать разговор и как перейти к самому главному и важному. К счастью, Ие сделала свой шаг быстрее. И это был правильный шаг. Как минимум потому, что на пересказ всего ушло бы много времени, и не было бы возможности передать все те ощущения, что испытала от этого сама химера. Слова и эмоции, вот что должна была знать Лунетта, чтобы полностью осознать и понять, в каком состоянии оказался её Рыцарь. И насколько противоречивым было её прошлое, о котором она даже не подозревала, пока Авигея не предложила ей помощь.
С протяжным вздохом девушка снова откинулась на спинку кресла, проводив взглядом направляющуюся к другому креслу принцессу и кивнув Иеровоам в знак благодарности. Она уже по самые кончики ушей была в долгах перед Ие. Но та, как ни удивительно, ничего не требовала взамен. Удивительно. Необъяснимо. Но факт. Плата, наверное, выражалась в чём-то другом, нежели в материальных ценностях. Возможно, платой выступало всё то, что Сеятель находила в разумах существ, обращавшихся к ней. Что же, это была достойная плата. И вполне возможно, даже более ценная, чем горстки блестящих металлических кругляшек.
Вернув свой взор к Лунетте, химера всё же улыбнулась девочке. Немое приветствие, которое должно было хоть как-то смягчить происходящее. Хотя, вряд ли оно могло как-то смягчить то, что сейчас видела у себя в сознании принцесса. Улыбка тут была бессильна, какой бы доброй и тёплой она ни была. Нужны были слова, объяснения. Надо было говорить, и говорить честно, без лжи и отговорок, как и всегда. Почти всегда.
Но сперва надо было дать ей время всё воспринять, что и сделала химера, молча опустив глаза. Непродолжительная пауза могла помочь и ей тоже, ведь в голове до сих пор был бардак, и вместо адекватной речи получалась какая-то невнятная белиберда. Однако слишком затягивать тоже было нельзя, ведь время сейчас было крайне важным ресурсом, и чем дольше всё тянулось, тем больше была вероятность, что что-то в итоге пойдёт не так.
- Всё, что ты увидела, - наконец заговорила Валеан, собравшись с духом и поняв, что нужно говорить, - это правда. Я на самом деле пришла в Сотолес и затем в Доллхаус, чтобы выполнить миссию, которую возложила на меня Тассалира. Но, как бы смешно это ни звучало, - химера хмыкнула, мявши пальцы руки и припоминая, сколько времени прошло с момента её прихода в Театр до той секунды, когда кто-то решил удалённо исковеркать ей память, - я провалила её, даже не успев начать. Осознанно, во всяком случае. Всё это время, что я провела здесь, в Кукольном Доме и с тобой... Всё это время я продолжала быть инструментом тех, с кем я согласилась работать. С кем я хотела работать, так как любила свою родину и желала ей помочь, отплатить за то, что она дала мне второй шанс, несмотря на все мои изъяны. Я не буду говорить много, ты и сама всё видишь, слышишь и чувствуешь прямо сейчас. Просто... Мне кажется, ты должна услышать именно от меня правду о том, что я пошла на всё это по своей воле. Пусть и забыла об этом, благодаря им, - девушка снова посмотрела на принцессу. Печальный взгляд и слабая улыбка, как это часто бывало с ней. И последние слова, которые были произнесены даже с большей уверенностью, чем все предыдущие.
- Если ты считаешь, что я заслуживаю наказание, то это будет правильно. Я подвергла страшной опасности и тебя, и всех остальных, кто был рядом всё это время. Вина в этом только моя. Я это заслужила, - химера замолкла. И опустила голову, больше не имея ничего, что хотела бы сказать. И что надо было сказать. Всё было сказано, всё стало ясным. Оставалось только принять чужой выбор.

Looney Molly
27.11.2017, 12:42
Не смотря на то, что встречала принцессу Леди Авигея, её взгляд в первую очередь был обращен на Занайю. Тревога, исходившая от химеры, оглушала, заставляя спокойствие и уверенность Авигеи обращаться в белый фоновый шум. Чувства пушистого рыцаря входили в резонанс с чувствами самой Луни, порождая пугающую симфонию, от которой холодели и наверняка едва заметно подрагивали пальцы, впиваясь в подол яркой юбки. Нужно было просто дышать. Вдох-выдох, это же так просто, ведь каждый человек умеет дышать с самого начала и до самого конца. Нужно просто не смотреть на отводящую глаза химеру, по крайней мере, не сейчас. Не тонуть в чужом чувстве вины, шумом бегущим уже по твоим собственным венам. Этот резонанс слишком пугающий, слишком говорящий. Ничего хорошего. Просто нужно дышать, и сосредоточится на единственном маяке спокойствия, на островке тишины. Всё внимание Молли старательно переключилось на Авигею. Девочка постаралась сосредоточиться на её словах. Она не очень понимала, что именно сейчас ей предстоит увидеть. Но всё что угодно лучше, чем вся эта гнетущая неизвестность и чужая тревога, вперемешку со своей собственной.
