PDA

Просмотр полной версии : История старой Эмпии



Литиция
10.09.2015, 10:24
Триста с лишним лет назад Демиург - другой, предыдущий - создал тот мир, где разворачивались многие события. Триста лет с лишним лет назад некто Разрушитель, Лорд, напал на мир, стремясь уничтожить его, но пал в бою. И когда прошли те триста с лишним лет, он возродился, и в этот раз у него почти получилось. Это старая сказка, древняя легенда, которую рассказывают раз за разом бабушки своим внукам, по ней созданы песни, поэмы, стихи и баллады. Сегодня мы расскажем её вам.


История старой Эмпии


Древние века

Практический каждый житель Эмпии слышал о создателе и защитнике её Демиурге, который ограждал его от внешних вторжений на протяжении двух тысяч лет, но погиб три века (а для нас и вовсе тысячу лет) назад в бою с неким тёмным существом, именуемым "Лордом". Это событие положило конец "старой" Эмпии и начало Эмпии "новой". Но несмотря на то, что эмпийцы знают о Демиурге и почитают его, верят в него, и главной религией мира является именно поклонение создателю, большинство существ располагают информацией о нём очень и очень скромной.
Достоверно известно лишь то, что Демиург создавал прежнюю Эмпию примерно два тысячелетия назад. А вот что Демиург делал (и делал ли?) до создания мира и откуда он располагал такими силами созидания - главная тайна его. Существует огромное обилие разнообразных гипотез о истинной сути создателя: был ли он представителем некоей могущественной в плане магии расы, или божеством, для которого Эмпия - не первое творение; кто-то даже предположил, что Демиург был создан кем-то более непостижимым для разума смертного существа всего лишь для охраны мира от всяческих напастей... Но разумные существа, как известно, любят размышлять о вещах, истинная суть которых, скорее всего, так и останется навсегда нераскрытой.
И даже лик создателя мира неизвестен никому, но, тем не менее, в Эмпии существовало три основных церкви поклонников Демиурга, каждая из которых связана с одним из Великих Городов. И каждая из этих церквей, несмотря на отсутствия каких-либо доказательств своей правоты, описывала созидателя по-своему.
Сторонники Эквиллской церкви считали Демиурга седым и опытным старцем, больше всего похожим на нынешних великих магов. Церковь Барии изображала Демиурга вечно юным парнем, благодаря энергии молодости которого Эмпия столь стремительно развивается и наполняется жизнью. А самым оригинальным представлением о внешнем виде Демиурга обладали сторонники Амеглейнской церкви. Они видели Демиурга ребенком, столь же младым, как и сама Эмпия. Они часто спорили, является ли Демиург мальчиком или девочкой, но многие поклонники веры смеются над такими мелочными дискуссиями. Тем более, учитывая то, что почти все сторонники веры в создателя считают, что он может принимать любую внешность и представать перед простыми смертными в любом виде. Впрочем, за всю историю древней Эмпии сам Демиург практически не появлялся перед её жит. И до войны с Лордом лишь посылал смертным, которым он хотел передать послание, одного из своих ближайших помощников - восьмерых бессмертных хранителей. Лишь двое смертных удостоились встречи с Демиургом за всю долгую эпоху существования старой Эмпии. И одним из них был Рыжий Фэрган. Известно, что во время финальной битвы с Лордом истинный облик созидателя, явившегося защитить свой мир от темного существа, узрели миллионы эмпийцев. Однако почти все они погибли во время этого сражения, а из тех немногих, кто дошёл до конца, остались живы лишь несколько человек... в первую очередь это Верховный Друид Мерик - правитель Амеглейна, и Геноа Тайл - правитель Геноа Барии. Однако, оба ничего не говорят об истинной внешности Демиурга и не желают ни с кем говорить на эту тему, а теперь уже и не могут... По одной очень объективной причине.

И противник Демиурга - Лорд.
Лорд, или же Разрушитель - самое опасное для Эмпии существо за всю историю существования мира. Согласно древним фолиантам, он столь силен, что лишь создателю мира удалось окончательно его остановить, отдав за это собственную жизнь. И если вдруг Лорду удастся вернуться и полностью восстановить свою мощь, то никто кроме существа, равного Демиургу по силам, не сможет его вновь обезвредить.
Точное место, где был рожден Лорд, доподлинно неизвестно. Как неизвестно и то, каким существом он был перед тем как стать тем, чем он стал, и то, как он получил свои невероятные способности. Ведомо лишь, что примерно две тысячи лет назад Лорд преодолел пределы, установленные для смертных существ, и стал богом целого мира.
Согласно словам самого Разрушителя, мир был уже создан и заселен на момент получения им силы, однако он не уничтожил этот мир сразу и долго над ним издевался, осваивая и развивая свои божественные умения. "Создавал богов и титанов, а затем заставлял их сражаться между собой среди людей и уничтожать во время этих боев города и цивилизации", как описывал это сам Лорд. Однако, спустя определенное время его первый мир либо оказался совсем разрушен, либо ему полностью надоело "развлекаться" в этом месте, и он, к тому времени став черным и аморфным существом, каким мы помним его сейчас, отправился крушить другие миры.
Минимум несколько десятков лет этот монстр путешествовал из мира в мир, опустошая любое место, в котором он оказывался. Установлен факт наличия как минимум несколько миров, уничтоженных Лордом - Эдена, ныне известная как мир спиру, что пал в небытие, Сальвантар - некогда очень развитый технологический мир, жители которого обладали возможностями летать к другим звездам и создавать черные дыры, Кантай - развитая техномагическая зона, Аквила - не имеющий поверхности, но покрытый летающими островами мир крылатых людей и животных. Было множество других миров, уничтоженных Лордом, но о большей части из них ничего неизвестно.
Чуть больше трех столетий назад, уничтожив очередной мир на своем пути, Лорд нащупал путь в Эмпию и проник в неё... несмотря на защиту Щита Демиурга, ему удалось, благодаря своим божественным силам, пробиться в этот мир, хоть это и стоило Разрушителю части его сил.


Пришествие в Эмпию Лорда


Попав в Эмпию, Лорд оказался в древнем поселении, известном как "Деревня для новоприбывших". Некогда, когда ещё был жив хранитель Ривиэль, Щит Демиурга работал не так, как сейчас, и переносил всех прибывших эмпийцев не в случайное место в этом мире, а в окрестности одного поселения, которое и становилось домом для многих новичков. Лорд, не будучи исключением, тоже оказался где-то на территории лесов, окружающих деревню. Заметив подозрительный энергетический след от его появления, хранитель Ривиэль отправился в леса, чтобы найти попаданца, однако, к своему сожалению или к своему счастью, он нашел лишь несколько покрытых темной слизью мертвых деревьев и множество убитых животных. Больше никаких следов Лорда Ривиэлю найти не удалось.
Тем временем, в самой деревне для новоприбывших ещё один хранитель, Арпиэль, готовился провести "турнир новичков" с целью определить лучшего среди тех, кто не так давно появился в Эмпии. Турнир собрал множество гостей и наблюдателей со всего мира, и Лорд избрал именно его в качестве своего первого шага на пути разрушения.
Явившись на турнир в самом его разгаре, Лорд по началу просто появился возле трона наблюдателя, на котором восседал Арпиэль, и принялся разговаривать с ним, играть с ним в созданные аморфным телом Разрушителя шахматы, обсуждать бойцов. Арпиэль, чувствуя, что противник крайне силен, старался не вызывать гнева своего собеседника и делать всё, чтобы темное существо не принялось истреблять людей. Тихий баланс продолжался долго, но всему пришел конец, когда в одном из боев, одна из молодых участниц, носившая имя Элари, получила несовместимые с жизнью раны и лежала при смерти на поле боя. Согласно законам турнира, никто не должен был умереть на нем, и Арпиэль тут же попытался переместиться к Элари и спасти её, но был остановлен Лордом. Друзья Элари, также участвовавшие в турнире - Икс Ин, Фэрган, Нар, Рэй, Элейсонара и другие - попытались спасти девушку, но Разрушитель вновь вмешался, и ,с помощью созданных им сотен щупалец, схватил всех находившихся на поле боя живых существ. Арпиэль, поняв, что больше не сможет сдерживать Лорда, вступил с ним в открытый бой.
Однако, дуэль продолжалась недолго. Злодей казался значительно сильнее Хранителя, и после нескольких неудачных попыток Арпиэля напасть, используя магию света, Разрушитель полностью схватил противника своими щупальцами и, открыв огромную пасть на животе, проглотил его. Арпиэль оказался заперт в теле Лорда, и тот медленно стал высасывать силы Хранителя, восстанавливая свою огромную мощь за счет его способностей. И только появившийся на поле боя второй Хранитель, Кретор, сумел продлить этот бой и в достаточной мере ослабить тёмное существо. Сражение между Лордом и Кретором продолжалось несколько минут, и они, казалось, были равны. Скорее всего это произошло потому, что Лорду приходилось тратить часть сил для сдерживания Арпиэля внутри себя. Так или иначе, бой шёл на равных, и пока он длился, многие зрители турнира сумели освободиться из щупалец монстра и сбежать. Вскоре, когда бой привел к тому, что и Лорд, и Кретор достаточно ослабли, первый внезапно ощутил, как огромная волна света вырывается из него и разрывает его на куски. Это Арпиэль, воспользовавшись ослаблением Разрушетеля, полностью превратился в олицетворение своей стихии и, вырвавшись из тела врага, тяжело ранил его. Сразу после этого Арпиэль использовал силу своего артефакта-шарфа и превратил тело сильно поврежденного, но всё ещё живого и не способного умереть Лорда, в 12 артефактов, запечатал его сущность и душу в них, после чего раскидал артефакты по всей Эмпии. Казалось, Лорд был уничтожен, и больше его темная сущность никогда не должна была вернуться, но...


Хантеры и охота за артефактами Лорда


Не успел турнир закончиться, не успели в деревне для новоприбывших поставить памятник погибшей в том турнире Элари, не успел город вернуться к нормальной своей жизни, как вдруг тишину нарушила группа эмпийцев, известных как "Хантеры". Это была некая группа охотников за силой и артефактами, действовавшая во множестве миров, в том числе и в Эмпии, и стремившаяся найти способы добыть предметы, способные дать их таинственному лидеру силу, сравнимую с силой бога. Руководила Хантерами в Эмпии женщина по имени Слаут - весьма сильный маг и, согласно некоторым данным, бывшая девушка хранителя воздуха Ренуэля, которой тот готов был передать свои силы. Слаут верно служила своему повелителю, и, узнав про артефакты Лорда, переманила на свою сторону нескольких великих эмпийских воинов, затем уже начала поиски артефактов. Лидерский талант Слаут следует оценивать хотя бы по тому, что ей удалось переманить на свою сторону таких ключевых героев битвы против Лорда как Икс Ин, Кэйлин и Элейсонара. Они верили, что Слаут, передав артефакты Разрушителя своему господину в другом мире, обезопасит саму Эмпию от него. Герои стали сильнейшими её союзниками и верными последователями. Впоследствии к Слаут присоединились и другие влиятельные эмпийцы - например, лидер преттов-демонопоклонников Хаттори и правитель поселения Тека Траммер.
Хантеры недолго занимались поисками артефактов Лорда одни. Простые эмпийцы, в первую очередь друзья погибшей на турнире Элари, создали организацию, которая так же принялась искать артефакты Лорда с целью их уничтожить. Они стали называть себя "Братством белой ленты", и в эту организацию вошли такие герои древней Эмпии как Фэрган Рыжий, "Снайпер лесов" Ниши, Ивеллиус Огненный Вихрь, "Воин ветра" Мэтью, Мофема, Эшли, Ким, "Повелитель драконов" Рю и многие другие.
Организациям удаётся в течении нескольких следующих месяцев найти почти все артефакты Лорда. Хантеры получают шесть из них, а Братство белой ленты - пять. И тогда, когда был найден последний из артефактов и обе группы бросились на охоту за ним, Слаут сделала неожиданную вещь, открыв с помощью собранных ею артефактов портал в другой мир, из которого призвала своего повелителя и господина - Агаргамара.


Агаргамар, война и первое возрождение Лорда


Лидером "Хантеров" оказался никто иной, как Агаргамар - легендарная в Эмпии личность, бывший ученик и наследник Демиурга (а по некоторым версиям и его сын), некогда разгневавший созидателя и за это превращенный в лишённого лица урода, после чего изгнанный из мира своего бывшего учителя. Именно для того, чтобы вернуться в Эмпию и свергнуть своего повелителя, Агаргамар и создал организацию Хантеров, ищущую артефакты, способные дать ему силу, равную силе богов. И именно теперь, когда этот артефакт был почти у него в руках, он вернулся в Эмпию и перенес за собой восемь своих генералов, лидеров организации Хантеров в разных мирах, и целую армию других своих последователей. Неожиданно для Эмпии в ней началась война, и, казалось, что Агаргамара не остановит никто.
Фэрган, один из членов Общества белой ленты, осознав, какая опасность грозит Эмпии, собрал всех своих товарищей и отправился во все великие города Эмпии, прося их о помощи в войне. Легенды гласят, что сам Демиург оказал ему поддержку через своих хранителей, и в итоге все правители Эмпии, кроме уже служившего на тот момент Агаргамару Траммера, присоединились к нему, дав свои войска для предстоящей войны. И даже среди сторонников Слаут у Фэргана нашлись единомышленники. Узнав, кому служит Слаут, и какую опасность для Эмпии представляет её повелитель, до этого верно служившие Хантерам Икс Ин и Элейсонара покинули ряды организации и, забрав вместе с собой три части Доспеха Лорда, бежали и присоединились на сторону боровшихся за родной мир эмпийцев.
Лишь один из членов Братства белой ленты, молодой фиолетововолосый маг Рю Мериус, способный призывать драконов и управлять природой, попытался самостоятельно сразиться с Агаргамаром и победить его. К сожалению, в том сражении он был разбит. Однако, усилия Рю Мериуса и его союзников тоже не были напрасны. Именно благодаря ему и его действием начало войны было несколько отсрочено, что дало Фэргану больше времени для созыва союзников и подготовки войска к войне.
Легенды гласят, что война длилась долго, а истинным эмпийцам почти удалось одержать верх над Агаргамаром. Но всё было не так просто, как может показаться на первый взгляд - никто и не думал, что находящиеся в одном месте части доспеха Лорда, в сочетании с его сердцем, могут привести к возрождению Разрушителя. Этот монстр вновь восстал против мира, но на этот раз всего лишь убил одного-единственного Агаргамара, после поглощения силы которого скрылся. Тогда Братству казалось, что победа была за ними, однако... Не-е-ет, это был всего лишь первый шаг к гибели Эмпии.


Лорд: Возвращение


О дальнейших событиях известно крайне мало. В течении последующих нескольких лет Лорд набирался сил и вступал в сражения с Хранителями, побеждая их одного за другим. Не щадил он и города, и народы старой Эмпии, искренне наслаждаясь горем, что он приносил в дома сотен тысяч живых существ. Лишь хранитель Силиндиэль, согласно легендам, отказался вступать в бой с Лордом, и вместо этого заключил союз с Фэрганом, Икс Ином и "предателем" Траммером, попытавшись спасти хотя бы часть эмпийцев, перенеся их в другие миры или доселе неизведанные части Эмпии. Неизвестно, удалось ему это или нет, но до сих пор из-за его действий многие считают Силиндиэля предателем.
Сам же Разрушитель почти полностью победил армии и Хранителей Эмпии, в результате самому Демиургу пришлось вступить с ним в схватку. Создатель мира понимал, что их с Лордом силы в совокупности чрезвычайно велики, и что бой между ними может привести к уничтожению большей части Эмпии, включая всё её население. Но выбора уже не оставалось. Чтобы спасти хоть что-то, Демиург был готов пожертвовать всем. Он вступил в бой со злодеем над великой столицей Эмпии и сражался против него на равных более суток. Лишь спустя 30 часов непрерывного боя, когда столица была обращена в прах, а большая часть мира разрушена их магией и атаками, созидатель. наконец удалось переломить ход боя в свою сторону и повторить то, что сделал за пару лет до этого Арпиэль. Пожертвовав своей жизнью, Демиург забрал у Лорда всю силу и вновь превратил тело его в двенадцать артефактов, раскидав их по Эмпии так, чтобы их больше уж точно никогда не нашли. С тех пор прошло уже три века... Мир была восстановлен и заселён новыми жителями, ставшими эмпийцами следующего поколения. Однако, артефакты Лорда всё ещё находились где-то рядом.

Литиция
10.09.2015, 11:25
С тех пор, говорят, в старой Эмпии прошло 300 лет, и всё нормализовалось, но беды лишь начинались...


История старой Эмпии


Вторжение войск в Великие Города и последствия


С момента окончания войны Лорда и Демиурга прошло 300 лет, новые правители занимали свои места на тронах, города поднимали высокие Шпили к небесам. Три Великих Города встало на замену старым столицам и провинциям. В Эквилле, столице магии, правил Альтаир Эквилл, создавший свой город из артефакта, что позволял обращать многие иллюзии в реальность. Даже сам город был его иллюзией, в которую он вдохнул жизнь. Правил основатель один, и мало кто тогда ещё знал о его родном брате Антаресе. Геноа Тайл, другой персонаж истории, предавший своего брата и разрушивший древний город Теку, справился с отвращением к самому себе, ныне управляя в Геноа Барии, плавающем механическом городе, наполненном технологиями. Посейдон Маринес, самый молодой правитель Эмпии, воссел на трон Барии Лагуны, полуподводного города. Его дочери пели песни мощному флоту Барии Лагуны в своем подводном дворце. И герой старой Эмпии Мерик, друид, занял место управленца над гильдиями Амеглейна.
В один момент на Великие города было совершено нападение, все они подверглись ужасным атакам.
Странные машины вторглись в Эквилл и, концентрируясь на одной из самых широких улиц нового города, начали нападать на местных жителей. Выведенные из нового города в связи с недавним убийством одного из 10 великих офицеров Эквилла, войска не успевают добраться до места происшествия.
Тем временем от инквизиции приходили вести о том, что операция в деревне Некша, находившейся близ Амеглейна, началась. Демоны, укрывающиеся в населённом пункте, по слухам, пытались открыть портал в свой мир, дабы привести сюда новые демонические армии. Если их не остановить, то новое нападение демонов на Эмпию может стать для неё концом. Орден инквизиторов, действующий во всех трёх Великих Городах мира, срочно набирал добровольцев, желающих помочь инквизиции и остановить планирующих вторжение демонов.
Пугающие новости приходили и с Барии. Как в самом городе, так и во всех соседних деревнях и даже отдаленных селениях в землях, выходящих далеко за пределы севера, появились сотни пророков и предсказателей, говорящих что-то про чуму, которая скоро уничтожит сначала Барию, а потом и всю Эмпию. Таких предсказателей и пророков видели даже в Эквилле, Амеглейне и деревнях, прилегающих к ним. И самое страшное заключалось в том, что, судя по приходящим с южного побережья Эмпии новостям, и правда что-то происходит. Уже подтверждено сообщение об опустошении деревни Туилиндэ, а судя по некоторым вестям, загадочная "чума" распространилась уже и на деревню Хирилон, находящуюся на юго-востоке от Барии. Люди в панике, к деревням послали известную лекаршу Матильду с целой группой спутников. Однако никаких вестей с тех пор от неё не поступало.


