Показано с 1 по 4 из 4

Тема: أكة ل'لةn

  1. #1
    Огнетушители «an-Sh☼relle» Аватар для Al'Jasin
    110 115
    Опыт: 124.6
    Золото: 766
    Потрачено: 2750
    Сообщений: 220

    Сообщение أكة ل'لةn

    "Целая папка разрозненных записей"
      Спойлер: Aл'Джасин 

     
    Последний раз редактировалось Al'Jasin; 13.11.2017 в 21:40.

  2. #2

  3. #3
    Огнетушители «an-Sh☼relle» Аватар для Al'Jasin
    110 115
    Опыт: 124.6
    Золото: 766
    Потрачено: 2750
    Сообщений: 220
    703г. 6-й месяц
    Начало прошедших полгода застали меня в загородном домике, находившемся на окраине чудесного города, в самом сердце Мхотай. Кошмары, вызванные внезапной болезнью, отступили и самочувствие моё резко пошло в гору. В противовес хорошему, владелица этого самого загородного домика симхатка Лакарака ал'Ки бин Д'Нокар закидала меня целой горой обязанностей, стоило только выказать первые признаки выздоровления. Поначалу от таких нагрузок я чуть ли не замертво валился к концу каждого дня. При подобном раскладе возвращаться к работе у горна и у наковальни, было действительно рано. А это приводило к вынужденному затягиванию моего пребывания вне племени.
    Стараясь ускорить течение песков времени, при каждом выпавшем случае, я усиленно занимался укрепляющими тело упражнениями и каждодневной отработкой приёмов ведения боя, а также приёмов Стальной пляски. И всё же, львиную долю моего времени, из возложенных на себя обязанностей, занимала работа по сборке привезённых соплеменниками поделок.
    По началу я разминал свои ремесленные навыки проводя только починку ножей, кинжалов, коротких мечей и прочих клинков. Однообразно и не сообо доходно, так длилось до тех пор, пока некоторое время к нему в руки стали попадать кое-какие экземпляры из списанного вооружения Опеки. В племени не редко появлялось огнестрельное оружие, особенно, популярные среди пастухов вьючных гуртов винтовки. Говорят в Тассалире продажа этого оружия ориентировано как раз на пришлых, которым приходится приезжать в тот город, чтобы закупиться огнестрелом, боеприпасами и ремонтными комплектами, в том числе запчастями. Очень часто, через таких вот посредников, третьими руками собственников такого оружия оказывались как раз кочевники. Наши погонщики не гнались за новизной и чаще смотрели на дешевизну, функциональность и неприхотливость приобретаемых экземпляров. Наблюдалась лишь одна проблема, чинить такие устройства можно было, только если заказчик озаботился о своевременном приобретении легко-изнашиваемых деталей. Своевременная замена последних обеспечивала значительное продолжение жизни образцов, а я чледил за тем, чтобы мои цены сильно подкупали прижимистых клиентов. К тому же, у последних отпадала необходимость самостоятельно отправляться в земли Тассалиры, экономилось время, силы и средства, затрачиваемые на дорожные расходы, включая питание и ночлег. А имя семьи Ки как и прежде служило гарантом качества.
    При полной нагрузке, за одну рабочую смену я успевал исправить до тридцати образцов вооружения, что приносило до трёх тысяч серебра чистой прибыли. В хороший день удавалось сторговать и часть из своих работ, привезенных в разобранном виде. Все так же проводя вечера за беседой с симхаткой и сбором товара собственного изготовления, теперь я могу позволить себе изредка выставлять на прилавок готовые образцы. К примеру, модель, имитирующая одноручные мечи стражников Дворца Харта, расходились по двести пятьдесят С-эмпи за штуку. Ещё за пятьдесят С-эмпи уходили ножны к ним.