Луни молча кивает, усаживаясь в одно из свободных кресел. Возможно, нужно было что-то сказать. Да только слова отказываются принимать форму звука, так и застревая где-то на задворках сознания. И без того слишком шумно в этой тихой комнате. Рука Хранительницы Тайн касается щеки девочки, и яркая вспышка чужой памяти пролетает перед её глазами. Красочная, эмоциональная, ужасная в своей честности, омерзительная в своём содержании. Если бы это было осознанным предательством, это было бы мучительно больно. Но с этим можно было что-то сделать. Пережить. Двигаться дальше. Ведь даже самые глубокие раны рано или поздно заживают. Вот только ничего осознанного в этом не было. И от этого становилось больнее. Словно лёгким перестало хватать воздуха.
-Ну, ♡х♡♡ть теперь! – коротко и ёмко подытожил Хреш, своим резким голосом останавливая слёзы, которые уже начали едва заметно покалывать глаза.
-Лучше и не скажешь, - почти беззвучно ответила Молли, соглашаясь с эмпийским проклятьем.
Занайя заговорила. И каждое её слово отзывалось невыносимой болью. Словно под и без того изгрызенные ногти вгоняли невидимые острые иглы. Луни внимательно слушала. Все произнесённые химерой слова были настоящими. Всё, что они пережили – было настоящим. Иначе и быть не могло. Вот только в начале всего была невыносимая фальшь. Дурацкий город и его дурацкая попытка лезть не в своё дело. И, самое худшее случилось, ему удалось. Ему. Удалось.
-Кто ещё знает? – голос всё такой же тихий, но уже куда более твёрдый. Воздуха слишком мало, чтобы говорить больше. Слов не достаточно, чтобы высказать всё, что творится на сердце. Дождавшись ответа на бессмысленный вопрос, не просто же так Хранительница Тайн носит своё имя, нужно было решить, что делать дальше. Узнай об этом Королева, и голова Занайи украшала бы тронный зал. Или чей-нибудь камин. Так глупо и не рационально. Слишком поспешно. Молли же не могла желать зла химере. Ведь всё то, что они пережили, было настоящим. – У нас нет техников нужного уровня, - слова покидали горло очень нехотя и медленно. Между фразами возникали большие паузы. Всё звучало так, как было давным-давно. Когда речь не поспевала за разумом. Возможно, они могли бы положиться на Рео, или СуА. Но, очень может быть, что их знаний бы не хватило. Нужна была помощь извне. И только одни люди в Сотолесе могли бы её обеспечить. – Иди к Коммонейлам, - глубокий вздох. – Не объясняй ничего. Просто попроси Это вынуть и не в коем случае не присваивать. Пусть отдадут обратно, - ещё не хватало, чтобы о такой бреши знал кто-то ещё. Но других вариантов не было. Оставалось лишь надеяться. Что всё пройдёт как надо. Что всё замнётся. Что всё ещё может быть не хорошо, хорошо уже не может быть, но хотя бы в порядке. В своём привычном порядке, на грани полного хаоса. – Заплати им, сколько попросят. В деньгах вопрос не стоит, - сейчас ей было не жаль ничего. Да и Коммонейлы не могли бы попросить ничто из того, чего бы она не в силах была им дать. Это была ещё одна слабая надежда. – Поговорим, когда избавишься от этого…
Нужно было сказать что-то ещё. Что-то более личное, что-то приятное. Но слова застряли поперёк горла, отказываясь превращаться в звук. Луни очень хотелось обнять химеру, привычно ощутить кожей её тёплый мех, но сейчас она просто не могла сдвинуться с места и лишь сжимала пальцами обивку кресла. Слишком сложно, слишком тяжело. Нужно было время. Время, чтобы всё до конца осознать. Время, чтобы решить, что делать дальше. Само понятие безопасности сейчас было разорвано в клочья. Боль и разочарование циркулировали по венам, вместе со слабой надеждой хоть как-то всё исправить.

\СуА\

-Мы, парниш, мы. До тех пор, пока её Гильотиншейство мне обратку не даст, - Павлик рассмеялся. На самом деле, он вовсе не был против компании Танцора. Напротив, он уже успел к нему привыкнуть. Так что перспектива провести в его компании ближайшие пару… деней? недель? сколько бы не было решено, чтобы бурление говен вокруг эмитной истории не утихло, его ничуть не смущала.
