/.../
/Дэвид Дексон/

Смотреть на лежащего Дэвида парень будет неуверенно. Ровно до тех пор, пока не услышит слова сорона, после которых на лице проявится даже легкий, но от этого не менее явный испуг. Который будет сопровождаться даже небольшой паузой, за которую парень видимо думал, что ему ответить на реплику Дэвида. Впрочем, факт активной работы мысли также не укроется от взора лежащего мужчины, уж слишком открытым и подвижным было лицо посмевшего потревожить дневной сон сорона парня. А после он начал говорить, быстро-быстро, почти не останавливаясь и даже глотая окончания некоторых слов.
- Господин Дексон! Мой учитель, глубокоуважаемый маг, профессор Доретен кафедры пространственной магии. Он занимается изучением этой магии и новых заклинаний. И вот как раз сейчас он стоит на пороге изобретения нового заклинания! – на этой фразе у говорившего глаза загорелись энтузиазмом, сродни тому, что бывает у очень увлеченных какой-то дисциплиной людей. – И сейчас он хотел бы обсудить свои выкладки с сильным магом этой области. Сказал, что ему чего-то не хватает для завершения, и что нужен новый, свежий взгляд на вопрос. И что я помочь ему не смогу, - а вот сейчас на лице парня отразилась некоторая печаль и даже обида. – Профессор Доретен посмотрел в отделе кадров возможных магов и наткнулся на Ваше имя. И отправил меня за Вами. Вот! – говоривший сделал небольшую паузу выдохнул, и продолжил, несмотря даже на то, что возможно Дэвид хотел бы что-то вставить в этот монолог.
Впрочем, Дэвид и не смог бы. Именно сейчас он понял, что у него кружится голова, а все звуки становятся более отдаленными. Парень продолжал говорить, но теперь голос его звучал тихо и глухо, будто бы находился он за некой стеной. То же творилось и со зрением, краски перед глазами сорона поплыли и будто обесцветились. Но стоявший будто не замечал этих перемен, продолжая свою речь.
– Я обошел всю территорию Академии, но не нашел Вас. А потом спросил у стражников на воротах, не видели ли они Вас. А после вас видели входящим в Оранжерею…
И вот на этом этапе истории Дэвид потеряет сознание, и вновь упадет обратно в кокон, из которого начал понемногу выбираться.
Теперь перед взором Дэвида откроется совсем иная картина, нежели зелень локального уголка природы Академии. Темная комната с каменными стенами, в некоторых местах задрапированная темно-бордово тканью, что декоративными, почти что игривыми складками опускалась с потолка. Света было очень мало, однако того, что было, хватило, чтобы рассмотреть длинный стол с массивными ножками, торчащими из-под черной скатерти. На ней стояли разнообразные блюда. И если с первого взгляда покажется, что это обычный обед или ужин, то вот второй начнет выхватывать на тарелках разнообразные конечности, лежащие в некоем порядке, будто бы загадочный повар хотел сделать экстравагантное украшение. Причем там были не только обычные руки и ноги, близкие к человеческим или даже сороновским, но и иные, совсем отличные – цветом кожи, количеством пальцев, наличием копыт или даже щупальцев. И хорошо, что сейчас они не шевелились. Чуть поодаль стояли и иные блюда – с внутренними органами, живописно лежащими на тарелке. В некоторых Дэвид мог опознать легкие, какие-то были совсем не знакомы. Но вот подумать, что это просто украшения, мужчина не смог бы при всем своем желании. С блюд явно что-то брали. А спустя мгновение сорон даже наткнется взглядом на того, кто предпочел пообедать столь странным способом.
Во главе стола будет сидеть женщина. Кто-то мог бы сказать, что очень красивая, в откровенном наряде, не дающем простора для воображения. В руке она держала одну из конечностей, от которой был уже откусан внушительный кусок. Все бы хорошо, но её отличали длинные уши, внушительные чуть загнутые рога. Чуть присмотревшись он разглядит абсолютно черные, включая склеры, глаза, перемазанные в крови губы, с которых алые струйки стекали на подбородок, а после и капали вниз. Эти же губы, растянулись в хищной улыбке, обнажая острые зубы, когда мужчина встретится взглядом с черными, а потому сложно читаемыми глазами.
А после, видение подернется дымкой, и мужчина почувствует капли холодной воды на лице и уже знакомый голос, сейчас звучавший очень обеспокоенно.
- Господин Дексон! Очнитесь!