Рассвет


Осталось мало легенд и слухов о том, что происходило в те дни в Эмпии, но последствия многим хорошо известны.
Судьба Амеглейна наиболее удачна. Великое Древо устояло перед вторжением демонических существ благодаря слаженным действиям эмпийцев. Демоны даже не смогли напасть на город и всё, что им удалось - это полностью уничтожить Некшу и ещё несколько деревень поблизости. Демоны практически полностью изгнаны или уничтожены, а круг друидов Амеглейна создал вокруг окрестностей города огромный щит, который теперь не впускает и не выпускает демонов. Выжившие монстры рыскали по лесам Амеглейна, оставляя то знаки, то демонические руны в определенных местах, и периодически убивая одиноких путешественников при помощи демонической магии и призванных ей же тварей. Но всё это по меркам данной местности - мелочи. От действий демонов за время Великих Катастроф погибло лишь несколько десятков эмпийцев.
Теперь о негативных последствиях. Во-первых, в борьбе с демонами погибли последние инквизиторы Эмпии, а значит больше некому бороться со следующим вторжением, если таковое будет. Впрочем, ходит легенда, что где-то среди разрушенных демонами мест вблизи Амеглейна сохранились предметы и книги, которые могут помочь нашедшим их людям возродить старые традиции борьбы с демонами и основать новую инквизицию. Во-вторых, среди жителей Амеглейна появился огромный страх перед демоническими созданиями. Последствием вторжения демонов стали серьёзные погромы во всех областях Амеглейна, в результате которых десятки преттов погибли и ещё сотни были вынуждены навсегда покинуть этот город. И хоть теперь уже всё кончилось, претты вновь чувствуют себя в Амеглейне не так хорошо, как до вторжения... Страх и ненависть сидят в их сердцах, представители других рас часто презирают и унижают преттов, и всё большее количество представителей демонического народа и представителей других рас, имеющие в своих жилах кровь демонов, покидает этот город и не желает в нём обитать.
В результате разрозненных действий Барию удалось защитить от вторжения орд живых мертвецов. Но вся прибрежная болотистая местность к юго-востоку от города превратилась в огромные пустоши, населенные живыми мертвецами, неупокоенными душами погибших в войнах с ними эмпийцев и наиболее отчаянными некромантами, пытающимися подчинить себе огромную неуправляемую орду мертвецов или хотя бы небольшую часть от этого количества. Поскольку в результате внезапного появления зомби были разрушены многие прибрежные деревни, и в целом число погибших в тех боях составляет как минимум полтора десятка тысяч, а так же многие давно умершие эмпийцы были пробуждены во время вторжения зомби, сейчас количество беспокойных мертвецов в тех местах достигает примерно 50-60 тысяч. По сути, это место стало почти столь же опасным, как северная пустошь до "трех великих бед". Ходят слухи, что причиной существования этих безумных орд живых мертвецов является таинственный артефакт - Глаз Идонея, однако, что он собой представляет и существует ли он вообще, не знает никто.
"Ленлас" также переносится в пустоши, однако у этой деревушки более интересная судьба. Многие жители деревни погибли, да... но выжившие сумели создать барьер, отгоняющий мертвецов, и теперь деревушка является практически единственным оазисом жизни в этом царстве смерти.
В Эквилле случился наибольший ад. Механизмы, напавшие поначалу на Эквилл в небольшом количестве, из-за бездействия эквилльцев быстро организовались и ушли в северные пустоши. Вскоре, однако, они вновь дали о себе знать и на этот раз всё было куда хуже. Оказалось, что напавшие на Эквилл боевые машины были лишь первыми зондами, целью которой было возродить огромный город-механизм, созданный ещё до боя между Лордом и Демиургом древним жителем Эмпии, Асуром по имени Траммер. Траммер был настолько великим мастером технологий, что перенес свой разум в суперогромный механизм в стиле стимпанка, напоминающий огромного механического дракона, и тем самым обеспечил себе силу, равную силе полубога и фактическое бессмертие. Город (Траммер Конфиниум), которым он некогда управлял, был погружен в пески северных пустошей. Во время битвы между Лордом и Демиургом, но теперь из-за бездействия эквилльцев, он вновь был поднят на землю, и все механизмы, обитавшие в нем, пришли в действие. Меха-дракон-Траммер и подконтрольные ему механизмы вторглись в земли Эквилла, уничтожили множество деревень в области города и атаковали сам Эквилл, не слабо разрушив город, в результате чего правительство города подписало с Траммером унизительный мир, согласно которому Эквилл вынужден был платить огромную дань золотом и металлом Траммеру а всем живым организмам было запрещено заходить на земли севернее "новой границы", за которую теперь попало всё, что находилось к северу от реки Глеар. Эквилл потерял немалую часть своих владений и теперь, по мнению многих, медленно загнивает.
Северная пустошь преобразилась. Теперь она носит название "Траммиер Доминус", сильно изменена (на месте старой пустыни здесь теперь возникло множество городов, населенных механизмами в стиле стимпанка, крайне агрессивно относящимися к немеханическим, а также механическим, но не связанным с империей Траммера существам. Отдельные личности придумали "прошивки", позволяющие делать так, чтобы местная фауна воспринимала вас как своего и даже использовать их крайне необычное оружие и технологии, но в целом эта земля недоступна для органической жизни. Даже племена орков и прочие существ, жившие в пустошах, покинули эти места и поселились где-то севернее, на неизвестных эмпийцам землях. Теперь вместо них под носом у Эквилла отдельное, независимое и крайне враждебное государство, которое может начать новую войну и уже не только с Эквиллом, но и с другими городами в любой момент. Лишь войны Траммера против неизвестных народов севера, которые по слухам продолжаются и приносят машинам Траммера всё больше и больше сложностей, пока останавливают его от войны с тремя Великими Городами.
Эквилл был сильно разрушен вторжением. Многие места, казавшиеся неотделимой частью этого города, были уничтожены. Сейчас эквиллцы пытаются отстроить некоторые их части, однако для слабого и обремененного большой данью города сделать это крайне трудно. Поэтому сам город выглядит как жалкое подобие себя несколько лет назад и медленно гниёт изнутри...
Неведомая Империя Аргалийцев вторглась в пределы Эмпии, но не смогла захватить её так, как делала с другими мирами. Так называемый «Легион Дальвара» построил новый город Аргали Эмпи на границе между землями Эквилла и Амеглейна. Эти странные существа, приведшие за собой так же другие расы, вступили в войну против «Траймов». В свой город они впускают свободно, так же свободно ходят и по другим городам. Единственное место, запретное как для рядовых аргалиэлей, так и для других рас – дворец Дальвара, совмещенное с дипломатическим корпусом. Стоит упомнить и то, что город они построили буквально за два дня.


Турнир в Эквилле и амулет Кретора


Альтаир Эквилл сумел поднять город из руин, обогатить его и сделать цветущим садом. Показывая то, что город вновь обрел все средства, он решил провести турнир, наградой в котором станет амулет Кретора, один из древнейших артефактов Демиурга. Казалось бы, что могло пойти не так? Арена, пустующая на протяжении почти всех лет существования, теперь была переполнена людьми. Десятки тысяч зрителей из Эквилла, его окрестностей и даже других концов Эмпии собрались здесь для того, чтобы посмотреть на бои тех, кто осмелился назвать себя достойными обладания редкими и сильными артефактами, которые каждый год получали лучшие из лучших бойцов. На этот раз претендентов было всего восемь, но каждый из них, похоже, обладал достаточными умениями и силами, чтобы претендовать на победу. Всем им были разосланы письма с приглашением на арену Эквилла, но пока ни один из них не появился. Впрочем, жители города знали, что первый день турнира - это лишь день прибытия. Возможно, сегодня им придется ждать до самого вечера только ради того, чтобы увидеть всех участников, прибывших сюда. Однако, даже это собрало здесь огромное количество зрителей. Все смотрели на главные ворота арены и ждали... ждали когда появится кто-нибудь из участников.
Участники прибыли, не томя зрителей, их имена были записаны, и пусть они вряд ли уже играют роль, но мы помним их, и помним, как начинались бои. Альтаир Эквилл сам объявлял бои и победителей. Первая пара - Нали из Барии против Алекса Черного из Аргали Эмпи. Вторая пара - Эйлаиас Аделия Маентлитар против Син’Реола Эретео. Третьей дуэлью было сражения Рагна Бладэдж, героя Барии, против Найта Кравлера. Частью последней парой был Николас Айренхарт, а вот восьмой участник не спешил пребывать. Однако, прошел час ожидания, и Альтаир вытащил из мешка имя последнего - Кромбар Архвермин из Горы Нак. Бои шли своим чередом, и в полуфинал вышли четверо: Алекс Черный, Рагна Бладэдж, Кромбар Архвермин и Эйлаиас Аделия Маентлитар.
В финал же вышли всего двое - Алекс Черный и Кромбар Архвермин. Казалось бы, Алексу удалось выиграть, даже убить своего противника странным артефактом из мира аргалийцев, но..

Бой продолжался. Артефакт Алекса начал меняться, трансформируясь в нечто совсем иное. Алекс двигался весьма быстро, но Кромбар всё ещё был не виден в тумане. Но вот, Алекс увидел какое-то движение и тут же метнул зелье ржавчины прямо туда, где увидел движение. Зелье влетело прямо в летевший в Алекса нож и отбило его, не дав Кромбару поразить Алекса. Алекс раскрыл местоположение кузнеца и метнулся в его сторону, готовя все свои шесть мечей, четыре из которых теперь поддерживала энергия его артефакт, к удару, Кромбар взмахнул своим мечом, приготовился ответить и с огромной силой нанес удар светловолосому аргалиэлю прямо в грудь. Однако и Алексу удалось нанести свой удар. Тело кузнеца было пробито в шести местах, включая голову и сердце, казалось, что Кромбар мертв. Слишком серьезные были его ранения - никто бы не мог выжить с такими ранениями. Но тут...
Во всей арене выключился свет и настала полная тишина. Зрители были в шоке. Никто не знал, что именно произошло, однако все наблюдательные устройства, камеры и голограммы погасли и единственным, что услышал зал, был смех. Безумный, яростный смех.
Алекс почувствовал, что не может пошевелить своими мечами. нечто черное и вязкое из тела Кромбара обхватило их и словно сделало частью тела кузнеца. Сам же кузнец, с пробитым сердцем, мечом в голове и ещё несколькими несовместимыми с жизнью ранениями спокойно поднял голову и произнес:
- Глупый Аргалиэль. Я намекал тебе. Я предлагал тебе сдаться... сдаться, пока не поздно! Не доводить наш конфликт до такой стадии и позволить мне забрать то, что приказал мне забрать мой повелитель. Наш повелитель... повелитель всех аргалийцев Эмпии. Лорд Дальвар.
"Кромбар" выпрямился, размял свои плечи и нажал ранее незадействованную кнопку на своем артефакте. Тут же его артефакт начал меняться, преобразовываясь в четыре дополнительных, похожих на щупальца, конечности, присоединенные к его спине:
- Позволь представиться снова. Моё имя - Кромбар Ниеринар. Аргалиэль и член тайного отряда аргалийцев, известного как "Мечи Дальвара", Дальвари Матар. Мы - воплощение истинных идей и желаний вашего господина. Мы - группа вне общих законов, подчиняющаяся лишь Дальвару и никому больше. И мы здесь для того, чтобы объявить графу Альтаиру войну и сделать все земли Эквилла частью Аргали Эмпи. К тому же мы здесь, чтобы забрать артефакт, о истинной силе которого Альтаир даже и не догадывается.
Как только Кромбар это произнес, звук на арене пропал точно также, как и все изображения, и после этих слов никто больше не слышал слов ни Кромбара, ни Алекса. Все слышали лишь шум вокруг себя... Шум, вызванный начавшейся паникой. Всё перешло в совсем новую фазу.
-Ты ведь понимаешь, что всё, что я только что сказал - ложь? - спросил Кромбар, глядя на Алекса. Его голос уже не звучал на всю арену и лишь аргалиэль слышал его. - Но это уже не важно... паника началась. Вас теперь считают врагами всего Эквилла и всей Эмпии. Что ты будешь делать теперь, аргалиэль?
Алекс Черный сражался против Кромбара, защищая не только честь Аргали Эмпи, но и саму Эмпию, его врагов становилось всё больше, но и друзей было не меньше. Всем тем, кто участвовал в бою, было под силу уничтожить двух посланников Траммера, как стало известно позже. Однако, амулет Кретора был уничтожен, но даже это не было последней бедой Великих Городов.

Икс Ин тем временем внимательно выслушивал слова Лю Седьмого про "Черномора". Они его явно заинтересовали.
- В твоих словах есть доля истины, - произнес он, обратившись к гостю из неведомых земель. -Мы, Траммиер Доминус, изучали тела этих мертвецов из юга. И мы примерно смогли установить кто, а точнее, что стоит за всеми этими ордами нежити. И это Лорд, существо, некогда уничтожившее весь наш мир. Или по крайней мере некий артефакт, оставшийся от Лорда. И старый или новый Разрушитель, стоящий за этим... Похоже, он наконец решил действовать и направить орды своих мертвецов на нас.
Икс Ин говорил так, словно для него тоже только что сошлись все частички головоломки. Только сейчас он что-то понял. Тем временем, послышался голос одного из городских стражей, с помощью магического шара принимавшего сообщения из других мест:
- Вблизи Барии тоже что-то происходит, сэр! - обратился он к Альтаиру. - И в лесах южнее Амеглейна творится нечто странное. Мертвецы атакуют по всем фронтам! Все три города в опасности.
- Апокалипсис начался... - в ужасе произнес Икс Ин и оставил знак на земле. Он не замечал уже ни бегущего на него Алекса, ни реакций всех вокруг.
Алекс сделал прыжок и попытался пронзить Икс Ина своими мечами, но тут белая вспышка осветила их тела и они исчезли, переместившись куда-то далеко.
Арена была полностью разрушена в том бою, но никому уже не было дела до неё.

Литиция
10.09.2015, 13:10
История старой Эмпии


Нападение мертвецов на Эмпию


Конец турнира ознаменовался нападением орд живых мертвецов по всей Эмпии. Некто Миклаш организовал всё это, ранее бывший живым вместе со своими друзьями, нашедшими кровь Лорда, что исказила их, превращая в некромантов и трупов, жаждущих лишь разрушать.


Миклаш "Черное Сердце" - некогда бывший обычным приключенцем из Амеглейна, человек, но два года назад ему не повезло, и он нашёл во время своих странствий древний и опасный артефакт - чёрное сердце Лорда. Сердце буквально впиталось в его тело, заняло место его естественного органа и наделило способностью поднимать живых мертвецов и управлять ими. Кроме того, сердце изменило самого Миклаша, сделав его воплощением зла, очень похожим по характеру на некогда погубившего Эмпию Лорда. Именно он стоит за всеми ордами живых мертвецов и до нынешнего момента он ждал, когда наступит подходящий момент.
Тамаш "Вечная кровь" - древний страж сердца Лорда, пробудившийся в тот момент, когда оно вошло в Миклаша. Вечно кровоточащий мертвец, раны которого то заживают, то возникают снова. Обладал способностью использовать свою генерирующуюся в огромных масштабах кровь вместо энергии. К тому же может входить в "режим внешнего воздействия", при котором в случае нанесения себе раны, в результате которой пойдет кровь, у всех в радиусе 25 метров появится такая же рана.
Магдолина "Мертый корень" - дендрийка-зомби, созданная с помощью чёрной крови. Обладает умением превращать деревья и растения в хищных опасных тварей, стремящихся либо схватить, либо уколоть жертв своими ветками/острыми листьями. И если у растений это удается, то жертва тоже становится зомби. Живёт в огромном лесу из таких древесных тварей где-то в пустошах.
Мор "Снаряд смерти" - бывший "безумный техник" из Геноа Барии, уже после смерти разработавший вирус, воздействующий на искусственный интеллект и превращающий работающие на нем механизмы в нечто, ведущее себя как зомби. Обычно заражает 1 жертву своей "пулей с вирусом", а дальше вирус уже сам расходится по сети. Крайне опасен для ручных роботов и особенно опасен для Траммиер Доминуса с его армиями машин.
Балаж "Загробный шаман" - орк-шаман, не призывающий души убитых, как нормальный шаман, а отделяющий души ещё живых от их тел и превращающий их тела в зомби.
"Сёстры" (Эва) - королевская нага, с помощью черной крови ставшая сверхэффективным зомби. Невероятно быстра и шустра не только для живого мертвеца, но и для живых. К тому же все, кого она кусает, превращаются в точные её копии. Поэтому сестёр уже адски много, и их будет всё больше и больше. Покончить с ними можно только убив настоящую Эву.
Элемер "Безликий" - зомби с бурной смесью из чёрной крови и крови демона. Поедает всё живое. Сожрав кого-то или что-то (например, артефакт), получает все его умения и способности + ещё немного жизней и энергии.
Нейта "Мёртвая Принцесса" - старающаяся выглядеть как можно более живой девушка-лич. Магически прихорашивает себя, чтобы на её теле виднелись не кости, а прекрасное женское лицо. Обладает способностями к гипнозу. Стоит ей посмотреть кому-то в глаза и сказать "Будьте моими слугами, живые!" и все, кто слышал и видел это, умирают, становясь живыми мертвецами, контролируемыми лично ею. Кроме того, обладает способностью менять внешность и становиться похожей на любого, кого она коснулась.

Орды зомби пришли к Барии Лагуне и начали жрать всех жителей рыбацкой деревни возле неё. Кроме того, в самом городе появился один из союзников Миклаша, который попытался убить лидера наг Посейдона Маринеса, но безуспешно. Барию Лагуну атаковала Эва "Сёстры".
Тем временем Магдолина появилась в южной части земель Амеглейна, где как раз проводил свое совещание совет Друидов, и, использовав способности, превратила ситуацию в южных землях в ужас, создав из деревьев монстров-убийц и превратив в мертвецов жителей многих деревень.
На находящегося всё ещё в городе графа Альтаира напал Балаж и попытался превратить в зомби всех его офицеров, создавая при продвижении множество мёртвых шагающих.
Аргали Эмпи нападение так же не обошло стороной, мертвая принцесса Нейта ворвалась в город, где замкнули щит Анимы, обрекая тысячи аргалиэлей и аргалийцев на гибель без шанса бежать из города. Нейта преследовала особую цель - она шла, чтобы встретиться с главой дипломатического корпуса Каро Нейсхарааниар, чьё тело несло в себе кровь Лорда, насильно вживлённую раксами из группы регента Силиндиэля. Ей не удалось похитить кровь, зато Миклаш сумел обрушить Шпиль Анимы, навсегда лишая город щита Анимы.
Самое страшное удивление ждало Траммера. Мор "снаряд смерти" появился в поселении Алернайм в Траммиер Доминусе, где всё ещё находится флайер и отряд аргалийцев. Те, кто были в зале приема Траммера, выжили, их спас механический дракон, но прочие, оставшиеся с флайером в Алернайме, видели, как Мор заражает пулями с вирусом машины Траммера, а потом толпа зомби-машин просто растерзала их и уничтожила флайер. Вскоре Траммер получил сообщение о том, что десятая часть его машин, в основном те, что были на юге, вышли из под контроля, и весь юг превратился в территорию зомби-машин. А сам Мор спокойно скрылся.


Последствия нападения мертвецов


Толпы мертвецов прошлись по Эмпии, уничтожая всё на своем пути. Однако доблестные защитники смогли остановить нашествие и отбить атаку.

Геноа Бария.
Нескоро еще оправится Хайтек-таун от вторжения, долго еще будут вестись восстановительные работы, а многие дома так и останутся пустовать, пока новые жители не заселят этот город. Отныне для любого барийца девочка в белом платьице на ночной дороге страшнее мужика с тесаком. А на улицах жилого района жители продолжают находить гильзы от адских пулеметов нападающих. Трупы рыбаков на искусственном пляже уже убраны, однако заселять их хижины некому. Миньон Миклаша, Элемер Безликий, был захвачен самим Геноа Тайлом, в него было влито более тысячи жаждущих смерти личностей, но сам себя он убить не смог, и был отпущен. Ниточки жизни Безликого в руках его господина, и кто знает, быть может, враг сможет стать другом и союзником когда-нибудь. Геноа Бария прославляет героев и скорбит по потерянным жителям. В статус героев так же была возведена некто Кейтлин... посмертно. Именно её тело использовал Миклаш, дабы показать себя Геноа Тайлу. Зомби схлынули и ушли в Пустоши, кто знает, может есть у людей ещё шанс увидеть своих родственников?

Амеглейн.
Уничтожена половина населения. Из них большая часть - защитники различных Гильдий. Совет Друидов несет большие потери. Разрушены Площадь весны, Бестиарий, Гостиница "Дом путника". Железнодорожное сообщение с Амеглейном работает с перебоями. Жилые кварталы значительно разрушены.
Предводительница нападения Магдолина уничтожена Верховным друидом Мериком в месте Силы Амеглейна. Её место занимает Лиана, инициированная на площади. Она же ведет остатки армии обратно в Пустоши. Другая мертвая магичка исчезает в Восточных лесах, чтобы восстановиться.
Миклаш явился на Площади Весны, где разрушил статую Силенде, защитницы города. Также он забирает члена Совета Друидов полуэльфа-полудемона Крэнка себе в качестве подручного.
Мерик упраздняет совет Друидов до момента полного восстановления его состава. Также он назначает полковника Рейерса Канта ответственным за восстановление города и призывает к реформированию системы изживших себя гильдий в пользу постоянной армии. Начата подготовка к ответному наступлению на Пустоши.

- Сегодня вступил в действие новый закон, изданный верховным друидом Мериком и принятый всеми прочими членами круга друидов! -произнес в ответ гном. - Отныне все гильдии и организации, независимые от круга друидов, должны быть расформированы или уничтожены. Все артефакты, которые используют гильдии - теперь официальная собственность друидов. Все члены гильдий больше не вольные искатели приключений, а подчиненные единой армии, которые обязаны зарегистрироваться, принять присягу в качестве воинов Амеглейна и принять на себя часть обязанностей городской стражи: участие в войнах, защита города и многое другое теперь на вас.
- Но это безумие! - закричала девушка. - Амеглейн всегда был открыт для свободных гильдий! Гильдии жили в городе, подчиняясь законам города и помогая ему в его войнах, но они всё равно были свободны! Вы не имеете права лишать нас этой привилегии! Это противоречит всему духу этого города... Всей его истории! Десятки гильдий этого города не позволят такому беззаконию свершиться!
- Теперь Амеглейн изменился! - грозно ответил гном. - И таким как ты в изменённом городе нет места!
Тут же молния поразила девушку и превратила её тело в прах. Шунгенья, увидев случившееся, попятился назад, пока не коснулся спиной векового дерева.