Так или иначе, честная компания, находящаяся при СуА была успешно отправлена в Замок, или куда там ещё им было нужно. Павлика не особо волновала их судьба. Чай не маленькие дети, разберутся сами кому, куда и чего. Дорога же некроманта да танцора была предрешена. Разве что не красной да ковровой скатёркой прямиком в уютную приёмочную, пропахшую невесть чем, да чаем, который шестирукая ведьма гоняет ажно в промышленных масштабах. И в этом была даже какая-то ирония. Не иначе все «Сергеевы» были так или иначе привязаны к этому месту, в котором сам великий и ужасный демонолог чужими лёгкими руками коротал вечность. Павлику было даже немного стыдно, что сам он, обычно, старался держаться от этого вынужденного семейного гнезда подальше. Однако, все дороги вели в Дом Предателей, хотел он того, или нет. Сейчас, по крайней мере, он был ничуть не против. Да и альтернатив не наблюдалось.
-Вечер в хату, прекрасна леди! – буквально с порога поприветствовал он милую барышню, что пилкой для ногтей шлифовала чью-то неудачливую черепушку. – А я вот привёл на покаранье.
-Да, мне уже сообщили. Жестокие пытки, боль, страдания и всё, на что хватит фантазии, - Надежда кивнула, даже не думая отвлекаться от своего привычного дела. – Нужно сделать мученника – получите и распишитесь, - не вставая с места, Хранительница Ключей пнула шкаф, из которого буквально выпал низкорослый скелет, одетый в какие-то странные обноски, судя по всему, бывшие ранее аристократическим костюмом. Отряхнувшись и вправив себе кости, тот деловито взял ключ, на котором едва заметно была выцарапана буква N. – Этот парень дорогу знает. За необходимыми вещами и предметами посылать будите так же его. Хотя, всё должно быть как надо.
-Я б тебя поцеловал, но боюсь умру от яду, - рассмеялся Пашка, снова оборачиваясь к корейцу. – Ну, что, праниш, поздравляю! Олл инклюзив или типа того. Погнали.
-Рюкзак оставь.
-Изызди, сотона, я Валеру не в твои лапы не брошу! – недовольно хмыкнув, некромант толкнул скелета с ключом в плечо, заставляя того поторопиться. – Шевелись, килька. А то ведь обдерёт по самые труселя!
Скелет намёк понял, и отправился в глубину коридоров, уводя за собой и Павлика, и обреченного на рюкзак Валеру и, разумеется, виновника путешествия – Танцора Её Величества. Коридоры Дома Предателей всё так же встречали их своей путанностью, холодом, и полным порядком, способным запутать кого угодно.

http://i075.radikal.ru/1709/84/88a009cd5350.jpg
На персонаже куда больше одежды.

СуА
28.11.2017, 11:13
Переход из локации: Дикий запад: Нью-Сото (http://fantasy-wave.com/showthread.php?t=1666&page=13&p=394593&viewfull=1#post394593)

Ну, "мы", так "мы". Хотя неизвестно, когда Гильотина отзовет Павла. Может, он с корейцем в связке "мы" только до дверей комнаты для пыток. Отбывать наказание в одиночестве было бы.. А вообще-то было бы неплохо. СуА не был против остаться один на некоторое время и постараться не думать о чем-либо, связанном с выяснением отношений с применением силы. Это если Луни пошла на то, чтобы отгородить танцора от толп недовольных, конечно. В ином случае, одному, естественно, кошмарно. Кто знает, что случилось в Доме Кукол, пока его бравые воины плавали за моря. Ничто не мешало связаться с Принцессой и уточнить, в принципе, но выбор сейчас - плыть по течению и никоим образом не усугублять ситуацию. Ни вопросами, которых много, ни протестами, после которых обычно в фильмах либо вкалывают транквилизатор, либо топор в голову. В Сотолесе находилось очень мало добродушных личностей, которые предпочли бы транквилизатор, так что разумное решение всего одно, и его Су придерживался.
Высадившись у собравшего вокруг себя кучу страшных сплетен зданьица, парень попрощался с сестрой, наказал беречь Нигму и не выключать ее. Не то чтобы с выключенным андроидом своей сборки он не смог бы связаться, когда понадобится, но времени это займет больше. А вдруг ему срочно понадобится эвакуироваться? Или он не сможет прожить без какого-нибудь свитшота или кроссовок? Что бы ни случилось, а выключать боевую игрушку младшего брата не стоит, пока он здесь. В Доме Предателей все бывают, когда вступают в банду. Отправной, так сказать, пункт, и он же, судя по всему, пункт окончательной регистрации. Еще в первое посещение Квону это местечко не пришлось по вкусу из-за замкнутых помещений и узких коридоров, от которых у него голова кругом шла. А теперь это повторялось снова.