      Спойлер: «Мечи Харта» 
      Спойлер: Панцырь-Шорелле 
    Куда меньшим спросом пользовались тяжелые доспехи шорелле "Панцыри", стоили они как и подобные им образцы не дороже полутора тысячи С-эмпи, но не имели такой рекламы как "мечи Харта".
    Чуть лучше брали простенькие щиты кочевников за двести С-эмпи, один из образцов ходового товара висел над лавкой в качестве своеобразной вывески, гласившей о ведущемся торге.
      Спойлер: базарная улочка 
    Как и рассчитывала Ки, на оплату моего лечения, постоя и аренду нужных инструментов ушло не мало денег. Предприимчивая симхатка сумела не дурно подзаработать на случившейся со мной оказией. Единственной проблемой стал момент прощания с Виверн. На протяжении нескольких дней девочка вела странные речи, кажется она пыталась меня убедить в том, что пока я пребываю в её доме, её Честь должна расти? Мне становится непосебе от одной мысли об этом, но все говорит об одном - симхатка жумает о том, чтобы бросить к моему копью брачный венок! Это очень плохо, страшно даже представить до чего может дойти, узнай Усалеллан об этом. Ситуация разрешилась после того, как только я принес в дар хозяйке жилища пятнадцать тысяч серебром. В родном стойбище я ни за что не посмел бы так "отблагодарить" даже хозяйку крова своего кровника. Простое серебро за оказанное гостепреимство! Конечно, такой подарок не наносил урона Чести и не способствовал приобретению Вазифы, но лучшего способа обеспечить себе наиболее прохладный приём при следующем визите представить было сложно. И похоже мне удалось добиться своего, девочка больше не заводила странных разговоров. А я ещё думал, что дочерь семьи Ки практически ничего не смыслила в Чести.
    За проведенные пять месяцев в землях подвластных слову Харта, удалось не дурно заработать, но куда дороже стали услышанные в городе слухи и новости. Из сердца пустыни поползли шепотки о посещении Дворца таинственной фигурой, принёсшей вести о возрождении Варваэйна. Другие слухи говорили о том, что таинственный путник, никто иной как сам возродившийся из праха правитель Варваэйна! Третьи с уверенность утверждали, что правитель единственный кто сумел покинуть Эмпию через портал в прошлом и теперь вернулся Обратно. Четвертые буквально кричали:
    - "Да путник вовсе не таинственный!" - и готовы были назвать имя официального посла (чаще это были имена Бил, Вил, Нил, Кил, Сил или Фил, хотя встречались такие имена как Арагорн, Артур, Корвин, Мерлин, Тхельбан и прочее).
    Среди крикунов нашлись те, что называли все имена разом, да ещё и утверждали что видели каждого из них:
    - "Не мог же правитель Варваэйна прибыть без должного эскорта!"
    Немного было среди тех, что уверяли остальных:
    - "Новый правитель всего пару дней назад был простым попаданцем, а город сам назначил его своим правителем!"
    - "Нет-нет, это Солнцеподобный Хассераф словом Харта назначил чужака правителем Города Скорби!"
    - "Нет, это Тасалира назначила кандидата в правители Возрожденного Варваэйна!"
    - "И тот прибыл ко Дворцу за советом Солнцеподобного."
    - "Новый господин теперь будет править мёртвыми и оберегать живых!"
    - "Новый правитель уже правит мёртвыми города, а теперь собирает под своей властью остальных духов!"