Эквилл.
Этот Великий город пострадал меньше двух предыдущих. Убито около 15 процентов жителей. Относительно низкие потери связаны с тем, что город был приведен в боевую готовность во время атаки на арену Эквилла, и массовых жертв удалось избежать, даже несмотря на относительно лёгкое проникновение зомби в город. Арена Эквилла разрушена практически до основания. Кафе "Тёмный рассвет" пострадало сильно, но уже восстановлено. Благодаря вмешательству неизвестной организации, план по уничтожению Эквилла на рыночной площади был сорван. Разрушения в городе средние. В основном они относятся к зоне вокруг южных городских ворот. Глава атакующих орков, Балаж, скрылся без ущерба для себя. Причина его ухода неизвестна. Вот только о Миклаше никто тут не слышал. Сам граф Альтаир сейчас восстанавливает свои силы в резиденции, пытаясь быть готовым к следующей атаке. И жители Эквилла, растревоженные подобными волнами атак, уже ждут новую, не веря в наступление тихого времени. Кроме всего прочего, в Эквилл вернулся его брат, граф Антарес, и их взгляды на происходящую ситуацию явно противоположные.

- Не волнуйся, брат, я жив. Поход завершился с успехом для нас, - только сняв свой шлем, тут же произнес Антарес. - Мы многих потеряли. Потеряли барона Чевси, потеряли баронессу Эриесс, потеряли многих хороших рыцарей, виконтов и даже одного офицера. Мы ворвались в самое сердце логова мертвецов, очистили от нежити несколько покинутых городов, перебили не меньше нескольких тысяч этих тварей... и не меньше десятка личей и сильных некромантов, но нас самих из двух тысяч человек осталось лишь шестьсот. И в итоге мы вышли к берегу, пройдя все пустоши насквозь, и встретились с войсками барийцев, которые уже который месяц героически сражаются с нежитью, и объединившись с ними, нанесли удар по одной из заброшенных крепостей на юге - по Атарнавейру. И знаешь, что мы там нашли? Мы нашли там того, кто виновен в нападении на Эквилл!
Антарес отошел чуть в сторону, четверо его рыцарей вышли вперед, и, пронеся в руках предмет, похожий на стальной мешок, бросили его у ног Альтаира:
- Перед вами никто иной, как Балаж, загробный шаман. Восставший из мертвых орочий шаман, управлявший нападением на Эквилл. Один из генералов Миклаша, - произнес Антарес и хорошенько пнул мешок своим сабатоном. Народ сначала некоторое время стоял в недоумении, но потом внезапно обрадовался и со всех сторон послышались крики "Урааа!" и "Да здравствует Антарес!". Альтаир лишь молча пронаблюдал за этим, после чего, наконец решив, что сказать, изрёк:
- Поздравляю тебя с успешным походом, брат! Ты принес благую весть в наш пострадавший уже от двух войн город. И хоть ты потерял слишком много людей в этом походе и не позаботился о безопасности своей армии, я всё равно очень ценю и уважаю то, что тебе удалось совершить! Ты - герой этого города! Настоящий герой! Теперь этот орк, убивший столько наших граждан, наконец заплатит за всё. Организуем казнь и вечное изгнание сущности некроманта уже сегодня!
- Он заплатит... - сказал в ответ Антарес. - Но сейчас он нужен нам живым. Он нужен Миклашу и он очень многое знает про него. Поэтому мы будем пытать его и узнавать всё, что знает этот орк... И казним его мы только тогда, когда он станет нам бесполезен!
В отличии от первых высказываний Антареса, это вызвало куда более неоднозначные реакции. Некоторые были согласны с братом правителя, некоторые нет... Шепот неодобрения ходил то справа, то слева от ворот.
- Война ещё не закончена! - пояснил свою мысль Антарес. - Если вы думаете, что нам сейчас достаточно казнить этого некроманта и покончить с этим, то скажу вам одну вещь - вы не правы. Миклаш никуда не ушел, и он вернется, если мы как можно скорее не соберем все наши силы для помощи барийцам, которые тоже желают разбить Миклаша и уничтожить всю его армию мертвецов! Нам нельзя отсиживаться в стороне! Мы не можем снова повести себя так мерзко!!!
- Брат... Ты понимаешь что ты говоришь? - наконец решил высказаться по этому поводу Альтаир. - Если мы направим сейчас большую часть наших сил на юг, это оставит нас полностью беззащитными на севере. Ты хочешь, чтобы этим воспользовался Траммер и ударил по нам? Да, мы должны помогать Барии в войне, брат! Но мы не можем направить все наши силы далеко на юг тогда, когда другая опасность находится у нас под носом на севере!
- И что ты предлагаешь? - ехидно спросил Антарес. - Сидеть и ждать дальше?
- Нет... - попытался высказать свое мнение Альтаир. - Мы должны договориться с Барией и с аргалийцами. И уже вместе с ними организовать линию обороны на севере. После этого часть нашей общей армии сможет направиться и на юг. Я договариваюсь, брат! Это займет некоторое время... но такое решение будет безопаснее!
- Траммер не нападет! - уверенно сказал Антарес. - Все говорят, что у него сейчас полно своих проблем. И нам не нужны амеглейнцы и их Мерик, чтобы решить наши проблемы. Мы - эквиллцы! Мы - дети древних правителей старой Эмпии! Мы победим и без наших восточных соседей! Главное сейчас - не подвести наших братьев-барийцев и не терять времени! Посейдон надеется на нас.
- Посейдон - безумец... - тихо сказал брату Альтаир и замолчал на несколько секунд, после чего добавил. - Я не позволю тебе угробить то, что у нас ещё осталось, твоими безумными действиями!
- Да? -усмехнулся Антарес. - Скоро состоится собрание виконтов, которое решит, достоин ли ты править этим городом. Боюсь, что после него у тебя может не остаться права меня остановить.
Последние фразы братья сказали друг-другу очень тихо. Так, чтобы народ не услышал. И сразу после этого каждый из них, уверенный в собственной правоте, пошел по своим делам, оставив собеседника и брата наедине с его мнением...

Бария Лагуна.
Город фактически не пострадал, атака была успешно отбита, а сам Посейдон встретился с Рэванной, предводительницей атаки, в храме Кракена. Там он узрел Миклаша и разделался с нарушительницей спокойствия. Однако, сам Посейдон обеспокоен сейчас и тоже ждет новой атаки, понимая, что что-то защитило город и что-то ещё грядет.

Аргали Эмпи.
Население вне щита, защищающего дворец, уничтожено на 60%. Шпиль Анимы уничтожен без возможности восстановления, Щит вокруг города снят. Трупы на улицах до сих пор аннигилируются отрядами зачистки, выживших собирают эвакуационные машины. Принцесса Нейта, услышав слова своего господина, ушла, уводя с собой и ужасных коней, и другую нечисть, рассыпанную по Аргали Эмпи её голосом. Улицы разрушены, ведется восстановление. Военное положение снято. Аэродром разрушен полностью, Площадь перед дворцом и Задний двор отчасти разбиты, но восстановлены первые. Миклаш лично уничтожил Шпиль Анимы и явил себя через все мониторы Аргали Эмпи. Ныне на месте шпиля Анимы был возведен шпиль Анхоран, куда заселяется некромант, решивший посвятить свою жизнь экспериментам с силой Смерти.

Траммиер Доминус.
Никому не удалось проникнуть за границы этого города и взглянуть на разрушения там, но видно, что кое-где вспыхивают бои между машинами. Однако пределы города всё так же тщательно охраняются.

Литиция
10.09.2015, 15:52
История старой Эмпии


Новые горизонты


В резиденции Посейдона Маринеса собрались правители всех Великих городов! Что могло свести их вместе и как обернется это событие для всей Эмпии? Города застыли в ожидании, только Аргали Эмпи и Толмора жужжат, словно растревоженные ульи. Неужели они знают больше, чем жители Великих городов?
Амеглейн встревожен - в отсутствии Мерика на улицах города-дерева стали появляться странные фигуры, которым и стража ничего не может вменить, ведь ничего противоправного те пока не совершили, однако ночью не каждый осмелится выйти из дома. Все ждут возвращения своего правителя.

Резиденция Посейдона Маринеса и все главы Великих городов, а так же представители крупнейших на данный момент организаций Эмпии приняли в гостях послов Севера. И открылись совершенно новые, никем еще не изученные локации морозного, недружелюбного, сурового города, Нового Великого Города Эмпии - Асхильда! И весь север теперь лежит перед глазами Эмпии, ничего не знавшей о его существовании. Что за новые опасности таятся там? Что ждет за неприступными горами? Но попасть туда можно было лишь кораблями Севера, напичканными небывалым количеством эммита, никак иначе, ведь прежние хозяева Асхильда, смертоносные и ужасные эльдхельги, снежные эльфы, установили магическую бурю завесой между югом и севером. Иначе был лишь один путь - через злой Траммиер Доминус, где на семьдесять процентов путешественника ожидает гибель.

С момента последней встречи в резиденции прошло больше недели. Шел очередной день, в течении которого не происходило ничего особо важного и интересного, и только странная сосредоточенность Посейдона Маринеса давала всем понять, что что-то сегодня должно было произойти. Похоже, из всех находящихся в резиденции лишь главный советник Посейдона, Маршал Васт, знал, что же произойдет в этот день.
Примерно тогда, когда солнце только оказалось почти в зените, огромная дверь в резиденцию открылась и стражи-наги пропустили в помещение двух странников в серых плащах. Они почти синхронно прошли вперед, при этом словно стараясь максимально отдалиться друг от друга, и, оказавшись в центре зала, примерно в 20 метрах от Посейдона, остановились, жестами рук поприветствовали его. Энергия, исходившая от них или от их плащей, заставляла всех вокруг содрогнуться. Казалось, что у них было невероятно много сил, и магия просто окружала их. Наги-стражи тут же выхватили свои трезубцы и окружили неизвестных, но Посейдон лично решил вмешаться и одним криком "ПРОЧЬ!" разогнал своих людей по сторонам, заставив их убрать своё оружие:
- Приветствую вас, Братья. Я не видел вас обоих уже несколько лет. Похоже, вы оба изрядно подросли.
Один из "братьев" вышел вперед, снял с головы капюшон и улыбнулся. Наги вокруг удивленно раскрыли рты. Перед Посейдоном стоял никто иной, как сам граф Альтаир Эквилл - правитель великого города Эквилла:
- Рад видеть Вас, великий король наг Посейдон Маринес. Да, много лет прошло с момента нашей последней встречи. Я рад, что беды мира нанесли Вашим землям наименьший урон, и горд за южных соседей, способных даже после этих потрясений вести войну с угрожающим нам злом. Вы сильный человек, Посейдон Маринес. И народ Барии не уступает Вам в храбрости и отваге.
Второй гость тоже сделал шаг вперед, раскрыв свою истинную личность - личность Антареса Эквилла, сводного брата правителя западного города. Чуть поклонившись и сняв свой капюшон, он посмотрел сначала на брата, а потом и на Посейдона, и промолчав пару секунд, произнес:
- Ты тоже мог бы стать частью этой войны, брат. Если бы хотел не отсиживаться за стенами дорогого тебе замка, а делать что-то во имя будущего Эмпии. Как это делаю я, - Антарес посмотрел на Посейдона и обратился уже к нему. - Приветствую вас, мой друг и союзник. Несмотря на то, что мы за время войны так ни разу и не повидались, наши воины единой силой сражались против нашего общего врага, причинившего вред всему нашему миру, и помогали друг-другу как настоящие братья.
Посейдон молча кивнул, поднялся на свои щупальца и, посмотрев на обоих братьев с высоты своего роста, сказал:
- Другие гости тоже должны появиться в ближайшие минуты. Странно, что эти двое опаздывают.
Он явно не хотел обсуждать споры братьев и высказывать мнение по ним. Посейдон искренне считал, что ни он, ни его город, не должны лезть во внутренние конфликты представителей правящей династии Эквилла.
- Никто не опаздывает. Я пришел сюда вместе с ними, встретив братьев по пути сюда, -послышался голос с улицы, и в зал вошел следующий гость, часто бывавший здесь и без этих официальных встреч частым гостем. Одетый в ярко-красный плащ, прикрывавший шрамы на его теле и его металлическую руку, в покои Посейдона вошел Геноа Тайл - правитель Геноа Барии:
- Привет, братишка Посейдон! - совершенно неофициально обратился к правителю Барии Лагуны и просто махнул ему рукой. Он знал, что на открытых приемах с Посейдоном не стоило так себя вести, однако на подобных "закрытых вечеринках" можно было позволить себе вести себя и так. - Похоже, теперь из всех нас отсутствует только старикашка Мерик.
- Кого это ты назвал старикашкой, эльф? Напомнить тебе о том, что ты на две сотни лет старше меня? - внезапно послышался голос Мерика, и верховный друид Амеглейна появился из неоткуда прямо перед носом Тайла.
- При этом я лучше сохранился, мой чудом бессмертный друг, - спокойно ответил Мерику Геноа Тайл и ухмыльнулся. - К тому же, во времена старой Эмпии, когда ты был молод и был всего лишь юным учеником одного из хранителей, ты был куда более приятным и вежливым человеком. Всё-таки последние три столетия сделали тебя куда более неприятную личность. Или же виноваты не годы, а власть в твоих руках, или твое фанатичное поклонение силе твоего артефакта?.. Даже не знаю.
Мерик лишь фыркнул в ответ и, бросив гневный взгляд на Тайла, произнес:
- Если бы мы все сейчас не готовились к войне, я бы уже направил все силы моего леса на войну с тобой, Геноа Тайл. Меня всегда раздражала твоя наглость.
- К счастью, сейчас нам не до этого, - лишь улыбнулся в ответ правитель технологического города, и пройдя мимо Мерика, предстал перед Посейдоном:
- Появится ли тот, о ком ты писал? Думаю, нам всем очень любопытно увидеть гостя с таинственного севера. Север - это такие прекрасные земли. С ними связано столько ностальгических воспоминаний.
Братья лишь хмыкнули, услышав слова Тайла, а Мерик сложил руки на груди и принялся смотреть на правителя наг и ожидать его реакции.
- Подождите! Здесь всё ещё не хватает как минимум одного гостя, -произнес он.
- Опять позвал сюда "хранителя прошлого"? - возмутился Геноа Тайл. - Неужели мы ничего не можем решить без этих вечных арбитров Эмпии?
- Нет! - тут же ответил Посейдон. - Сегодня я пригласил сюда не просто хранителя. Сегодня с нами один из бывших лидеров этой организации и хорошо известная всем вам личность. Входи...
Из-за трона, на котором ещё недавно восседал король города морей и каналов, вышел невысокий беловолосый паренек в староэмпийской броне, с давно изорванным серым плащом и черной шляпой со светящимся на ней изумрудом.
- Не... не может быть... - удивленно произнес Мерик. - Он... ещё жив?
- Твою ж мать... Сколько лет сколько зим! - столь же удивленно добавил Геноа Тайл.
- Я, кажется, читал о нём, - неуверенно сказал Альтаир.
- Да. Это точно он? - словно ответил ему Антарес.
Беловолосый мужчина с древними пистолетами в руках прошагал вперед, остановился рядом с Посейдоном, посмотрел на повелителя наг и с помощью жеста словно попросил представить его.
- Да, дамы и господа! Перед вами никто иной как Стрелок Реннак - герой старой Эмпии. Единственный, кому удалось победить в бою самого Фэргана во время древнего турнира и первый, кто посмел пустить в Лорда пулю и сумел ранить его. Позовите нашего гостя из севера! Мы готовы с ним говорить! - внезапно сказал Посейдон, и двое стражей-наг покинули главный зал и направились за Бруни из Асхильда.


Приготовления к великой войне


В дальнейшей истории эта великая победа стала самым жутким началом конца в прежнем мире, но обо всем подробнее.
Великий друид Мерик стремился обрести личные блага из всей это войны, а потому согнал множественную оппозицию и членов Гильдий, от которых избавлялся, в сектор преступников. Все они бывшие - жители Амеглейна, арестованные Мериком за то, что они, по его мнению, выступали против него на народных восстаниях. Все они занимаются выращиванием пищи и мяса, неких Куариев - деревьев, на которых растет мясо. Но ради быстрого роста плодов они отдают свою жизнь, всё происходит против их воли, без их согласия.
Этот сектор - единственный источник пищи для огромной армии, что стояла у границ. А посреди большого Амеглейна плакал под доской объявления маленький мальчик, что ждал спасителя для своей матери. Она была виновата лишь в том, что оказалась не в том месте не в то время, а после стала энергией для Куария. Мальчик не дождался помощи, не смог мириться с ужасной несправедливостью, постигшей многих жителей Амеглейна в миг репрессий Мерика, его нашли повешенным в старом, заброшенном доме. Имя этого мальчика было - Шеодаль. И его история не закончилась, иначе не было бы и нашей истории.
В это же время на берегах пустошей, где находились корабли Посейдона Маринеса, началось масштабное наступление зомби. Однако, герои и воины не смогли отстоять корабли, а потому флот пошел ко дну, как и прототип секретного оружия, который бы помог с меньшими жертвами выиграть всю войну.