- Боже. - он старался не вспоминать, как все устроено там, куда его везли, всю дорогу. А стоя на пороге, танцор просто не мог удержать плотину из бревнышек, отделяющих неприятные моменты от всего остального. Во рту вдруг стало кисло, будто лимон откусывал, словно яблоко. И ароматы, пахнувшие из-за отворенной парадной двери, не способствовали тому, чтобы гнусное ощущение куда-нибудь ушло. Разговор Павлика и откровенно скучающей - от чего еще, как не от скуки, женщина примется портить пилочку о чей-то череп - Надежды тоже не звучал ободряюще. СуА с видом, зовущимся на цивилизованном языке "Я съел неимоверную гадость, подайте ведро", медленно прошел поближе и косо посмотрел в сторону коридора. Жестокие пытки начинались с него.
- Там окна еthть? - прийти в коробку из бетона и кирпичей без единой щелочки, делающей ее похожей не на гроб, хотелось меньше всего, особенно, если в конце предполагалось что-то хорошее. Кореец все еще не знал, чего именно ждать. В действительности боли и страданий или прямо противоположного. Не расстался с привычкой называть вещи своими именами, а не загадочными иносказаниями, которыми рассыпались шестирукая женщина и не вышедший количеством рук парень. Слишком сложно. Зато all inclusive. И коридор с провожатым скелетом тоже. Этот аристократ из шкафа под поторапливание Павла потопал в глубину Дома Предателей, не желающий расставаться с Валерой - за ним. СуА, оглянувшись на Надежду, в том же направлении сделал несколько шагов и остановился, касаясь ладонью холодной стены. Ощутив, что она никуда не едет, а сам он вроде стоит и не качается, танцор мелкими шажками продвинулся еще подальше, продолжая лапать стену, где-то впереди пугающе сходящуюся с соседней.

Авигея
28.11.2017, 15:25
Выполнив уже значительную часть своей исключительно добровольной работы, Авигея молча направилась к двери, ведущей во вторую комнату выделенного ей помещения. Как раз в тот момент, когда принцесса и ее самая верная подданная преисполнились, как и вся приемная, чувством взаимного сожаления, тонкая фигурка сеятеля растворилась в тусклом оранжевом свете. Дверь бесшумно закрылась. Там, наедине с неизвестностью, она оставалась на протяжении не слишком долгого разговора, не подавая ни голоса, ни намека на то, чем столь срочно и безотлагательно была поглощена. Стоило, однако, подойти времени для гостей задуматься об отсутствии хозяйки лаборатории, как ее спешные шаги достигли порога и дверь отворилась снова. Теперь Иеровоам явилась присутствующим в дорожном облачении. Короткий плотный плащ полностью, включая руки, закрывал ее туловище, отсутствующее выражение лица тонуло в тени, брошенной тяжелым складчатым капюшоном. Жесткая подошва ботинок, блестящих, как новенькие, и крепко зашнурованных, визуально увеличивала рост Авигеи, отчего ее силуэт казался еще более вытянутым и хрупким, чем обычно. У бедра покоилась уже привычная сумка. Кожаный ремешок ее был перекинут через плечо, но под плащом, а потому его не было видно.
Авигея физически не могла слышать всего разговора Луни и Занайи. По крайней мере, уж точно не могла слышать просьбы, которой тот завершился. И все-таки, остановившись неподалеку от псевдо-деревянного столика, она обратила взгляд к принцессе. Взгляд долгий и внимательный. После чего заговорила. Наверное, в большей степени с Занайей, нежели с Луни.
- Я могу пойти к Коммонейлам вместе с тобой, если пожелаешь. Не знаю, насколько это безопасно для тебя одной или для нас обеих. Если честно, то мне просто интересно. Настаивать, однако, я не стану. Раз уж я уже оделась, то в случае отказа просто совершу прогулку по окрестностям театра.
Уже знакомая улыбка, словно отработанный приемчик пресловутой социализации, какой ее видела грубо исполненная имитация человека, появилась на устах Авигеи, пробыла там какое-то время и мгновенно исчезла без следа, словно бы ее там никогда и не было. Словно бы всем присутствующим это просто показалось.
- Госпожа, - Иеровоам заговорила и с Луниеттой, - Я буду сопровождать Занайю, если ни ты, ни она не выскажете своих возражений.
Наступила непродолжительная пауза. Широко раскрытые глаза Авигеи жадно впивались в очертания лиц собеседниц. Она была нетерпелива по-своему. Очевидно жаждала ответа, но ждать его была готова вечность, стоя без движения. Как вкопанная.
Дверь, ведущая в таинственную светлую комнату, издала щелчок. Кто-то или что-то повернуло ключ в замке, закрыв дверь с внутренней стороны, и затихло.

