Показано с 1 по 3 из 3

Тема: Порою блажь великая...

  1. #1
    Тропой Койота Аватар для Тито
    80 120
    Опыт: 399.0
    Золото: 250
    Сообщений: 904

    Порою блажь великая...

    Место действия: Лима, Эмильконское королевство, город Каморран и прилегающие окрестности.

    Время действия: 1655 год по летоисчислению Лимы (7 лет назад), середина лета.

    Сюжет: Юность-пора мечтаний и надежд, когда по плечу даже самые несбыточные из них. В эти короткие яркие дни человек не боится никаких трудностей, не страшится ошибиться и сойти в сторону с проторенного пути, ибо дорогу ему освещает непреложная вера в собственное бессмертие.
    Юные, без сомнения, чувствуют мир острее, оттого что за плечами у них всё ещё мало опыта, и им не мешает житейский разум. Краски природы кажутся им насыщеннее, еда-вкуснее, суть пережитых событий - намного значимее той сути, что обнаруживает в них человек более зрелый. Чем эмоциональнее и горячее натура, тем легче спровоцировать её на что-либо под предлогом подтверждения ею своей исключительности. Различного рода пари и сделки заключаются с такой личностью легко, как щелчок пальцами, ведь вся рисковость задуманного предприятия часто не принимается ею всерьёз.

    Участники: Gerard, Тито

     
      Спойлер: Homo homini homo est. 

    +30 к шансу успешно использовать ветку Псионика;
    +20 к шансу успешно применить магические способности;
    +20 к шансу успешно попасть колющим оружием;
    -30 к шансу применить технологические способности.


    Аттракцион неслыханной щедрости
    Последний раз редактировалось Тито; 12.05.2019 в 10:14.

  2. #2
    Тропой Койота Аватар для Тито
    80 120
    Опыт: 399.0
    Золото: 250
    Сообщений: 904
    ...Смеркалось. Облокотившись спиной о кирпичный дымоход, Тито смотрела, как на город опускается ночь. Где-то там, внизу, под самыми ее ногами, темнота уже полностью вступила в свои права, наполнила узкие улочки тишиной, нарушаемой лишь резкими порывами промозглого речного ветра, изредка доносившего до слуха фэй'ри приглушенный стук колотушки ночного сторожа. Если вдуматься, то здесь наблюдалась одна примечательная несостыковка – тут, в Каморране, одном из центров мировой цивилизации, продолжали бытовать многие из старых и, казалось, уже давно изживших себя традиций. Так, например, нижние улицы освещали по ночам искрящими и коптящими факелами, отчего стены тесно жмущихся друг к другу домов покрывали жирные пятна сажи, в то время как на Вышнем холме с той же целью предпочитали использовать громоздкие иликтрические установки, работающие от энергии фульменов – элементалей молнии. Одной такой установки хватало, чтобы питать иликтричеством два-три десятка фонарей, яркими гирляндами разноцветных лампочек украшающих ярусы центрального квартала; ток к каждому из них подводился посредством сети медных проволочек, обернутых в слой каучука и надежно укрытых от посторонних глаз под булыжниками мостовой.
    Точка в северо-восточной части карты, Каморран расположен на самом краю того, что в Лиме принято назвать цивилизованным миром. Если взобраться на верх наблюдательной башни или летать широкими кругами, точно крикливые чайки, которых тут не перечесть, увидишь бриллиант, забытый среди холмов сказочным великаном. Камень выпал у него из рук, скатился по пологим склонам, да так и застрял здесь, между кромкой воды и пестрыми лоскутами ухоженных полей. Шпили главных городских зданий вспыхивают под солнцем, словно отлитые из стекла, а между ними рассыпались блестками крыши домов, - целое море крыш! Каморран невелик, но с одного его конца трудно попасть в другой за один день, - даже если вам удастся избежать блужданий и неприятных встреч в путанице узких переулков и тупиков. Множество людей, лес зданий, улицы величиной с реку. Он кажется необъятным еще и потому, что разделен на множество маленьких кусочков, у каждого из которых свои особенности. Тут есть есть Торговые ряды, Доки, Швейский переулок, Яблоневая поляна, Казармы…Наверное, можно было прожить в Каморране всю жизнь, но так и не увидеть всех его частей.