На возвышении, заметном со всех сторон лагеря, у костра возле трех огромных шатров командования собралась большая куча людей. Вернее, это были три небольших группы и одинокий эльф со странным светящимся ошейником и огромной механической рукой за спиной. Все четыре "группы" представляли лидеров этого собрания и всей предстоящей военной кампании - правителей Эквилла, Амеглейна, Барии Лагуны и Геноа Барии. Лидеры, хоть и не видны были на первый взгляд среди своих свит, тоже почти в полном составе находились здесь, среди своих людей. Хорошо было заметно разве что трехметрового Посейдона Маринеса, который серьезно выделялся по сравнению с остальными людьми. Именно он вышел к костру первым и произнес:
http://fc02.deviantart.net/fs71/i/2010/047/a/c/Poseidon_by_GENZOMAN.jpg
- Мы слишком долго готовимся к войне! Давно пора было начать наступление. Водные стражи, доложите, что происходит на данный момент.
Тут же к костру вышел один из воинов-наг в броне из толстой шкуры тяжелых глубоководных рыб. Брони, которая добывалась в самых глубоких участках моря, в зонах великих впадин. Она была сделана из чешуи особых глубоководных рыб, которые идеально переносили высокое давление глубины, и их чешуя была столь крепка, что её было сложно пробить даже из пулемета. Воин, офицер одного из отрядов морских стражей, вышел к Посейдону, поклонился ему и рассказал о положении на войне:
- Есть как хорошие новости, так и плохие. Наши войска прибыли почти полностью. Кроме того, почти полностью завершилась переправка через озеро большинства воинов, отправленных с Амеглейна. Войска Геноа Барии, согласно плану, прибудут позже. Однако и на этом этапе они предоставили нам две сотни своих легких стреляющих пулями машин и около 50 тяжелых, вроде тех, что защищают улицы их города. Войска с Эквилла тоже прибыли, однако их не так много, как прочих. Примерно в 7 или 8 раз меньше, чем воинов из других городов. Только добровольцы.
- Что ещё за трюки со стороны Тайла? - послышался разгневанный старческий голос со стороны Амеглейна. Друиды и воины леса расступились, и, опираясь на огромную и пускающую корни на любом куском земли, к которому она прикасалась, трость, вышел правитель Амеглейна - Верховный друид Мерик. Его буквально обезображенное магией лицо словно с большим трудом несколько раз пошевелилось, и он устремил свой пустой взгляд прямо на Посейдона.
http://fc02.deviantart.net/fs70/i/2011/282/2/c/a_sudden_breeze_by_breathing2004-d4ca373.jpg
- Всё согласно плану, Мерик. Согласовывая его, мы и задумывали так. По поводу Эквилла... Граф Альтаир вскоре и сам всё объяснит, а по поводу моего ближайшего союзника и друга, Геноа Тайла, позвольте его человеку высказаться за него.
http://fc01.deviantart.net/fs71/f/2012/162/8/4/8499170af274fe61fdaa66d4fac906c8-d532sxj.png
Загадочный эльф со светящимся на его шее ободком вышел вперед, поклонился и произнес:
- Мы - Сервер. Имя этой единицы сервера - Альфа. Единица не будет говорить. Единица просит позволить включить дальнюю связь с нашим повелителем.
Посейдон молча кивнул и принялся наблюдать за действиями "Альфы". Эльф быстро опустился на землю, используя невероятно быстрые движения всеми тремя своими руками, быстро собрал небольшой передатчик, формой напоминавший огромную тарелку и, соединив два провода, создал сигнал. Перед Мериком и Посейдоном тут же появился образ правителя Геноа Барии - Геноа Тайла.
http://s019.radikal.ru/i621/1203/fb/ce3adc944101.jpg
- Повелитель Сервера готов начать разговор, - произнес "Альфа" и, преклонившись перед передатчиком, принялся ждать.
Геноа Тайл, точнее его голографическая проекция, первым делом внимательно посмотрев на своего слугу, развернулся в сторону Мерика и Посейдона, после чего начал говорить:- Прошу прощения за моё небольшое опоздание, дорогие друзья. Однако в том, над чем я сейчас работаю, никакой спешки допускать нельзя. Я создаю для вас армию. Великую армию, которая переменит ход этой вашей войны, даже если вы проиграете и все ваши войска падут. Всё, что от вас требуется - это начать наконец войну и ждать моего прибытия. Обещаю, мои войска не опоздают. Мой друг Посейдон уже знает, чего ждать. А остальных я прошу набраться терпения и не торопиться с выводами насчет меня.Посейдон бросил взгляд на эльфа-слугу Тайла и произнес:
- Геноа имеет ввиду таких, как он. Геноа, сколько из них смогут явиться на поле боя когда ты закончишь приготовления?
- Точные числа сказать пока нелегко, но учитывая вычислительные способности и условную мощь нынешней версии "Сервера"... от пяти до семи тысяч,- с легкостью в жестах и голосе ответил Тайл.
- Маловато... - заметил один из людей Мерика.- Достаточно! - легко парировал его незаконченную мысль Тайл.- Каждый из моих солдат будет стоить сотни твоих, малыш Рю.Стоило ему закончить это предложение, как лицо Мерика напряглось и глаза покрылись красноватым свечением. Он явно не был рад такому обращению. Однако, несмотря на эту явную злость лидера друидов, Геноа Тайл всё равно продолжил: - Если желаете, можете попробовать убить его прямо сейчас. Поверьте, даже если я прикажу ему замереть и не сопротивляться, сделать это будет очень непросто. Я послал к вам Альфу не просто так. Альфа будет личным спутником и личным защитником Посейдона Маринеса. Он будет бросаться под все атаки, направленные на короля наг... и поверьте, даже после всего этого он, скорее всего, останется жив.Посейдон довольно кивнул, Мерик замолчал и не издал ни звука, но жестами явно дал понять, что он не воспринимает слова Тайла как нечто большее, нежели простое хвастовство. Тем временем, к костру вышел последний из четырех лидеров городов - молодой Альтаир Эквилл. Он, вместе с четырьмя своими котами-спутниками, вышел вперед, обходя своих стражей и сопровождавшего его Алекса Блэка, после чего остановился у пока свободной северной стороны от костра и окинул взглядом остальных лидеров городов. Судя по его лицу, ему тоже было что сказать:
http://fc01.deviantart.net/fs32/f/2008/204/b/6/The_Lord_of_Cats_by_arventur.jpg
- Вы хотели знать, почему войска не привел я... - произнес он и чуть склонил голову.
- Мы с тобой уже всё обсудили, Альтаир. И я поддерживаю твое решение, - тут же, словно вступаясь за него, произнес Посейдон. - Но, всё-таки другие лидеры должны знать, почему же ты решил именно так.
- Хорошо... - произнес Эквилл и посмотрев сначала на Мерика, а потом на Тайла, добавил, -Войска Эквилла не прибудут на поле боя...
- Что?..- чуть не подавившись странным напитком, который он как раз начал пить, спросил Геноа Тайл.- Как это понимать?
- Что за трусость? - возмутился Мерик, глядя на Альтаира. -В то время как мы и Бария прислали практически все наши войска... ты просто останешься в стороне? Нарушишь священный договор трех городов?
Альтаир тяжело вздохнул, посмотрел на своих котов, после чего поднял голову и парировал:
- Это не трусость! Это осторожность. Собрав все свои войска и направившись в пустоши, вы, правители Амеглейна и Барии, готовы поставить всё на то, чтобы побороть мертвецов. Но подумали ли вы о том, что может случиться, если вам не удастся победить? Подумали ли вы о том, что ждет Эмпию и её население в этом случае? Подумали ли вы о том, что будет, если Траммер решит воспользоваться нашим походом на юг и нападет на нас и на земли Амеглейна? На севере должна остаться сдерживающая сила, которая заставит Траммера одуматься и защитить наши тылы. И этой силой будет большая часть эквилльской армии.
Один из котов Альтаира, абсолютно рыжий, с ярко-желтыми глазами и самым хищно-агрессивным взглядом, выйдя вперед, посмотрел в сторону Мерика. Его глаза словно загорелись, став светло-голубыми, и он произнес:
- Хозяин и мы обсудили эту идею. Я, верховный маршал Эквилла и глава министерства обороны великого города, согласен с решением хозяина.
Остальные три кота тоже вышли вперед, и как только их глаза загорелись, все они, практически в один голос, заявили:
- Мы, совет министров города, министр внутренних дел, министр внешних контактов и экономический советник графа, тоже согласны с его решением. Парламен Эквилла единогласно одобряет его выбор.
Инициативу вновь взял на себя рыжий кот. В два прыжка запрыгнув "хозяину" на плечо, кот посмотрел на в ужасе смотрящих на него и других котов Мерика, Посейдона и простых людей, пришедших вместе с правителями, явно увидевших сейчас "совет министров Эквилла" в своём истинном обличии впервые, а так же на спокойно наблюдающего за всем Геноа Тайла и абсолютно безразличного ко всему его слугу-эльфа, и добавил:
- Договор будет соблюдён. Мы не нарушим его и предоставим вам минимальное, согласно договору, количество войск - 5 тысяч солдат. Помимо этого, к вам присоединятся все добровольцы, которые захотят поучаствовать в этой войне. Мы позволили прийти к вам на помощь абсолютно любому. Кроме того, мы отдаем вам трёх наших офицеров, добровольно решивших отправиться на этот бой. Каждый из них в одиночку стоит небольшой армии. Поэтому прошу вас не считать нас нарушителями договора. Офицеры, выйдите к костру.
Вокруг воцарилась полная тишина, и кот, посмотрев на Альтаира, что-то ему шепнул. Альтаир кивнул и произнес:
- Офицеры, это приказ! Приказ генерала Магнуса, которого вы хоть ни разу и не видели, но всегда верно и четко выполняли всё, что он говорил. Выходите!
Кот довольно мурлыкнул, а к костру тем временем вышли трое...
http://fc09.deviantart.net/fs70/f/2013/019/9/d/9d6715b69cb1417020681ad1e87379d1-d5s0a3f.png
http://fc05.deviantart.net/fs70/f/2013/006/9/d/master_cleric___nael_by_neire_x-d5qmk8p.png
http://fc04.deviantart.net/fs70/f/2012/064/2/4/at__noir_by_neire_x-d4rrtxm.png

- Первый из них - Барон Ислан, вампир-лорд на службе у армии Эквилла. Он и сам прекрасно владеет некромантией и магией теней, и во время боев за Эквилл ему удавалось переманивать небольшие группы зомби на свою сторону. Кроме того, у него... исключительная кровь. Любое существо, живое или мёртвое, обратится в прах как только на него упадет хотя бы капля его крови. Второй - Отец Леинор, сакриф и сильнейший маг света во всем Эквилле. Его демонические умения ограниченны минимальными, однако магия света не только не вредит ему, но и работает в его руках почти в полтора раза сильнее. Во время нападения мертвецов на Эквилл он находился далеко на севере, однако сейчас у него появился шанс поучаствовать в бою и разобраться с сотнями или даже тысячами мертвых. И наконец... Горгона Мерен. Девушка-хоббит со странным умением, превращающим в камень одним взглядом. Каждый из них поможет вам больше, чем две тысячи воинов, посланных нами.
Даже те лидеры, которые были изначально недовольны словами Альтаира, склонили головы, показывая свое согласие. Хоть они всё ещё считали его решение излишним и недостойным, однако предоставленная им помощь была действительно неплоха.
- Сам я покину поле боя и буду следить за всем с земель Эквилла. В случае, если ваши войска будут разбиты, вся моя армия немедленно выйдет вам на помощь и прикроет отступление выживших. Помимо этого, мы будем готовы к любой возможной атаке и диверсии.
Альтаир поклонился и отошел чуть назад, а речь вновь начал глава союза и лидер наг - Посейдон Маринес:
- Я хорошо обдумал всё и я согласен с Альтаиром. Его войска будут для нас щитом, прикрывающим нас со спины. А его люди, данные нам, помогут нам на поле боя. Возражений я не принимаю. Хороший тыл и прикрытие тыла - важная деталь любой армии. И мы не можем все броситься на войну, не оставив кого-то защищать нас.
Все лидеры кивнули, а лидер наг вновь обратился к ним:
- Ситуация на поле боя такая. Три деревни, которые мы планировали захватить - захвачены. Всё для выполнения плана "Арай" готово. Мертвецы уже близко к нашим позициям, однако мы заняли северные подходы к району, в котором я планирую устроить великую битву. Это место зовется "Долиной Руор" и представляет из себя огромную равнину с холмами и небольшими горами на севере. Север уже занят нами, на холмах севера выставлены группы магов, лучников и осадные орудия. Над долиной скоро появятся дирижабли, которые будут осыпать мертвецов огнем. Внизу же, под прикрытием магов и лучников, буду сражаться наши воины. Поле боя будет разделено на четыре зоны и тыловой регион... эти самые холмы с дальнобойными войсками. На каждом из них мы выставим часть своих войск. Однако мы будем надеяться не только на себя. Все мы должны разослать объявления о наборе героев и добровольцев, и все эти герои и добровольцы должны будут прийти нам на помощь в первые же дни войны. Я ожидаю неожиданного для мертвецов увеличения нашей армии минимум на треть.
Посейдон кашлянул и продолжил.
- Все мы должны быть готовы к тяжелому началу войны. Наши береговые войска были потоплены мертвецами, а герои и добровольцы, направленные на помощь, так и не успели их спасти. Наши корабли отступили, отвлекая на себя часть сил мертвецов, однако пользы от этого будет мало. Орды мертвецов, согласно данным разведки, уже идут к нам. И мы должны быть готовы к началу войны в любой момент. Будет нелегко, но мы должны продержаться и справиться. Уничтожайте генералов! Уничтожайте особо сильных мертвецов. Только разобравшись с ними мы обеспечим себе победу. Наша армия может победить. Нас немало... 40 тысяч амеглейнских воинов и магов, 30 тысяч барийских солдат, 5 тысяч эквилльцев, две сотни машин Геноа Тайла. Для того, чтобы сокрушить орду неразумных мертвецов, этого должно хватить! Мы сильны, и наш дух высок! Мы пробьёмся через орды мертвецов к их повелителю, Миклашу... и воткнем в него столько лезвий, сколько эмпийцев он посмел убить! Вперед, эмпийцы! Готовьтесь к войне и к победе! Иначе не быть!
Лидеры и простые люди, стражи и спутники правителей зааплодировали, и по их глазам стало видно, что они готовы к войне. Посейдон Маринес, хоть он и не был самым умным, самым хитрым или самым всезнающим из великих правителей, и часто откровенно не понимал, о чём совещаются между собой другие правители, особенно Мерик и Геноа Тайл, становился отличным воином и великим генералом как только дело доходило до войны. Он был лидером от природы, и его уверенные речи воодушевляли даже самых отчаянных пессимистов, а его уверенность во время боевых действий заставляла и других воспрянуть духом и с уверенностью в победе броситься даже на самое пекло и, не испугавшись смерти, сражаться до последнего. Он не был лучшим правителем Эмпии, но он был лучшим борцом и генералом... и за это его ценили.Солнце поднялось над штабом на границах пустошей. Из-за дальних гор появилось солнце, объявляя о начале дня... первого дня великой войны.


Победа над Миклашем



Послышалась песня боевых рогов, трубили отовсюду, возвещая начало великой войны или, как многие говорили, кровавой бойни. Солдаты знали, что не вернутся домой, но если они не пойдут сейчас, их домов может не стать в ближайшее время. Женщины и мужчины, даже старцы и дети шли сейчас отстаивать свой новый дом - Эмпию. Очищать её от заразы Миклаша! Воинственное настроение было у всех. По лагерю в сопровождении личной гвардии прошли правители - Посейдон и Мерик, а больше никого и не было. Все смотрели на Посейдона, ведь именно он сейчас считался главнокомандующим.
http://fc02.deviantart.net/fs71/i/2010/047/a/c/Poseidon_by_GENZOMAN.jpg
http://fc02.deviantart.net/fs70/i/2011/282/2/c/a_sudden_breeze_by_breathing2004-d4ca373.jpg
И Посейдон обратился ко всем. В наступившей тишине был слышен только его громоподобный глас:
- Воины Эмпии! Её защитники. Отныне всем нам предстоит сразиться за нашу родину, за наш дом. У кого-то из вас за плечами вечность, у кого-то года, но перед ликом нависшей над нашим миром опасности вы все равны. Вас будут помнить из века в век. Пойдем и осеним же себя славой. Пойдем и вырвем победу из рук тварей, заполонивших наши земли. Огнем и мечом выжжем язву с лица Эмпии. Не отступаем! Не сдаемся! Некуда отступать и нет уже времени сдаваться! Мы - последний щит между нашими родными и любимыми и тварями Миклаша! Вперед, гордые герои, вперед, воины Эмпии! В бой!
Речь Посейдона была встречена салютованием любым оружием и радостными криками солдат. Тысячи глоток раз поддерживающе крикнули, кто-то стал бить по щиту. Но Посейдон поднял руку и наступила полная тишина:
- Начнём, друзья. Начнём. И закончим. Здесь, - он провел трезубцем по земле - черта, через которую не должна переступить нога нежити. Здесь - черта, которую до последнего вздоха мы будем держать. А убьем тварей, попируем.
Посейдон ушел, а войско вновь ответило ему поддерживающим криком.
После произошедшего офицеры начали спешно собираться и выступать по назначенным точкам.

Именно Посейдон Маринес первый повел войска в бой против мертвецов. Он оставляет письмо своей старшей дочери Октоксании Маринес.


Для гостей сея резиденции нынешняя атмосфера не должна была вызывать каких-либо подозрений - вот стоят на страже глейсы, бегают туда-сюда каппы, обычные наги проводят свой ежечасный патруль. Но гостей здесь не было, ибо принимать их никто не мог.
В главном зале пустовал трон нынешнего правителя наг - Посейдона Маринеса. Без грозного и одновременно добродушного повелителя здесь было пусто в духовном плане. Маринес всегда отвечал своим подданным, независимо от просьб, слов и советов. Сейчас же в тронном зале были только три фигуры - пара глейсов возле подножия трона, а третьей фигурой была старшая дочь Маринеса - Октоксания.
http://savepic.net/3751967.jpg
Октоксания внешне не была похожа на отца - смуглая кожа, темные волосы и алые глаза. В размере и росте она значительно уступала Посейдону, но была схожа в силовых характеристиках и характером. Октоксания, конечно, была чуть хитрее, но не менее добродушной - в своём родном доме она, как отец, выслушивала гостей, выпивала с ними и вступала на защиту своего королевства.
Октоксания задумчиво закручивала прядки своих волос. Буквально неделю назад Посейдон попросил незамедлительно явится в Барию Лагуну, передав узды правления в родном королевстве в руки матери. После Посейдон водил её на военные советы, учил стратегии и даже гнал дочь на выносливость. Конечно, Ксане всё это очень нравилось - всё-таки проводить время с отцом даже в такой ситуации было очень хорошо, но одна мысль так настойчиво и лезла в голову - Посейдон готовился к чему-то плохому, к тому, что Октоксания заменит его. И несколько дней назад отец внезапно исчез из резиденции, даже не сказав, куда он направляется. Все попытки выяснить, куда уехал отец, были тщетны - подданные молчали, как рыбы:
- Великая, вам письмо!
Нага, оторвавшись от своих мышлений, обернулась и увидела каппу, который стоял возле дверей и протягивал два конверта. Девушка улыбнулась ему, поблагодарила и щупальцем взяла конверты, которое потом перекочевали в руки. Запах величия и ракушек. Несомненно, письмо от отца - больше никто не знает, что дочь Маринеса на данный момент находится здесь. Аккуратно открыв первое письмо, она достала лист, исписанный аккуратным каллиграфическим почерком с двух сторон.

"Моя дорогая Октоксания.
Я написал это письмо, потому что при личной встрече всё протянулось бы слишком долго, а тянуть уже нельзя, и ты бы меня не отпустила просто так. Хотя так хотелось обнять тебя на прощание, рассказать напоследок какую-нибудь историю.
Я бы не стал писать письмо, если бы был уверен в том, что я вернусь живым и невредимым. Но Пустоши такое место, где нельзя быть уверененным полностью. Октоксания, я хочу попрощаться с тобой, даже таким образом. Знай - я тебя всегда любил и буду любить даже на том свете. Пусть морские боги будут благосклонны к тебе. Но лучше верить, что я вернусь живым.
Я хочу попросить тебя об одной просьбе, о просьбе от отца к дочери. Пожалуйста, каждую ночь пой морю колыбельную. Оно тоже волнуется за короля. И так я смогу быть с тобой всегда. Будь моё желание, то я бы спрятал тебя от мира всего и охранял дороже своей жизни. Но реальность сурова, и так я сделать, увы, не могу.
Октоксания, во втором конверте лежит приказ. Но его надо открыть только в том случае, если я умру. Однако, на время моего отсутствия, ты, Ксания, становишься правителем Барии Лагуны. Отныне на твои плечи опускается тяжелый груз правления, и оно отличается от родного дома.
В случае же моего поражения... ты провозглашаешься полноправной королевой Барии Лагуны, всё написано во втором конверте.
Октоксания, я люблю тебя очень крепко. Пожалуйста, будь спокойна и верь в героев Эмпии. Верь, что мы выиграем эту войну.


Твой любящий отец,
правитель Барии Лагуны,
Посейдон Маринес
"
Октоксания прижила письмо к груди и заплакала, не в голос, но в идеальной тишине всё было слышно. Отец ушел на войну. Октоксания понимала, что он, как правитель одного из Великих городов, просто не мог не уйти, но одно дело сказать это лично, а совсем другое - написать это словами. Но таков был Посейдон.
Ксания поспешно вытерла слёзы и посмотрела в окно. Море было спокойно, но она чувствовала его волнение.
- О Отец...
И Октоксания запела. Её голос разливался по всей резиденции, песня невидимой ниточкой доносилась по всей Эмпии. Но только избранные могли её услышать.
"Я буду верить, Отец!"
И дочь Посейдона, отойдя от окна, ушла в свои покои, чтобы привести себя в порядок и приступить к временным обязанностям правительницы Барии Лагуны.

Посейдон Маринес яростно врубился в самую гущу боя, поддерживая героев своими войсками. И именно он одним из первых достиг центра, где и встретился с Миклашем. Следом вел свою Золотую Армию Геноа Тайл, правитель плавучего острова, названный брат Посейдона. Все "друзья" Миклаша сражались сейчас с войсками объединенной Эмпии, впервые за триста лет каждый правитель вел в бой своих солдат. Каждый, кроме Альтаира Эквилла, что предпочел остаться в городе, опасаясь нападения Траммера.
Бой был трагичным для многих, Мерик был смертельно ранен принцессой Нейтой, оставил свой город и решил восстанавливать силы. Посейдон Маринес был убит Миклашем, а воевавший в этот момент Геноа Тайл так и не смог спасти названного брата. Эквилл всё-таки сумел удивить, ведь именно Антарес, который привел лично им собранное ополчение, добил Миклаша, не без помощи бывшего генерала, так желающего смерти, Элемера Безликого.


Нага сбилась со счета, какую же именно молитву и песню она читала морю. Вроде и прошло немного, а Октоксания уже успела пропеть половину того, что она знает. Невидимой ниточкой она чувствовала, что морю сейчас очень плохо, а её сердечко тоже волновалось за отца.
На половине очередной молитвы дверь раскрылась, и, мигом разозлившись за нарушение приказа никого не впускать, принцесса резко развернулась. И злость мгновенно испарилась, увидев, в каком состоянии были каппы, буквально заполонив себе подобными весь зал. Ксания молчала, ожидая, пока они закончат бессвязно выть и стража закончит выносить раненых и уже мертвых капп.
- Великая... весть, плохая весть... Каппы спешить, каппы бежать, каппы сказать дочь Короля!
Увы, Маринес не могла понять бессвязного и многоголосового крика каппов. Девушка приказала выйти всем, кроме двух капп. Приказ - закон, каппы покинули помещение, всё так же бессвязно крича и плача.
- Что с моим отцом?
- Великая... Очень плохо - мы спешили как могли. Король Посейдон пал перед Повелителем Нежити.
- Что?..
Октоксания осела на пол, глядя стеклянными глазами на капп, что старались поймать дочь Маринеса. Нага не верила в это - как отец, самое могучее существо на свете, мог умереть перед этим ничтожным Миклашем, который и зваться-то Повелителем недостоин? Но каппы продолжили говорить и от услышанного внутри Октоксании обрывались все ниточки. Черная кровь, Лорд...
- Отееееееец!
И нага зарыдала, не задумываясь о последствиях. Хотя ей и не надо было думать - все опечалены смертью короля, а понимание смерти для дочки это было сильным потрясением. Каппы и пара глейсов вышли из зала, внимая безмолвному приказу Октоксании выйти вон. Королевская нага не могла контролировать злость и горечь, и по залу летали самые грубые слова, которые даже Посейдон не мог знать.
Спустя какое-то время Октоксания успокоилась, но покрасневшие и без того глаза, красноватый нос и едва заметные дорожки слёз на щеках выдавали её. Подойдя к трону отца, Ксания поклонилась ему и поцеловала спинку.
- Спи спокойно, отец... Да будет море тебе колыбелью, пусть песни мои ты услышишь всегда, пусть тебя больше не заботят земские проблемы. Я возьму всё на себя и стану лучше Королевой, о которой ты мечтал, папа.
Октоксания позвала к себе глейсов и отдала им приказ как можно быстрее собрать всех жителей Барии Лагуны в резиденции Посейдона для важного сообщения. Сама же нынешняя Королева вышла из тронного зала и направилась к Совету, чтобы они как следует подготовились к нынешнему мероприятию.