Занайя
28.11.2017, 22:30
Даже химера, уже так хорошо знавшая принцессу, не смогла бы ответить, спроси у неё кто-нибудь, что в этот момент происходило в голове у девочки. Было ли там разочарование? Или злость? Или что-то иное? Или же всё сразу? Её голос был тих и серьёзен. Не было слёз, не было криков и обвинений. Были холодный расчёт и определение первостепенных задач.
- Никто. Только Авигея, я и ты, - коротко ответила Зан и вновь замолчала, ощущая каждое слово Лунетты как болезненный удар по собственному душевному равновесию. Ей было больно осознавать, что только что своими действиями она разрушила образ одного из немногих любимых девочкой существ, которому та могла доверять, как никому другому. И которое клялось её защищать ото всех опасностей и бед, какими бы большими и страшными они ни были. А в итоге как раз это, практически самое близкое и дорогое существо оказалось для неё врагом. Единственное утешение для себя химера находила в том, что всё это станет хорошим уроком для принцессы, который научит её не доверять кому-либо так слепо и чистосердечно, как она доверяла своему Рыцарю. Это жестокий урок, но он полезен. Особенно для тех, кто проживает в таком городе, как Сотолес, где наивность - самая опасная черта, а доверие - одна из ценнейших вещей. Этот урок сделает девочку жёстче, он снимет с неё розовые очки и заставит смотреть на реальность такой, какой она есть, а также принимать её, какой бы неприятной она ни была. Так было и с самой Валеан, когда она стала погружаться в жизнь Доллхауса и Сотолеса. Наивная девчонка, которая всю жизнь провела в родительском доме в окружении любви и заботы, вдруг попала в место, где на каждому углу действует принцип "Либо ты, либо тебя". Закалка проходила болезненно, химере было сложно привыкнуть к этому. Сложно было видеть повсюду ложь и предательства, сложно было смотреть на стекающую по лезвию косы или ножа чужую кровь, чей хозяин лежал в паре метров на земле и слабо дрожал на пороге смерти, держась руками за страшные раны и надеясь, что так он сможет остановить вытекающую из них жизнь. Сложно было терпеть к себе отношение как к чему-то ненужному, чему-то нелюбимому и даже ненавистному. Это всё было сложно, но она справлялась. Плакала, злилась, срывалась на друзей и незнакомцев, думала сбежать или сделать что-то ещё более страшное, но всё равно справлялась. И несмотря на всё плохое, что ей пришлось пережить в этом городе, она была благодарна ему за те уроки, что он ей преподал. Возможно, это было не то, что хотела бы знать та маленькая и пугливая химера, что только что пришла в город в слабой надежде, что сможет помочь своей родине в роли шпиона. Но это было то, что знала химера теперь, и это было важнее.
Возможно, эта ситуация могла пойти Лунетте на пользу. Возможно. Занайя надеялась, что всё будет именно так. Да, ей станут меньше доверять, она потеряет столь дорогую для неё связь с принцессой, ради которой она готова встретиться лицом к лицу с любым врагом и любой опасностью. Да, это больно. Но это поможет девочке стать сильнее, если она выдержит этот урок и сможет сделать необходимые выводы. А она сможет, химера в этом не сомневалась. Лунетта уже многое пережила, её разум и воля сильны. Она справится, в этом не было сомнений.
- Хорошо, я не против, - химера поднялась со своего места, тихо обращаясь к Иеровоам. Если та хотела её сопровождать, то пусть так оно и будет. Всё равно от этого не так уж и много изменится. А если и изменится, то явно не в плохую сторону. Во всяком случае, так предположила сама Зан, боящаяся поднимать глаза к принцессе. Она испытывала такое же сильное желание взять и обнять девочку, сказать ей, что всё в порядке, как она обычно делала это, успокаивая её. Но сейчас было нельзя, и химера полностью отдавала себе в этом отчёт.
- Подожди меня на улице. Мне надо забрать деньги и вещи из дому, - всё тем же тихим голосом произнесла химера и прошла к вешалке, чтобы забрать свой жакет. На пути обратно она остановилась рядом с Лунеттой. Посмотрела на её светлые руки, вцепившиеся в ткань кресла как за спасательный круг, который никак не мог теперь её спасти. И без слов прикоснулась своей к одной из них на долю секунды, передавая принцессе толику своего тепла, вслед за чем молча покинула помещение, быстрым шагом направляясь к выходу из Дома Предателей. Время для эмоций и разговоров прошло, настало время для действий.
Вернуться в Замок, забежать к себе, напугав внезапным появлением снова играющих в карты слуг, взять плащ, взять сумку, взять деньги. Проверить, всё ли необходимое на месте. Мимоходом, на полном автомате поругать слуг за азартные игры и уйти, чтобы встретиться с Авигеей уже на улице и вместе отправиться в Инсити, сердце банды Коммонейлов.