    Тито потребовалась неделя, чтобы научиться ориентироваться на Берегу. Этот район не считался трущобной улицей, просто сомнительной и мрачноватой. Настоящие трущобы начинались за Доками. Там, насколько хватало глаз, вдаль простирались безжизненные кварталы, перемежавшиеся лабиринтами руин и выжженными пустырями, пестрыми от разноцветных шатров и самодельных укрытий. Повсюду валялись обрывки тряпья и груды гниющего мусора. Прохудившиеся крыши домов напоминали пробитые головы; темные провалы окон и распахнутых дверей приглашали войти с гостеприимностью лукавого дракона, вывалившего наружу язык, как красную ковровую дорожку. Независимо от погоды, по улицам расползался холодный, густой туман, сквозь который с трудом угадывалась пологая речная отмель и стоявшие на приколе лодки; дальше, правее, была вода, у горизонта сливавшаяся с ясным высоким небом. Стоя на краю скудно освещенного пространства, Тито вглядывалась в чернильную темноту, вглубь узких переулков, загроможденных остатками баррикад, так, словно ожидала чего-то с минуты на минуту, и наконец, как будто получив сигнал, выщелкнула окурок в слякоть узкого проулка и принялась спускаться вниз, ловко цепляясь пальцами за карнизы и выступы обветшалой каменной стены.
    Фэй'ри шла задворками полузнакомых зданий, тесно прижимаясь к шершавой поверхности стен, взбиралась на кучи мусора, спускалась вниз, и снова взбиралась. Невзирая на поздний час, улицы были полны народу: ей то и дело встречались старики, женщины, дети. В багряных отблесках костров, разожженных в высоких железных бочках, мелькали какие-то испуганные тени, в теплом вечернем воздухе колыхались звуки барабанов и нестройное пение. Места наибольшего скопления народа Тито старалась избегать, особенно те, где нельзя было пройти незамеченной; постоянно сворачивая в неприметные закоулки, она несколько раз изменяла маршрут, если ей казалось, что она привлекла чужое внимание. Привыкшая к бескрайним просторам крыш, на земле Тито чувствовал себя неуверенно и неуютно; пытаясь скрыть эту неуверенность и страх перед здешним чужим, - бесконечно чужим ей, - миром, она всякий раз костерила собственную неуклюжесть самыми ужасными, грубыми словами, случись ей запнуться о вывороченную из косяка дверь или шарахнуться прочь от зыбких ночных видений.
    Был раз, когда выскочив из-за поворота, она вновь окунулась в толпу, растянувшуюся вдоль широкой улицы, освещенной масляными фонарями в расписных цветастых колпаках. Промеж них, высоко над головами прохожих растянулись широкие полосы ткани, вздымавшиеся и опадавшие от ветра, подобно морским волнам. Импровизированные прилавки, нередко разложенные прямо на земле, ломились от множества замечательных товаров. Здесь была посуда, - как новая, так и не очень. В большом количестве лежало всевозможное оружие - ножи и кинжалы, тяжелые деревянные дубинки, утыканные толстыми гвоздями, колчаны стрел и странные черненые конструкции, названия которых фэй'ри не знала. Украшения продавались и самые дешевые и очень дорогие; потакая сорочьей привычке хватать любой предмет, почему-либо привлекший ее внимание, Тито спрятала в рукав простое ожерелье из речных ракушек и тускло блестящих камней, и поспешила ретироваться прежде, чем до нее добралась длань местечкового правосудия в лице бритого наголо верзилы с внушительным ятаганом на поясе.
    Переулки петляли, путались, грозили превратиться в тупики, но Тито всякий раз находила лазейку, - то пробиралась через внутренний двор, оставляя следы в многолетних наносах пыли, то переходила по узкой деревянной рейке огромную лужу, то спускалась по растрескавшимся ступеням, обходя канаву. А на одной улочке ей все время встречался большой серый кот. Он выбегал из подворотни, боязливо оглядываясь, пересекал дорогу, потом исчезал, а через несколько минут снова маячил впереди, решительно следуя одному направлению. Кошек Тито не жаловала, но отчего-то сочла его появление за добрый знак. И не ошиблась: бесконечные извилистые переходы вскоре привели ее к остову разрушенного особняка: черному, обугленному, совершенно не похожему на сверкающие чистотой и белизной мрамора обиталища городской знати. По странной прихоти судьбы от прежней обстановки уцелела лишь узкая лестница, круто спускавшаяся к двери в подвал. Дверь оказалась не заперта: повертев пальцами проржавелую шишечку замка, Тито легонько толкнула ее плечом и беспрепятственно скользнула внутрь, растворившись в непроницаемой мгле.

     
      Спойлер: Homo homini homo est. 

    +30 к шансу успешно использовать ветку Псионика;
    +20 к шансу успешно применить магические способности;
    +20 к шансу успешно попасть колющим оружием;
    -30 к шансу применить технологические способности.


    Аттракцион неслыханной щедрости
    Последний раз редактировалось Тито; 14.05.2019 в 14:08.