Стража смогла очень быстро собрать всех в приемном зале резиденции, но жители не могли понять такой спешки. Большая часть не знала об Октоксании и недоумевала - неужели Посейдон покинул поле боя? Или же принес радостную весть? Те, кто знал - молчали, ибо Ксания просила их не раскрывать её личность до последнего момента.
Звуки труб глашатаев - и вот в зал прошелся Совет во главе к Октоксанией. На ней был чёрный доспех, волосы заплетены в небрежную косу. Жители стали шептаться, но замолчали, увидев поднятую руку королевской наги, стоящей возле трона Посейдона
- Благодарю вас за быстрое собрание, жители Барии Лагуны! Я - старшая дочь вашего Короля, Окстоксания Маринес. Я собрала вас для того, чтобы сообщить прискорбную весть... Ваш король, Посейдон Маринес, храбро сражался с Миклашем, но злодей оказался сильнее, и мой отец, ваш король, пал перед этим злодеем.
По залу пронеслись стоны и плач.
- Я знаю, вам очень тяжело. Мне тоже - ведь я потеряла не только своего повелителя, но и самого близкого мне человека. Посейдон оставил приказ, словно глядя в своё будущее. Я прошу Совет зачитать его.
- Благодарим тебя, Великая. Конечно, немного неблагоразумно читать его прямо сейчас, но мы так же получили строгий приказ от короля зачитать его сразу же после его смерти.
<...>
- Сим приказом я, Посейдон Маринес, провозглашаю свою дочь, Октоксанию Маринес, нынешним законным правителем Барии Лагуны. Передаю ей сою корону, все права и обязанности.
Октоксания в полной тишине приняла корону. Теперь она королева... Как долго она мечтала быть ей, но не мечтала быть королевой в такое время - когда идет война с сиренами, когда нежить вот-вот может ворваться в город, когда её отец так скоропостижно погибнет.
- Благодарю. Жители Барии Лагуны, я надеюсь, что вы дадите мне шанс показать себя как мудрую и добрую правительницу... Совсем как отец. Но сейчас мы не будем праздновать моё венчание. Оплакивать короля мы тоже будем не сегодня. Для начала мы все - да-да, все - построим памятник Посейдону как мудрому правителю и прекрасному воину.
Жители, немного приободренные речью новой Королевы, покинули помещение. Октоксания устало села на ступеньки. Пока садится на трон отца она не будет до окончания войны. В зал вошли оставшиеся в городе генералы и офицеры армии.
- Приказываю вам собрать большую часть здешней стражи и отправиться на границы города. Я не знаю, что нас ожидает, но лучше быть готовым ко всему. Выполняйте!
- Как прикажете, Королева!
Королевская нага вновь осталась в одиночестве. Но теперь она была готова к своей новой обязанности. Слабо улыбнувшись, девушка направилась к выходу.

Миклаш был побежден, он пал, оставляя после себя лишь печаль и горечь. Но с этого момента карта Эмпии поменялась навсегда, истерлись границы и появились новые, ибо в Эмпии стало два короля.

Литиция
10.09.2015, 17:23
История старой Эмпии



Королевство и Империя


Вот и прошло еще три года с той самой страшной войны. Кто-то успел обжиться в этом новом, незнакомом мире, но каждый день, каждый час в Эмпии появляются новые и новые счастливцы, и это неизменно, в отличие от самого мира.
Эмпия никогда уже не станет прежней. Последняя война изменила её так сильно, что пошатнулись мировые устои, сдвинулись границы, казавшиеся незыблемыми. И что-то начало подниматься из самых глубин этого мира.
Героем войны стал некий Антарес Эквилл, который вышел на политическую арену всего несколько месяцев назад. Он ворвался в мироздание, словно ураган, сметая на своем пути всех и всё, вплоть до своего брата графа Альтаира, который отныне ничего не значит на мировой арене.
После великой бойни в Пустошах, Антарес устраивал пир в лагере, на котором начал говорить о том, что Эмпию нужно объединять, и что в единстве они быстрее бы выиграли этот бой и потери были бы меньше. После взял слово Геноа Тайл, он поддерживал Антареса, сказав, что Золотая армия встанет под знамена нового правителя Эмпии. Там же была раскрыта тайна этой самой Золотой армии. Антарес, в ответ на это, сказал, что Золотую армию проще уничтожить, потому как брат Траммера (Геноа Тайл) пошел по его стопам, создавая из живых людей бездушные машины, тем самым оскверняя их. А иметь второй Траммиер Доминус на юге он не хочет и не считает это благом для Эмпии. Геноа Тайл попытался возразить, но народ его не поддержал, оставаясь на стороне Антареса, героя Эмпии. Антарес внезапно объявил Тайла предателем, напомнил всем, что именно правители Эквилла являются наследниками рода Императоров Эмпии, а Тайл лишь хочет подчинить себе всю Эмпию и осквернить души оставшихся эмпийцев, принеся ей только новые страдания. После этого он приказал схватить Тайла и немедленно казнить. Народ тут же согласился с ним, но Тайла спасла его Золотая армия. Не желая связываться с правителем Барии сейчас, Антарес позволил ему уйти.
После поражения Мерик всё еще не восстановил свои силы, отлеживаясь в резиденции и не появляясь особо при народе. В Амеглейне, тем временем, Гильдии вновь начали поднимать головы и взяли власть в свои руки. Совет Друидов стал иным – 80% его составляющей стали отныне главами Гильдий, что ненавидят Мерика. И эти Гильдии поддерживали героя Антареса, освободителя Эмпии, едва ли не добровольно вручив тому ключ от Амеглейна.
Антарес был объявлен Верховным Государем, королем единой Эмпии. Альтаиру удалось бежать и скрыться. Через полтора года по всей Эмпии прогремело новое событие – скрывшийся бывший граф Эквилла Альтаир берет в жены новую правительницу Барии Лагуны Октоксанию Маринес, становясь правителем её Великого города. Однако он и его супруга поддерживают Геноа Тайла. По всей Эмпии распространяются странные слухи о том, что Антарес ныне зол и жесток, не прощает ничего, убивая направо и налево. Однако, при поддержке Амеглейна, что теперь стал широкой автономией в составе единого эмпийского Королевства, ему никто не может противостоять.
В тоже время, когда Антарес надел на себя корону, в Геноа Барии Тайл объявляет себя Хранителем Трона Демиурга. И через два года после битвы в Пустошах, Октоксания приводит к нему Альтаира. Не медля ни секунды, Тайл склоняется перед ним и объявляет его истинным Императором.
Лишь Асхильд как стоял ранее в стороне, так и стоит. Ходят так же слухи о том, что Антарес заключил союз с принцем Сирен, отвергнутым Октоксанией. Тем временем Пустоши тоже не стоят на месте. Там возрождается большой город древности Порт Аркел. И государь Антарес, и Император Альтаир одновременно объявляют его наградой для того, кто сможет заручиться поддержкой у Ярла Асхильда для Империи или Королевства.
Кроме того, в газете появляются объявления о том, что снегах Севера лежат многочисленные артефакты, а земли вокруг Асхильда огромные и никем не заселенные, так что каждый может укрыться там от войны Империи и Королевства, а так же обрести новый дом или даже построить свой город.
На западе возникло новое королевство Эльдор, населенное эльфами, и новый Великий Город. Эльфы Амеглейна не признали нового короля, потому что он некогда боролся с восстанием эльфийских кланов Эльдора... Не признали они и Империю, ведь один из главенствующих там - асур. Некогда принадлежавшая лесным эльфам территория называлась королевством Эльдор. Когда-то Эльдор был уничтожен Эквиллом и Барией, юг ушел к Барии и там эльфам более-менее было нормально и они - около 40% населения, а север ушел к Эквиллу откуда кланы эльфов тогда массово погнали к землям Амеглейна и вообще расселили. Тем не менее, несколько кланов остались там, они считают себя неотделимой частью этих земель и боятся, что Антарес покончит с ними. С появлением Антареса сепаратизм и желание присоединиться к Тайлу и погнать людишек куда подальше, вернув тем самым родные земли, среди эльфов растет. За полтора года магией и собственными силами отстроили они королевство Эльдор с одноименной столицей, и Порт Кайэль. Порт был назван в честь старой столицы Эльдора.


Тронный зал был залит восходящими лучами солнца, работы по реставрации велись уже не первый день, и медленно подходили к завершению. В зале возникло легкое серебристое свечение, неподалеку от трона появились трое - мужчина, держащий на руках ребёнка, и девушка.


http://s019.radikal.ru/i602/1205/11/ee072354688a.jpg
http://i023.radikal.ru/1206/1d/9ceedf66f281.jpg
http://savepic.org/4293794.jpg

- Малор! - обратилась эльфийка к мужчине, тот, посмотрев на неё, не глядя на рабочих, вопросил, - Миледи? - Положи его у трона, я начну воскрешение, - стража начала приближаться, но ни Верита, ни Малор Ардаван не обращали на них внимания. Мужчина положил ребёнка, эльфийка подошла к нему.
- Звезда Пути, наша новая звезда Пути... Это ты, маленький Шеодаль... - произнесла она, а потом посмотрела на стражу и приложила к губам палец. - Расскажи им, Малор, - провела пальцами по волосам мальчика, она отвернулась. Малор Ардаван поднялся и извлек из ножен клинок, готовый драться с любым, кто приблизиться:
- Перед вами тысячелетняя Верита, эльфы новой эры. Она - дух Эмпии. Она - сама Эмпия. И она привела к вам того, кого посадит на трон. Она - дочь Демиурга, и знает его волю. А ваша новая звезда пути, маленький Шеодаль - ваша воля к сопротивлению, капля Демиурга в этом агонизирующем мире. Кто знает, быть может, он сам Демиург? Чтите его, он ваш Владыка. Помогайте ему, а я же буду рядом. Моё имя Малор Ардаван, я правитель павшей Толморы, освобожденный от уз, когда в бою против Антареса полегли все остальные эльфы. Верита избрала меня, чтобы наблюдать за Шеодалем. Я мертв уже более трехсот лет. И я жив уже более пяти веков. Примите ли вы волю Эмпии, волю Демиурга, эльфы новой веры? Или мы зря искали Звезду Пути? - он критично оглядел тех, кто был сейчас вокруг него, замер, глядя на них. В его глазах зажглись искры жестокости, и этот взор был подобен стальному кинжалу, что проникает в самую душу и ударяет с силой по сердцу.
Послышалось тихое пение - то Верита гладила мальчика по волосам, и эльфы могли узнать в этом колыбельную. Такую колыбельную знали они все, каждая мать поет её своему ребенку. Колыбельной лет было, быть может, больше, чем три века, никто не знал. Но каждый эльф ведал - мать, напевая эту несложную колыбельную, отдает часть сил своему бесценному чаду. Так и Верита сейчас давала каплю себя, своей жизни и силы маленькому Шеодалю, чей путь закончился у корней дерева Амеглейна после того, как никто не смог помочь его матери.
Тем временем Глорфинир Аэгринейл поманил к себе слуг, включая того, который пришел вместе с ним:
- Вот что. Подготовьте гостиную Весны к моменту, когда эта дама закончит свою песню, а стражи догадаются вложить мечи назад в ножны. Думаю, что там будет место, где положить ребенка и спокойно потолковать обо всем, что произошло. Уверен, что и тут есть разумное объяснение.
Верита вернулась к ребёнку и продолжала петь. Малор Ардаван всё время, пока стража подходила, стоял совершенно расслабленно, словно только и ждал момента, когда сможет пролить кровь. Пусть вспомнят героя прошлого времени, пусть вкусят его клинок, что так давно не плясал в руках этого эльфа. Более того - ему, казалось, хотелось этого боя, он мечтал пустить сталь в дело, вспомнить, как она входит в тело врага и уничтожить их, неверующих и слепых.
Но ему помешали, стража остановилась, а старый эльф начал говорить слова, которые в прах разбили мечты Малора о бойне, о крови и павших к его ногам врагов. Лишь одна мысль отрезвила его - каждый из этих стражей после будет защитой мальчику, избранному Эмпией. А потому он стоял и ничего не делал.
Тем временем колыбельная подходила к концу, какой бы длинной не была песня, она рано или поздно кончается. Верита замолчала и коснулась губами лба мальчика, и каменный пол вмиг покрылся цветами и зеленой травой под его телом. Она поднялась и посмотрела на эльфов.
- Будьте мудры, будьте сильны и терпеливы. Новое испытание... Храните Эмпию, - и сделав шаг назад, тысячелетняя Верита попросту растворилась, вместо неё осталась лишь бабочка, что села на одежду мальчика, обращаясь в кольцо на его пальце.
Малор же слушал пришедшего, однако меч не опускал, лишь когда стража соизволила убрать оружие, он так же вложил его в ножны.
- Он проснется лишь на утро. Сейчас его не нужно уносить, пусть силы Эмпии наполнят его маленькое тело, - спокойным голосом произнес эльф. - Отвечу же на вопросы я здесь, - он не склонился перед пришедшим, лишь опустил голову на несколько секунд.
Им предстоял долгий разговор. Путеводная Звезда была найдена. Эльдор обретал своего правителя.

Кроме того, происходит еще одно событие - целый город, Аргали Эмпи, вместе с металлическим фундаментом, всеми зданиями, коммуникациями, жителями и гостями города воспарил на высоту семи километров. Снизу был оставлен небольшой хорошо укрепленный аванпост с полной связью с городом, количеством в 50 существ, с которого идут челноки до Аргали Эмпи.


Турнир в Асхильде


Новый северный город под управлением конунга Гардара не зря вышел на связь именно сейчас, ведь ему угрожает множество врагов - эльдхельги и Траммиер Доминус. И именно сейчас, как никогда ранее, им стал нужен могущественный союзник, но выбрать одного из двух сложно, а потому конунг объявил турнир на своей территории, чей чемпион победит, тому и присягнет северный город. Весь мир ждал, затаив дыхание, Империя или Королевство выйдет в финал и займет первое место? Правители строили планы, в которые входил так же и Порт Аркел, ведь именно он стал наградой победителю.
В Асхильде собрались представители множества, и в этот раз тех, кто собрался биться, было куда больше, чем четыре года назад в Эквилле, всех чемпионов вспомнить довольно трудно, но забыть было бы грубо. В старшей лиге честь государств отстаивали такие герои, как: Кай Корсарес, аргалиэль; представитель Королевства Vitold; представитель Империи Ко'ное Дэ Фа'йренсе; Кей Ливаско, аргалиэль; Феникс, представитель Империи; аргалиэль Эдвин Орбдрин, а так же Книжар, Блазя, Карвис, Горанд, Ивейн, Виски и Аделия. В финал вышли Эдвин и Витольд, а первенство взял представитель Королевства.
Была, кроме того, еще и младшая лига, где велись бои попроще и наградой победителю был артефакт севера. Имена финалистов - человек Иван Ривалов и эльф Кьёрлирн. И эльф выиграл, доказав свою сноровку, забрав приз.


Война. Война никогда не меняется. Её дьявольский вальс, плящущий во времени и пространстве, проявляющийся и в малых, и в больших, серьёзных вещах – всегда един.
И одним он несёт смерть. Другим – жизнь. Добро и зло – для каждой стороны конфликта важен первый результат. Победа, чевствования героев и насмехательство над злодеями.
И в этот день удача была на стороне аргалийцев, и самой Каро Нейсхарааниар ан Аристэй.
Что же до конунга – он получил крайне интересную и полезную информацию, добытую в честном бою, поэтому по праву его. А что уж делать с координатами расположения логова Меточников – это мудрый Гардар решит, обязательно решит.
Кстати о Гардаре. Он внимательно выслушал аморфа, и даже не думал перечить.
- Моё слово твёрже стали, Каро! – конунг ударил себя по нагруднику, проклёпанному стальными пластинами, укреплёнными рунами. Если знать, что этот доспех не единожды выдерживал удары ледяных гигантов, то можно представить, что имел в виду воевода всего Асхильда.
- А на счет отпускания… Мы вообще пир планировали, но учитывая сложившиеся обстоятельства… - взгляд асхильдца скользнул по воинам Аргалии – никто не удивится и не будет обижен, ваше право.
Правда, конунг не делал упор на то, что, мол, воины пострадали, едва держатся за жизнь, и аргалийцам надобно быстрее покинуть город. Нет, к каждому аргалиэлю и воину подошли медики, и тут же, просто переместив их на более «чистую» территорию, или на месте, дабы не сместить поврежденные органы и кости, принялись латать воинов Королевства. Аргалиец, что мог похвастаться раздробленными рёбрами, всего через пол-часа работы был поднят на носилки, и уже через час мог ходить, дышать и описывать свои ощущения на чистом аргалийском.
В общем и целом, не стоит описывать каждую секунду. Боевые действия утихли, и началась рутина обыкновенная, бестолковая. Воинам разбили палатку, прямо тут, на арене. Там пострадавших лечили, а уставших – наполняли энергией, посредством большого колличества мяса и выпивки разного рода, от кваса до вина. Асхильдцы и аргалийцы сидели всей толпой в просторной палатке.
Гардар, находившийся рядом с Каро, интересовался лишь парой вопросов – о какой, мол, крови говорил меточник. Какие планы Королевства на порт Аркел. И когда стоит приехать на церемонию торжественного принесения присяги. Последнее он не столько спросил, сколько уточнил. Боец Королевства, Витольд Аронский, занял первое место, и получал за это не только артефакт редкой работы, но и кое-что поважнее. Гардар, воин до мозга кости, уважал умелых и сильных бойцов. Поэтому победители этого турнира, даже не смотря на то, что победитель младшей лиги был эльфом, заслужили его уважение. И, конечно-же, от своего старого плана он не отклонился – даже не смотря на то, что Витольд был вампиром, он вполне мог бы занять должность наместника порта Аркел. И займёт. Потому что слово Гардара нерушимо!
Правда для этого стоит подписать кое-какие бумажки, собрать информацию, и прочее и прочее, так что если Витольд желает, его об этом уже уведомили, то он должен задержаться в Асхильде на некоторый срок.
Воин, опять эльф, только в этот раз тёмный, занявший второе место, аналогично заслуживал бы доверия Гардара. Но не заслужил. Он был воином Аргалии, а значит – союзником по умолчанию, и прочие уточнения были бы простым оскорблением в сторону конунга. Свой артефакт получит и он, а уважение… Уважение это уже вопрос всеобщий, так сказать народный. Однако стрелок, обычный эльф, сражавшийся наравне, и даже лучше остальных воинов, включая воинов меча и магии… Заслуживал уважения, наверное да.
И Феникс, занявший третье место. Совершенно, так сказать, случайно все это время проводивший на Арене, прямой свидетель всего, что произошло в этом месте. Правда не сильно участник, от чего вера конунга в этого киборга… Слегка была не на уровне. Прямо скажем, по сравнению с уважением даже к воину джунглей, эльфу(!!!) Кьёрлирну, Феникс был удостоин лишь малой толики внимания. Но и он получит место на пьедестале.
Вообще удачно получалось, победители старшей лиги были все здесь.
С младшей лигой было по другому. Один Кьёрлирн был тут, прямо на арене.
Не долго думая, Гардар приказал готовиться к празднованию и честованию победителей.
Дроу Эдвин был удостоен награды сразу – медаль победителя и артефакт заняли своё место в торжественной черной, покрытой золотыми узорами коробке из камня-эммита. Однако его попросили выйти на пьедестал для более-менее официального награждения.
Посреди арены, отреставрированной, возвышалась сцена с трибуной. Никаких «ступенек», когда один воин становился выше другого. Победители они и есть победители – четверо воинов были приглашены в центр арены, на каменный помост, под взгляды тысяч зрителей и десятков камер.
- Асхильд. Великий город, второй раз принимающий в своих чертогах лучших из лучших, гладиаторов всей Эмпии, сильнейших и талантливейших воинов. Сегодня, спустя длительное время, Великий турнир… Окончен! Блистательный победы гладиаторов, и не менее блистательные победы наших воинов и наших союзников над внезапным врагом, азартные битвы и настоящая маленькая война – этот турнир запомнится многим и надолго. И в честь того, что сегодня, на этой Арене, в этот день, произошло столько всего знаменательного, я, Гардар Асхильд, лично поздравлю каждого победителя Турнира! Поприветствуем гладиаторов!
Камеры и тысячи глаз смотрели на них – на победителей.
Каждого из них конунг, раз уж пришлось на Арену прибыть, решил наградить лично.
- Первое место, победитель всего Великого Турнира, славный воин и профессиональный стратег - Лорд Витольд Третий, Аронский! Поздравляем будущего наместника Порта Аркел! Своим талантом, умениями, хладнокровием и целеустремлённостью он показал, что настоящий воин непобедим до смерти! – всё это было сказано на камеры, с торжественной улыбкой, хотя с абсолютно на ходу придуманной речью. Гардар от всей души пожал руку настоящему воину, который победил на Турнире в этот раз. И вручил медаль первого победителя, белую коробочку из эмита, содержащую в себе редчайший артефакт, и ключ от порта Аркел.
- Первое место младшей лиги, воин Королевства, великий мечник и настоящий магистр огня – Кьёрлирн! Эльфийских кровей, он показал, что каждый в этом мире может стать истинным мастером меча, настоящим мужчиной, способным доказать свои слова на деле! Мои поздравления! – конечно, Гардар не хотел оскорбить эльфа. Но что поделать, расизм из головы так просто не выкинуть. Хотя фраза и была построена максимально торжественно, не упомянуть эльфийское происхождение Кьёрлирна конунг не смог. Но что слова – рукопожатие асхильдца было настоящее, мужское, сильное! А чем сильнее рукопожатее, как известно, тем больше уважения человека к тебе. А это многого стоит. Эльфийский мечник и маг был награжден медалью, и резной коробочкой красного дерева, в которой хранился редкий артефакт призыва – кольцо белого волка.
- Воин Аргалии, ярчайший пример невероятного упорства, мастер своего дела, показавший всем нам, что такое – огнестрельное оружие в руках профессионала! Талантливый и умелый маг, искусный морфер, темный эльф Эдвин! Мои поздравления и восхищение мастерством! – как упоминалось ранее, Эдвин получил медаль, коробочку с артефактом призыва, коих было вообще на Эмпии всего два, и шанс, наконец-то, спокойно направиться за своими соратниками.
- И наконец, третье, но не последнее место – воин науки, настоящий боевой инженер – Феникс! Мои поздравления! – увы и ах, Феникс получил просто медаль со своим именем и местом, которое он занял.
На этом церемония награждения была закончена. Однако, люди не спешили расходится с Арены – как и было обещано, Гардарг Асхильд устроил великий пир в честь окончания великого турнира – каждый зритель арены, и каждый гость города мог придти на Арену как гость, и вкушать разнообразные явства и выпивку со столов, что были расставлены сейчас по всей Великой Арене.


