Эйнар замер и склонил голову, маленькая по сравнению с его размерами, ладонь легла на керамитовую броню в районе бедра, мягкое тепло проникло к его телу, что было словно жестом одобрения, понятным совершенно без единой помехи, но одобряла она его желание обезопасить путь Исенары. Кварт, Ллорг и Эйнар - дети и жертвы вечной войны, они просто не умеют вести себя иначе, потому она будет рядом, чтобы всегда помочь обойти новое кровопролитие. Они должны осознать, что слова решают куда больше проблем, чем вечный бой.
А вот резкий голос Сеилин заставил Исенару поморщиться, она резко повернула голову. Белого света стало больше, а взгляд сверкнул стальной решимостью.
- Держи себя в руках, Сили, иначе ты вернёшься в лагерь и будешь ждать нас там. Будь вежливее с тем, кто пришёл с добрыми намерениями.
Тихий голос сквозил явными нотками, который жёстко озвучивали невозможность дальнейшего спора. Феникс была сейчас на той грани, когда даже Одуванчик решит, что она уже не в силах что-то сделать с ней, хотя до этого было её далеко. Сеилин нравилась Исенаре своим огнём и решительностью, но её таланты просто ужасно нужно приложить к правильным делам. Светлая доверит это Ллоргу, он лучше поймёт, как работать с ней.
А вот её шёпот был встречен кивком.
- Я и сама хотела сделать это. Грифоны мудры и достойны жить и существовать спокойно. Если она примет наше предложение, хорошо будет всем.
И вновь взгляд обращён к полурослику, что представился. Тогда Луч Солнца присела в лёгком реверансе.
- Моё имя Исенара, сэр Лигвинис. Если будет на то ваша воля, то не сомневаюсь, что в Приюте и вы сможете найти достойное место и дело по душе в будущем.
С понятием "вербовка" девушка не была знакома, но Кварт про себя охарактеризовал это действие именно так.
А вот дальнейшее заставило золотой свет вспыхнуть сильнее, пусть и всё ещё не на том уровне, чтобы увидеть его с того положения, в котором находилась грифоница. Известие о том, что предыдущая кладка вся умерла, заставило глазам Исенары блеснуть слезами. Бедная мать, что теряет своих детей, несчастное создание. Девушке стало искренне жаль её, но в тоже время она поняла, а что, если это повторится? Если малышей вновь не станет? Обезумевшая от горя грифоница вряд ли пойдёт на гнездо третий раз, но станет злым монстром, вразумить которого будет слишком сложно. Можно ли сейчас терять время?
- Сэр Лигвинис, прости, что не приму твоё предложение сейчас, но представь, если это снова произойдёт? Я просто не могу этого допустить. Мы должны не прятаться, словно воры, а пойти на контакт и не позволить им умереть вновь.
Исенара просто не умела сидеть сложа руки, когда даже потенциальная угроза нависла над кем-нибудь.
- Ллорг и Эйнар, вы пойдёте со мной, чтобы, если придётся, дать мне время успокоить её и донести слова. Кварт, останься здесь, твоё дальнобойное оружие станет нам прикрытием. Но никаких смертельных ран, вы будете действовать только в том случае, если мне будет причинён прямой вред или будет слишком близко к этому. Задерживать, и пытаться обездвижить. Сегодня никто не должен умереть, мир нельзя начинать с войны. А вас, сэр, я прошу остаться здесь с Квартом, он защитит в случае чего, так будет безопаснее. И не волнуйтесь, мы лишь хотим помочь.
И, если более не будет препятствий, она махнёт рукой, позвав с собой и Сили. Если та говорит, что сумеет договориться, то ей необходимо дать шанс. Сама же Исенара, объятая золотой дымкой, будет смотреть на грифоницу, действуя успокаивающе, чтобы лучше воспринимались слова и поступки.
Право первого слова было передано ей новым шёпотом Сеилин. И Исенара вступила, готовая отойти на второй план.
- Мудрая и величественная, я приветствую тебя. Не тревожься, мы не причиним вред тебе или твоим детям, выслушай нас. Мы пришли с миром.
Звонкий голос Исенары раздался и теперь без труда долетел бы до грифоницы. В него она вложила всё, что было в запасе её собственных осознаваемых сил - почтение и спокойствие в голосе (красноречие, успокоение).
Кивнув Сили, она позволила подхватить диалог.