    Но все сплетни сходились в том, что отныне Варваэйн больше не мёртв. Те же слухи говорят, что некий Господин Башни сумел многое изменить в пугающем поселенье-призраке. Теперь Город-Скорби не является опасной зоной и доступен для посещения! Как только последние известия покинули купол Цветка Пустыни, я спешно засобирался и отправился на место стоянки кочевников. Великой новостью следовало поделиться со всем племенем! Свет воссиял над местом веками сокрытом от Солнца! Чудо явленное волей Всесоздателя!

     
    Последний раз редактировалось Al'Jasin; 12.11.2017 в 23:43.

  4. #4
    Огнетушители «an-Sh☼relle» Аватар для Al'Jasin
    110 115
    Опыт: 124.6
    Золото: 766
    Потрачено: 2750
    Сообщений: 220
    Ночь основания Скорби из праха, теряют живые огонь, ощущая могильную тьму.
    Осадки Варваэйна (вкус пепла и страха) - уста замыкая, к савану мёртвых прильнут.

      Спойлер: Aл'Джасин 


    Ночь основания Скорби из праха, теряют живые огонь, в точку линии жизни вильнут.
    Осадки Варваэйна (вкус пепла и страха) - уста замыкая, саваном мёртвых прильнут.

    С наступлением очередной ночи поминания гибели жителей Варваэйна, я положил на лицо узоры ритуальной маски и поджёг свечу, захваченную в память о паломничестве в Благословенный Город. В этом году, испытание Духов-Турмады, застало меня за пределами Шорелле. █████ ████ - в иной год, это казалось бы тревожным, но обещание Силавен-Невиласа Ринга сулило нечто большее...
    Стоило погасить свечу, пески времени, обрушившись стеною хамсина и мрака, поглотили меня. Чувства направления и положения расстроились, размылись во временах и пространствах, я словно одновременно был в одном месте, где бы оно ни было, и в ином, где бы оно ни находилось, и не был нигде, пока всё и ничто не приобрели свою форму, в чем бы она ни заключалась.
    Настигшее меня видение напоминало ужасный бред. Я не знал ни того, как меня зовут, ни того, как оказался в утробе невозможного механизма, предназначенного для перевозки людей и грузов прямо по воздуху без воздействия Мощи! Но внутри зрела уверенность в том, что это не первое моё путешествие. И словно этого могло показаться мало, в сохнании крепла уверенность в том, что я несу ответсвенность за жизни и безопасность тех, кто находится в той же западне. Воздушное судно набирало высоту. Все внутри этого пространства находилось в пограничном состоянии. Свет бил в окна округлой формы.
    Разглядеть пейзаж за окном не представлялось возможным, было ли там ещё что-то кроме света? Что было источником того сияния? Откуда-то изнутри пришло странное ощущение успокоения. Только теперь я осознал, что оказывается всё это время, фактически несколько жизней, находился в напряженном состоянии. Словно взведённая пружина механического устройства.
    И вот пружина начала распрямляться, попутно запустив в движение приводы. В голове зазвучали мысли. Чужие мысли:
    "Значит шторки убраны, а наружное освещение соответствует внутреннему, зрению не надо будет привыкать и ничто не помешает наблюдению за состоянием борта снаружи"
    Впервые я осознал каково это - делить одно сознание с иным разумом. Дикое ощущение. Выводя это строки, я ловлю себя на мысли, а об этом ли говорил Силавен-Невилас Ринг, в нашу первую встречу, упоминая о своих "светлых и темных" личностях?
    Но в тот миг я мог лишь поражаться происходящему, чувствуя как губы произносят слова неизвестные мне, а те звучат,
    непостижимым образом привычным, женским голосом:
    - Позвольте напомнить Вам о необходимости удерживать спинку Вашего кресла в вертикальном положении, а ремни безопасности пристёгнутыми в период всего времени взлёта и посадки, - ощущение приятной и открытой улыбки коснулось памяти о воспоминании выражения забытого миловидного лица в боевом макияже. Слова не успели отзвучать, а руки уже проделали всё необходимое, не получив разрешения, заботясь в первую очередь о безопасности пассажира, -Позвольте на время убрать ваш багаж, он будет возвращен вам по первому же требованию.
    Чемоданчик отправляется в специально отведенное под него багажное отделение, в такой же отсек отправляются чайные приборы, чашки блюдца, тарелочки, ложечки, все надежно закрыто, все сделано не сходя с места. Теперь можно и присесть в свободное кресло, пристегнуть ремни, привести спинку в вертикальное положение. Ещё одна безупречная улыбка, не губы, а настоящий автомат очарования: - Желаю Вам приятного полёта, - из-за шторы в соседний зал доносятся тихие перешёптывания.

     
    Последний раз редактировалось Al'Jasin; 13.11.2017 в 21:35.

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы можете редактировать свои сообщения
  •