Последствия Турнира и начало катастрофы


С момента последних событий минуло всего три месяца, однако за это время много чего успело произойти. Сразу после турнира события понеслись вскачь, словно подстегиваемые кем-то или чем-то. Ощущение напряжения повисло в воздухе, вселяя сомнения в сердца даже самых смелых жителей или гостей этого мира.
Асхильд сдержал своё обещания, принося присягу государю Антаресу. Тот в свою очередь принял её, радушно устроив пир для своего нового вассала Конунга Гардара Асхильда V. Однако, северяне пировать не остались, желая вернуться в свой холодный дом за магическими бурями.
Лорд Витольд Аронский, победитель турнира и нареченный наместник Порта Аркел отказался занять положенное ему место, оставаясь в Эквилле. Государю это не понравилось, однако, памятуя о его подвиге и приведенных новых вассалах, он не стал никоим образом наказывать вампира.
В Порте Аркел остается полная раздробленность, повсюду снуют шпионы обеих сторон, стремясь так же захватить как можно больше влияния. Королевство и Империя тянут этот город к себе, словно одеяло.
Ходят слухи, что аргалийские дипломаты преподнесли Государю Антаресу некий подарок, он прилюдно назвал их своими лучшими друзьями. Однако, при всех политических терках, Аргали Эмпи до сих пор не высказали своё желание в той или иной мере участвовать в делах против Империи.
За последние три месяца Траммер не совершил ни единой попытки напасть на пригороды Асхильда или иным образом помешать городу существовать, за всю историю северной столицы, такой долгой передышки у них не было ни разу.
Судя по слухам, что быстро распространяются, в свои прежнюю силу вернулся великий друид Мерик, что копил свои силы и приходил в себя после боя с генералом Миклаша Нейтой где-то в корнях дерева Амеглейна. Главы Гильдий обеспокоены этими слухами, однако не могут опровергнуть или подтвердить слухи.
Страшные пираты, нападавшие на Порт Аркел и обломавшие зубы об имперский флот, были замечены в районе островов сирен, где еще четыре года назад поселился оскорбленный Октоксанией Маринес принц Акварион со своими подданными.
В Эльдоре назревал свой конфликт. Регент Малор Ардаван стремился не спускать глаз с владыки Шеодаля, который, желая сохранить свой народ, был готов даже к тайным переговором с государем Антаресом. И всё же у регента было больше поддержки среди эльфийского народа. А сам Ардаван вел политические переговоры исключительно с Империей, не желая, чтобы его народ вновь страдал от жестокой политики Амеглейна, не жалуя так же и государя.
В Эквилле постепенно начали ужесточать законы и увеличивать количество стражи. Антарес проявляет всё большую обеспокоенность безопасностью и жителей Эквилла, и всего Королевства в целом. Что касается Эквилла, Антарес хочет прижать преступность и сделать жизнь более безопасной, опасаясь диверсий Империи. Его изменения с каждым днём становятся всё более явными. Из доверенных лиц остались считанные единицы, в том числе и аргалийский посол Алекс Блек. Недоверие к Гильдиям Амеглейна растёт, много вопросов возникает и по поводу некого таинственного города Эдельстейн.
Империя же в отличии от Королевства, полноценно стирает границы между двумя своими городами, превращаясь в единое государство. Остров, отбитый у пиратов был качественно укреплен. Налажен эвакуационный канал в ту сторону на случай непредвиденных ситуаций. Флот Барии Лагуны был восстановлен, пополнен. Геноа Бария же рассчитывает на усилия неживых союзников, создавая дроидов и другие механизмы. Злые языки в Королевстве утверждают, что душу Геноа Тайла захватил Траммер, медленно превращая город на воде во второй Траммиер Доминус.
Таинственный город Эдельстейн ведет свою собственную пока еще никому неизвестную политику.

Литиция
12.09.2015, 00:27
История старой Эмпии



Атака Асхильда

Тайна, укрытая за тысячью замков, так и не стала достоянием общественности до момента, необходимого самим агрессорам. Аргали Эмпи пошли на договор с Траммиер Доминусом и эльдхельгами, чтобы те единовременно атаковали Асхильд, чтобы северный город пал. Мог ли конунг допустить такое, имея за плечами сильного союзника государя Антареса и Королевство юга.

- Если пришла, то значит с целью. Какой? Не знали. Возможно диверсант, друг возможно, врага подручный. - кивнула. Да, цель у неё была. Эгоистичная, глупая цель. Увидеть, разглядеть, понять.
- Садись. - всего секунда промедления, когда мозг еще обрабатывает услышанное, а кукловод незримо дернул ниточки. И вот Ледяная Орхидея уже сидит на стуле. Нет неприятных ощущений, пусть покомандуют, пока могут. Она словно бы отрешилась от физической оболочки, воспринимая исключительно то, что говорит сидящий перед ней. А это было интересно. Она была права в своих умозаключениях - они действительно местью укутались, словно саваном. И не вылезают из неё.
- Юг оставим Югу. И правда. А Север - это наша земля. Была. Несчастье и смерть. Месть. - тут аргалийка вдруг отрицательно качнула головой.
- Про Юг забывать не стоит, там есть и ваши союзники, и ваши враги. Смотря кто станет повелителем Асхильда теперь.
- Мы готовы на всё, ради мести и возвращения наших земель. Часть за частью, кусок за куском, равнину за равниной мы вернём. - Ледяная Орхидея грустно посмотрела на него. Как он сейчас напоминал ей некоторых сородичей в лесах Сфиры, те тоже рвались сквозь заслоны мстить за погибших, еще не осознавая, что в куполах их ждет только смерть. Даже при той силе, что еще не была потерян, до Щита Демиурга, лучший психик Легиона Дальвара просто не могла им противостоять, даже с отрядом других не менее лучших.
- Вы повторяете наши ошибки. - качнула она головой, но не осуждала, а лишь констатировала факт - Мы тоже живем прошлым. И с жаждой мести в сердце. Наш дом уничтожен, но мы хотим вернуть его.
Какими бы славными ребятами не были аргалийцы, те, кто помнил Аргалию, всегда будут желать мести, и гореть она будет там, в сердце, где раньше была любовь к родной планете. Она понимающе смотрела на эльдхельга. И пусть его взгляд не отражал эмоций, голос их не нес, она знала, каково это.. как это жить с местью в сердце.
Шар сорвался с руки эльфа и укатился за дверь. Она обычно подобные свои творения просто разрушала. Но аргалийцы кроме мести знали еще много всего, эти же запертые во льдах, но видели. Месть застилает им глаза, их нужно раскрыть. Кто знает, быть может, когда Легион покинет Эмпию, эти существа уйдут с ними. Ей бы не помешали они в Дипломатическом Корпусе.
- Если Асхильд ненавидит тебя, то и у тебя есть доля нашей цели. Тебе только нужно сказать "да" и помочь. - она так и не моргнула за всё это время, как и он.. интересная игра в гляделки, ничего не скажешь. Он говорил, что она должна им помочь, но её долга здесь нет, есть желание. Ледяная Орхидея махнула рукой, словно бы стараясь не слушать его слова.
- Не угрожай мне - она вновь повторила то, что говорила пять минут назад. Как же они не понимают, что договориться можно и по другому.
- Если бы не хотела помочь, не пришла бы, и не сказала то, что было сказано. Оставишь волю надо мной, и я просто не смогу помочь. Выпотроши мою память, но ты всё равно не узнаешь, что делать. Я знаю. Есть сильные союзники, которые не меньше вашего ненавидят Асхильд. Есть те, с кем нужно договариваться. Чужой в своей плоти я ни с кем не договорюсь, любой заметит изменения. Тем более, оставишь меня здесь, и какая же от меня будет помощь? Я смогу помочь вам извне. И помогу, если перестанете воспринимать меня, как врага. Доверьтесь раз в жизни, и я не подведу. Я чувствую в вас что-то близкое. И я хочу понять вас. Я знаю, сложно после стольких лет, когда извне приходила только угроза, принять меня так сразу. Сложно поверить в то, что я пришла сюда не за корыстной целью, и за мной нет армии, жаждущей вашей гибели. Сложно поверить в то, что я говорю. Но попробуй.
Сейчас она стала словно бы вновь молодой аргалийкой, только-только вступившей на путь дипломата. Никаких вычурных слов, никакого пафоса. Никакой скрытности, нет маски на лице. Она говорит то, что идет от сердца, отражается в мыслях и выходит прямо на язык. Не обдумывая слова, просто говорит. Как давно она так говорила последний раз? Наверное, только придя в Легион Дальвара, и то вряд ли. Даже с братьями Малого Совета так откровенно она позволить себе говорить не может. Каро Ийви-Ллиэн всегда должна быть на стороже своих эмоций, мыслей и слов.

Ледяная Орхидея допустила улыбку на свои губы, когда Траммер впустил в себя Петросяна первый раз. Она едва заметно наклонила голову, слушая его ответ. И вдруг он решил опять острить и циркачить. Во время первых переговоров Траммер вел себя по другому, ну да ладно. Во время его второй "искрометной" шутки она допустила лишь тень улыбки. Каро Ийви-Ллиэн не собиралась подыгрывать кому-то, паясничать или льстить - Траммер не то существо, которому это нужно, хоть и ведет себя не совсем чтобы адекватно.
- Ты не увидишь представителя их воли, Владетель. Не поговоришь с ним. Эльдхельги доверяют мне и держат моего Кэннора в заложниках. Только потому один из них на юге.
Едва заметная усмешка, и искры легкого смеха в голубых глазах.
- Ты, Владетель, не знаешь моих ходов. А я разыгрываю партию уже не первый год. И всё-таки, я расскажу тебе о своих шахматах. Государь Антарес выгоден этой атаке. На турнире было много гладиаторов Аргали Эмпи, хоть один должен был попасть в финал, а лучше два. Тогда у Асхильда не осталось бы выбора. Император немедленно послал бы любую подмогу союзнику на помощь, если не развязать войну на юге. Но государю война не нужна, я смогу сделать так, чтобы сюзерен опоздал со своей подмогой..
Легко склоненная набок голова, во взгляде читается интерес ко всему происходящему, но что же истинно ощущает глава Дипломатического Корпуса, что видит во всем этом - не ясно. Внутри её лед. Снежная буря. Как всегда.
- Эльдхельги желают мести. И мне они ближе, чем люди Асхильда. Я признаю их право на месть. Ты же, Владетель, союзник мне, если еще ничего не изменилось. И в этой игре я предпочту помочь и тебе так же. Единым кулаком, созданным сегодня, мы сомнем этот город.
Выпрямила голову и замерла.
- Однажды ты сказал, что Анима этого мира тебе не нужна. Ты позволишь нам поставить там шпиль Анимы, чтобы мы добывали свой ресурс. Это вся благодарность, которая мне нужна.
И замерла недвижимой холодной статуей, что вышла из-под руки искусного мастера, влюбленного в свой труд.- Мне всё равно на артефакты, Владетель. Мне нужна Анима, эльдхельгам нужна месть, тебе - артефакты. Обмен, стоящий всего на свете. Для каждой из сторон. Аргалийская Империя не ступит в зону твоих интересов, однако мне стало известно, что меточники обладали некой реликвией - перчаткой, способной открывать проходы в другие миры. Когда настанет момент, ты дашь нам уйти. И ради этого я могу помогать тебе сколько угодно.
Ей было прекрасно известно, что Асхильд манит Траммера не просто так. В конце концов не даром в застенках Кэнноров хранился пленник, томился и рассказывал день за днем всё больше и больше. И Траммер был сейчас прав, она работала без позволения своего повелителя. Но это политика, дипломатия, в которой её слово главенствующее.

Эльдхельги слушали свою землю и готовили месть.


Где то в землях эльдхельгов...

Ожиданию приходит конец. Любому ожиданию в этом мире. Как и миру в конце этого ожидания конца. Конце приходит всему. Одним его приносят острия копий чужаков, другим - время и интриги. Одни сами идут в пропасть, другие - утягиваются туда цепками лапами Судьбы...
...Силуэт на вершине одного из снежных шпилей внезапно вытянулся в высокую фигуру, от серебристой маски на лице которой отразилось солнце и отсветом ушло в снежное небытие бурлившее буквально рядом. Казалось бы - протяни руку и будешь втянут в то безумие карусели снега, света, льда и холода.
Те кто не могут выдержать груз Времени - уходят. Их не стоит судить. Есть те, кому суждено уйти и не вернуться. Как есть и те, кто держит на своих плечах обузу Времени и Судьбы. Не прогибаясь. Не уступая. Взращивая то, что оставлено в их душах пламенеющими клеймами...
...Яркая маска, пронзительный и злой взгляд, чуть подрагивающие от ожидания руки и нестерпимо сияющая, чистая в своей высоте и чистоте, замёрзшая в глыбе льда форма. Едва слышимый зов, колкими льдинками пускающий трепет по венам. Руки, в которых сжат, подобно сердцу врага могучий молот.
И к выдержавшим испытание приходит тот момент осознания, то сиюминутное прозрение, когда сама Судьба даёт новый шанс, страстно вскрикивая "Пора. Вот ваш шанс!"...И смертельным шёпотом оставляя за собой крайнее слово "Последний..."
...Выдох, вскрик, и описав полукруг молот врезается в замершую ледяную форму. И содрогается душа. Не холодный трепет идёт по плоти - предвкушение, оправдавшиеся ожидания, месть и в конце концов - облегчение. Облако осколков, разбивающихся о маску, массив льда, крошащийся под весом молота. Новый взмах и новый удар. Зов, призыв, воззвание и приговор.
Над бескрайними просторами, над острыми гребнями гор, по извилистым, хрустальным в своей красоте и чуждости переходам. От Чертога к Чертогу. Вещает Зов.
...Вещает Зов. Хладной ртутью стекает серебро маски с лица бледного существа, чьи волосы сразу же подхватываются ледяным ветром и подобно тёмному ореолу тянутся за его головой.
Не склоняясь пред древними духами безумия ледяных ветров, он ловит Зов. Внемлет. Слышит. Ударами сердца идут удары его молота. Удар и вспыхивают холодным огнём взгляды. Удар - и кровь гонят сердца. Удар - и безумствуют духи. Вещает Зов...
...Вещает Зов и танцуют снежные шаманы, заклиная духов на острых вершинах гор. Хлопок в ладоши - звонкий звук, острый взгляд, четыре грани крови, три вдоха и яркий свет солнца на вершинах мира. Над облаками, среди бесстрастных душ и духов этой земли. Удары молотов, миллионы осколков, среди которых лёгкими и незримыми силуэтами от серебряных масок существ отражаются тени. Прикосновения к покрытой узорами мороза броне и коже. Но живые не сдаются. Взлетают к солнцу вибрирующие молоты и опускаются на грани ледяных форм, рождая Зов. Беснуются духи у вершин.
...Вещает Зов. И скребёт по маскам лёд и ненависть и бьют могучие руки и молоты. Мерные удары. Шагами подходящего Небытия. Содрогается пространство, содрогаются от возмущения и бешенства духи. А молоты бьют. Вещает Зов. Десятки, сотни молотов на вершинах. Удар - ловят руки темп. Удар, ловит сердце ритм. Удар - пронзает душу торжество.
...Вещает Зов. Слетают маски с лиц. Удар - и смывается серебро с лиц. Торжествуют духи, цепляя плоть и дух существ. Удар и вдох. Удар и выдох - впиваются осколки в лица. Вплетают духи душу существ в своё сумасшедшее полотно бесконечного танца. Удар - и вспыхивают леденящим сиянием глаза. Вещает Зов. Сплетаются души. Удар за ударом - душа за душой. Удар и уже не кровь в венах. Удар и уже не воздух в дыхании. Вещает Зов. Рождается предназначение. Всё сильнее, всё выше и выше взмывают зачарованные молоты.
...Вещает Зов. Удар и врываются в душу духи. Разлетающийся лёд и разрываемая душа. И вот уже не пара рук ведёт молот к цели. Всё новые и новые ладони охватывают рукояти. И уже не живые существа на вершинах гор среди бешеных бурь и танцующих духов...Рождают Зов. И последние, с жаждой впитываемые воспоминания уходят из ещё живых существ, растекаются по окружению. Ещё немного света, ещё немного ветра, ещё чуть-чуть снега на лице...Взмывают молоты в едином порыве и бьют о искрящиеся льдом пластины. Мы. Удар - нет жизни. Есть. Удар - сплетаются в единых тисках души. Зов. Удар - и в снежную пыль разлетаются тела, которую мгновенно затягивает в торжествующее бурление танца духов.
...Вещает Зов. И гордая ранее, взрастившая в себе стержень повиновения, воительница риннеров, стоя на башне, расширившимися, уже почти не людскими зрачками, застланных пеленой ужаса, смотрит в невидимую даль. Вещает Зов.


Ничего не отражало волнения Ледяной Орхидеи, но сообщение, полученное на коммуникатор, её слегка взволновало. Потому она ничего не ответила Мраку на пафосную фразу о том, что теперь они будут строить историю и так далее.
- Мрак.. Началась война. - она едва заметно выдохнула сквозь зубы, словно стравливая нахлынувшие эмоции.
- Идем, скорее. - шаг ускорился, к комнате эльдхельга она подошла, не постучавшись, открывая дверь.
- Псарь. Идем. - рампани мог наблюдать, как эльхельг, ледяной эльф, высокий, тонкий, высокомерный, "отлип" от стены, к которой прислонялся, глядя в окно, подошел к ней. Каро Ийви-Ллиэн уже привыкла к его обыкновенному молчанию, к тому, что он не умеет здороваться и прощаться. К тому, что в его мозг медленно, но верно проникают предложенные блага аргалийской цивилизации. Он станет ключом, что откроет для неё замок собственного народа. Ледяные эльфы уйдут отсюда вместе с ними.
И дальше к комнате, в которой не было ничего, кроме трех кресел и огромного монитора. Она кивнула на кресла своим спутникам, садясь в центральное. Повела перед собой по воздуху рукой, и каждый здесь присутствующий мог увидеть карту. Позади включились еще два монитора. Ийви-Анор Дальвар и Каро Ийви-Авейн Семиде внимательно смотрели на то, что им показывают.
- Комната заперта, нас никто не отвлечет. Псарь, держи связь со своими. Траммер начал наступление здесь [Пригород Ингилейв] - он ткнула пальцем, на карте засветилась область.
- Эльдхельги должны пойти отсюда - [Пригород Хальфсен].
Кроме всего прочего, сегодня состоится величайшее собрание тайных союзников. Клуб анонимных союзников. Здравствуйте, я Траммер, и я уже три месяца в тайном союзе с аргалийцами. Поддержите меня. Аплодисменты на фоне. В Подземной приемной дракона включился коммуникатор, запрашивая связь. Сам металлический дракон решил сходить на войну, но это не значит, что он не сможет держать связь с аргалийцами и связным эльдхельгов.
- Давай, металлический дракон, возьми.. хах.. трубку...
- Владетель, эльдхельги пройдут через пригород Хальфсен. Вы встретитесь с ними в городе. - сказанное, казалось бы, в пустоту, должно было достичь Траммера. И сейчас с монитора исчезла карта, появились события, что пишут на свои камеры машины повелителя Траммиер Доминуса.
- Покажите мне аргалиэлей. - в битву был послан отряд аргалиэлей в количестве 250 штук, что переоделись, превращаясь в обычных наемников Траммера. Монитор моргнул, показывая, как те под предводительством нового создания Траммера, кентаврихи, пока еще лишь готовятся вступить в бой.
А вот со стороны эльдхельгов пока не было никаких вестей. Аргалийка бросила коммуникатор Псарю.
- Держи, свяжись с моим Кэннором, что у вас. Мне нужна связь, ты мне её вряд ли сможешь обеспечить сейчас.
Союзники знали, как выглядят и те, и другие, не должны были поссориться посреди иного бранного поля боя. Не сейчас. Каро Нейсхарааниар не проявляла волнения, она была абсолютно спокойна. Внешне. Но лишь внешне. Внутри её бушевала буря эмоций, ни коим образом не отражавшаяся. Лишь один раз она бросила взгляд на Мрака, и в этом взгляде он мог прочитать приговор Асхильду.