  3. #3
    Местный Аватар для Gerard
    100 100
    Опыт: 694.8
    Золото: 200
    Сообщений: 154
    Каморран - этот город одновременно вызывал у Джерарда восхищение и неприязнь. Не поймите не правильно, сам город тут не при чем: он выглядел просто необыкновенно, огромный город полный людей и событий, это как раз то, чего так жаждал юноша. Но вот обстоятельства по которым ему приходилось тут бывать, мягко говоря, удручали. Как только молодому наследнику дома Краусс стукнуло 13, его мать Амиллия, то и дело норовила взять его с собой на очередной банкет или званный ужин. Поначалу Джерард, который практически все своё время проводил в поместье вдали от столицы, счёл эту идею просто превосходной и с большим энтузиазмом отправлялся вместе с матерью в город. Однако, за прошедшие годы он убедился, что нет скучнее занятия на свете, чем присутствовать на званном вечере. По обыкновению какой нибудь известный дом, полный аристократов и их отпрысках в пышных нарядах и душных залах, приглашал семью Краусс его посетить. И с тех пор как его отец, Бенедикт Краусс, вступил в должность капитана Королевской стражи, приглашения эти сыпались все чаще. Сам Джерард не смел перечить матери, да и не в его интересах это было. Несмотря на то, что ему в очередной раз придётся весь вечер болтаться в душном зале, танцевать партии с угодными дамами и сидеть за столом ведя непринужденные беседы на абсолютно бестолковые темы, перспектива хоть и не надолго прогуляться по городу всегда привлекала юношу.
    Вот и в этот вечер Джерард отправился гулять по городу в сопровождении Роберта, его личного телохранителя и доброго, молчаливого товарища. Сколько бы раз Джерард не повторял что уже и сам может за себя постоять, не зря же все таки его учили фехтованию с малых лет, он даже достиг не малых успехов в этом деле, слова его Леди Амиллия не воспринимала всерьёз. Это сильно раздражало Джерарда, но он никогда не противился и с уважением относился к родителям. В нижнюю часть города он так никогда и не спускался, то недолгое время что он проводил в Каморране, едва хватало чтобы обойти верхние, элитные районы. Большую часть времени семья по прежнему проводила в поместье, но именно сегодня Джерард свернул с привычного ему маршрута и отправился в нижнюю часть города. Торговые аллеи, игорные дома, трактиры и таверны от всего этого у юноши дух захватывало и везде ему хотелось побывать, все попробовать. Сотни, тысячи простых людей которые сновали туда-сюда в вечерней суете - все это было так не привычно и столь любопытно, что он шёл медленно и внимательно прислушивался ко всему вокруг. То тут, то там ему доводилось улавливать обрывки разговоров горожан - кто то жаловался на налоги, другие благодарили богов за прекрасный урожай, третьи и вовсе проклинали стражу, злобно скаля зубы . Все по разному реагировали завидев юношу, некоторые услужливо кланялись и пропускали вперёд, другие с неодобрением и брезгливостью бросали на него взгляды, но заметив Роберта со шпагой на готове, следующего вслед за Джерардом, просто проходили мимо. Он и не заметил как наступила ночь и пора было возвращаться. Он с неохотой вернулся в поместье и переодевшись по случаю в торжественный наряд, отправился вместе с матерью на приём, где и провёл большую часть ночи. Лишь далеко за полночь ему удалось скрыться от зоркого присмотра матери и улизнуть в темноту. И довольный тем, что удалось наконец вырваться из этого бесконечно потока приветствий и знакомств, он весело зашагал обратно в поместье, зная что завтра мать вернётся под утро, а он выспавшись успеет слинять в город под предлогом того, что хочет повидать отца.
    Джеррард расстегнул пуговицы на своём камзоле, снял плащ и закинул его за спину, расправил рубаху из брюк, да так и отправился напевая себе под нос. Он не переставал поражаться тому, насколько же красив этот город. Роскошные поместья, ухоженные и украшенные цветами клумбы, мраморные облицовки зданий и прекрасного вида фонтаны - все это удивительным контрастом отпечаталось в памяти юноши. Там где он сегодня побывал и близко не было ничего подобного. Он не был знаком с бедностью, но не был наивен и понимал, что ему крупно повезло родиться в такой семье. Он не раз говорил об этом с Джулией и не разделял мнение матери, что это скорее привилегия, чем везение. Он понимал, что ничего не сделал и сам ничего не добился, чтобы пользоваться теми правами которые давали ему титул, слушая истории о тяжелой судьбе Джулии и Роберта, он задавался вопросом чем собственно он лучше их и понимал что ничем. От этого ему иногда становилось не по себе, вот и сегодня ловя на себе эти взгляды там в городе, он как то приуныл...
    Но не долго унывал Джерард и вскоре уже совсем другие мысли крутились в его голове, выпил он в тот вечер не мало, но все же крепко держался на ногах. Лишь мысли постоянно путались и меняли друг друга. В конце концов он добрался домой и прежде чем отправься спать решил недолго прогуляться в саду...

     
    Последний раз редактировалось Gerard; 15.05.2019 в 15:33.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы можете редактировать свои сообщения
  •