===> [Коммонейл] Промышленная зона "Инсити"

Looney Molly
30.11.2017, 00:06
-Нет, вот серьёзно, а чего ты ещё хотела? – голос Хреша звучал привычно хрипло и иронично. Казалось бы, вся эта ситуация ни коем образом его не задевала. В прочем, насколько Луни знала Хреша, а знала она его почти всю сознательную жизнь, удивить его было практически невозможно. В конце концов Проклятье Эмпии изволит почивать не первую сотню лет и за то время, что на нём стоит Сотолес, он наверняка повидал и не такое количество дерьма. Наверное, здорово иметь такую толстую кожу. – В этом городе не бывает хэппи эндов. Ты ж сама всё знаешь, видала и не такое. Вот хоть раз, хоть что-нибудь было хорошо от начала до конца? То-то же! Люди вообще в большинстве своём сволочи, в сволочной глазури со сволочной начинкой. Так что события вполне закономерны.
Молли молча кивает. Сложно сейчас поспорить с кем-то настолько бывалым. Однако, и согласиться от начала и до конца она не могла. Хреш был прав. Это Сотолес. Город проклятие. Город катастрофа. Город, в котором бесполезно верить во что-то хорошее. Город, который подменяет понятия, выворачивает всё на изнанку. В конце концов, в этом и была его прелесть. Свобода, через абсолютную анархию. Разумеется, в таком беспорядке вещей что-то обязательно пойдёт не так. Хреш был не прав. Всё, что пережили Занайя и Луни было настоящим. Все эти моменты, все эмоции, все испытываемые ими чувства. Принцесса просто не могла перечеркнуть всё это из-за одной ошибки. Пусть и фатальных масштабов. Но ошибки. Все ошибаются. Ошибалась ли сама принцесса, когда стояла перед кем-то с душой нараспашку? Ошибалась ли, когда была полна решимости перевернуть мир с ног на голову, ради одного единственного живого существа? Ошибалась ли… Руки всё крепче сжимают кресло. И даже слёзы больше не щипят глаза. Слёз по просту не осталось больше.
-Ты это, дышать не забывай. Забудешь как дышать – помрёшь. Или не помрёшь. Но в твёрдом состоянии ты нравишься мне больше, чем в жидком. Так что, давай, это. Не растекайся. Всё норм будет. Ну, бл♡т, случается. Смотри – мир не рухнул. Армии религиозных фанатиков не штурмуют ворота Замка. А будут штурмовать – дык п♡зд♡ получат такой, что забудут, как их звать. Ага?
-Ага, - в который раз соглашается девочка, на этот раз удивляя голос в голове своей сговорчивостью.
Наконец она замечает, что происходит вокруг. Замечает Авигею, что уже успела собраться, дабы составить компанию Занайе в её небольшом путешествии. Пожалуй, это хорошее решение. Так будет безопаснее. Лучше. Правильнее. Пускай идут вдвоём. Это куда более эффективно, чем оставаться подле девочки, чью голову разрывают изнутри сомнения. Она сильная. Она обязательно справится с этим. Просто нужно время. Нужно как-то унять бегущую по венам тревогу. Нужно смыть горький привкус во рту. Просто нужно найти где-то силы и всё хорошенько обдумать. Она обязательно справятся. И они обязательно справятся. Уничтожат маленькую причину большой катастрофы. Одной проблемой будет меньше. И дышать станет чуть легче. Как же сильно хотелось верить в это.
-Конечно, ступай, - вновь соглашается принцесса.
Тёплая рука химеры касается напряженной руки принцессы. Наверняка, сейчас руки Луни очень холодные и это чувствуется даже через тонкую ткань перчаток. Прикосновение заставляет вздрогнуть. Луни слышит. Слышит всю боль, всё сожаление, всю эту горечь, что течет по венам Занайи. И всё это входит в резонанс с её собственными чувствами, охватывая горло удушливой волной. Нет слёз, нет улыбки, кукольное личико не выражает ничего. Просто нет сил, нет слов и мимики, чтобы выразить весь этот комок не срывая голос до крика, лишенного словестной формы. Стеклянные глаза смотрят в след уходящей химере.
-Удачи, - почти беззвучно произносят губы, и девочка, наконец, подымается с кресла. Ноги на удивление послушные, хотя кажутся тяжелыми и вантыми. За счет этих странных ощущений двигаться выходит медленно и тяжело. Однако, она уверено направляется к выходу из комнаты. – Если понадоблюсь – позвоните. Не знаю, где я буду.