Как не странно, на зов коммуникатора ответил сам главнокомандующий Траммиер Доминуса. Откуда он ответил точно – могло бы оставаться загадкой, однако очертания окружения могли напоминать ставку верховного командования, находящегося в тронном зале. Есть ли вообще конец предназначения для этой залы?
- Владетель, <…> на том конце провода была знакомая эльфийка. Дипломат – заказчица, из – за которой и был весь сыр – бор. Да, война Траммиер Доминуса и Асхильда началась не с неё, но, видимо она положит ей конец. Стерев Асхильд как явления с карты мира. Ничего не скажашь, пришла, увидела, раскомандовалась!
<…>Вы встретитесь с ними в городе. Как бы то ни было, эти сведения были весьма полезны. Всегда приятно знать, что происходит на другом конце фронта. Жалко, искренне жалко, что даже среднячковый детектив в будущем сможет сложить два и два, в двоичной системе исчисления, и понять, что за атакой на Асхильд стоит несколько иная сила – нежели Траммер и Ледяные Эльфы. Ну да кому какое до этого дело сейчас?
- Принято к сведению, Каро. Мы закрепимся в пригороде и после приготовления оборонительных позиций навяжем бой основными силами. Тон Траммера был спокоен. Сам Механический Дракон скрывал свою одержимость боем, однако то и дело проверял доносы своих машин.
Держите нас в курсе главных событий. – сказал Мех, имея ввиду, что сам он поступит аналогично.
После, вполне понятной, просьбы Аргалийки, Траммер велел ежесекундно подключить её к роте Аргалийцев. Они были явно не похожи на машины, преобладавшие в войсках Траммиера. Однако, в этот раз в бою участвовали и войска вождей на подконтрольных территориях. В такой разномастной толпе, раскинутой по армии ничего не выдавало в Аргалийцах – Аргалийцев. Кроме соответственной ауры брутальности, пафосности и победоносности(хотя это нормально для Легиона Дальвара в Эмпии). Не то, что бы командовала, однако проводила брифинг ответственных офицеров Кентавриха Алуэтте. Даже радостно становилось – как девушка вождя не из самой большой общины вводит в курс дело существ, явно её прошаренней в военной дисциплине.
Советница, - зов Траммера вновь прозвучал в колонках – мы уничтожим всё живое в пригороде и переработаем это на благо нашей армии. Но на это всё, после этого мы не будем проливать кровь беззащитных и тех, кто пожелал… откупиться. Надеюсь, я понятно изъяснился. – вновь беспристрастно заявил Асур, укрытый от всего мира в облик механического существа.

Асхильд пал, он не смог отразить атаку, которую курировали аргалийцы.


Внимание всем, внимание!

Асхильд может быть уничтожен!!!

Машины и холод одновременно атаковали Великий Город Севера! Эльдхельги и Траммер нападают единовременно. Такого не было никогда!
Великие, славные герои! Помогите Асхильду дожить до рассвета. Без вас город падет к ногам механизмов, закованных в лед!
Всех вас ждут в Порту. Лишь одно предложение "Я здесь для того, чтобы помочь" - и вы будете желанным гостем. Одиночным героем или вы поведете в бой отряд? Решать вам. Мы же просим о помощи!

Асхильд нуждается в вас, доблестные герои, нуждается как никогда ранее!


Война Империи и Королевства

Империя объявила войну Королевство, однако даже после этого война началась не сразу, потому как Империя отчего-то тормозила.
Предпосылки к войне:
Конфликт между Империей и Королевством назревал с того момента, когда эти два государства образовались. После войны в Пустошах, в которой разрозненные города Эмпии впервые за долгое время объединились против общего врага, были положены предпосылки для создания одного большого государства на территории всей Эмпии. Но возник конфликт между двумя братьями - Альтаиром и Антаресом. Альтаир - старший брат, был властителем Эквилла - самого большого из всех Великих Городов. Но его мягкий характер не позволил ему сделать то, что нужно было сделать в тот момент. Его младший брат - Антарес, всегда мечтавший о власти, смог обернуть ситуацию себе на пользу, и лично повёл войска Эквилла в бой. В решающей схватке он сразил Миклаша, после чего стал Героем всея Эмпии. Это, а также поддержка эквилльской знати, позволило ему полностью свергнуть своего брата, и стать правителем Эквилла. Амеглейн присягнул ему на верность, но обе Барии отказались. Поскольку Антарес заявил свои права на трон всей Эмпии, Барии решили объединиться для защиты своих интересов. Но так как правитель Барии Лагуны, Посейдон Маринес пал от руки Миклаша, а Геноа Тайл не изъявил желания становиться во главе, Императором стал Альтаир, бежавший из Эквилла. Так появилась Империя. Противоречия между двумя государствами накапливались, и война была лишь вопросом времени.
Причины:
Официально войну объявила Империя. Причиной для этого им служило безумие Антареса. Этот вопрос спорный, но ясно одно - его жесткие методы правления проявились уже достаточно давно, но объявлять войну именно сейчас... Возможно, правители Империи чего-то не договаривают. Но всем известно, что Великий Государь Антарес в последнее время стал часто пропадать, проводить довольно странные "прогулки" в самые разные части страны. Что-то тёмное скрывалось за этим.
Но даже невзирая на это, достаточно обратить внимание на один важный момент - незадолго до официального объявления войны, главы гильдий Амеглейна заключили союз с Империей - фактически предав Королевство. То есть, Королевство оказалось в меньшинстве. Даже при этом, за Королевством тоже стоит часть правды. Антарес действительно всеобщий кумир, многие поддерживают его, и его права на трон всей Эмпии.
Несмотря на объявление войны от Империи, первый ход сделало Королевство. Разведка и шпионаж делали своё дело, о подозрительных перемещениях противника было известно заранее. Войско Королевства выдвинулось вперёд, и в районе Западно-Эмпийской Великой равнины, на границе вступило в бой с силами Империи. Пока данных о происходящем там катастрофически мало, но есть сведения, что там настоящая мясорубка. Также, войска Королевства стягивают свои силы к Эльдору - небольшому королевству эльфов, союзному Империи. Согласно донесениям, эльфы уничтожили один из лагерей военных Королевства, что и послужило началу конфликта. На данный момент войска Королевства превосходят эльфов по численности в два раза, но Эльфы держатся.


А эльфы тем временем продолжали укрепляться уже в своем лесу. Они были в крайнем меньшинстве, а потому старались сделать так, что бы противник получил как можно больше побочного урона. Друиды отдыхали и призывали все новых животных и различных магических существ. На ряды противника теперь отправлялись, в основном, волки, медведи и энты. В рядах эльфов появился оратор, чье лицо пока было скрыто, но голосу словно не мешала ни буря, ни дождь - каждый эльф слышал его.
- Братья! Зло в лице Королевства готово растерзать Эмпию! Империя знает об этом, но медлит, не смотря на всю свою мощь! Амеглейн долго колебался, но все же выбрал путь спасения этого мира! Траммер как всегда ждет. Но время на исходе и лишь мы взяли инициативу и ответственность на себя! По ту сторону армия. На каждого нашего воина приходится несколько вражеских. Но это лишь значит, что нам придется каждому выпустить по три стрелы, трижды опустить клинок или трижды пронзить врага копьем. Наши леса, животные - трижды опустят ветви и когти на Врага! Мы победим, чего бы нам это не стоило! Иначе мы просто перестанем существовать! Наши меньшие братья, деревья, что окружают нас - тоже это понимают и помогут вам. Ведь в ином случае пламя пожаров сожжет все дотла. Наш лес, наш дом и дом сотен существ. - его голос слышал каждый эльф, что присутствовал на этом поле боя.
А друиды, если не получалось, все пробовали вернуть бурю, что бы уравнять шансы, не дать противнику применять огнестрельное оружие и большую часть магии. Звери все наступали на противника - друиды тратили, всю силу что могли, восстанавливались и вновь отправляли призванных животных на врага небольшими группами.

От Империи активности было не так много. Разрозненность союзников сыграла против них, в результате основное войско Империи ещё не сформировалось. Имела место попытка захватить гномьи шахты в Западных горах, дабы отрезать королевство от важного источника снабжения. Попытки переговоров не привела к должному результату, на данный момент ведётся бой.
Война была жаркой, и умирали сотни людей с обеих сторон. Даже Траммер вылез из своих владений, присоединившись к стороне Империи. В это время организация Щит выкрала черную кровь Лорда, ранее извлеченную Траммером из тела аргалийки Каро Нейсхарааниар. С помощью крови Антарес собрал все доспехи Лорда, и Эмпию потрясли страшные новости, оборвавшие войны по всему материку.

Литиция
12.09.2015, 01:39
Конец истории старой Эмпии


Возрождение Лорда

По всему миру пронёсся рокот, везде наступили сумерки, а Солнце, будто раненое и окровавленное, теперь озаряет мир багровым светом. Каждый в Эмпии услышал рокот, и каждый теперь может видеть на небе ярко-белую трещину, охваченную радужным мерцанием.
Во всех городах и деревнях народ заговорил о зловещем знамении, все напуганы. Но кое-где начинают появляться пророки, вещающие о конце света. Кто-то утверждает, что нет спасения, а кто-то и утверждает, что спасение может быть. Кто-то вселяет в сердца надежды, а кто-то хочет подзаработать. И всё чаще слышатся пока ещё шёпоты, что ОН вернулся в Эмпию. Лорд!
Он начал своё шествие, уничтожая мелкие деревни, но самым жутким потрясением стало его нападение на Амеглейн. Лорд с легкостью уничтожил дерево Иггдрасиль, не взирая не стремящегося противостоять ему Мерика, изгнанного ранее из этого города, но не потерявшего надежды стать Демиургом…

Его здесь ненавидели, но он не мог возненавидеть этот город. Его прогнали отсюда, но он вернулся защитить то, что было ему еще дорого. И отомстить. Бывший Верховный Друид Мерик, а это был именно он, собирался противостоять Лорду. Личные мотивы, ненависть, желание защитить Древо. Друид вышел на площадь Весны во всем своем великолепии и никто не собирался его останавливать, многие даже не заметили появления. Вокруг была паника, отвечать никто и не собирался, советники неизвестно где. Никто не хотел умирать, но истории о Лорде не давали людям выступить на его стороне. Как и его вид, ужас, что он порождал. И вновь ответственность на себя брал именно Мерик.
- Ты не получишь Амеглейн порождение кошмаров! Твоя сила не безгранична! - голос его был силен, без проблем он заглушил панику внизу.
Силы друида не разогнали Тьму, но сдерживали ее. Вокруг него разрасталось зеленоватое свечение, в котором угадывались светлячки. Но была и другая сила у Мерика. Запахло кругом не живым лесом, но мертвой плотью, гарью. В руках некогда правителя этого города появилась книга, заставившаяя само Пространство вокруг вздрогнуть.
- Я хотел стать твоим главным врагом, Демиургом, но времени нет! Твоим главным врагом стану я, Верховный Друид Мерик!
Старницы книги затрепетали, словно на ветру, столь беспечно ведя себя с существованием каждого жителя Эмпии. Небрежное движение и Мерик вырывает страницу на которой аккуратным почерком были записаны слова о Лорде…

Щупальца, что держали Мерика, начали будто ослабевать, когда Великий Друид из последних сил попытался что-то сделать, как то противостоять Лорду. И у него бы получилось сбросить оковы, вот только сил не хватило. Совсем немного – но не хватило. Друид обмяк, лишаясь сознания, а Лорд недовольно хмыкнул. Мерика встряхнули, немного сдавили, и привели на самую грань сознания. Пара алых глаз чуть приблизилась к Верховному Друиду, и вкрадчивый голос прошептал тому на ухо: - Не смей терять сознания, и смотри внимательно. Смотри, как гибнет твоё любимое дерево. Смотри, как гибнет этот городок, как гибнет вся эта мелочь. Смотри, это ведь так было дорого тебе! Смотри внимательно!
А антрацитовое жало всё продолжало вгрызаться в ствол Иггдрасиля, и Великое Дерево стонало от боли, но сопротивлялось, из последних сил. Но Лорд брал упорством и силой, и сопротивление было сломлено, наконец-то, с громким треском.
Этот стон слышали все, на расстоянии километров от Амеглейна. Этот стон разносил ветер, все деревья ему вторили, и животные припали к земле. Это стонало само Великое Древо, Иггдрасиль, когда Лорд расколол ствол и добрался до живой сердцевины. Сам же Амеглейн сейчас весь сотрясался будто от судорог.
И вдруг всё прекратилось. Звенящая тишина повисла, и эта тончайшая нить в один момент лопнула. По стволу Великого Древа начала расползаться чернь, а листья Иггдрасиля начали менять цвет. Последним даром умирающего Древа была красота… Всё древо будто запылало яркими красками – жёлтым, рыжим, багряным, розовым. Листья очень быстро меняли свой зелёный цвет на яркие краски агонии, и, будто подхватывая эту печальную песнь красоты, окрестные деревья восточного леса так же начали менять окрас своих листьев. Вот так вошла в Восточные Леса Великая Осень…
На самом же Иггдрасиле листья постепенно начали тускнеть, окрашиваясь в серый цвет и истончаясь. Верхние ветки начали осыпаться трухой… Постепенно начали отламываться более толстые и крепкие ветви, и падать вниз. Дома Амеглейна начали разрушаться, природа увядала и умирала, а по огромному потемневшему стволу начали расползаться трещины.
И вновь раскатом грома разлился смех Лорда, что взлетел высоко над умирающим Великим Древом. В его путах всё ещё был Мерик, и Верховный Друид плакал, смотря на гибель Чуда Природы. - И ты проиграл, и все падут! Ибо я – Лорд, и этот мир обратится в прах, и лишь Верные Мне останутся, обретя Силу! – громко заговорил лорд, поднимая Мерика над собой и снова смеясь. Он взирал на то, как рушится Иггдрасиль, хороня под своими обломками тех, кто бежал не слишком быстро. - Тот, кто пошёл против меня – побеждён! И он умрёт! И умрёте вы, если не склонитесь! Смотрите же все, и страшитесь, падите ниц! – взревел Лорд, высвобождая Мерика из щупалец, уже без сознания. Огромная пасть возникла на теле Лорда, полная клыков, и туда щупальца запихнули Верховного Друида. С хрустом пасть захлопнулась, а Лорд расхохотался, воздевая руки к небесам, окружённый серым маревом обратившихся в пыль некогда живых листьев…
Следующей целью Разрушителя стал город-в-небе Аргали Эмпи, в нем еще таилась обида Антареса, собравшего доспехи. Аргалийцы предали его, а он был с ними добр и не ждал удара в спину. Они продали его Траммеру, эльдхельгам, да кому угодно! И они должны умереть, их следовало низвергнуть с небес на землю.

Лорд неспешно шагал по земле, оставляя после себя чёрные следы, будто выжигая их в почве. Его мантию будто бы изрывал постоянно невидимый ветер, его чёрный доспех покрывался то шипами, то крючьями, то становился зеркальным. Его взгляд был прикован к городу далеко в небесах. И в этом городе должны были ощутить всю мощь Лорда. Они должны бояться.
Лорд расхохотался и остановился. Нет, пока он не собирался лезть бездумно куда не следует. Но весь мир содрогнётся от ужаса, и падёт. Обязательно! Лорд вновь захохотал, и смех его лавиной полетел во все стороны. Мантия Лорда разорвалась на десятки длинных рук, что начали быстро чертить на земле странные символы, тут же наполняющиеся зловещим алым сиянием. С жуткой улыбкой и не отрывая взгляда от точки на небе, Лорд начал медленно поднимать руки вверх. Ветер, будто собака на цепи в ужасе, начал метаться вокруг Лорда, камни и комья земли начали медленно подниматься в воздух, символы стали разгораться всё ярче и ярче...

Алое зарево разлилось над землёю, но внезапно быстро погасло. И тут грянул гром. Да грянул так, что вновь раскатился по всему миру рокот, сопровождаемый жутким хохотом. Вокруг Аргали Эмпи, будто сотканные из чёрного дыма, начали появляться длинные чёрные щупальца, что вмиг попытались обвиться вокруг летающего города. Некоторые тащили, некоторые толкали и трясли, стремясь попросту опрокинуть город, перевернуть его, и обрушить с огромной высоты вниз. Кое-где среди чёрного дыма вспыхивали алые молнии – будто огромные когти царапали в ярости летающий город. Какие-то щупальца не выдерживали, рассыпались и таяли, какие-то соскальзывали… Казалось, что они слишком слабы, но внезапно они вдруг наполнились непроглядной чернотой, и, все как один, дёрнули с чудовищной силой…

Лорд развернулся, и пошёл прочь, будто потеряв всякий интересе к Аргали Эмпи. Он больше не смотрел на точку в небе, с жуткой улыбкой уставившись куда-то вдаль. Вскоре он ушёл, а после него осталось лишь огромное чёрное зеркало спёкшейся тверди, кое-где иссечённое трещинами-шрамами. И лишь ветер остался стонать, будто в муке.
Однако, когда Миклашем был уничтожен Шпиль Анимы, вся собранная энергия была взята принцем Дальваром, главой Легиона аргалийцев. Он сумел удержать город, не позволив случится катастрофе.

Такое событие в этом городе было впервые. И если бы не ажиотаж вокруг действия Лорда, всё внимание города было бы приковано к тому, что из ворот дворца выходят двадцать Кэнноров, окружающих всех членов Малого Совета - Триумвират, Ледяную Орхидею. И с ними тот, кто будучи в Эмпии ни разу еще не покидал Тронного Зала - Ийви-Анора Дальвара.

http://savepic.ru/5476574.jpg
http://s48.radikal.ru/i122/1203/52/e0039a78c78a.jpg
http://s019.radikal.ru/i607/1203/d4/1abb4cb3f14a.jpg
http://s004.radikal.ru/i208/1206/c8/d46778291c63.jpg

Делегация стремительно шла в сторону Шпиля, но Дальвар приказал остановиться на площади, что была совсем недалеко от Вербовочного пункта. Кэнноры очистили место от паникующих и стремящихся сбежать прочь из города. В воротах у плацдарма к челнокам создалась толкучка, вот только не было в этом смысла - челноки не курсировали, площадка внизу была отчасти уничтожена обломками, упавшими сверху. Гости города и его жители, они стремились убраться прочь. Где-то рушились дома, кто-то кричал. Улицы рисковали погрязать в хаосе, но Семиде мешали этому процессу, стабилизируя движение на улицах и разбирая их.
Ийви-Анор Дальвар, сердце своего Легиона, седьмой сын Императора Аргалийской Империи и тот, кого отвергает само аргалийское общество, вышел вперед. Он смотрел на Шпиль, не замечая словно бы более никого.
- Однажды он сломал мне Шпиль. Второй раз этого не будет.
Члены Малого Совета замерли, Атона и Анима всё еще играли со стабилизаторами, а Семиде оглядывался, хищно усмехаясь. Он был готов убить любого, кто не так посмотрит на Отца Легиона.
Каро Ийви-Ллиэн продолжала принимать отчеты и координировать силы Тайной Полиции и пропаганды. Всюду включались мониторы, призывая к спокойствию. Среди этого хаоса какофонией звучала тихая, спокойная музыка.

Дальвар замер, оглядываясь, и внезапно раздался беззвучный взрыв. Всё его тело наполнилось чистейшей анимой, немедленно покинувшей пределы и разлетевшейся вокруг. Она мощными артериями побежала по земле, обвивая, словно корнями, весь летающий город. Стабилизаторы, которые отчаянно сопротивлялись падению, внезапно ощутили облегчение. Щупальца Лорда разрывались под давлением немыслимой силы, что выпускал из себя Дальвар, а сила та была взята им в прошлое падение Шпиля, которое совершил Миклаш.
Аргали Эмпи полыхал блекло-голубым сиянием, и это можно было видеть далеко, даже вне города. Он в миг превратился в сияющий шар, и длилось это в течении нескольких минут. Анима наполняла дворы и переулки, каждое здание и каждый уголок города.
Аргали Эмпи выправился, пусть и успел просесть на пару километров. Но сейчас он стоял прямо, и более ничего не угрожало его жителям. Те, кто были ранены, сейчас были полностью излечены, лишь те, кто успели умереть, остались хладными трупами.
Анима же, выпущенная принцем Дальваром, сошла на нет, как и её сияние. Наступила тишина. Паника вдруг закончилась, и замолчало всё вокруг. Полная тишина, которая звенит в ушах и заставляет замереть и не шевелиться.
Ийви-Анор улыбнулся и огляделся. Он кивнул Малому Совету и пошел прочь с улиц города. Никто не смог бы помешать Малому Совету вернуться во дворец, их обороняло два патруля Семиде и двадцать Кэнноров.

