Пока тиранид и некрон вновь разговаривали так, будто ничего не было, космодесантник лишь тихо усмехался, идя следом.
- Ну, я сначала хотел взять Уничтожителя, но видимо они слишком сильные в плане баланса, и я не нашёл его в списке персонажей. А ходить просто с пушкой и делать пиу-пиу очень скучно, - услышал он от свежевателя по поводу своего выбора, когда тиранид заговорила про выбор. Собственно, у Аврелия Августа был тоже широкий выбор, и более того - он даже хотел себе выбрать какую-либо не совсем человеческую расу. Но когда он искал нужную, то игра запретила ему создавать персонажа очень редких и непопулярных рас. Видимо, этот момент разработчики игры не доработали.
- Ну а я и вовсе хотел быть... Сслитом. Если вы знаете такую расу. Или ящером. Но, видимо, разработчики игры добавили лишь самые известные расы и стороны конфликта, - немного пожав плечами, поделился мнением астартес, и на этом остановил разговор. Ибо на той стороне ему ответил имперец.
Комиссар со свойственной ему недоверчивостью начал спрашивать про то, как так получилось, что сейчас Виктор находится прямо на территории врага и общается с ним? Сказать, что ты игрок, заспаунился здесь и ищешь, чем бы заняться? Вряд ли НПС такое оценит. Комиссар попросту прервет связь. А уцепиться за возможность пообщаться со своими стоит.
Сказать, что ты в авангарде и единственный выживший? Тоже выглядит странно и довольно противоречиво. А что ещё придумаешь в ответ, если не выходить за рамки логики расы?
"Попробуем что-то придумать, а там посмотрим," - мысленно вздохнув, Виктор включил связь и произнёс, немного отдалившись от остальных, чтобы те не перебивали его:
- Библиарий третьего ранга - эпистолярий. Орден Кровавых Воронов. Мы получили сообщение о вторжении орков с планеты Гелиос и прибыли на подмогу. Авангард был уже сброшен с орбиты, но он нарвался на тяжелое сопротивление со стороны орков. Из всего отряда, который расположен ближе всего к вам, на текущий выживших остался только я.
Виктор постарался быть как можно более убедительным и попытался мысленно представить, что где-то на орбите вот вот появится остальной легион Адептус Астартес. Первое правило лжи - это то, что ты должен сам поверить в собственную ложь, а не просто сказать её... Хотя комиссары имеют хорошую интуицию на то, кто вообще врёт и несёт ересь, а кто нет.
Но другое дело - а что он сделает вообще ему, космодесантнику? Комиссар стоял, минимум, на ранг ниже его, и не имел права как-либо замахиваться на "сверхлюдей", к которым относился Аврелий Август. Он же не инквизитором, в конце-концов, был?
А пока библиарий размышлял и ожидал дальнейшего ответа от имперца, он продолжал неспешно идти за тиранидом и некроном-свежевателем. К счастью, ширины его шага вполне хватало на то, чтобы не отставать от них.