Мужчина ступал все так же чуть за левым плечом девушки, не выходя на первый план перед ней и стараясь, лишний раз не привлекать к себе внимание на фоне невысокой девушки, что явно отдала согласие на шаг когда кивнула ему. Вид зала заставил было охотника открыть рот в удивление, но поборов себя и вспомнив, что в отличие от спутницы у него нет маски, оборотень лишь оглядывал молча и стараясь не выдать излишнее удивление. А вот где-то в глубине плаща и головы Шалого оживился Гавран, реагирующий на окружение, так как и положено, особенно когда его взгляд касался чего-то блестящего или же и вовсе золотого.
Золотая княжна – услышав эти слова в своем сознании, оборотень так и не смог полностью понять эмоций, с которыми на это обратил свое внимание его вынужденный сосед, но предпочел и не спрашивать. Когда Мирай начала свой поклон, отличный от того как кланялись в родном мире Истислава, желтоглазый не остался в стороне и тоже выделил почтение в лице низкого поклона, больше по привычки задерживаясь в таком положении буквально на пару мгновений. Как только кицуне прервала поклон, тот, кого назначили сопровождающим, тут же выпрямился, хоть под тяжестью плаща на плечах и могло показаться, что он чуть сутулится, наблюдая за окружением, и теми, кто их приняли.
Сейчас его задача молчать и стоять рядом, хотя будь он и на правах посла то слова вымолвить не смог бы, уж слишком здесь все отлично и не похоже на княжий дом. Словно попал в какую-то историю, о которых обычно говаривала матушка или тятя про далекие земли ведал, в которых до этого конечно ни разу не бывал. Но как рассказывал. Вот и сейчас, ощущая себя словно в одной из таких историй Истислав, встал рядом с шаманкой, на таком расстоянии, что бы ни задеть и не нанести вред её хвостам, сейчас смотря желтыми глазами только вперед.