Руки достают коммуникатор и набирают сообщение на отмеченный сердечком номер. Ноги сами несут всё выше и выше. Сейчас бы действительно не помешал чай. Сладкий, до самой зубной боли. Всё лучше, чем этот горький привкус моря ошибок во рту.

\СуА\

А парнишка оказался из тех, что бояться поуже да пониже. Вот ведь поворот-то. Ну, ладненько. Ничего страшного. Всё хорошечно, мда. Лишь бы у него не случилось панической атаки, конечно. Вот как с этим бороться, Павлик представлял с большим трудом. Он вообще не был особым спецом по живым. Мёртвые были куда приятнее и сговорчивее. С другой стороны, всё было включено. А значит причин для особых беспокойств быть не должно. Не ссал же он жить в своей комнатушке в Театре? Замке? Где бы он там ни обитал.
-Пф, ага, - смеясь ответил Сергеевич. - Большое такое. Семьдесят дюймов по диагонали.
Увы, ничего более жизнеутверждающего некромант сказать не мог. В конце концов, тоннели уходили под землю. Пусть и очень условно. Но, ни о каких окнах речи и не шло. Так, максимум вентиляция. Большинству этого хватало для комфортного существования. Можно было бы поймать конфетную детку и уговорить её нашаманить фейковое окно хоть во все стены. Да только её посвящать в планы карательных мероприятий никто не спешил. Девка она хоть и толковая, да только ветра в голове много. Да и язык без костей. Её Безумный Бог может и одарил её отличным телом, а вот мозги точно положил клубничные. Так что, они просто продолжали идти. Пусть уже и немного медленнее.
Достигнув пункта назначения, Павлик ловко открыл дверь поворотом ключа да пинком ноги. Перед СуА предстала просторная комната. Обстановка напоминала уютную, пусть и явно повидавшую ни одну тусовку, гостиную. На одной из стен висел семидесяти дюймовый телевизор, от которого тянулись провода к чему-то отдалённо напоминающему системный блок. На этом самом блоке лежал перемотанный синей изолентой пульт. Так же по мимо прочей диванно-удобной обстановки, можно было обнаружить небольшой холодильник, обклеенный бумажными снежинками, и держащуюся на честном слове полку, излишне заваленную книгами и журналами. А ещё в комнате можно было обнаружить дверь с нарисованными марками буквами WC и очень символичными мыльными пузырями.
-Добро пожаловать в камеру всё включено, -как только СуА и скелет войдут в комнату, некромант закроет за ними дверь, бесцеремонно бросив на пол рюкзак и томящегося в нём разобранного Валеру. – Будь как дома, - он выдержит паузу, позволяя Танцору оправиться от шока и оценить открывшиеся перед ним хоромы. – Значит экскурсия. Так… Ну, диваны и кресла раскладываются. Подушек и прочей дичи полно. Там книги, - он кивнул на полку. – Их можно читать. Там, значит, огромный архив культурного наследия различных попаданцев в виде их кинемотографических шедевров, - кивок на висящее на стене и стоящее рядом чудо техники. – Ну, собственно в холодосе хавчик и, вероятно, пивишко. По всяким тумбочкам-шкафам наверняка можно найти прочие развлечения, - очередная пауза была не долгой. – Короче, кино, вино и домино, - некромант рассмеялся. – Всё включено.

http://i075.radikal.ru/1709/84/88a009cd5350.jpg
На персонаже куда больше одежды.

Korsares
30.11.2017, 02:05
-> Нью-Сото.
Кай получил сообщение от Луни на самом подъезде к Хрешу. Ещё немного и вот он здесь. Дома. В Доме для Кукол и для самого себя. Делает ли это его самого Куклой? Конечно, точно не кукловодом. Забавно другое. У Кая было время подумать над этим и вот какая петрушка получается…
Всё началось с того момента, как Корс попал на эту, новую Эмпию. Здесь он познакомился с Лунни Молли – девочкой, которую старались не замечать. При нём девочка полностью изменилась. Она стала активным игроком на арене Дома. Дома в котором. В котором что? В котором было всё серо. А теперь он весь в красках, аки волосы Луни. Всё что происходит и будет происходить… Его ли это рук дело? К чему может привести обучение письму и чтению необычной маленькой девочки?
