1. Имя персонажа.

Аринайс Нэйро.

2. Ссылка на анкету персонажа.

You were made for perfection. Not created defective.

3. Что случилось с персонажем за это время, чем вообще занимался. Отдайте этому пункту должное внимание.

Поход с Горандом, чьё предложение выглядело весьма привлекательно среди сотолесского мусора, ныне Аринайс признаёт ошибкой. Усилия себя не оправдали, а сам Светлеющий Во Льду исчез, оставив после себя только супругу, амбиции которой шли вразрез с интересами вампира. Ей нужно своё королевство и поклонение. Ему – восстановить силы, утвердить себя как уважаемую личность и, возможно, положить начало новому роду, ведь всё же семейство имело в хищнической жизни определённый вес, опору даже для склоняющегося к одиночеству. Он не ссорится с Хеладас тогда, ибо незачем, но и не заключает какой-либо союз – тоже. Впечатления от предыдущего, ставшего причиной их вынужденного знакомства, утвердили в нём уверенность, что полагаться в любом деле нужно лишь на себя. Однако, чтобы это стало возможным, стоит набраться терпения.
С севера Нэйро уходит, пусть бы холод приятно щипал обледенелые щёки. Долгосрочный план требует начального изучения мира, более глубокого, чем могли позволить пустынный север и недалёкий Сотолес. Девушка, что сопровождала вампира в походе к снегам, работая для него нескончаемым источником пропитания, почила, и он отправляется один на поиски достойного города с библиотекой, переваривая досаду из-за утери кормилицы. Заводить новую Аринайс не спешит, потому что убийства встреченных приносят деньги, которые ему нужны больше, чем спутник, требующий внимания и заботы. Его дорога ведёт к Гардинарду, но проходит в ночи – кожу, как на зло, всё ещё разъедает солнце, что к тому времени не удалось преодолеть.
Город, обнесённый каменной стеной, встречает одинокого путника неприветливо. Стража, как чувствует, что ночной гость нечист, и хоть пропускает внутрь, но снаряжает за ним слежку. Заблаговременно подкрепившийся хищник позволяет наблюдать за собой. Его планам, заключавшимся в обыкновенном для простого люда посещении хранилища знаний, это не мешает. Он находит нужные рукописи, подцепляет крупицы информации о мире, которые сотолесский доброжелатель попросту не мог ему предоставить, и узнаёт также о том, что солнечный недуг со временем пройдёт. Поразмыслив, Аринайс отмечает, что это правда: с тех пор, как он покинул родную Лиму и ступил на землю Эмпии, солнце продолжало доставлять неудобства, однако уже несравнимо меньшие. Но когда этот аспект сойдёт на нет и перестанет сковывать его, Инай не понимает и решает ждать.
Гардинард напоминает ему о родине. Менестрелей, впрочем, Нэйро никогда не встречал на Лиме – их пути удачно расходились – а здесь довелось. Один бродячий музыкант, пришедший из Лайгена, даже заинтересовывает его балладой о парке из кристальных деревьев и статуе, вечно встречающей рассвет в нём. Аринайс пытается выяснить у него, о чём эта песнь, и узнаёт о Матери-Основательнице по имени Эриссия. Из недавнего посещения библиотеки он помнит это имя, однако так же помнит, что информации о наследии этой женщины так мало, что практически нет. Лишь то, что её последователи заложили Лайген, родом из которого был менестрель. Этого становится достаточно, чтобы вписать город под горой в пункты посещения. Вот только вампир ещё не достиг того уровня силы, при котором привык полагаться лишь на себя. А предприятие, которое зреет в мыслях, явно потребует не одного сражения, пусть бы и мелкого. Он с сожалением понимает, что ему нужен союзник. Тот, кто будет его кормить своей энергией, но при том хороший воин. На поиски такого Нэйро отправляется обратно в злачный Сотолес, не имея никакого желания попасть в лапы правосудия Гардинарда за одни разговоры о своей сущности.
В Сотолесе Аринайс вновь встречает полуорка, который когда-то забавлялся над ним и дал за это золотых. Не сказать, что эта встреча его вдохновляет. Зато зелёный бугай, неожиданно оказавшийся выше ростом, радуется и интересуется, на что потратил его деньги Инай, который немедленно придумывает месть шутнику. Инграма – а так зовут полуорка, крутившего романсы с главой Скорпионов – он обводит вокруг пальца: благо, тот не отличается умом и верит, что парк с кристальными деревьями существует, а дама его сердца обрадуется, если он принесёт несколько срубленных экземпляров оттуда. Инграм готов выехать хоть на край света, чувствуя, что засиделся в баре под юбкой, и вовсе не против иногда быть покусанным. Аринайс этому рад и запасается медицинским спиртом, чтобы дезинфицировать потного и пыльного полуорка перед трапезой. К приготовительным покупкам присоединяется тяжёлая броня начального уровня за 500 серебряных. Инграм, к удивлению вампира, берёт с собой лишь дубинку и слегка побитую машину, которую с горем пополам научился водить у коммонейловских завсегдатаев.
Кажется, Аринайс Нэйро ещё пожалеет о том, какую месть выдумал. И лишь болезненная педантичность не позволит ему от неё отказаться, пока не вычеркнет её, как исполненную в своём блокноте, когда найдёт кристальный парк из песни.