После был портовый городок Аскаль. Местные жители все погибли, никто ничего не успел сделать. И по всему миру вновь пронёсся рокот, вновь алый луч ударил в небеса, увеличив разлом и вызвав звездопад.
Лорд открыл множество порталов с помощью своей силы, и многие из них вели прямо в Умбру, откуда моментально полезли демоны разных сортов и мастей. Они атаковали все города, и вряд ли можно было уничтожить их, не закрыв порталы.
Геноа Барию атаковали одновременно и нежить, и демоны. Сама Эмпия искажалась от присутствия Разрушителя, жителей и гостей одолевали ужасные видения, сотканные из их самых страшных кошмаров. Небо над Геноа Барией потемнело так, что тучи скрыли солнце, и город погрузился в непроглядную тьму и мрак. Однако, сработали генераторы, освещая город неоновым светом. Видимость стала лучше, но генераторы работают в аварийном режиме, а потому света не так много, чтобы осветить каждый переулок, исключительно важные части города.

В одном из зданий, что было уже захвачено силами мертвецов, над картой склонились двое - древний скелет, на чьи кости были нашиты явно чужие мышцы, а волосы были лишь париком, жестко впаянным в черепушку. Пустые глазницы ясно показывали, что мозга там нет, но он скелету был не особо и нужен. А перед ним стояла вполне симпатичная девушка, чьи глаза горели красным, волосы стелились по обнаженной спине едва ли не до самого пола. Из-за пухлых губ выглядывали не особо длинные клыки, а на голове красовалась корона из блеклого золота. Она что-то ожесточенно доказывала ему. Спокойный голос скелета был ужасным для слуха любого смертного, он скрежетал и резал, казалось, саму душу.
- В прошлый раз вы успеха не достигли. Позволь решать их судьбу мне, демоница.
Голос же той, кто держал ответ, имел обратный эффект, он был сладостен и прекрасен, мелодичен и струился, подобно чудному водопаду.
- Это наши ошибки, и мы их не повторим. Тебя прислали сюда помогать мне, а не мешать, мертвец.
В голосе девушки зазвенеть сталь, лязгнул жуткий затвор, заставивший вздрогнуть даже кости скелета. Он поклонился, но вновь ткнул на карту.
- Идите ко дворцу, нельзя медлить. Послушай меня, Састэванне. Ты не должна медлить, иначе потерпишь поражение. Как несколько лет назад потерпели его ваши пит-лорды.
Девушка в голос рассмеялась, смахивая карту со стола, нечаянно уронив туда и чернильницу. На карте немедленно образовалось чернильное пятно, скрывшее под собой половину города.
- Хватит! Молча убивай, твоя суть в этом, отродье. Ваш господин три года назад тоже не смог достигнуть прогресса большего, чем мы.
Когда чернильное пятно заволокло план города, тучи сгустились над ним и в реальности. Они заслонили яркий свет солнца, погружая город во тьму, словно ночью. Теперь весь город объяла темнота. Демоница весело ухмыльнулась.
- Нам пора.
Она подошла к окну и выпрыгнула из него, распахивая за спиной огромные черные крылья, хлопнув ими, ища поток воздуха, позволивший бы ей воспарить.
Громкий крик раздался с этой стороны, и все могли услышать шелест крыльев, словно тысячи нетопырей летит в Геноа Барию. Но пока еще ничего не было видно, впрочем, было ли у кого время рассматривать?


Уничтожение Щита Демиурга и последний бой

Мир умирал. Своими действиями в Порт Кайэле Лорд уничтожил Щит Демиурга - защиту Эмпии от внешних угроз, и ранил саму Эмпию. Теперь весь мир страдал, новые горы вздымаются, возникают различные погодные аномали, разломы и катаклизмы. Больше нет нигде безопасных мест, и единственная возможность спастись и спасти других - дать Лорду бой, пока он ослабел. Это последний рубеж, и Эмпия из последних сил открывает порталы для всех в кратер на месте Порт Кайэля. Эквилл был уничтожен, и на его месте стали открываться множественные порталы, откуда пришли демоны.
Но подобраться к Разрушителю было не так уж и легко, ведь четыре генерала встало на его защиту.

Лорд вдруг щёлкнул пальцами и пасть на его животе ухмыльнулась, обнажая огромные клыки. Время вдруг стало каким-то вязким, воздух стал тяжёлым, а свет каким-то серым. Что-то начало происходить, и по Лорду начало что-то расползаться. Никто не в силах был в этот момент даже двинуться в пределах кратера, и даже за его пределами, оставалось лишь наблюдать.
Резким движением Лорд поднял руки над собой, и захохотал в обе свои пасти. Яркая алая вспышка возникла над ним и тут же разделилась на несколько алых лучей, что скользнули в разные части кратера и ударили в землю, формируя в ней дыры. Дыры, заполненные трепещущим алым светом. Дыры порталов.
- Пируйте, мои дети! Пожирайте глупцов, терзайте их плоть и души! Веселитесь! Пируйте! И да падёт этот жалкий мирок! – громогласно пророкотал Лорд, и резко взмахнул правой рукой, охваченной алым сиянием, тут же формируя волну алого цвета, что начала разливаться во все стороны.
Но что-то произошло, и тут же всех, кто подошёл к Лорду вернуло на границы кратера. Из-за чего – кто знает. Может, вновь Эмпия помогла. Может – то было действие быстро затухшей волны света. Но теперь Лорд стоял один в центре кратера – огромная фигура, что хохотала и хохотала.
С восточной стороны пришел Предвестник со своим войском..

Неизвестно, кто назвал это существо именно так, но подобное имя ему нравилось. Оно внушало страх. Оно заставляло ждать нечто. Оно говорило о том, что это - только начало. Начало чего-то поистине кошмарного. И кто его знает, может это даже будет и не Лорд... Из тени которого вылезла громадная тварь метров в тридцать длиной и пятнадцать высотой. Оно было одновременно похоже на насекомое и на труп. Какое-то невообразимое месиво из плоти, вскапывающее землю своими похожими на клинки лапами. Из изуродованной, слепленной из мёртвых голов пасти на землю лилась зловонная слюна. Существо чуяло пищу. Столько живых пришло на эту битву... Какой пир можно будет устроить прямо во время боя...
http://puu.sh/j8oh9/a179fc4b1c.jpg
Существо с громким звуком облизнулось и утробно зарычало, смотря в сторону врагов Лорда. Утробный рык превратился в оглушительный рёв, адресованный рушившимся небесам. И вслед за существом из тени начали выходить твари. Не зомби, не скелеты. Нет, оставим эту банальщину другим. На этот бой выходили омерзительные существа, в которых уже почти не было ничего человеческого. Изувеченные, мутировавшие, не желающие гнить в земле. Ревущие, шипящие, визжащие на ультразвуковых частотах. Тысячи лап, тысячи глаз, тысячи пастей, наполненных миллионами острых зубов. Над землёй поднялось зловоние полумёртвой плоти и гул омерзительных тварей.
- Сожрите их! Наполните свои желудки их плотью! Уничтожьте их всех! - провозгласило нечто, похожее на женщину, что было частью громадного существа. И вместе с последним словом женщины существо вновь кошмарно взревело, и армия тварей ответила на призыв рёвом в унисон. Впереди их ждала битва. Впереди их ждала победа! Впереди их ждал пир!!!
С северного фронта Талиор Полумертвый.

Он проснулся и жаждал крови живых. Талиор сражался на стороне Лорда по многим причинам. Одной из них была возможность утолить свою жажду крови, жажду мести. Сила бурлила в нем, а подготовленная армия готова выполнять приказы. Из тени Лорда выходили все новые и новые скелеты и зомби.
Сначала шли зомби, одетые в лохмотья. С тех, кто некогда был обычными горожанами, свисали клочья гнилой плоти, а порванные глотки издавали противные стоны в бесплодных попытках что-то сказать.
Следом шли скелеты. Выбеленные кости, доспехи, что еще недавно сияли на живых воинах, мечи и топоры, щиты, булавы, луки, все они шли пусть не стройными, но боевыми порядками - это была настоящая армия, которую вел Талиор. Послушная, многочисленная и дисциплинированная армия, не знающая страха и усталости.
Возле самого мертвого некроманта сгрудилось несколько скелетов-магов, что все поднимали новых и новых собратьев. Тут же крутились зомбайны. Тяжелые, сияющие доспехи, заточенные клинки и безграничная верность своему делу - истреблять живых.
Талиор окинул взглядом открывшийся пейзаж и довольно ухмыльнулся. Вот, что значит бесконечная мощь и разрушение. Никто не сможет противиться их силе, но нашлись те, кто на это отважился. К сожалению они были слишком далеко, что бы некромант мог донести до них свои мысли последствием пылкой речи, потому он просто рассказывал себе под нос из кого, что лучше получится. Кто-от пойдет на пополнение армии скелетов, кто-то станет зомби, а кто-то чем-то более серьезным. В итоге темный маг уселся на костяной стул, что принесли его верные зомбайны и уселся на нем, дабы было проще управлять армией.
На западе герои встретили того, кто был им знаком – Элемера Безликого. Его тело Антарес тайно вывез с пустошей после победы над Миклашем, а ныне Лорд дал ему второй шанс.

Он выступил от тени лорда, оглядываясь, словно бы не понимая, что происходит. Совсем недавно это существо было живым, оно шло за своим другом и предводителем Миклашем. В смерти было тоже самое. Элемер Безликий, несправедливо забытый герой Эмпии, обернувшийся против своего господина, великого некроманта, помогавший убить Тамаша из-за собственного желания умереть. Забытый всеми, но не государем Антаресом, который занял своё место на троне Эквилла и помнил о тех, кто помогал. Труп Элемера хранился в подвалах морга, и вот пришло время мертвой плоти, смеси демонической и черной кровей, вместилищу тысячи душ и сущностей, вернуться в этот мир, очищенному от смеси Геноа Тайла, жаждущему мести. Его заставили, да-да, заставили убивать своих друзей. Это он виновен в смерти Миклаша, о как он страдает. Или нет?
- Вперед! ВПЕРЕД!!! Давайте поторапливайтесь. Быстрее, быстрее. О дааа. Мы снова живы.
Мы мертвы.
- Ахахахаххахаха! МЫ ЖИВЫ!!!! Живыживыживы..
Элемер резко остановился и дернулся.
- Я убил их.. Оооо, я убил их всех.. Я УБИЛ ВСЕХ МОИХ ДРУЗЕЙ, МРАЗИ!!!
Он заорал и побежал вперед. Туда, где живые собирались убивать мертвых. Он плакал, он смеялся. Он делал это одновременно, почти не переключаясь с процесса на процесс. Он безумен. Среди сущностей уже давно никто не мог отыскать истинную душу Элемера Безликого, он сам растворился в сиянии иных сутей. Он жил, он умер.
- Я восстал, чтобы отомстить! АХАХАХХА.
И тут же сходит на шепот, срывается в рыдания.
- О, Тамаш, друг мой и господин, прости меня.. прости меня.
Все эти метания были пока не особо заметны. А через мгновение данная часть фронта наполнилась шуршанием крыльев и лязганием металла, звериными рыками и хохотом. Элемер держал на поводке цербера, который уже успел где-то перекусить, а потому с его клыков на землю падала кровавая пена. И он шел вперед, а с ним шли демоны. И они хотели убивать. Он тоже хотел убивать. Или не хотел.
И наконец с юга пришел Изенор, простой человек. Отчего же он служит Лорду?

Красивый вид. Неспокойная вода, кровавое небо, клокочущий ветер. Вид немного портят эльфы и не до конца разрушенный порт. Но это поправимо.
Мужчина средних лет с довольной улыбкой взирает на окрестности. Из внутреннего кармана извлекаются часы со сломанным циферблатом. Кажется, не опоздал. С юга постепенно надвигается чёрная завеса. Лорд развлекается, и Изенор искренне благодарен за возможность внести свою лепту в славное дело разрушения Эмпии. В родном мире о таком только мечтать. Впрочем, до недавнего времени он и не мечтал.
- Атакуем, - голос уверенный, спокойный. Секунд десять непонятно, кому это произнесено, пока из тёмного купола не выступает первая нечисть. Скелеты, зомби, костяные маги. Кто-то закован в доспехи, кто-то налегке. Не спеша, по одному-два, и вот уже земли не видно под полчищами мертвецов.
Вдалеке зашевелились силуэтики: немногие защитники, кто не занимался Лордом и другими фронтами, наконец-то разглядели врага. Поздно. Вторжение состоялось, и без должного сопротивления Эльдору не выдержать. На залп лучников зомбайны отвечают своим.
- Уничтожить всё, - звучит короткий приказ, и армия начинает медленно надвигаться, а за ней - купол кромешной тьмы, что обещает в скором времени накрыть всё поле боя. Сам Изенор теряется среди нападающих.
Все они были побеждены, и вот перед героями предстает сам Лорд, но и теперь его сложно уничтожить, ведь тысячи теней бросаются на войска защитников, и сам Разрушитель не дремлет, стремясь уничтожить как можно больше народу.
В этом бою сошлось добро и зло, сама Эмпия, точнее её дух, вмешался в бойню, защищая собой дитя кракена. И мир дрогнул, не выдерживая более таких нагрузок. Никто не знает, что было, если бы не Демиург, если бы не сотни жертв героев, если бы не горячие сердца защитников.
Бой длился долго, он был ужасен, как и его последствия. Сотни гибли, чтобы жили тысячи. Армии сходились с порождениями тьмы в смертельной схватке, но не было никакой надежды на победу, и всё чаще отчаяние заполняло сердца защитников Эмпии. Каждый внес свою лепту в это дело, каждый стал героем посмертно или при жизни. Всех их будут помнить. Их сотни, тысячи, но упомянуть стоит одного, ведь даже когда Демиург открыл порталы, он не вошел в него, предпочитая умереть вместе с Эмпией, сражаться до конца и не надеяться на победу. Иоркин, металлический титан, оставшийся с гибнущим миром до конца. Говорят, Демиург спас его, быть может он и сейчас где-то в Эмпии, а скорее всего титан ныне в Тормариваре. Охраняет ли он трон Демиурга? О нем нет никаких сведений.

Сверх тысяч голосов и воплей, звона стали и хруста костей раздался болезненный рев существа, которого терзают самыми жуткими пытками.
Над полем боя явился новый дракон. Правда, нельзя было его назвать драконом. Из неоткуда появилось новое существо, прямо перед аморфным, невероятным Лордом. Двуногое ящероподобное, что возвышалось над всеми. Чешуя, что напоминала тысячу листьев, и закрывала плоть появившегося существа. Десятки и сотни переплетенных гибких ветвей образовали мышцы, кора поднимала над остальными тело истинного дракона Эмпии. Во всяком случае, так решили эльфы Эльдора, что усилили натиск в десятки, если не в сотни раз. Тысячи клинков засветились светом, разгоняя тени и раня каждого, на этом поле боя. Вот только магия ушла, как только Траммер использовал свои силы.
Детский голос разносился над всем миром этим. Он возник из могучих ветвей, тела павших обернулись вихрем листьев, каждый росток стал великим деревом, что присоединился листопадом и могучим ветром, неподвластным Лорду. Невероятные корни стали жуткими, когтистыми лапами, а листья - чешуйками на древесной плоти Шеодаля. Тысячи острых клинков вонзились в тень, в плоть каждого жителя Эмпии. Но только те, кто участвовал в битве против бесконечной Тьмы, чувствовал невероятную боль, невидимым кнутом пронзившую тело. И каждый из них слышал вой Лорда, в неведомое тело которого вонзились жгуты из листьев, души павших и заклинания каждого, кто хотел вгрызться в изменчивую плоть Лорда.
Тем не менее, все почуствовали лишь кратковременную боль, словно огненный жгут прошел сквозь их тела. Вряд ли хотел Шеодаль сделать это. Но... иначе не мог. И врагами, и союзниками сейчас были все вокруг. Кто мог воспринять союзником нечто, постоянно растущее посреди боя? Только эльфы Эльдора. Была бы у них возможность пасть на колени - они бы сделали это. Но враги, окружающие со всех сторон, не давали возможность это сделать.
- Ты... я не позволю тебе уничтожить Эмпию! Мой дом! Наш дом! - раздался детский голос из жуткой глотки драконоподобного существа. – Ты проигрываешь и проиграешь! А Эмпия вновь зацветет! Моя Эмпия…
Он видел, как Эмпия попала под удар. Его мать, Верита. Та, кто дала ему жизнь. Огромные слезы капали на землю, а сам драконоподобный переминался с ног на ноги с трудом сдерживая ярость. Да, эту боль ей принесли защитники Эмпии, может это было не специально, может так не должно было быть, но этот бой влиял слишком на многое. Он не знал, злиться на этих людей или простить их. Ведь они не могли сейчас сделать единый план, по которому пустили бы дракона вперед…
- Нет… Нет! НЕТ!!! – голос полной боли слышала и Эмпия. И улыбалась юному владыке эльфов, закрывая глаза.
Но Эмпия защищала одного из героев, что пошли против Лорда, еще одного своего ребенка. Она жертвовала собой ради дракона, что невероятной хваткой вцепился в тело Лорда нанеся сокрушительный удар. Невероятно храбрый поступок, но он стоил Дэву жизни. Ненасытная пасть Лорда поглотила тело одного из отчаяннейших. И вроде частица его осталась отдельно, позволяя восстать. Но и она пала перед мощью Лорда.
Последнее, что Дэв услышал, это был детский голос. Уставший, дрожащий, но преисполненный надежды.
- Ты поступил храбро, ты многое сделал для этой победы. Может ты уже и умирал, может ты сделал много плохого, став драконом… но ты герой. Настоящий герой. Я дарую тебе новый шанс. Боюсь, ты больше не сможешь быть драконом. Используй второй шанс с умом. Я благословляю тебя. Удачи тебе, Дэвид Саксон.
Чешуя и плоть Дэва исчезала, органы растворялись, оставляя лишь драконий скелет. И тело Дэва. Прежнее тело, такое, в каком он попал в Эмпию и в той же одежде. Трудно было разлепить веки, подняться и встать… и вновь он был бессилен. Но полностью цел, разве что сил не было, чтобы даже просто двигаться.

А тем временем Малор делал, что мог. Для предыдущей битвы он потратил слишком много сил. Сейчас рядом с ним кружил десяток духов, а сам Регент управлял остатками некогда могущественной армии. Но вот появился еще один дух, если вообще можно было хотя бы как-то классифицировать это существо. Эльфы насторожились, но единственным жестом Ардаван остановил соратников. Он внимательно слушал Траммера.
- Я благодарен тебе, Траммер Доминус. Шеодаль станет Демиургом и сокрушит Лорда. Твоя жертва не будет напрасной. Пусть твоя душа упокоится с миром, асур.
Древний правитель эльфов склонил голову перед испарившимся духом стального дракона и открыл чемодан.
- Пора…
Мечи и кольца Каноса, Хранителя огня, все еще пылали первобытной яростью своего владельца. Меч Ренуэля был изменчив как сам воздух, со свистом едва не вспарывая окружающее пространство. Шарф Арпиэля сотканный из самого Света - лишь взяв его в руки Малор чувствовал, как уходит боль, тревоги и усталость. И перчатка Ривиэля. Вероятно самый важный из артефактов. Простая перчатка без пальцев так и пышущая силой покорять пространство.

Лорд получил невероятные повреждения и, казалось бы, что могло случиться еще? Смог бы он подняться вновь? Но некоторые все же знали, что это не конец. А потому не прекращали свое действие.

Вновь сотни духов взвились в воздух защищая Малора Ардавана, что не обращал внимания на смерти сильных мира сего. Он был одним из них, но слишком рано умирать. У него есть еще миссия, он должен исправить многие ошибки. И увидеть триумф того, кого считал едва ли не своим сыном. Он шел вперед, прямиком к тому, чем стал Шеодаль.
- Твое время пришло. Ты, повелитель народа эльфов, которому суждено еще многое сотворить. Помни это и оставайся самим собой…
Шеодаль повернул свою голову, не обращая внимания на Лорда, что продолжал разоряться. Непонимающий взгляд на своего наставника. Но следом он увидел артефакты и уже, словно, и вовсе не обращал внимания на черную сущность. Во всяком случае, так казалось со стороны.
Артефакты Каноса взвились в воздух огненными вихрями и стали осенними листьями на чешуе Шеодаля. Меч Ренуэля разорвал воздух смерчем, осев на крыльях дракона. Шарф Арпиэля распался на тысячи лучей света, окутывая мягким светом огромное тело. Перчатка же просто исчезла. Нечто на нее похожее появилось на лапе Шеодаля, но это была лишь чешуя. Зато каждое движение этой лапы, оставляло разрыв в пространстве, что тут же затягивался. Лишь внимательные видели отблески лесов и морей, гор и пустынь. Но лишь мельком.
- Я не прощу тебе ни единой жизни, что ты потратил за время своего существования… - Шеодаль… нет, Демиург повернулся к Лорду и издал оглушительный рев.
Все должно решиться сейчас и ни минутой позже. Могучие взмахи крыльями, едва не сминали Лорда, не давая ему время на сопротивление и атаку.
Взмах лапой, на которой остался отпечаток перчатки Ривиэля и перед каждым жителем Эмпии открылся портал. Каждый видел только свой портал. И каждый слышал голос Демиурга.
- Эмпия мертва. Но Лорд не победил. Эмпия будет жива. Это ваш и только ваш выбор – идти дальше или остаться здесь.
Каждый мог войти в портал, а мог и остаться. Попытка насильно кого-то впихнуть в портал проваливалась.


Так закончилась история старой Эмпии. Так началась новая история.