Но эти мысли меняли течение на предстоящую встречу. Что ему сделать? О, он знал! Зайдя, кай увидел их. Сразу обеих. Ну, Надька явно, что она не видела там. Он скинул с себя походный плащ, оголяя место ранения с криком: «Луня, это Я! Твоя Корсарес!»…
- Привет Надежда, как Батя, кстати? – Но так продолжалось не долго. Вера подняла плащ и повесила его на вешалку. Не уединишь нам комнату один день? И да, пахнет шикарным чаем. Я и себе помогу чаем, никто не против? – он нацелился на чай по-Английски. Скоро здесь будут трофейные синекожие – их допросить нужно. Можно даже и не Леди Геей - один из них, я не запомнил какой, спросил сколько жертв мы можем принести для закрытия бреши барьера. Оказывается, Эмпии п*зда после Драколича и только мы можем ей помочь, а так как мы злодеи, мы естественно сделаем наоборот и откроем дорогу демонам через спальню Серёги. И они такие «А Серёнька такой вот он.». Теперь Корсарес замолчал. Да, только сейчас. На самом деле нет. – лишь разбавил свою речь Корсар, как разбавил приготовленный чай молоком. Но Шеодаль походу свою работу делать не может нормально. Ни Лорда убить ни брешь за Драколичем закрыть. Так что всё придётся делать нам. Или я не Любой отец!
… … …
- Скажи честно, скучала по мне, дееетка?~ и улыбочка такая на скобочку похожа. Которую теперь можно разглядеть. Корсарес же собой поймал метеорит и большая часть Экзо-скелета от лба до низа бёдер был выставлен на обозрение миру. Очень удобно. Парень смотрел на Луни своим излюбленным взглядом. Таким прищуренным и дурацким. Кажется, в нём вообще не было ничего серьёзного. Да, вся серьёзщина на войне вышла. У меня хорошие новости. Гильотина готова отрезать головы старым монархам. Перепрошейте её. Ну, кто молодец? Я молодец. А теперь что у тебя хорошего?

Looney Molly
30.11.2017, 02:42
Щетка мягко касалась волос своей пушистой щетиной. Луни любила, когда Надежда расчесывала ей волосы. Хранительница ключей делала это как-то совершенно по-особенному. Возможно, виной тому было её необычайное количество рук. Но эти ощущения нельзя было спутать ни с какими другими и это было просто потрясающе. Чай в белой кружке с непонятным зелёным лесом был слишком слабый и приторный просто донельзя. Шутка ли, целых двенадцать ложек сахара. Надежда пыталась её отговорить от этой безумной идеи, но принцесса не слушала. Ей нужна была эта отвратительная сладость, чтобы хоть как-то заглушить привкус переживаний во рту. Вот только такой чай пить было невероятно сложно. Так что даже спустя почти час, кружка была наполовину полна и уже отдавала прохладой. Симфония спокойствия, исходящая от Хранительницы Ключей, была той мелодией, что Молли знала от ноты до ноты. Казалось, Надежда всегда звучит одинаково, когда и при каких бы обстоятельствах они не встречались. Словно ей всё равно, что происходит с этим безумным миром. «Дзен познала» - шутил порой Хреш. И сейчас девочке казалось, что он вовсе не шутил. Надежда не задавала вопросов. Надежда не стремилась понять, что случилось. Она просто налила горячего чаю. И предложила расчесать волосы. Этого было достаточно. Достаточно, чтобы скрасить ожидание.
Двери приёмной распахнулись. Раздался знакомый голос и очень радостный гул, усиливающийся с каждым ударом рыцарского сердца. Луни обернулась на весьма забавное приветствие. Сейчас ей очень хотелось улыбнуться. Да только ничего не получилось. Глазки-стёклышки просто молчаливо смотрели на Любого Отца и его настоящее представление.
-А ты мне никогда не говорила, что у него волосатые соски, - усмехнулась Надежда. И действительно. Не говорила. Да и не зачем было. А вот рана, которую уже успели подлечить, заставила тревогу ещё раз кольнуть крошечное сердечко. Джонатан ничего об этом не упоминал. Надо будет обязательно ему это припомнить. – Превосходно. Наша Кармен Сандиего всё там же, по тому же адресу. Хочешь пойти поискать? – Хранительница ключей продолжала говорить. Луни продолжала молча наблюдать. Кажется, вся эта военная компания пошла Каю на пользу. Впервые за последние полгода он оживился и снова всюду блистал своим красноречием и искромётными шутками. Видеть его таким было безумно приятно. – Не волнуйся, о твоих голубых друзьях мы обязательно позаботимся. Какая прелесть! Только не рассказывай Сергею Ивановичу о своих восхитительных планах. Боюсь, они ему понравятся, а его траходром хоть и располагает, но даже он не в силах вместить в себе всех демонов Анакриона разом, - Надежда смеялась. Наверное, шутка и правда была забавной. Но что удивляло больше, её мелодия не изменилась ни на одну ноту. А вот от Корсареса прозвучала какая-то серьёзность. И на неё Надежда отвечать пока что ничем не стала. Воцарилось молчание, которое нужно было чем-то заполнить.
Ловкие руки опустили щетку, полностью освобождая маленькую принцессу. Луни молча поставила кружку на ближайший столик и спрыгнула с подлокотни